Вверх

Выражение "война на Донбассе" стало привычным для многих и, к сожалению, вытеснило из общественного сознания формулировку более близкую к истине – "война в Украине". То есть, никто не спорит с тем, что война в Украине, но и в выступлениях политиков, и в "гласе народа" довольно часто ощущается отношение к происходящему на Донбассе, как в проблеме прежде всего тех, кто живет (или жил) в этом регионе. А между тем, если рассматривать причинно-следственные связи того, что произошло на Востоке Украины, то мало кто будет отрицать, что если бы власть не сдала без боя Крым, то войны на Донбассе не было бы. Или если бы в Украине все годы независимости не разрушались армия и спецслужбы, если бы у нас реально были пограничные войска, если бы политики не эксплуатировали тему разделения страны… А представьте, если бы наша милиция работала не на себя и местных царьков, а на государство – смогли бы толпы гастролеров из Ростова бегать с российскими флагами по Донецку и Луганску, показывая местным бандитам уровень их безнаказанности?

«Донбасс и в меньшей степени Крым - это симптомы болезни, а не сама болезнь. А причины заболевания и в экономической структуре Украины, и в качестве стратегических коммуникаций, и в политической культуре простых граждан и элит», - считает эксперт Центра военно-стратегических исследований Григорий Капослез.

Невозможно решить проблему Донбасса, если ничего не менять в Украине, не устранять политические, экономические, правоохранительные, коммуникационные факторы, которые к этой проблеме привели. Но и реформировать страну невозможно, пока война пожирает от двух до 10 миллионов долларов ежедневно, пока власти могут списывать свои просчеты на Путина, а любую оппозицию объявлять "рукой Москвы". Все взаимосвязано – именно к такому выводу пришли эксперты ведущих аналитических центров страны, собравшиеся на очередное заседание в рамках клуба "Будущее Донбасса". И именно нынешнее состояние Украины, не дает надежд на скорое возвращение подконтрольных сейчас России украинских территорий…

ПЛАЦЕБО ДЛЯ УКРАИНЦЕВ

Слишком часто в политике относительно Донбасса украинской власти более важно продемонстрировать прогресс, чем добиться его на самом деле. Это происходит по разным причинам. Есть здесь и элемент зарабатывания на войне разными группами во власти, есть и объективная слабость государства на геополитической арене. Поэтому, зачастую, когда идет речь о войне на Востоке, разговоров бывает больше чем реальных действий. Но, по мнению экспертов, это лучше, чем если бы тему просто замалчивали.

«И разговоры о миротворческой миссии, и другие инициативы, которых мы уже и не помним – это плацебо, таблетка, которая не дает никакого эффекта, кроме самовнушения и внимания. Эффект от плацебо есть в педагогике – считается, что даже если ребенку просто уделить внимание, даже не обязательно по сути предмета, результат все равно будет лучше, чем если не уделить. Вот также работают и дискуссии на тему миротворческой миссии на Донбассе,не только на граждан Украины но и для мирового сообщества. Хотя остаётся шанс, и довольно большой, перехода к реальным действиям. Но насколько готова Украина противостоять России в следствие перехода к реальным действиям?», - говорит научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Григорий Капослёз.

В то же время, глава Центра исследований социальных перспектив Донбасса Сергей Гармаш видит в таком плацебо серьезную опасность: «Пока мы глотаем плацебо, реальный процесс лечения не идет, а чем дальше заходит болезнь – тем тяжелее будет ее вылечить".

«В Украине пока речь не идет даже о признании болезни, не говоря уже о согласии на ее лечение», - соглашается с ним Валерий Кравченко из Национального института стратегических исследований.

Одной из главных проблем украинского общества, которую проявила нынешняя война – это нежелание видеть реальность такой какая она есть. И речь не только о назывании войны войной. Нужно четко отдавать себе отчет и в том, что Россия слишком серьезный противник, чтоб игнорировать его в поисках компромисса, а у США есть собственные интересы, которые не обязательно совпадают с украинскими. И все разговоры о международном праве и мировом порядке в реальности закончились в феврале 2014 года.

«Система международной безопасности крайне инерционна, по сути, она работаете еще по лекалам 1945 года, однако той реальности уже давно не существует. Мир стал другим и решение вопросов безопасности требует других подходов, но их нет», - говорит Валерий.

А значит Украина сама должна становиться сильной и инициировать те решения, которые выгодны ей, а не ждать решения своей судьбы от договоренностей США и России. Пока же мы остается объектом чьей-то геополитической игры, а не субъектом.

Валерий Кравченко считает, что если мы не состоятельно на уровне геополитики, то нужно начинать диалог внутри страны, на неполитическом уровне.

«В ОРДЛО у всех у нас остались одноклассники, бывшие соседи, я уверен, что мы сможем наладить общение, между собой разобраться, как мы дошли до того, до чего дошли, как оказались по разные стороны. Я знаю, что в ОРДЛО множество тех, кто по принуждению оказался в этой ситуации, в силу трагических личных обстоятельств. Диалог на среднем уровне между выехавшими из Донбасса интеллектуалами, бизнесменами и оставшимися там людьми может стать прокси, переходным форматом, чтобы не привлекать к диалогу украинскую власть, тем самым, формально легитимируя «ДНР». Такой формат может продемонстрировать, что Украина готова к конструктивному движению. Однако власть должна уполномочить эту группу вести подобные переговоры (как Россия уполномочила Пушилина) - в этом и состоит прокси-механизм», - говорит Валерий Кравченко.

Саму по себе идею участники клуба поддерживают, однако степень ее полезности подвергают сомнению, потому что это больше задача для коммуникаций и прессы, а не для прагматичных договоренностей.

«Эти люди ничего не решают ни в Украине, ни в ОРДЛО. Никто не сможет гарантировать им безопасности в Луганске и Донецке, да и участников дискуссии с нашей стороны тоже будут распинать в прессе», - говорит Гармаш.

Несмотря на то, что Минские договоренности являются, фактически, признанием боевиков, и переговоры с ними там ведут не только бывшие президент и премьер Украины, но и нынешний вице-спикер парламента, нам создают другую теле-реальность. А это приведет к тому, что попытки диалога на неполитическом уровне могут быть невосприняты нашим обществом, а значит вызовут в нем еще больше агрессии и неприятия.

ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ

Перспективы реальной реинтеграции Донбасса становятся заложниками как «имитации прогресса» для западных партнеров, так и неспособности властей эффективно проводить экономические реформы.

В случае, если по Донбассу в Украине наметится реальный прогресс, страна столкнется с огромной финансовой проблемой, так как восстановление власти на территории ОРДЛО потребует значительных финансовых вложений, ресурсов для которых просто не будет. Уже сейчас экономические проблемы приводят к массовой иммиграции, но если раньше на работу в ЕС выезжали в основном люди из западных регионов, то теперь едут жители Харьковской и Днепропетровской областей, и есть все основания полагать, что поток иммигрантов будет только расти.

"После потери российских рынков многие технические специалисты центральных и восточных регионов Украины столкнулись в безработицей и начали массово выезжать в Польшу и другие страны. Уезжают и потому, что не хотят быть призванными в армию – это нужно тоже признавать. Экономические сложности стимулируют отток электората среднего возраста, что уже в ближайшее время изменит политическую карту страны, так как демографическая структура населения оказывает ключевое влияние на результаты выборов», - говорит Валерий Кравченко.

«Пока мы не решим внутренние и экономические проблемы, Украина институционально не будет способна решить вопрос с Донбассом. Какой план восстановления Донбасса? Или мы сначала его вернем, а потом будем решать, как с ним быть дальше?», - спрашивает Григорий Капослез.

Гармаш указывает и на обратную зависимость: «Пока мы не решим вопрос с войной и Донбассом, экономическое вопросы решать будет крайне сложно, проблема ОРДЛО как раз и создавалась для того, чтобы ударить по Украине экономически и дезинтегрировать ее политически», - уверен он.

Марина Воротынцева, Центр исследований социальных перспектив Донбасса

Проект осуществляется при поддержке The Black Sea Trust, a project of the German Marshall Fund of the United States.

Мнения, выраженные в письменных или электронных публикациях, не обязательно отражают мнения Черноморского фонда им. Германа Маршалла, или его партнеров


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: