Вторник, 16 октября 2018, 01:031539640985 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Н. Королевская: При разделе 50:50 ПР требует для себя еще и двоеточие

Депутата от БЮТ Наталью Королевскую считают теневым куратором углепрома от Тимошенко. СМИ создают Королевской имидж эдакого Медведчука  углепрома. Сама Наталья Юрьевна не отрицает своего участия в делах угольщиков, но отвергает какую либо личную коммерческую заинтересованность в этом. Об углепроме, кризисе и несостоявшейся коалиции  с ПР в интервью Н. Королевской «Острову».

 Почему коалиция с Партией регионов все-таки не состоялась, кто кого кинул?
- Блок Юлии Тимошенко декларировал свою готовность объединяться со всеми политическими силами представленными в парламенте, потому что сейчас не время думать о рейтингах или о чем-то личном. Когда много рулевых - быть кораблю на рифах. Мы не могли допустить, чтобы наш корабль под названием Украина оказался на рифах. Сейчас нужно всем собраться и создать единый, рабочий парламент.
 
- Готовы объединяться со всеми, но объединились с одними, а с другими – нет.
- Если говорить достаточно долго, то делать уже вроде как ничего и не надо. Мы объединились с теми, кто был готов объединяться.
 
- Но Регионы тоже были готовы.
- Они говорили, что готовы. Но они и вчера говорили, и позавчера… Партия регионов из тех, кто при разделе 50:50 требует для себя еще и двоеточие.
 
- Может быть, еще пара дней и вы бы договорились, и получили стабильное большинство…
- То, что еще  можно принять сегодня и сделать сегодня, чтоб помочь этим стране – завтра может быть уже не эффективно. Мы и так потеряли слишком много времени, поэтому фактор времени здесь тоже сыграл.
 
- А в чем была их неготовность?
- Я не входила в переговорную группу, поэтому не могу   комментировать нюансы. Но в любой ситуации есть миг, мгновение, чтобы одуматься и не совершить ошибку. Этот миг проходит, и ты либо воспользовался им, либо не воспользовался. Возможно, что ключевым стало постоянное откладывание решения, поиск новых и новых требований и условий… Велись переговоры всех со всеми. Получается, что мы сделали это быстрее и эффективнее.
 
- Эффективнее ли? Мы же понимаем, что коалиция с НУНС, который постоянно раскалывается и ориентирован на разных лидеров, стабильной не будет. Может быть Регионы, которые более дисциплинированы, были бы более стабильными партнерами?
- Время покажет. Но независимо от участников коалиции и ее количественного состава, сегодня все депутаты прекрасно понимают, что есть антикризисные законы, за которые просто нужно голосовать. И здесь нельзя делить отрасли промышленности, людей, работающих в этих отраслях, по политическим признакам. К тому же, ряд антикризисных законов, особенно по автомобилестроению, по промышленности, по предпринимательской деятельности, - они подписаны представителями почти всех политических сил. И при обсуждении этих законов комитет по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства пригласил на дискуссию всех представителей различных предприятий, групп, чтоб убрать из этих законопроектов политическую составляющую. Вопрос не в том, кто написал закон и выносит его на голосование, а в том, насколько эффективно закон будет работать. И я думаю, что здесь сработает ответственность политических сил - и тех, которые входят в коалицию и тех, которые не входят – они должны понимать…
 
- Примерно это же Вы говорили весной, когда мы с Вами встречались - что за нужные стране законы будут голосовать все, независимо от коалиции. Тем не менее, Регионы блокировали трибуну даже когда голосовался ваш законопроект «О повышении престижности шахтерского труда».
- Но во второй раз они все-таки проголосовали за него.
 
- Второй раз - да. Но    это пример того, что политика у нас часто все-таки преобладает над экономикой и интересами страны. Отсюда вопрос: можно ли считать коалицию состоявшейся и будет ли такая коалиция стабильной, если без голосов коммунистов, она была не в состоянии даже избрать спикером Литвина?
- Да, нужно сказать спасибо коммунистам, которые понимают, что дальнейший хаос уничтожит и парламентаризм и экономику страны. Коалиция есть и голосование Верховной Рады за антикризисные законопроекты лучшее тому доказательство.
 
- А почему именно Литвин? Это было обязательным условием создания коалиции со стороны его фракции?
- Я не готова комментировать этот вопрос, потому что не участвовала в переговорах между Литвином и БЮТ.
 
- Планы изменения Конституции, которые обсуждались с Регионами, уже отброшены или они все-таки могут быть проголосованы этой коалицией, либо, может быть, ситуативным большинством с ПР?
- Изменения в Конституцию крайне необходимы. Мы видим, что с 2004 года, после внесения в Основной закон поправок, в стране начался фактически политический хаос. Поэтому, в любом случае, Конституция должна быть сбалансирована. Я думаю, сейчас будут нарабатываться поправки, предложения и дальше уже обсуждаться в парламенте.
 
- Да уже ж вроде наработали и даже договорились, как показало 2 сентября.
- 2 сентября в ВР были приняты нужные законы. В том числе Закон «О повышении престижности шахтерского труда».
 
- То есть, пока президенту ничего не грозит в плане лишения его полномочий?
- Я думаю, что и не грозило ничего. У нас, к сожалению, политические сплетни, порой, берут верх над здравым смыслом. Некоторые под впечатлением от сплетен начинают в них верить.
 
- А разве не было проектов об избрании Президента в парламенте?
- С нашей стороны – нет.
 
- О каких изменениях в составе правительства говорила Юлия Владимировна на Кабмине в среду?
- Я думаю, что по этому вопросу переговоры еще будут идти. Но каких-то значительных изменений не будет.
 
- А какие могут быть не значительные?
- Не было разговора о том, чтобы поделить отрасли, или министерства. Мы понимаем, что это не эффективная модель, потому что какая-то политическая сила получает министерство, но не находит на это министерство эффективного менеджера. Это, во-первых. А во-вторых, у нас есть много вакансий, которые не заполнены уже много месяцев.
 
- Например, какие вакансии?
- Например, тот же Антимонопольный комитет. Должен быть человек, который будет способен навести здесь порядок. Мы видим, что творится сегодня на нефтерынке, на лекарственном рынке. Видим ряд монополий уже и в торговле, когда торговые сети имеют монопольное влияние на формирование ценовой политики. Поэтому здесь должен быть не исполняющий обязанности, а ответственный руководитель, который будет проводить серьезную политику в государственных интересах.
 
- Еще одна вакансия – Фонд держмайна, который блокирует приватизацию в углепроме. Тем не менее, судя по информационным кампаниям в СМИ, какие-то приватизационные войны уже ведутся. Вы можете сказать, какие бизнесс-группы за какие объекты борются?
- Я бы сказала – сейчас нет борьбы. Потому что все понимают, что 2009 год ожидается достаточно сложным, - и с учетом этого - отважных мало. Даже если говорить о так называемой «дешевой» приватизации, то и здесь желающих не много. Потому что нужно выплачивать зарплату, брать огромные социальные обязательства, не проведенные структурные реформы по реструктуризации собственности внутри самих объединений. Ведь сегодня в состав объединений входят не только шахты и вспомогательные производства, туда входят и жилищная сфера и социальная и многое-многое, что к углепрому вообще отношения не имеет.
 
 
- Я почему спросил – в последнее время пошла волна публикаций, в которых Вас выставляют в не очень хорошем свете. Например, по «Ровенькамантрацит» это связывают с противоборством за это объединение между СКМ и Королевской.
- Знаете, здесь больше можно говорить о точечной борьбе дерибанщиков, которые сидели на предприятии на протяжении многих лет, выстраивали свои схемы взаимоотношений, схемы обогащения за счет этих объединений и естественно, когда начались жесткие ограничения и выстраивание жесткой вертикали, - это им не понравилось. Многих оторвали от кормушки, и теперь они кричат о своих добрых намерениях, которым не суждено сбыться.
 
Давайте немного проанализируем работу углепрома в этом году. - Смогли организовать и провести продажу угля на аукционах - угольная промышленность получила дополнительно   порядка 500 миллионов гривен. Украинский коксовый уголь в Украине начал продаваться по мировой цене. То есть - цена на уголь в Америке, Австралии, Европе и в Украине была одинаковой. В нашей стране это было зафиксировано впервые! А до этого цена на коксовый уголь почему-то все время была почти в половину ниже. И никто не задавался вопросом – куда эта половина девалась.   Но она же куда-то девалась! А кому из олигархов, неважно к какой группе они относятся, понравится, что энергетический уголь тоже в два раза подорожал за это время? Кому понравится, что шахтеры стали получать реальную цену угля? - Кому понравится, что сейчас на каждой шахте для перечисления денег под выплату заработной платы приказом Министерства открыт отдельный счет и деньги с этого счета можно тратить только на зарплату?! – Никому! Раньше объединениям перечисляли деньги на зарплату, а они, вдруг, уходили куда-то на другие, более интересные направления… А когда на одном счете одна дотация наслаивается на другую, разобраться даже теоретически с потоком средств очень сложно, если не невозможно.
 
- Тогда почему сейчас задолженность по зарплатам шахтерам растет?
- Задолженность по зарплате обусловлена тремя серьезными факторами.   Первый – это мировой кризис в металлургии. Металлурги уменьшили объемы потребления кокса. Вернее, 2 последние недели сентября они покупали половину от необходимого, в октябре уже не купили ни одной тонны украинского коксового угля. То есть, по состоянию на 1 сентября металлурги накопили у себя на складах угля на 2-3 месяца вперед.   Соответственно, добытый уголь шахтеры сначала грузили у себя на склады, а потом и вовсе уменьшали его добычу. Что сделало Правительство? Подписало меморандум с металлургами, в котором было четко расписано, какое металлургическое предприятие какой объем коксового угля обязуется купить. Понятно, что если бы сегодня подписали, завтра купили, послезавтра заплатили, то процесс шел бы быстрее. Но, исходя из реальности, только к концу ноября, началу декабря, поехали первые объемы коксового угля. Итого долг металлургов перед шахтерами за коксовый уголь порядка 200 миллионов. Это, что касается коксового угля.
 
Теперь что касается энергетического угля и группы сортовых антрацитов. - Проще говоря Министерство топлива и энергетики перестраховалось. Это Министерство жило в своем отдельном мире, ему нужно было срочно накопить склады, всё закупить. В августе-сентябре активными темпами они скупали все, что только и где только   можно было купить, везли импортный уголь. Таким образом, в октябрь энергетики вошли с полными складами. В этот момент началось резкое падение потребления электроэнергии. Где-то на 20-25% за счет сокращения производства у металлургов, плюс погода… В результате объемы сжигаемого угля уменьшились и образовалась задолженность энергетиков за поставленный уголь. Пойдя по пути наименьшего сопротивления энергетики начали отказываться от угля – «вы нам его не везите, потому что мы за него не рассчитаемся».   Что сделала Тимошенко в этом случае? Она поставила задание энергетикам – создать госрезерв, забить склады, все что угодно, только весь объем добываемого в Украине энергетического угля вы обязаны закупить. Сейчас Минтопэнерго возобновили закупки угля, но соответственно, их финансовые планы не сбалансированы под такие остатки. Плюс падение производства, плюс нерасчеты за электроэнергию теми же металлургами, химиками и т.д. Все это привело к тому, что у них появляется кассовый разрыв. Покрыть его нечем. У шахтеров свои проблемы – уголь отгрузили, ресурсы есть, но оплату за этот уголь энергетики не подтверждают. И здесь на помощь горнякам снова приходит Юлия Тимошенко, - ею достигнуты договоренности, что завтра-послезавтра Сбербанк выделяет энергетикам 625 миллионов гривен для расчета перед угольщиками. Всего разрыв в долгах Минтопэнерго перед Минуглепромом составляет 1млрд. 200 миллионов, но первый – самый критический транш, позволит смягчить ситуацию. Сегодня задолженность по заработной плате составляет порядка 390-400 миллионов гривен за октябрь. Таким образом, плечо задолженности по заработной плате составляет 15-20 дней. Да – это неприятно, но это не глобальная задолженность. К тому же, долг по зарплате в размере 117 миллионов получен в наследство от правительства Януковича. Поэтому сейчас задача – за счет 625 миллионов, которые Министерство получит от Сбербанка,   полностью провести расчет по долгам за заработную плату за октябрь, и частично за ноябрь. А в декабре энергетики  своими текущими платежами закроют задолженность по зарплате за ноябрь. Иными словами, задача поставлена такая – в декабре полностью погасить всю задолженность. Пока все, слава Богу, четко идет по плану.
Плюс – принят закон о повышении престижности шахтерского труда и сегодня в Украине уже более 200 тысяч шахтеров-пенсионеров получают пенсию почти в два раза выше, чем это было раньше. Плюс – в 2008 году добыча угля впервые не падала, а, наоборот, начала подниматься. Более того есть надежда, что добыча по сравнению с 2007 годом увеличится на 4 миллиона тонн. Жаль, кризис…
 
- Вы так говорите, как будто в угольной промышленности кризис уже закончился. Но ведь у тех же металлургов ситуация кардинально не изменилась.
- Я говорю о том, что если бы не мировой экономический кризис, который сильно задел горно-металлургический комплекс, то наша угольная отрасль впервые, в 2009 году, вышла бы на сбалансированный уровень и перестала бы зависеть от дотаций. Никто не ходит в розовых очках, и в Минуглепроме понимают, что на рынке коксовых углей останутся проблемы. И так как потребности металлургов украинский коксовый уголь удовлетворял всего на 30% , то не менее тяжело металлургам, которые должны зайти в конкурентно-способную цену металла. Я уверена, что они должны сейчас отказаться от мысли, быть прибыльными. Им надо выгрызать свои внешние рынки, иначе из кризиса они будут выходить сложно.
Также думаю, что инстинкт самосохранения сработает в любом случае, и уже в декабре металлурги будут достаточно конкурентно-способными. Железорудку опустили в цене, коксовый уголь почти в три раза опустили, тарифы для УГМК уменьшили, экспортный рынок начал потихонечку оживать. По предварительным оценкам горно-металлургический комплекс в мире в 2009 году упадет на 20%. Если наша металлургия упадет в 2009 году на 20% по сравнению с 2008 годом, то это будет все равно больше чем в 2007 году.
 
Проблема в другом, - в том, что когда отечественные коксовые шахты вывели на мировую цену, они стали самоокупаемыми и даже прибыльными. Сейчас при такой цене и выросшем фонде заработной платы, они становятся дотационными. Поэтому главная задача сейчас – приватизировать коксовые объединения. В них в любом случае заинтересованы металлурги, потому что для них это подушка безопасности. По разговорам с металлургами, я понимаю, что им это интересно. И если грамотно сформировать пакеты, если грамотно выставить условия, то коксовые объединения будут приватизированы и это был бы большой плюс для этих предприятий.
 
 
- Сейчас в Донецке обсуждается информация, о якобы договоренности между Вами и ДЭТЭКом, что ДЭТЭК получает «Добропольеуголь» и таким образом монополизирует угли марки «Г». За это он отказывается от борьбы за «Ровеньки» с «Свердловск», которые достаются Вам, и Вы, таким образом, монополизируете рынок углей марки «А».    Что Вы скажите на это?
- Скажу, что для того, чтобы монополизировать рынок марки «Г» нужно еще купить «Луганскуголь», пару шахт в Луганской и Донецкой областях. Чтобы монополизировать рынок углей марки «А» нужно понимать, что с этими углями делать дальше, так как марка «А» потеряла все экспортные рынки в связи с мировым финансовым кризисом. В общем, это очередные сплетни. «Добропольеуголь» - перспективное объединение. Сейчас оно находится не в лучшем своем состоянии, но по-прежнему достаточно интересное. Это логично, что компания ДЭТЭК одна из первых, которой будет интересно его приватизировать. 
 
- То есть, переговоры шли, договоренности какие-то есть?
- Если «Добропольеуголь» будет выставлено на приватизацию, - это будет открытый конкурс. Здесь не нужны какие-то особые договоренности. Под столом никто никому никакие акции передавать не будет. А что касается «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит», то эти объединения по закону не подлежат приватизации. Да никто и не рискнет их приватизировать, так как это фундамент государственной энергетической независимости.
 
- На днях был назначен еще один первый замминистра углепрома. Его связывают с Вами, и говорят, что он может стать заменой Полтавцу, который готовится уйти на пенсию.
-   Вакансия первого замминистра была достаточно давно. Новую вакансию специально никто не вводил. Сейчас Министерство угольной промышленности также как и любое другое остро нуждается в кризис-менеджере. На сколько мне известно, первому заму поручена реализация всех антикризисных мероприятий, которые проходят в углепроме. Не знаю точно, почему министр остановился именно на Офицерове. О себе могу сказать, что знакома с ним, ранее он возглавлял «Свердловантрацит» и смог вывести это объединение в короткий срок на достаточно хорошие результаты. От министра я не слышала, чтобы он собирался на пенсию.
 
- Почему Вас так демонизируют в СМИ? Вам или Вашей семье принадлежат какие-то фирмы, работающие в этой отрасли?
- Нет. В углепроме нет моих назначенцев, как пишут, ни одной моей фирмы, нет никакого бизнеса, никакой собственности. Почему именно я? - потому что в отрасли сложились схемы, которые работали много лет. И это всех устраивало. А так как я народный депутат от Луганщины, и детство, проведенное в папиных нарядных, дает о себе знать, - я получаю колоссальный объем информации не сверху, а снизу. Поэтому для меня не является секретом - как, что работает, какие где есть проблемы. И в команде с Министром, как глава комитета Верховной Рады по вопросам промышленной политики, мы начали эти проблемы постепенно, шаг за шагом закрывать.   Кому-то, наверное, не нравится, что я эти схемы знаю, что я открыто о них заявляю, поднимаю эти вопросы на заседании Кабинета министров. Накладывают отпечаток опять же политические слухи… Если бы ничего не делала, сидела, молчала – никому не мешала, то и не попадала бы под обстрел в этих информационных войнах. Быть представителем БЮТ на Донбассе, поверьте, не просто. Ты становишься на острие политической и клановой борьбы. Я понимаю, что если есть сила духа, желание идти вперед – достигаешь цели, поддаешься соблазнам – уходишь в сторону. А соблазны порой велики. Я догадываюсь, кому мешаю, пусть эта грязь останется на их совести.
 
- Кому Вы мешаете?
- Здесь нет экономики. И нет политики. Это чистой воды политиканство. Ну разве будут равнодушны конкуренты, что впервые за последние годы День шахтера на национальном уровне прошел именно в Луганске? Несмотря ни на какие противостояния. Что именно этим Правительством был принят Закон «О престижности шахтерского труда»? В то время как Партия регионов последние 17 лет только анонсировала его принятие. А спуск премьера Тимошенко в шахту? Такие наши поступательные действия и явная поддержка шахтеров привела к росту рейтинга БЮТ на Донбассе и, соответственно, к поддержке Тимошенко шахтерами. Я не говорю уже об экономических и социальных реформах: рост зарплат, пенсий, цены на уголь. Оппоненты не хотят об этом слышать, не хотят делать альтернативные шаги, они могут только смешать с грязью. Даже письма Тимошенко писали, правда, ни один подписант так и не нашелся. Есть такая фраза «Не стоит бороться со свиньями. Можно испачкаться и к тому же доставить им удовольствие». В последнее время я часто ее держу в уме.
 
Подобным политиканством, к моему сожалению, порой занимаются не только видимые оппоненты из других политических партий. В этом году я впервые на себе прочувствовала, что такое внутривидовая война. Как по Дарвину. Ощущения, честно скажу, не из приятных. Но то, что меня не убивает – делает меня сильнее. Несмотря ни на что, я готова идти вперед.
 
- Как долго на Ваш взгляд продлится кризис?
- В кризисе, который переживает сейчас Украина, есть колоссальное внешнее влияние. Сейчас важно запустить внутренний рынок. Девизом каждого в борьбе с кризисом должен стать «Покупай украинское». Особенно важно пересмотреть все импортозаменяющие товары и сделать конкурентоспособными ведущие отрасли. Задача номер один - заинтересовать инвесторов, чтобы они привели в Украину свои деньги. Я уверена, что инвесторы еще полгода посмотрят на ситуацию в мире, поизучают ее и начнут размещать свои ресурсы. Вот нам к тому моменту нужно быть готовыми, а значит сбалансированными и интересными. Тогда часть этих денег придет в Украину.
 
- Но мы же понимаем, что под президентские выборы инвестор сюда вряд ли придет.
- Я так не думаю. Инвесторы настолько адаптированы к политическим бурям, что их это не пугает. Меня больше волнует, чтоб не зашли в Украину так называемые «черные» инвестиционные фонды. Если сейчас банковская система под воздействием и содействием Национального банка не начнет кредитовать реальную экономику, это станет первым толчком к ярмарке-распродаже дисконтного имущества отечественного бизнеса. Украинский бизнес начнет за бесценок продавать свое имущество. Сейчас как никогда нужно запустить деньги обратно в экономику. 
 
 
Справка пресс-службы Н. Королевской: в четверг вечером, 11 декабря, шахтеры получили кредит в размере 412 млн. грн. Заработная плата за октябрь 2008 года выплачена всем шахтерам государственных шахт в полном объеме.
 
Беседовал Сергей Гармаш, «Остров»


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: