Воскресенье, 22 июля 2018, 16:141532265270 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Эксперты дискуссионного клуба «Будущее Донбасса» презентовали в Киеве проект Концепции Международной временной администрации для временно оккупированных частей Донецкой и Луганской областей представителям посольств иностранных государств в Украине. Ранее, в апреле, такую же презентацию провели для представителей отечественных аналитических центров и общественных организаций, которые так или иначе вовлечены в изучение и дискуссии по вопросу реинтеграции Донбасса.

О проекте

Дискуссионный клуб «Будущее Донбасса» начал свою работу в сентябре 2017 года. За это время в работе приняли участие около 30 экспертов украинских аналитических центров. Предметом разговора были идеи и законы, которые касаются решения проблемы Донбасса, но главной задачей было все-таки моделирование перспективы. Каким эксперты видят решение проблемы? Как справляться с вражеской, антиукраинской пропагандой, которая уже 4 года агрессивно ведется на оккупированных территориях и проникает в мозги даже тех, кто живет под украинским флагом? Эксперты обсуждали все вопросы возможной реинтеграции детально: какой может быть и должна быть амнистия после возвращения территорий? Когда в Донбассе можно будет провести выборы так, чтобы они были свободными и безопасными? Кто заслуживает поражения в политических правах и по каким законам нужно судить тех, кто совершал преступления в так называемых «ЛДНР»?

Все эти вопросы рассматривались в том числе в контексте идеи о введении миротворческой миссии ООН на территории Донецкой и Луганской областей и ее дискредитации президентом Владимиром Путиным. Может ли Украина рассчитывать на удачное голосование в Совбезе ООН, где РФ имеет право вето? Очевидно, что на нынешнем этапе – нет.

Можно всерьез рассматривать предложение Андерса Фог Расмуссена о необходимости введения в Донбасс миротворческого контингента в 20 тыс. военнослужащих? Нет. Такие контингенты работают в странах Африки, где конфликты на почве этнической и религиозной ненависти, а также за политическое влияние и доступ к природным ресурсам до сих пор приводят к по-настоящему диким массовым убийствам и даже каннибализму. Но, кроме этого, миротворческие миссии – это еще и очень дорого. Бюджет ООН выделяет на миротворческие операции по всему миру миллиарды долларов в год. Готов ли будет Совбез ООН (где Россия, опять-таки, имеет право вето) выделить, например, $500 миллионов в год на одну миротворческую операцию в Украине? Приведет ли введение исключительно военного контингента к реальному решению проблемы, или только временно прекратит боевые действия? Кто будет отвечать за гражданское управление огромным инфраструктурным комплексом оккупированной территории во время проведения миротворческой операции? Какой должна быть гуманитарная политика относительно оккупированных территорий? Все эти вопросы настолько глубоко связаны между собой, что рассматривать их отдельно просто нецелесообразно.

Результатом дискуссий экспертов стала разработка Концепции Внедрения Международной временной администрации (МВА) на оккупированных частях Донецкой и Луганской области. Проект детально описывает не только военный компонент урегулирования, но и гражданско-правовой.

О соавторах

Соавторами итогового варианта Концепции стали глава Центра исследований социальных перспектив Донбасса, главред "ОстроВ" Сергей Гармаш, директор «Центра международной безопасности Валерий Кравченко, директор Института глобальных трансформаций Алексей Семений, аналитик «Дома демократии» Евгений Ярошенко, эксперт «Академии национальной безопасности» Григорий Капослез, доцент кафедры глобалистики, евроинтеграции и управления национальной безопасностью Нацакадемии госуправления при Президенте Украины Александр Устименко, а также консультант по вопросам внешней безопасности и стратегическим коммуникациям, доктор Лада Рослицки.

О Минских соглашениях и их перспективах

Ключевым камнем преткновения в дискуссиях были Минские соглашения. С одной стороны – это единственный официальный и международно признанный документ, который регламентирует урегулирование конфликта. Но очевидно, что ни для Украины, ни для России он не является настоящей дорожной картой. При этом никто из официальных лиц не берется озвучить тот факт, что соглашения нужно пересматривать, в том числе, исходя из политической позиции Украины и нового законодательства: официального признания России агрессором.

В итоге эксперты пришли к выводу, что без пересмотра Минска вопрос реального урегулирования ситуации не продвинется. Иначе говоря, отказываться от Минска нельзя, но его можно наполнить новым содержанием, с учетом новых геополитических реалий. Как раз в Минских соглашениях может быть прописан механизм урегулирования конфликта с привлечением комплексной миссии ООН – Международной временной администрации.

Главные задачи

По мнению экспертов-разработчиков проекта, в составе многопрофильной миссии должен быть военный, полицейский контингенты и структуры гражданского управления. МВА должна взять на себя обеспечение безопасности, установление правового режима согласно украинскому законодательству, восстановление институтов государственной власти, сопровождение процессов правосудия, переходной юстиции и примирения. Конечным пунктом работы МВА станет организация и проведение местных выборов, опять-таки, по украинскому законодательству. После выборов все полномочия МВА будут передаваться легитимным органам местного самоуправления на территориях, которые сейчас имеют статус оккупированных.

Учитывая, что о своем несогласии с участием в миротворческом контингенте представителей стран НАТО Россия уже заявила, авторы концепции предложили свой вариант ограничений для участия в МВА. Во-первых, не допускать в военный и полицейский контингент представителей государств, которые граничат с Украиной, а во-вторых – ограничить возможность участия таких государств в структурах гражданского управления квотой в 50%. Это, по мнению разработчиков, должно обеспечить политический баланс и минимизировать разного рода спекуляции относительно принципов управления территорией.

Именно МВА должна способствовать возвращению беженцев в Донбасс, а также обеспечить защиту и восстановление их материальных и нематериальных прав.

Болезненное примирение

Эксперты предлагают, чтобы все военные преступления и преступления против человечности, совершенные на оккупированной территории, расследовались Специальным международным трибуналом ООН. Все остальные преступления – согласно законодательству Украины.

Те же, кто не совершал уголовных преступлений и не занимался организацией незаконных вооруженных формирований, получат широкую амнистию. Но при этом все, кто занимал руководящие должности в структурах квазигосударственной власти боевиков, а также нарушил присягу, которую давал народу Украины, будут поражены в политических правах - на какой-то срок им будет запрещено создавать политические и общественные организации, участвовать в выборах в статусе кандидата и голосовать за кого-то.

Такой механизм, по мнению экспертов, позволит сделать невозможным возвращение в легальную публичную политику людей, которые пошли против Украины, но при этом не приведет к их преследованию. По сути, эти граждане Украины смогут жить и работать в своих родных городах, но на смогут легально участвовать в политических процессах государства, которое они предали. Вопрос о том, как долго может существовать такое ограничение, эксперты оставили открытым – это предмет для политического диалога, и, возможно, компромиссов.

Конечной целью МВА должна стать организация выборов органов местного самоуправления, которым и будут переданы все полномочия по гражданскому управлению территориями. По оценкам экспертов, выборы могут состояться только в условиях стабильной безопасности – не ранее, чем через 3 года после начала работы МТА.

Свобода слова и СМИ

Эксперты предлагают передать МТА полномочия ограничивать деятельность политических партий на введенной территории вплоть до начала официальной предвыборной кампании. Также принципиально, чтобы все СМИ на территории Донбасса работали исключительно под юрисдикцией украинского законодательства.

Этот вопрос тесно связан с теми страхами относительно Украины, которые на оккупированных территориях интенсивно навязываются местному населению. Один из соавторов концепции, глава «Центра исследований социальных перспектив Донбасса» Сергей Гармаш подчеркивал, что информационное поле в «ДНР», так и в «ЛНР» не является чисто пророссийским – оно антиукраинское. Между двумя этими понятиями существует разница. Большая часть эфиров местных СМИ посвящена описанию "кошмара" жизни в Украине, а не восхвалению Российской Федерации. "Очевидно, задача российских пропагандистов именно в том, чтоб вызвать ненависть к Украине, в которой они хотят, таким образом, создать внутрениий конфликт, после возвращения региона по минскому сценарию". Но народный депутат Украины, мажоритарщик Дмитрий Лубинец (избирательный округ №60, Донецкая область; часть округа находится на оккупированной территории) считает, что страхи населения преувеличивать не стоит.

«Я могу вам четко сказать, что местное население только и ждет, что возвращения Украины. Все уже «наелись» «русского мира». Я приведу примеры - Славянск, Краматорск, Мариуполь – никаких проблем после освобождениях этих городов с местным населением не было», - говорит Дмитрий Лубинец.

Тезис этот достаточно дискуссионный, поскольку Славянск и Мариуполь были освобождены быстро, а остальные города находятся под колпаком пропаганды уже больше 4 лет, и степень изоляции все больше увеличивается.

Заместитель постоянного представителя Украины при международных организациях в Вене Игорь Лоссовский, участвовавший в презентации, сравнивает ситуацию после введение миротворческой миссии ООН в Хорватии в 1995 году и нынешнее положение дел на Донбассе. «Я иногда в профессиональных целях смотрю российские новостные телепередачи и ток-шоу, и я вижу результаты этой изощренной и интенсивной пропаганды. 20 лет назад (в кейсе Хорватии, - авт.) таких технологий информационной войны не было, а теперь мы сталкиваемся с этим лицом к лицу. Любая контрпропаганда будет сталкиваться с противодействием, это будет серьезная задача».

Согласен с ним и один из соавторов концепции Алексей Семений. «Чем больше времени проходит, тем больше динамика изменений. Люди привыкают. У меня есть большой скептицизм относительно утверждения, что что местное население воспримет возвращение Украины с восторгом. Но при этом, конечно, никому не нравится жизнь на линии огня. Людям не нравится, что они попали в намного худшую социально-экономическую ситуацию, чем были до того, не нравится, что они зависли между небом и землей на оккупированной территории. Даже если кто-то и верил в «русским мир», практическое понимание у них уже есть. Международный опыт показывает, что процесс адаптации и примирения – это очень долги и очень непростой процесс».

От чего зависят перемены

Народный депутат Дмитрий Лубинец считает, что динамика событий по Донбассу будет зависить в первую очередь от результатов президентских, парламентских и даже местных выборов, которые запланированы на 2019-2020 гг.

«На самом деле они (Россия – авт.) ждут выборов в Украине, первых – президентских, вторых - парламентских и даже выборов в органы местного самоуправления в 2020 году. По моему субъективному мнению, ничего не изменится в ситуации с Донбассом и Крымом, пока не пройдут выборы в Украине и они (Россия, - авт.) максимально будут стараться, чтобы победил пророссийский президент. Если не удастся первый сценарий – будет сделана ставка на формирование пророссийского большинства в ВРУ, и третий вариант - чтобы на местных выборах в условиях децентрализации, и я это подчеркиваю, побеждали пророссийские политические силы и политические партии».

Лубинец полагает, что именно после окончания избирательного процесса можно будет проводить реальные переговоры с Россией.

«Компромисс нужно искать с РФ. Может ли это сделать только Украина? Безусловно, нет. Мы можем посредством международного давления и продолжения санкций – экономических, политических, любых – пытаться сделать так, чтобы для РФ стало выгодно ситуацию с Донбассом отпустить – это будет первый шаг, и следующим шагом нужно ставить вопрос Крыма. Весь мир говорит о Донбассе – а кто говорит о Крыме? Это манипуляция, мы сосредоточились на проблеме Донбасса и не должно казаться, что Крым отпустили. Четко нужно говорить – даже введение МТА сначала в Донецкой и Луганской областях, а потом в Крыму, это связанные между собой элементы».

Рецепты примирения

«Выборы на территории работы международного контингента должны организовывать действительно специалисты международного уровня, у которых уже есть соответствующий опыт, - говорит Лоссовский. – Если Украина действительно пойдет по этому пути, то выборы покажут новых лидеров, с которыми можно будет эффективно сотрудничать после деоккупации региона. Согласен, что присутствие украинских медиа и доступ украинским политических партий будет критически важным для проведения этих выборов».

Нардеп Лубинец признает: без достаточно широкой амнистии диалог будет вести невозможно. И это будет самая болезненная тема в переговорах как на официальном уровне, так и споров в обществе.

«Все адекватные народные депутаты понимают, что есть люди, которые там остались вынужденно и не принимали участия в войне, на них можно распространить закон об амнистии. Но как определять, на кого нужно распространять поражения в правах? Что значит «занимали высокие должности?» А если служил рядовым в «полиции ДНР» - попадет под амнистию? С одной стороны, в военных действиях он участия не принимал, с другой стороны - оружие в руках было, удостоверение ДНР у него было. Правопорядок в пользу "ДНР" устанавливал. Ка быть со всеми так называемыми бюджетниками – полицией, МЧС, учителями? Что с ними делать? Они в каком-то смысле принимали участие

«Без достаточно широкой амнистии процесс просто не запустится. Она должна касаться подавляющего большинства людей. В концепции мы прописали безусловное преследование за совершение уголовных преступлений, но тем, кто не убивал, нужно давать амнистию. Если людям сказать, что мы их в мирной обстановке не видим и сразу после возвращения бросаем их по тюрьмам или зачищаем – они получат дополнительный стимул бороться до конца. Так сейчас в сохранении статуса-кво заинтересованы только те, кто сел на потоки, вожаки, а если не будет широкой амнистии – количество таких людей увеличится», - мотивирует Семений.

Валерий Кравченко полагает, что сейчас спланировать тайминг международной временной администрации невозможно. «Это будет большим испытанием для нас всех. Впереди президентские и парламентские выборы, это драйверы для дестабилизации ситуации. Мы видим, как работают спецслужбы РФ и должны быть очень внимательными».

Главная целесообразность МВА для нас, - поясняет Сергей Гармаш, - состоит в том, что она призвана не допустить, чтоб миротворцы стали фактором консервации конфликта. Путин не хочет прекращать конфликт, он хочет перевести его из формы межгосударственного в формат внутреннего, в реальную гражданскую войну. Международная временная администрация, да еще состоящая из стран-гарантов Будапештского меморандума должна стать механизмом противодействия такого переформатирования. Путин требует, чтоб среди миротворцев не было стран НАТО. Ок. Но участие стран-гарантов Будапешта во временном гражданском управлении деоккупированных территорий – вполне логично. А все страны – гаранты Будапешта являются также членами Совбеза ООН. Поэтому их включение в процесс возвращения мира на Донбасс автоматически усиливает наши позиции и ослабляет агрессора".

Марина Воротынцева, ЦИСПД, для "ОстроВа"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: