Суббота, 18 августа 2018, 14:591534593547 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В России очередные выборы, а, по факту, переназначение Владимира Путина, прошли вполне предсказуемо. Мыслями о том, как Навальный помог Путину получить на выборах высокий результат, и какие рычаги воздействия в отношении Украины может использовать Кремль, с «ОстроВом» поделился экс-депутат Госдумы РФ Илья Пономарев.

- Владимир Путин получил на выборах 76,69% голосов избирателей. Ранее Вы прогнозировали меньший показатель. За счет чего достигнут такой высокий процент? Насколько повлиял призыв оппозиционера Алексея Навального к бойкотированию выборов?

- Поскольку в России особо надежной социологии нет, поэтому приходится исходить из своего опыта. И, на самом деле, мои ощущения оказались правильными. В большинстве регионов, за исключением национальных республик (Чечня, Дагестан, Татарстан и др.) и нескольких «аномальных» областей (прежде всего – Тюменской, Саратовской, Кемеровской), результаты выборов на уровне 70% +/-2%. Я предполагал, что высокие результаты голосования в республиках компенсируются за счет более низких показателей в столицах, в частности, Москве и Санкт-Петербурге. Обычно это так и происходит, поскольку в крупных городах люди настроены более оппозиционно. Но в этом случае сработала кампания Навального по бойкотированию выборов. Условно говоря, наш избиратель остался дома, и на этом фоне произошло повышение числа пропутинского избирателя. По моим подсчетам, Навальный увеличил результат Путина примерно на 7% голосов.

- Какова реальная поддержка Путина в стране?

- Реальная поддержка и выражается этими 70%. По официальным данным ЦИК, за Путина проголосовала примерно половина населения России, то есть около 50,4 – 50,5 % граждан. Это и было основной задачей администрации президента – превысить 50% отметку. Без вбросов в нацреспубликах – около 45%.

На мой взгляд, это и есть правильный показатель реального уровня поддержки Путина гражданами страны. Фактически, при максимальной административной мобилизации, которую может позволить себе власть (они действительно не агитировали за Путина, но постарались всех пригнать на избирательный участок), лишь половина поддержала действующего президента. Мы видим, что на самом деле страна не консолидирована, как нам пытаются это показать на TV.

- В оккупированном Крыму тоже высокие результаты – 92,15% за Путина. За счет чего?

- Граждане, которые настроены антипутински, попросту не участвовали в этих выборах. Но здесь, в отличие от столиц, дело было не в недальновидной и вредной кампании Навального, а в позиции проукраинской части населения. Здесь призыв к бойкоту был не только моральным, но и политически верным с точки зрения недопущения легитимации оккупации. Жители полуострова с антивоенной позицией не голосовали, в том числе и крымские татары. Зато строем пришли военнослужащие, которых сейчас там достаточно много. Плюс граждане, которые переехали на ПМЖ из России за годы оккупации – их около 10% уже там. Однако при всем этом в Крыму не удалось достичь показателей явки псевдореферендума. Это означает, что примерно треть жителей уже встала на позиции сопротивления. В момент оккупации, скорее всего, их было меньше.

- И этот показатель в дальнейшем будет расти?

- Безусловно. Сейчас это сопротивление носит неконсолидированный характер, потому что граждане Крыма не видят альтернативы, у них нет выбора. Они не понимают, каким образом могут в ближайшем будущем вернуться под контроль Украины. Даже при возврате обратно, большинство граждан не видят, чего им здесь ожидать. В Крыму никаких патриотических чувств особо никогда и не было. В этом смысле вдова диссидента Андрея Синявского Мария Розанова в одном из интервью очень справедливо сказала, что Крым – это курорт, и местное население летом обслуживает «понаехавших», откуда бы они не прибыли, а в остальное время живет за счет этого; и что во время оккупации фашистами уровень коллаборационизма там тоже был выше, чем в среднем по стране. Многие жители Крыма склонны принимать решение, исходя из личного благосостояния. В марте 2014 года у них была иллюзия, что они будут в выигрыше в составе России, но сейчас начинается отрезвление и понимание, что выгоды-то особой и нет. Да, там увеличились зарплаты, но при этом и выросли цены. Туристический сезон – непрогнозируемый, непонятно на что можно рассчитывать. У многих есть надежда на строящийся Керченский мост, новые дороги. Но как я уже ранее неоднократно говорил, Украина, после освобождения Крыма может рассчитывать как минимум на половину Керченского моста. Время работает на Украину, надо набраться терпения и забрать яблочко, которое само откатится назад.

- Возвращаясь к вопросу о явке на выборах. В этот раз она была выше показателей 2012 года на избирательных участках за границей – 98%. С чем это связано?

- Цифра явки на зарубежных участках бессмысленна – там голосует ничтожная доля наших сограждан, живущих вне России. Да, при этом 85% избирателей проголосовали за Путина, что очень нетипично, поскольку за рубежом, как правило, всегда преобладал антипутинский электорат. Объясняется это, прежде всего, кампанией Навального, потому что у многих связь с родиной в основном через интернет. С другой стороны, патриотично настроенные россияне за рубежом, обычно разобщенные и малочисленные, в этот раз организованно проголосовали за Путина, таким образом выразив свой протест против конфронтации Запада и РФ.

- Какие нарушения в ходе выборов повлияли на результаты?

- Главные нарушения были уже на стадии начала избирательной кампании. В частности, была пресечена возможность регистрации всех желающих кандидатов. В ходе самой кампании – неравноправное отношение СМИ к уже зарегистрированным участникам гонки. Особенно возмутительной была грязная травля Грудинина в медиаполе, начавшаяся после того, как действующая власть заметила быстрый рост его рейтинга. Это не имеет ничего общего с честными выборами.

С точки зрения процедуры подсчета голосов, она, мягко говоря, осталось далекой от идеала, но прошла лучше, чем обычно. Массовые нарушения в национальных республиках, которые всегда были там, особо не повлияли на общий объем голосов. А в остальных регионах Кремль дал установку губернаторам, так сказать, не шалить. И ЦИК заявил четкую позицию о жестком наказании в случае выявления нарушений. К примеру, в Московской области кого-то даже «повязали» за «вброс» бюллетеней, возбудили уголовное дело.

- В день выборов и в ходе предвыборной кампании в том или ином виде привлекались дети, школьники. Насколько это типично для российских выборов?

- Здесь есть тонкая грань, которую периодически власть пересекает. По законодательству в России жестко запрещено использовать детей в ходе избирательной кампании. Запрещены любые агитационные материалы с использованием изображений детей и другие методы с их привлечением. И подобные вещи эффективно отслеживаются и фиксируются. Но власть, по сути, занималась не агитацией, а явкой - и в этом контексте никаких запретов нет. Поэтому активно использовался лозунг о том, что «дети наши будущее» и все в этом роде. К тому же, 80% избирательных участков находится в помещениях школ, и соответственно учителя регулярно говорят детям, мол, напомните родителями о гражданском долге – проголосовать.

В России почти всегда на избирательных участках еще и столы накрывают, и ярмарки проводят и прочие вещи для привлечения избирателей, то есть для повышения явки. Только в 2016 году на выборах в Госдуму этого не было, поскольку тогда моделирование показало, что явка была вредна для партии власти, и в итоге многие граждане остались дома, а партия «Единая Россия» получила конституционное большинство в Думе, потерянное ею в 2011-ом.

- После выборов Ксения Собчак попросила Путина об амнистии 16 политзаключенных, среди них - украинцы Сенцов и Кольченко. На Ваш взгляд, какова вероятность их освобождения?

- Я считаю, что вероятность есть. В списке всего 16 фамилий, а фактически политзаключенных гораздо больше. Полагаю, что этот список был согласован заранее с кем-то из президентской администрации, мол, за этих можно просить. Победит ли эта идея милосердия в их отношении – я не знаю, но шансы есть. Скоро же будет инаугурация, а к этому случаю принято объявлять амнистию, мол, царь всегда милует, заходя на трон.

- В этой связи, не может ли помешать их освобождению тот факт, что Верховная Рада приняла постановление о непризнании выборов в Крыму, учитывая, что Сенцов и Кольченко - крымчане?

- Это абсолютно не играет никакой роли. Все понимают, что эти люди заложники, находятся там по политическим мотивам, и никто этого не отрицает. Соответственно какой-то переговорный процесс с непризнанием выборов не связан с их освобождением. Тем более, что их задержание было уже само по себе нелегитимным.

- При очередном сроке Путина могут ли произойти какие-либо изменения в отношениях с Украиной? Стоит ли ожидать эскалации конфликта на Донбассе?

- Думаю, что основная линия эскалации на грядущий год будет происходить не на военном поле действий, а на политическом. С осени в Украине начнется активная фаза избирательной кампании, и у Кремля миллион возможностей воздействовать на этот процесс.

- Например?

- Большое число украинских политиков так и иначе связаны с Россией – финансовые интересы, родственные, деловые, имущественные связи. К тому же Кремль имеет серьезные рычаги медийного воздействия на ситуацию. Они могут использовать и украинских «заробитчан», которых очень много в России. На самом деле факторов воздействия много.

В этой ситуации какие-то военные действия, скорее, могут помешать политическому процессу. Хотя не исключено, что могут быть попытки проведения акций террористического характера для создания атмосферы напряжения и нервозности. Поскольку действующий президент Украины Петр Порошенко в 2014 году шел на выборы как президент мира, то демонстрация сейчас какого-то уличного насилия может ударить по его рейтингу. Но в любом случае, приоритет действий Кремля не в военном нападении, а в попытке взять власть в Украине с помощью выборов.

- Вопрос введения миротворцев на Донбасс всячески откладывался до российских выборов. Как думаете, стоит ли ожидать, что теперь он сдвинется с мертвой точки?

- Наверное, да. Но он тоже будет сдвигаться с тем прицелом, чтобы повлиять на политическую ситуацию в Киеве. На мой взгляд, сейчас основную линию «торговли» с Украиной сосредоточат на вопросе – а будут ли голосовать жители оккупированного Донбасса на выборах? Это же принципиальный вопрос, поскольку там проживает около 10% избирателей.

Моя позиция в том, что ни в коем случае нельзя допустить голосования на оккупированной территории. Поскольку голосование там будет проходить либо на одних штыках, либо на других, и в результате не может быть речи о свободном волеизъявлении. Я выступаю за длительный мораторий на любые выборы до полного урегулирования ситуации – не только прекращении активной фазы боевых действий, но и промышленного восстановления региона, начала полноценной мирной жизни. Думаю, это займет, как минимум, лет пять. И любые выборы до этого времени будут контрпродуктивны.

- Немалая часть из тех, кто выехал оттуда, сейчас оказались без права голоса на выборах.

- Это уже другой вопрос, который касается вынужденных переселенцев. И это должны решать исключительно украинские законодатели. Я думаю, что если человек переехал, то он должен иметь право голосовать по месту фактического жительства.

- Дипломатические отношения между Украиной и Россией в какую сторону будут развиваться, на ваш взгляд, в ближайшей перспективе?

- Вряд ли будут какие-то изменения. У Путина есть стратегическое видение взаимоотношений с Украиной, основанное на цинично-лицемерной позиции. Мол, мы со всей душой к украинцам, соблюдаем договор о дружбе, а они нам хотят визы ввести. Никаких симметричных действий Россия в этом случае делать не будет, чтобы демонстрировать свою якобы «дружескую» позицию. А вот со стороны Киева, думаю, политика будет направлена на ужесточение, например, в сторону введения визового режима с РФ. С начала года с украинской стороны заработал биометрический контроль на границе – этот шаг я поддерживаю. А насчет виз, то на практике сделать это сложно без наличия соответствующей инфраструктуры, которой нет. Тем более, что с экономической точки зрения, это не выгодно, прежде всего, для самой Украины.

-Какие последствия могут быть, помимо зеркальной реакции, в связи с высылкой российских дипломатов из Украины?

- Сомневаюсь, что будет что-то особое. Украина правильно сделала, что присоединилась к этой глобальной кампании солидарности с Великобританией. Вообще, чем больше ваша страна будет подчеркивать, что гибридная война Кремля – это глобальный конфликт с западной цивилизацией в целом, а не локальный спор России и Украины, тем легче вам будет добиваться решения конкретных вопросов для вашей страны. Убийство Скрипаля – очередной эпизод, очередное преступление, к сожалению, вряд ли последний.

- После проведения российских выборов в СМИ появилась информация о возможной отставке Лаврова. Насколько эти слухи правдивы?

- На его место очень активно и давно, но пока безуспешно, претендует нынешний пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Думаю, что источником этих слухов является именно он. Не исключено, что эти слухи могут подтвердиться, хотя я не вижу в отношении Лаврова предпосылок для этого. Он достаточно дисциплинированный и исполнительный человек, четко исполняющий команды без лишней инициативы. И как раз наличие таких утечек может говорить о том, что слив информации носит недостоверный характер. То есть, это попытка создать негативный фон вокруг Лаврова, в расчете на то, что другие его коллеги начнут стучать на него, предавать, искать новых покровителей, как это происходит всегда, когда возникает такая ситуация нестабильности. Лавров, на самом деле, ничего не определяет – внешняя политика формируется не в МИДе, а в Кремле.

- Верховная Рада признала нелегитимными выборы в Госдуму РФ в аннексированном Крыму. Вы поддерживаете эту позицию?

- Я полностью поддерживаю тему о непризнании результатов выборов. Позиция Киева по Крыму очевидна и справедлива, но важно лоббировать вопрос о непризнании на международной арене. Сейчас большинство стран Запада заявляют, что не признают выборов в Крыму. Но что это значит в практическом плане? А в целом они признают их или нет? Они пытаются всячески эту тему обходить. Согласно международному праву, если выборы даже частично проходили на оккупированной территории, то они не должны признаваться в целом. Иногда складывается ощущение, что Киев сознательно подчеркивает вопрос о непризнании выборов лишь в Крыму, чтобы не ставить западных коллег в неудобное положение. Украина ощущает себя не субъектом, а объектом мировой политики, и как бы боится оказывать какое-то давление на западных партнеров, находясь в зависимой позиции. Главное – уверенно продвигать этот вопрос и выступать с позиции собственного достоинства. Важно, чтобы украинская дипломатия добивалась поддержки стран Запада о непризнании выборов в целом, а не только по Крыму. Вы можете рассчитывать в этом вопросе на твердую поддержку тех, кто хочет реальных перемен в России.

Беседовала Ирина Голиздра, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: