Вторник, 21 августа 2018, 08:511534830684 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Мотор и плетка новой власти

23 апреля в Донецке прошла учредительная конференция партии Виктора Ющенко Народный союз «Наша Украина». После бурной дискуссии, руководителем донецких нашеукраинцев был избран 26-летний Антон Клименко. Корреспондент «Острова» задал ему несколько вопросов, проясняющих позицию областного лидера пропрезидентской партии по внутрипартийным и другим вопросам.

-Бурно прошла учредительная конференция. Многие расценили ее как раскол в рядах оранжевых. Чем все закончилось? Какие процессы в партии идут сейчас?

- Конференция действительно прошла бурно, но с моей точки зрения это нормальный демократический процесс. Всегда, когда формируется коалиция, очень трудно привести всех ее участников к общему знаменателю. Каждый по разному видит развитие ситуации, каждый по своему видит для себя партию, каждый по разному видит то, каким образом должны и будут выполняться обязательства, который взял на себя Президент Украины. Поэтому, бурные дискуссии это нормальный демократический процесс. Мы сознательно пошли на то, чтобы на конференции были представлены все мнения, которые существуют сегодня в партии. Мы сознательно пошли на то, чтобы не было конференции, которая бы проходила по принципу «одобрямс» и проходила без споров. Мы сознательно показали общественности те процессы, которые происходят сегодня внутри партии. Ничего страшного в этом я не вижу.

Я уверен, что уже в ближайшие 2-3 месяца очень многие позиции будут приведены к общему знаменателю. Будет найдено взаимопонимание. Будет определен четкий план работы. Будет очень четкое понимание того, как поставленные цели и задачи могут быть достигнуты на практике. Никакого раскола в партии нет и никогда не было. Есть нормальная внутрипартийная оппозиция в лице Сергея Петровича Фурманюка. Я считаю, что по состоянию на сегодня она стала более конструктивной. Не просто критиканской, а более конструктивной, о чем свидетельствует поведение Сергея Петровича на заседаниях Рады партии. По сути, кроме очага под названием Фурманюк – другой оппозиции нет. Со многими лидерами отдельных групп – своими оппонентами мне удалось найти взаимопонимание и точки соприкосновения. Я могу, например, утверждать, что даже с Василием Нерусом, который был третьим моим конкурентом на выборах председателя областной организации партии, мы сегодня достигли уровня конструктивного сотрудничества и взаимопонимания. Я абсолютно уверен в том, что как только мы приступим к конкретной работе тот же самый уровень взаимопонимания будет достигнут и с Фурманюком. В принципе, я счастлив, что такой человек как Фурманюк есть в партии, потому что, несмотря на определенный негатив, тем не менее, это позволяет держать себя в форме.

- Я вспоминаю итоги голосования: всего два голоса дали тебе возможность получить большинство. Это свидетельствует о том, что в партии все-таки идут какие-то центробежные процессы, не один Фурманюк возмутитель спокойствия.

- Возмутитель спокойствия один. Однако, я еще раз повторяю, что нам приходится формировать партию из людей, чьи групповые интересы до определенного времени были весьма разнонаправленными. Более того, большинство этих людей не знали меня лично и никогда не общались со мной. Посему, тот негатив, или скорее та грязь, которая прозвучала из уст Сергей Петровича, если и не отвратила людей от меня, то заставила их колебаться. Ведь очень многие не приняли участия в голосовании вообще. То есть, заняли позицию стороннего наблюдателя. И, тем не менее, я победил. Победил честно и чисто. Это шанс начать работу. Шанс доказать, что выбор большинства участников конференции все-таки достаточно разумен и приведет партийную организацию к достойным результатам.

- С чего все началось? То есть, ты даже в областном штабе не работал, был доверенным лицом по одному из округов, которых в области 23. Почему именно ты возник как , наверное, единственно реальная кандидатура на этот пост?

- Я отнюдь не был единственной реальной кандидатурой на этой конференции. Долгое время муссировалась тема некой группы Талышева, и для меня до сих пор остается большой загадкой, по каким, собственно причинам Евгений Иванович, будучи делегатом конференции на ней так и не появился. Были и другие внутренние блоки. Были очень большие дискуссии, которые предшествовали конференции на оргкомитете. Почему именно я? – ответить объективно мне сложно. Что же касается меня как доверенного лица, и моей работы в штабе, - я сам просил руководство центрального штаба Ющенко дать мне возможность поработать на земле. То есть, я не был движим какими-то амбициями насчет того, что я должен быть одним из руководителей кампании. Нет, я хотел поработать в конкретном округе, хотел показать на практике, на конкретном участке работы результаты. Мне удалось этого добиться. Когда же стал вопрос о создании партии, я предложил свое видение областной партийной организации, ее структуры, ее проектов. Предложил в оргкомитет и потом уже в совет партии, и на рассмотрение президиуму, свою программу. Предложил свое видение методов и механизмов реализации этой программы, того каким образом сделать партию, которая будет достойно представлять Президента Украины, помогать реализовывать его программу и которая будет по сути партией для людей и во имя людей. Моя концепция, которую я назвал условно «Мотор и плетка новой власти» собственно и легла в основу тех предложений которые были рассмотрены Президиумом партии и по факту, которых было принято решение рекомендовать меня на должность главы областной организации. Дальше выбор сделали люди - участники конференции.

- Выступая на конференции, да и во многих своих интервью, ты неоднократно подчеркивал, что у тебя есть бизнес с миллионными оборотами, ты состоявшийся бизнесмен. Это могло сыграть определенную роль, когда Президиум партии рекомендовал именно тебя?

- Нет, дело не в деньгах. Я всегда подчеркиваю не столько то, что я состоявшийся бизнесмен, сколько то, что я человек, который привык ставить понятные цели и который всем своим жизненным путем доказал то, что поставленные цели в намеченные сроки мной и моей командой всегда достигаются. По сути, мой пример, пример моего бизнеса, бизнеса, который начинался с нуля, который мы начинали вместе с братом, является просто подтверждением того, что, веря в систему и дисциплину, мы умеем добиваться результатов. Мы умеем логично выстроить процесс достижения целей и ни разу в жизни на этом пути мы не потерпели каких-то глобальных поражений. Были ситуативные, поражения, но, тем не менее, мы всегда приходили к поставленным целям и всегда добивались успеха. В бизнесе ведь, так же как и в любви – или вверх без предела или вниз…

- Откуда тот негативный имидж, который ощущался на конференции?

- Какой именно негативный имидж?

- Ты сам говорил, что многие делегаты конференции тебя лично не знали, но слышали много плохого…

- Я очень часто повторяю, что правда как жизнь – у каждого своя. К сожалению, многие люди не привыкли нести ответственность за свои слова, за ту информацию, которую они озвучивают в отношении другого человека. Как только человек становится в большей или меньшей степени публичным, как только человек претендует на тот или иной статус на ту или иную должность, претендует называться лидером - вокруг него всегда возникает много позитивных, но значительно больше негативных разговоров и слухов, которые потом представляются как объективная реальность. Я всегда считал и считаю, что демократия это не вседозволенность и прежде чем говорить те или иные вещи человек должен иметь подтверждение той информации, которую он выносит на публику. Я уверяю, что все, что прозвучало на конференции, даже на сотую долю не является правдой. Слухи, негатив это все закономерно - каждый по-разному относиться к Клименко, каждый по-разному оценивает свои перспективы в команде Клименко, в той структуре, в той организации которую он возглавляет, и если кто-то не видит каких-то перспектив для себя, если кто-то не видит своей самореализации то, безусловно, вступают в действие законы естественного отбора, выживания. А если человек руководствуется принципом Маккиавели цель - оправдывает средства, то не всегда используемые технологии чистоплотны. Поэтому, возникновение негатива рядом с человеком, который является публичным политиком, можно сказать, закономерно.

- Но, вы же с Фурманюком не первый день знакомы, работали вместе, почему такой разрыв?

- Мне очень тяжело ответить на этот вопрос. Дело в том, что Сергей Петрович считает, будто для меня партия - это некий бизнес-проект, считает, что для меня партия - это не та демократическая структура, которую он представляет себе. Он глубоко ошибается, и в ближайшее время, я думаю, он признает свою неправоту. Для него партия – это некий дискуссионный клуб. Для меня - структура, которая ставит перед собой цели и добивается их для людей и во имя людей. Я поклонник тезиса о том, что практика - критерий истины. И наши первые шаги, мои первые шаги, шаги моей команды, я думаю, сумеют убедить здравомыслящих людей в том, что для меня партия - это не коммерческий проект, это возможность помогать людям, и работать во имя своей страны. Я не приемлю людей, которые просто говорят. Я люблю тех людей, которые берут на себя определенный кусок работы и действуют, то есть, не словом, а делом, как говориться.

- На конференции одним из тезисов твоих противников было твое хорошее отношение к Колесникову…

- Я никогда не отрицал, и никогда не буду отрицать факта своих отношений с Колесниковым. Но, давайте правильно сформулируем - что понимается под моими отношениями с Борисом Викторовичем? В рамках своей работы, будучи региональным публичным политиком и одним из руководителей избирательной кампании Ющенко еще в 2002 году, будучи руководителем кампании Мороза в 99-м году, я всегда приветствовал такую форму взаимоотношений как конструктивный диалог с оппонентом. Наши отношения с Колесниковым никогда не были чем – то личным, они всегда были вот этим самым конструктивным диалогом с оппонентом. Я обращался к нему как к главе Партии регионов в области, обращался как к председателю областного совета. Обращался с вопросами и проблемами вопиющих нарушений действующего законодательства, прежде всего, органами местной власти. И Борис Викторович был отнюдь не единственным руководителем в области, с которым мы обсуждали эти проблемы. Но, Борис Викторович, к счастью, был тем человеком, с которым мы всегда приходили к какому-то консенсусу, к взаимопониманию. И, если в соответствии с моим замечанием о том или ином мэре, о том или ином чиновнике, который переходит грань законности, грань демократии Колесников получал достаточное количество информации, то я могу сказать, что вот тут наше сотрудничество всегда было конструктивным. Борис Викторович всегда эффективно решал проблему в рамках Закона. Поэтому, я не могу сказать чего–то плохого о Колесникове. И поэтому буду повторять, что отношусь к нему с уважением. Я могу сказать, что личных близких отношений у нас никогда не было. У нас были рабочие отношения, построенные в форме равного, конструктивного диалога. Моя позиция по Колесникову абсолютно прозрачна – я уважаю этого человека и считаю, что никто, в демократической стране не имеет права вешать ярлык преступника на ее гражданина до решения суда. Пусть суд поставит точку в этом деле.

- Ты считаешь - на него вешают ярлык?

- Да я считаю, что дело Колесникова политизируется как одной, так и второй стороной. И я считаю, что очень многие общественные силы уже заведомо, заранее повесили на Колесникова ярлык преступника. Повторяю: в этом деле точку должен поставить суд.

- После ареста Колесникова шансы вашей партии на выборах в области увеличиваются?

- Шансы нашей партии увеличиваются день ото дня в связи с работой новой власти. В связи с ее достижениями, а отнюдь не в связи с арестом Бориса Викторовича. То есть, только эффективная работа новой власти дает нам с каждым днем все больше доверия и понимания простых украинцев. И Колесников здесь абсолютно не при чем.

- То есть, ты считаешь, что его устранение с руководящей должности в области никак не отразилось на раскладе политических сил?

- Безусловно, отразилось. Потому что Борис Викторович все равно фигура политическая, - председатель областного совета. И его арест отразился на ситуации, на восприятии этой ситуации в Донецкой области, но отнюдь не на рейтинге нашей партии.

- Поскольку арестовала его так сказать новая власть, с которой ассоциируется ваша партия, то арест Колесникова может негативно повлиять на ваш имидж, на ваши шансы?

- Не думаю. Это не вопрос партийного строительства это вопрос правоохранительных органов и суда.

- На что вы рассчитываете на выборах, на какой результат?

- Тяжело сказать, но я думаю, для нас объективным результатом в Донецкой области будет результат 15-20% поддержки избирателей. Возможно больше, но сегодня объективно, не завышая показатели, я готов говорить об этом результате. Я говорил и буду говорить, что, вероятнее всего, на парламентских выборах 2006 года в Донецкой области мы не сумеем победить Партию регионов. Но к следующим выборам – 2010 года, мы будем видеть другую Донецкую область. Мы будем видеть другой результат «Нашей Украины» в Донецкой области. Я считаю, что, пожалуй, наибольшим достижением даже первых ста дней президентства Ющенко, является то, что рядовой житель Донбасса увидел, что Донецкую область никто не обнес колючей проволокой, что войска НАТО не вступили на территорию Украины, что русский язык не претерпевает каких-то гонений, что стабильность никуда не делась, а уровень жизни простого человека растет и ситуация достаточно стабильна. Я считаю, что даже эти первые сто дней уже развенчивают главные мифы, а развенчание мифов, по сути, и есть главная задача нашей партии на данном этапе.

- А в чем ты видишь повышение уровня жизни, если цены растут, бензин растет, коммунальные тарифы растут? А зарплата не растет, и, насколько я знаю, рост пенсий не отвечает росту цен?

- Почему? - выросли и зарплата и пенсии. Что касается роста цен, то этот процесс был закономерным и явился следствием деятельности предыдущего правительства.

- Но люди то этого не знают. Им это трудно объяснить, потому что их интересует свое благосостояние, а не причины его отсутствия.

- Мы им расскажем об этом. Сегодня Президенту Ющенко удалось выполнить большинство своих обязательств - остановить инфляцию, стабилизировать цены на те или иные продукты, которые входят в потребительскую корзину. Я ответственно могу заявить, что более не будет роста инфляции, более не будет серьезных колебаний курса гривны, более мы не будем наблюдать роста цен.

- Дай Бог. Сегодня я получил заявление от общественной организации «Так!», которая входит в вашу партию. Они протестуют против кадровой политики губернатора, в частности назначения старых кадров главами райадминистраций. Как ваша партия в целом относится к этому?

- Наша партия в целом, или, точнее, Рада Донецкой областной организации не принимала еще решения по этому поводу. Поэтому с моей стороны было бы не очень корректно комментировать эту ситуацию от имени партии. Что же касается моей личной позиции, то мы формируем отношение к этой теме исходя из позиции Президента Украины. Президент сказал, что никто из прошлых глав райадминистраций не должен остаться на своем месте. К власти должны приходить новые люди. Профессионалы с чистым прошлым, чистыми руками, с демократическими ценностями и идеологией. Посему, я не могу позитивно относиться к подобным шагам Вадима Прокофьевича. Я не понимаю логики его кадровых представлений. Я в последнее время вообще перестал понимать логику решения кадровых вопросов нашего председателя Донецкой областной администрации.

- Сейчас все обсуждают, почему-то, только кадровые решения Чупруна. А другие решения, в других сферах жизни, они всех устраивают, или их просто нет?

- Кадровый вопрос всегда был, есть и останется краеугольным камнем в политике. Хотя бы потому, что любая политическая партия своей первостепенной целью ставит приход к власти. Точнее продвижение своих представителей на те или иные должности, что позволяет влиять на ту или иную политику. Мы в Донецкой области сегодня не можем говорить, о том, что новая власть действительно находится при власти. Представителей бывшей оранжевой оппозиции сегодня у власти в Донецкой области можно пересчитать по пальцам двух рук. Системных изменений в кадровой политике, в идеологии местной власти, мы не наблюдаем. Кроме всего прочего, говорить сегодня о реализации главного тезиса президента – прозрачности власти, наверное, тоже тяжело. Поэтому зачастую все действия Чупруна обсуждаются в кадровой плоскости. Ибо ярких шагов, прозрачных логичных решений и четко поставленных целей команда Чупруна не демонстрирует. На одной из пресс-конференций я говорил о том, что первую оценку деятельности команды Чупруна мы выставим на основе объективных исследований, объективного мониторинга через первые сто дней. Давайте дождемся этих ста дней и тогда мы сможем системно и объективно комментировать те достижения и те промахи, которые были у Вадима Прокофьевича в этот период.

Это не означает, что, проанализировав его деятельность и дав ей, допустим, негативную оценку мы сразу же начнем требовать отставки Чупруна. Нет! В данном случае, мы просто выступаем, как я уже говорил, тем же «мотором» и той же «плеткой», той конструктивной оппозицией (как это не смешно звучит в нашей ситуации), которая должна указать новой власти, которая как бы представляет Президента Ющенко в области, на ее ошибки, на ее просчеты. Я уверен, что в этом, собственно, наша основная задача. Я надеюсь, что таким образом власть станет более эффективной. Сегодня же власть в Донецкой области мало эффективна и абсолютно не прозрачна.

- Не возникает ли впечатление, что нынешняя власть в Украине, все-таки больше ориентируется на нынешнюю оппозицию?

- Нет, но это актуально если мы говорим об областной власти…

- А зачем делить на центральную, областную, городскую - власть она и есть власть. Либо она просто не власть…

- А это две большие разницы. С моей точки зрения, центральная украинская власть, то есть президент, Кабмин, Верховная рада – это абсолютно прозрачная, эффективная и решительная власть. Она знает, что она делает, у нее есть четкая идеология, она не боится принимать решения. Но сегодня, по сути, центральная власть еще только разбирает свои проблемы на самом высоком уровне, и она еще не дошла до региональной политики. А посему центральная власть и власть региональная, в частности, в Донецкой области, отличаются абсолютно разительно. В Донецкой области власть не решительна. Я могу сказать это абсолютно четко. Яркий пример тому – опять же, кадровая политика председателя обладминистрации. И, пожалуй, трудно описать идеологию, или хотя бы логику действий нашей областной власти. У меня лично сложилось впечатление, что основной задачей, которую поставил перед собой Вадим Прокофьевич – это как бы сохранить некую иллюзию спокойствия на Донецкой земле. И в жертву этой идеологии принсится все остальное.

- По-твоему это не правильно?

- По-моему это не правильно. Иллюзия стабильности не может быть единственным приоритетом в региональной политике. Донбасс – это сердце Украины и этим все сказано. Донецкий регион требует определенных изменений. Донецкий регион требует достаточно четкой, жесткой, прозрачной политики и эффективной власти. В Донецком регионе должны происходить те же изменения, которые происходят в стране. К сожалению, сегодня мы очень часто можем наблюдать такую картину, когда почти каждый мэр на местах пытается доказать своим избирателям, что при той власти жилось хорошо, а при этой все стало только хуже. И нам поступает очень много сигналов, которые свидетельствуют, что эта политика проводится абсолютно сознательно, с одной лишь целью – сформировать протестный электорат на местах. И самое печальное в том, что председатель Донецкой областной администрации делает вид, что он этого не замечает.

- А что он может сделать в данном случае, ведь мэров не назначают по вертикали, их избирают люди.

- Безусловно, мэров избирают люди. Но у областной власти всегда хватает механизмов воздействия на местную власть. И мэр, по определению, обязан выполнять политику президента страны. Я не буду растекаться мыслью по древу и рассказывать, что конкретно может сделать председатель донецкой обладминистрации, но поверьте – он может сделать достаточно много. Если он не знает как, или не умеет этого делать, то просто напрасно занимает свою должность.

- Как ты оцениваешь ваших основных конкурентов в области – Партию регионов?

- Я искренне считаю, что вот кто потерял с арестом Колесникова, так это Партия регионов. Партия очень ослабла. Те ее сторонники, которые не были сторонниками по духу, по идеям, а были не столько членами Партии регионов, сколько членами партии власти, стали разбегаться в разные стороны. В лучшем случае они заняли нейтральную позицию, в худшем - многие из них кинулись в сторону нашей партии. Партия регионов очень ослабла. Больше того, лидерам областной партии регионов очень тяжело, поскольку всю жизнь они были властью, а сегодня им приходится учиться работать в оппозиции. Иногда это получается интересно, иногда забавно, иногда просто смешно. Но, повторяю еще раз, очевидна одна вещь, что с арестом Колесникова Партия регионов потеряла достаточно много. И в системности своей работы и в смысле уверенности в своем будущем.

- Тогда почему в начале нашей беседы ты сказал, что Вам, видимо, не удастся обогнать партию регионов на выборах в области?

- Я просто не могу утверждать, что нам удастся ее обогнать в области. Мы к этому будем стремиться. Но Донбасс, менталитет жителя Донецкого региона, он весьма своеобразен. Менталитет жителей нашего региона сегодня насквозь пропитан теми стереотипами, которые тиражировались несвободными средствами массовой информации как минимум на протяжении последних пяти лет. Апогеем этого стала избирательная кампания и для того, чтобы житель донецкого региона перестроил свои убеждения, свои взгляды, осознал те или иные вещи нужно время. И я абсолютно согласен здесь с Юрием Ивановичем Ехануровым, который не раз подчеркивал, что для Донецкого региона хирургия не пройдет. Нужна терапия, а терапия требует времени.

- Какие еще партии будут, на ваш взгляд, вашими основными конкурентами в области на выборах?

- Для нас главным конкурентом безусловно есть и останется Партия регионов. Безусловно, некий политический вес в Донецкой области будут иметь объединенные социал-демократы. Активно свою кампанию пытается проводить Витренко, но я далек от мысли о том, что ее позиции на следующих выборах будут хоть сколько-нибудь сильны. Безусловно, нашим партнером была, есть и останется Социалистическая партия Украины. И я думаю, что на следующих парламентских выборах в Донецкой области мы увидим абсолютно другую Социалистическую партию, и увидим абсолютно другой результат Социалистической партии в Донецком регионе.

- Ты не думаешь, что он может быть больше, чем ваш результат, все-таки это левая партия, она по ментальности ближе региону.

- Я не думаю, что он будет больше чем наш, но шансы социалистической партии в Донецком регионе весьма и весьма высоки. Однако это для меня не будет неким разочарованием. Я за то, чтобы в Донецкой области побеждали конструктивные силы, силы, которые настроены на достижение тех целей и задач, которые были объявлены президентом еще во время президентской кампании. Я за то, чтобы побеждали те силы, для которых приоритетом является борьба с бедностью, свобода, демократия, развитие предпринимательства, промышленности, силы, для которых это не пустые слова под которыми маскируются частные интересы групп и кланов.

- Ты забыл коммунистов.

- Я думаю, что результат, который коммунисты получат на этих выборах в Донецкой области будет весьма и весьма печальным.

- Приближается 9 мая…

- Приближается шестидесятилетие Великой Победы. Мне бы хотелось, чтобы в этот день мы все были едины. Все кто защищал свою страну, свою Родину от врагов, независимо от того, какую форму они носили. Это день победы силы духа нашего народа! Я поздравляю всех нас с этим праздником и желаю нам мира и счастья. А еще терпимости. Потому что все войны начинаются из-за нетерпимости людей друг к другу.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: