Суббота, 18 августа 2018, 11:411534581672 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Юрий Ярим-Агаев: Украина еще не демократическая страна

Юрий Ярим-Агаев уроженец Донецка, но уже 25 лет живет в США. Являясь одним из директоров Дойче Банка, он также известен как правозащитник и эксперт по вопросам прав человека. А еще он является почетным представителем Донбасского землячества в США… Известная украинская журналистка Богдана Костюк проинтервьюировала нашего земляка специально для «Острова».

- Господин Агаев, про Вас в Украине знают очень мало. Расскажите немного о себе.

- А я донецкий! Вот, приезжал в Донецк проведать родителей и брата... если коротко биографию рассказывать, получится следующее: в 1972 году я успешно окончил Московский физико-технический институт, а в 1976 – аспирантуру Академии наук СССР, после чего в академических структурах и продолжал работать. Занимался научной деятельностью, пока не «увлекся» правозащитной деятельностью. Просто хотел защитить своего товарища Анатолия Щаранского и других преследуемых властями диссидентов. С 1978 года я был активным членом Московской Хельсинской группы, автором многих ее документов. Кончилось все тем, что в 1980 году КГБ выслало меня из СССР.

И вот уже 25 лет живу в Соединенных Штатах, продолжаю заниматься научной и правозащитной деятельностью: в 1984 году создал Центр за демократию (Center For Democracy in the USSR), выступаю в Конгрессе на слушаниях как специалист по вопросам прав человека, консультирую в этой сфере членов американского правительства и деловых кругов. Официальная же моя должность с 1985 года – вице-президент и позже – директор по разработке деривативов в Deutsche Bank.

Б.К. А еще, судя по Вашей биографии, Вы избраны почетным представителем США в землячестве Донбасса...

Я.-А.: Не знаю, существует ли это землячество сейчас. Это очень оригинальная, случившаяся около двух с половиной лет назад. Я получил приглашение приехать в Донецк на конференцию этого землячества. Само это мероприятие, на мой взгляд, было довольно смешное, типично советское мероприятие, на котором я был совершенно белой вороной. Я, конечно, там выступил и высказал все свои идеи по поводу демократии в обществе и необходимости открытости рынка. Показательны две вещи: прежде всего, тот факт, что меня туда пригласили. Это значит, что в том же Донецке, на котором ставят крест многие современные демократы, на самом деле есть много демократически настроенных людей, которые знают обо мне и которые, несмотря на то, что в Донецке тогда было время Януковича, настояли на том, чтобы пригласить на собрание именно меня. Во-вторых, меня тогда пригласили на донецкое телевидение, которое тогда тоже было полностью под Януковичем. Но при этом, то была полуторачасовая передача, на которой я высказывал все свои взгляды и позиции, что показывает: есть люди, есть интерес и есть возможность что-то на месте в Донецке делать, если попытаться что-то организовать.

Но опять же: во время моего нынешнего почти недельного визита в Донецк, во время моего общения с демократически настроенными людьми я столкнулся с тем, что никакой реальной работы для того, чтобы организовать на местном уровне демократов, независимых людей пока не ведется. Я понял, что есть определенные действия центральных властей по назначению донецких властей – но это идет по чисто административной линии. А создать именно базу среди народа, среди людей – я имею в виду и представителей интеллигенции, и бизнесменов от малого и среднего бизнеса, - для развития демократических тенденций и поддержки инициатив новой украинской власти, этого нет. С моим опытом, для меня в такой ситуации был бы естественным следующий процесс: попытаться собраться и объединиться всем демократам в Донбасс вместе с малым и средним бизнесом, который в Донбассе очень в этом заинтересован, и заручиться поддержкой новых лидеров в Киеве. Можно сделать конференцию или съезд в Донецке, на которую приехали бы те же Ющенко и Тимошенко. И соединили бы свои общие усилия для развития демократического общества в Донбассе.

Б.К.: А насколько, по-Вашему, демократична сама центральная власть в Украине?

Я.-А.: Богдана, честно говоря – я не хочу быть судьей, просто потому что мало знаю новую власть. Кроме того, какие-то заключения и выводы в данный момент еще преждевременны. Что касается моего взгляда на то, что в Украине происходит, то однозначно: я поддерживаю этот процесс. Поддерживаю по двум причинам: во-первых, потому что Оранжевая революция пресекла административную форму передачи власти, ибо административная форма несовместима с демократией. Во-вторых, новая власть вовлекла в этот процесс много новых людей, что само по себе есть важный демократический фактор, включая молодежь. Эти два фактора для меня делают Оранжевую революцию – независимо от ее лидеров – важным этапом в движении в демократическую сторону. Что касается лидеров – они проявили себя хорошо во время этой революции. Но – подчеркиваю: как они себя покажут – давайте по ходу дела посмотрим. Главное – продолжение начатого процесса независимо от индивидуальностей. Просто индивидуальности должны сделать все, чтобы он продолжился. Впрочем, пока что мои частные наблюдения позволяют обнаружить ошибку, подобную той, что была сделана в России осенью 1991 г. Это – некая эйфория. Психологически понятная; уверенность в некоем своем всесилии и в том, что все, что произошло во время Оранжевой революции – это уже демократия, это уже навсегда. И вторая ошибка – отказ от помощи со словами: «Спасибо, у нас это есть, у нас и так все в порядке».

А на самом деле, сейчас Украина балансирует на очень узком и тонком слое демократии. Ведь вся старая советская бюрократия никуда не исчезла, осталась на местах, как и в России. Здесь она притаилась – а в Донецке она даже не притаилась. Но – если процессы в государстве не будут радикально развиваться в демократическую сторону – будьте уверены, советские чиновники вернутся, и Украина повторит российский путь, где все начиналось демократично и красиво, а закончилось откатом до КГБ-шной власти и Путина.

Б.К.: А Европейский Союз Украине разве не поможет закрепить демократические ценности. Уберечься от откатов в прошлое?

Я.-А.: Сейчас главной ошибкой Украины может стать именно ориентация на Евросоюз. Пока что с СНГ новая власть определилась правильно, а вот стремление в ЕС мне непонятно. Ведь, выбрав этот «евроинтеграционный путь», Украина будет вынуждена сразу начать выполнять правила Евросоюза (вернее, его бюрократов), что отрицательно скажется на украинской политике и экономике. На сегодня, лейтмотивом украинского политического развития является самоопределение: поверьте, это гораздо важнее и гораздо больше, чес просто объявить себя независимым государством. Это нахождение своей национальной сущности, определение оптимального устройства своего общества. Аргументы украинской власти в пользу вступления в ЕС я считаю не очень состоятельными. Например, идея о том, что Евросоюз – это защита Украины от агрессивного северного соседа – России. Но чтобы защищаться от кремлевских поползновений, вовсе не обязательно вступать в ЕС, достаточно вступить в НАТО. Мне кажется, для Украины гораздо важней укрепить экономический и политический союз со США. Ведь Соединенные Штаты, будучи свободным государством, не будут вмешиваться в детали внутренней политики Украины и мешать ее самоопределению. Капиталистическая Америка была бы для Украины и гораздо лучшим экономическим союзником. И вообще – мне кажется, время думать о создании нового союза со США, включающего, например, Украину, Польшу и Литву.

Б.К. И все же, что делать с Кремлем?

Я.-А. Главный вопрос, на который новая украинская власть должна дать однозначный ответ – в чем они видят конкретную угрозу со стороны Москвы? В остатках советского коммунизма или в русском народе? Для меня ответ очевиден: единственная угроза независимой Украинской демократии исходит от старых советских структур как в России, так и в Украине.

Богдана Костюк – специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: