Суббота, 20 октября 2018, 11:291540024194 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Сусанины наоборот, или Дорога в не туда

29 января 1918 года киевские рабочие подняли восстание против Центральной Рады. Его центром стал завод «Арсенал», где в то время производили военную технику. В этот день под железнодорожной станцией Круты горстка детей, даже не умевших стрелять, единственная загородила собой наступление на украинскую столицу красных солдат. Все остальные, тогда уже ничтожные, силы УНР были направлены на подавление рабочего мятежа. Им понадобилась неделя. Таким образом, большевики, разгромив студентиков и юнкеров, практически беспрепятственно вошли в Киев. Население не сопротивлялось – в своей массе оно симпатизировало красным.

Улица, где стоит «Арсенал», долгое время называлась в честь Январского восстания. С 2007 года это улица Ивана Мазепы. Имя преданного анафеме гетмана стало теперь частью официальной прописки центра украинского православия – Киево-Печерской Лавры. Шутку украинских властей в УПЦ (МП) не оценили.

«Мы считаем, что это политическая акция, когда имя гетмана, который, правда, много сделал для Церкви, построил много храмов, в том числе и лаврских, используется для каких-то политических игр. Я считаю, что это неправильный подход к разрешению проблем с историческим шлейфом, которые мы сейчас имеем», – говорит глава отдела внешних церковных связей Священного Синода УПЦ, доктор философии, кандидат богословия архимандрит Кирилл.

Арсенальная площадь отделяет бывшую улицу Январского восстания от улицы имени его душителя. «На Грушевского» расположен знаменитый Мариинский парк. В период Гражданской войны – одно из главных мест массовых захоронений. Это как минимум пятнадцать братских могил, воинов всех цветов и оттенков, в том числе и арсенальцев. Расположение большинства из них на сегодня неизвестно.

На Мариинский парк смотрит здание украинского парламента. Верховна Зрада – как прозвали его в народе. Вряд ли шутники вдумывались в смысл этого каламбура, но еще дедушка Фрейд утверждал, что наше подсознание «знает» намного больше, чем наш бедный ум. «Зрада» в Украине – она всюду, а здание на улице Михаила Грушевского – это только ее олицетворение, центр и вершина…

Первый шаг

С огромной парламентской люстры только этой зимой «сняли» украшавшие ее по окружности серпы с молотами. Когда-то Президент Михаил Грушевский рассказывал, как сбивали двуглавого орла с фасада здания, где заседала ЦР. Это было на похоронах героев Крут.

У писателя Леонида Андреева уродливый, злой и бесчестный Иуда Искариот расшвыривает перед членами синедриона свои тридцать серебренников за преданного Христа. «Во столько люди оценили своего Иисуса!», – кричит Иуда. Украинцы оценили свою независимость в восемнадцать детских жизней. Пропаганда предпочла «убить» всех трехсот «крутовцев». Сделав эту историю разве что еще более позорной.

В сегодняшней Украине не принято осуждать Симона Петлюру, бросившего триста мальчишек на расправу четырем тысячам матерых солдат и матросов. В нашей государственнической идеологии участники гражданской войны, выражаясь терминологией политолога Дмитрия Выдрина, четко разделены на хороших и плохих мальчиков. Те, кто боролся за независимость Украины, были хорошими мальчиками. Хорошие мальчики по определению не могли быть трусами и негодяями.

С чисто человеческой точки зрения Иван Мазепа – самый ничтожный предатель и доносчик. Но, «когда хорошие мальчики переходят в плохую компанию, они считаются предателями, а когда плохие мальчики переходят в хорошую компанию, они считаются героями», – говорит Выдрин. Авантюриста Карла XII принято считать лучшей компанией для украинца, чем самодержца Петра.

«Может быть, это родовая травма всего нашего громадного постсоветского пространства, поскольку рождение наших независимых государств начиналось с акта предательства, – говорит Дмитрий Выдрин. – Мы предавали все. Вот я офицер, я давал присягу Советскому Союзу, и мне пришлось предать эту присягу. Мы вставали под один гимн, потом его предали, и стали вставать под другой гимн. Мы целовали одно знамя, потом предали это знамя, стали целовать другое знамя. Почти все наши вожди – это бывшие коммунисты, которые клялись одним идеалам, а потом проклинали те идеалы, которым они клялись. Из всего этого совокупного действия, где были тысячи мелких, крупных и средних предательств, собственно, и родилась эта страна, родилась украинская политика, родилась мораль, родилось мировозрение».

«Предательство – это тот фундамент, на котором мы стоим, и тот фундамент, на котором мы выросли, тот фундамент, на котором мы построили свои биографии, карьеры, судьбы, и все остальное», – резюмирует он.

Проторенная колея

Моральные категории – вещь вообще очень расплывчатая. В советском обществе так и не прижился культивируемый десятилетиями образ образцового пионера Павлика Морозова, во благо рабочих и крестьян сдавшего родного папу. Зато эпидемией доносительства это же общество болело еще долго, и еще много кулацких пап пошли по этапам или к стенке.

«Мы очень выживаемый народ, очень легко приспосабливаемся к новым условиям, в том числе и к условиям предательства, – констатирует Выдрин. – Поэтому, может быть, это обратная сторона выживаемости. Обратная сторона той мировозренческой гибкости, которая позволяет и маленькому человеку выжить, и большому человеку сделать карьеру».

Мировозренческая гибкость. Приспособленчество. В 1992 году украинские национал-демократы упустили единственный в своем роде шанс взять в руки власть и задать новой стране правильный, раз и навсегда определенный путь развития. Это стало самым крупным предательством в истории независимой Украины, считает народный депутат Тарас Чорновил.

«Тогда Вячеслав Чорновил и много других людей требовали немедленно объявить о прекращении полномочий Верховной Рады. Вспомните 92-й год, какой был подъем. Да демократы получили бы конституционное большинство! Это был бы другой парламент, другая страна была бы. То, что имеют сегодня чехи, было бы в Украине. А у нас же потенциал намного больший, чем в той же Чехии. Но тогда Игорь Рафаилович Юхновский говорил: я вашу Народную Раду развалю, если вы посмеете ставить вопрос о довыборах… – вспоминает он. – Это было доктринальное предательство, которое полностью определило то, что мы имеем сегодня».

Людям, называвшим и называющим себя демократами, так и не удалось выступить в Украине единым фронтом. То ли личные амбиции всегда стояли выше национальных интересов, то ли национальные проекты были настолько разными и многочисленными, и все – самыми правильными, что слепить из них что-то одно, не предав, прежде всего, себя, было абсолютно невозможно. За годы независимости в стране наплодилось столько гетманов, что «маленьким украинцам» стало просто тесно. А на некоторых гетманов даже не хватило «маленьких украинцев», и они стали политическими маргиналами. Причем, это не всегда были самые плохие гетманы…

2004 год, казалось, снова собрал их всех под одним флагом. В стране появилось два полюса, к каждому из них притягивались большие и маленькие гетманы. Так, например, гетман почти всея Львова Тарас Чорновил стал одним из самых заметных лиц в Партии регионов, оставив приютившую его на время «Нашу Украину». «И вспоминаю до сих пор, с грустью, что я сделал очень большую ошибку, когда согласился вступить в Партию регионов, – рассказывает Чорновил. – Я не должен был быть в партии, я долго думал над созданием какого-то другого партийного проекта, национально-демократического, но не «оранжевого».

«Знаете, это как дорога с односторонним движением: попал в колею, а некуда уже сворачивать. Я не мог поддержать Ющенко на президентских выборах, и не имел ни малейшего намерения поддерживать Януковича. Но мне пришлось оказаться в нескольких щекотливых ситуациях, причем некоторые из них были откровенно спровоцированы…», – утверждает он.

Чорновил не был первым, оставившим команду тогда еще лидера оппозиции Виктора Ющенко в пользу «регионов». В 2002 году на сторону Виктора Януковича перешел второй номер в избирательном списке «Нашей Украины» Александр Стоян. Как объясняет он, из-за стыда перед избирателями, которым тогдашний лидер Федерации профсоюзов Украины Стоян обещал повышение социальных стандартов. В команде нынешнего Президента все его инициативы бессовестно блокировались, рассказывает Стоян. В команде же тогдашнего премьера им дали «зеленый свет». Поэтому предателем он называет именно Ющенко. Из людей, в разные времена поддерживавших Президента, приведших его к власти, на сегодня не осталось никого, подчеркивает Стоян.

«Я знаю неплохо Ющенко: Ющенко никогда никого не слушал, – говорит теперешний «регионал» Стоян. – Как он мог растерять самых близких людей: Порошенко, Зинченко..? Какими бы они ни были, но он называл их «любыми друзями». Они отошли. Отошел второй эшелон. Отошел третий. У него же сейчас никого нет! Человек не смог ни собрать партию, ни консолидировать общество, имея такую огромную поддержку народа! Сейчас все понимают, что это уже политический труп.

У нас общество привыкло, чтобы были вожди, была власть. У Кучмы была власть. Что бы там ни говорили, а он в последнее время начал работать так, что мы стали подниматься с колен, мы не воевали, но этим ребятам хотелось тоже власти. И они нашли «знамя». И на этой революционной ситуации вышел Ющенко. Ему нужно было стать в хорошем смысле слова диктатором. Он оказался бездарным, и теперь он начинает войну, которая неприличествует мужчине. От него отошли, потому что увидели в нем бесперспективного политика, бесперспективного организатора. Это человек, который только по воле случая стал Президентом».

Замкнутый круг

Сегодня с Виктором Ющенко происходит все то, что произошло в 2004 с его предшественником Леонидом Кучмой. С той только разницей, что Кучму при власти, и даже Кучму поверженного, все еще уважали и боялись. Ющенко же уважать себя заставить не смог. Бояться – и подавно.

«Я помню, как Червоненко плакал на «Человеке года», когда его награждали, и дарил присутствующему при этом Кучме свои награды за автомобильные победы, и говорил, что всему в жизни и в карьере он обязан Кучме. Я помню, что похожие слова говорил Порошенко, что он всем обязан Кучме. Наверное, Ющенко многим обязан Кучме. И, наверное, это крупное предательство, когда человека, который сделал тебе карьеру, который сделал тебе состояние, ты называешь главным преступником.

Даже если он преступник, уже молчи, либо откажись от тех заводов, которые ты получил благодаря этому человеку, от тех поместий, которые ты получил благодаря этому человеку, от тех должностей, которые ты получил благодаря этому человеку, от тех государственных наград, которые ты получил из рук этого человека. Откажись – и ты будешь с полным основанием называть его преступником.

Но вот люди из команды Кучмы, которые получили от него все, и получили из его рук все, а потом называли его убийцей, преступником, не имели на это права, не сдав те вещи, которые они получили благодаря близости к этому человеку», – считает Дмитрий Выдрин.

Страна давно смеется над фразой «Эти руки ничего не крали». Украина-2007-2008 – это в кривом зеркале Украина-2004. От Президента открещиваются последние, самые стойкие соратники. «Я помню 2005-й год, когда мы по всем странам-континентам бегали за всеми нашими… – Говорит бывший глава Интерпола, член парламентской фракции НУНС Кирилл Куликов. – Мы считали, что лозунг «Бандитам – тюрьмы» – правильный. Этот лозунг привел на Майдан добрую половину людей. В результате Ющенко подписывает с Януковичем меморандум, и в этом меморандуме в пакете законов – закон о предоставлении иммунитета депутатам местных советов. То есть у нас все наши уголовники одновременно стали неприкосновенными, все суды в отношении них одновременно позакрывали дела, очень быстро. Этот закон действовал буквально три месяца. Но за эти три месяца они полностью ушли от ответственности, полностью от всего освободились».

«Национализм сегодня – это атавизм, – объясняет «самооборонец» Куликов разброд и шатания в НУНС. – Плюс психологическая незрелость и дегенеративность ряда политиков, которые, не таясь, говорят: «Я не люблю Васю, потому что Вася – еврей (грузин, молдаванин, русский, бурят)». Построить на такой основе страну нельзя.

Вот написано на плакате-растяжке: «Любіть Україну». Вопрос: за что? Вот я люблю свою жену, потому что она умная, красивая, добрая, и мать моих детей. И не люблю дворника тетю Зину, потому что она толстая, некрасивая, и плохо подметает двор.

За что мне любить Украину? За то, что тут красивая земля? Так это, извините меня, не заслуга государства Украина. Мы любим географическую территорию Украины, потому что тут красивые женщины, красивые реки, красивые горы, озера – все.

Но любить государство? За то, что государство пять месяцев держит в плену моряков «Фаины»? За то, что политики продают друг друга? За то, что вечером в пятницу с телеэкранов на людей выливается ушат помоев, от которых просто отмыться нельзя?

Любить Украину за то, что здесь спекулируют на святом, на здоровье детей, что разворовываются поликлиники, которые должны определять онкологические заболевания, разворовывается земля? За это надо любить?

Любить Украину за то, что мэр Киева уничтожает святыни? Любить за яркую победу украинской дипломатии по острову Змеиный? За что любить такое государство?

Сегодня этот лозунг висит. А до этого, на 10 годовщину независимости Украины, шароварные государственники оклеили всю страну «Батьківщину не обирають». Вот это более честно: иными словами – угораздило же родиться…»

По наклонной

«Политическая проституция – единственная легальная проституция в Украине», – замечает Тарас Чорновил. «Вы посмотрите, кто у нас не переходил по фракциям. Там же уже возвращаются по кругу к тем, кого они предали на первом этапе!», – добавляет Кирилл Куликов. По его мнению, «в украинском обществе измененный геном морали».

«То есть, для нас предательство не является зазорным, – говорит Куликов. – Я думаю, что не-предательство является зазорным, потому что за предательство ты получаешь определенные политические, социальные, финансовые, административные блага, а в отсутствие такового ты ничего не получаешь. Здесь предательство является нормой морали. Если в парламентском глоссарии слово «кинуть» является уже нормативной лексикой, о чем еще можно говорить…».

«Я видел, как человек в ходе разговора успевал поменять собственное мнение, – продолжает Куликов. – То есть, он вставал, и, обращаясь к Президенту, или к фракции, начинал с того, что, например, «Сидоров – негодяй», и заканчивал, что «Лучше, чем Сидоров, в общем-то, мы вряд ли найдем кандидата». Я видел, как люди заклеивали свою фамилию бумажечкой, когда они подписывались за коалицию. Полосочкой! Вот представляете? – это делал взрослый человек, всем известный».

Поразительным же в данной ситуации является даже не это. «Во Львове мой выход из «Нашей Украины» был воспринят очень болезненно. А мой выход из Партии регионов очень активно приветствуется. А по сути – вроде бы то же самое. Мотивы внутренние те же самые. Но в первом случае – чем-то зацепили «наших», а во втором – «наших» уже не зацепили. Если бы я сейчас выходил из «Нашей Украины», во Львове мне бы аплодировали. Потому что «Нашу Украину» уже никто не любит – бомжеватая шайковская фракция, и все», – отмечает Тарас Чорновил.

Просто с тех пор в компанию «плохих мальчиков» - «регионалов» добавились «плохие мальчики» из остатков НУНС…

«Регионалам» изначально создали репутацию «бандитской команды», – поясняет экс-бютовец Дмитрий Выдрин. – Условно говоря, с точки зрения сравнительной ценности поступков, переход Винского от социалистов в БЮТ – такой же, как и переход Мороза из одного формата коалиции в другой формат коалиции. Поступки равнозначные. Но Винский до сих пор считается определенной частью людей героем, который первый имел смелость от союза с ужасными «регионалами» перейти в безупречное «белое братство». А те, кто перешел к «регионалам», считаются предателями.

Сколько бы «регионалы» ни делали хорошего, все равно они останутся плохими мальчиками, они так назначены по правилам игры. Это часть украинской большой мифологемы. И в этой мифологеме уже роли распределены».

Мы просто не поняли друг друга…

«Не зрадь Майдан!», – под таким лозунгом шла на выборы «Наша Украина» в 2006-м. Первым «зрадив» Александр Мороз, неосмотрительно переметнувшийся на сторону «плохих мальчиков». Сегодня лидер СПУ выглядит уже, скорее, не предателем, а счастливчиком, опоздавшим на «Титаник». Лидеры перессорились между собой, полюса распались, по стране снова разбежались гетманы…

«Я делю этот Майдан на как бы два ареала, – говорит Дмитрий Выдрин. – На Майдан, где стояли простые люди, прямо на холодном промороженном асфальте, и Майдан-сцену, обдуваемый теплыми вентиляторами, где находились вожди. Так вот вожди стояли на сцене за одно, а люди стояли на асфальте за другое.

Люди стояли за то, чтобы была хорошая жизнь на асфальте, а вожди стояли за то, чтоб хорошая жизнь была на сцене.

Люди, которые стояли за то, чтобы была хорошая жизнь на асфальте, по-прежнему хотят, чтобы на этом асфальте была хорошая жизнь, чтоб по этому асфальту было безопасно ходить, чтоб на этом асфальте были хорошие кафе, уютные магазины, чтобы по этому асфальту мамы катали коляски с младенцами.

А те, кто стоял на сцене, стояли за то, чтобы их постоянно показывали в телевизионных ящиках, чтобы им бросали цветы на сцену, чтоб на сцену заносили деньги. Они по-прежнему хотят, чтобы вся их жизнь была сплошная сцена, с теми удовольствиями, которые дает сцена.

Те, кто стоял на сцене, думали, что люди внизу стоят за то, чтобы они были постоянно на сцене, а те, кто стоял на асфальте, думали, что те, кто стоит на сцене, стоит за их нормальную жизнь на асфальте.

И никто никого не предал. Они не поняли, что стояли за разные вещи, за разные ценности – люди на асфальте и люди на сцене...»

Юлия Абибок, "Остров"
 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: