Суббота, 18 августа 2018, 02:191534547968 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Донецкая "регионалка": вчера, сегодня, завтра

Вчера исполнилось 11 лет со дня проведения в Донецкой области консультативного референдума по вопросу федеративно-земельного устройства Украины. 29-30 марта - пообещал две недели назад председатель Донецкого областного совета Борис Колесников, - будет принято решение о целесообразности проведения еще одного подобного референдума. Правда, уже не областного масштаба.

Вопреки расхожему утверждению о невозможности повторного вхождения в одну и туже реку, нынешний губернатор Донетчины Вадим Чупрун второй раз встал у руля области в условиях активной эксплуатации проблемы регионализации и автономизации Украины. Первый раз с "призраком сепаратизма" (или, говоря более политкорректным языком, федерализма) Вадим Прокофьевич столкнулся в ноябре 1992 года, когда возглавил Донецкий областной Совет.

Распад Советского Союза привел к полному разрыву традиционных экономических связей и вызвал серьезные проблемы в украинской экономике. Выход из сложившейся ситуации был предложен донецкими политиками и поддержан шахтерами. Донецкий стачком выдвинул к Верховной Раде Украины 9 пунктов требований, среди которых важное место занимала идея федерализации Украины и предоставления в этом контексте Донбассу значительной хозяйственно-экономической самостоятельности.

В октябре 1992 года шахтеры в очередной раз пикетировали Верховную Раду. С помощью депутатов от Донецкой и Луганской областей им удалось добиться встречи со спикером ВР Иваном Плющем. Иван Степанович, по словам принимавшего участие в переговорах члена Донецкого стачком Юрия Болдырева, выступил в роли человека поддерживающего большинство шахтерских требований. В том числе, спикер заявил, что он является активным сторонником федеративно-земельного устройства Украины. Без этого, по мнению И.Плюща, невозможно построить рыночную экономику. Политик пообещал, что этот принцип он активно будет поддерживать при обсуждении проекта Конституции Украины.

Однако далеко не все в Киеве и Донецке разделяли федералистические убеждения председателя Верховной Рады. Примерно в это же время из Киева в Донецкую областную прокуратуру поступило предложение разобраться с некоторыми политическими силами, активно пропагандирующими опасные, по мнению центра, идеи федерализма. Инициатором прокурорской проверки выступила Донецкая областная организация Демократической партии Украины. Областные лидеры ДемПУ И.Бирчак и В.Суярко направили заявление президенту Л.Кравчуку, в котором требовали запретить деятельность самых активных проводников идеи федеративно-земельного устройства - Интердвижения Донбасса, возглавляемого Д.Корниловым и Движения за Возрождение Донбасса под руководством А.Базилюка. Весьма показательно, что этот поединок выиграли ИД И ДВД: облпрокуратура не нашла в действиях федералистов состава преступления.

Дальнейшее развитие противостояния между Донбассом и Центром вылилось в очередную шахтерскую забастовку. На этом фоне Донецкую область возглавил новый руководитель. 12 ноября 1992 года на сессии областного Совета председателем облсовета был избран Вадим Чупрун. Кстати, среди кандидатов на этот прост был и стачкомовский лидер Юрий Болдырев, но он заявил самоотвод. Кандидатура Чупруна прошла без особых проблем. Вадим Прокофьевич пришел в "советскую власть" из Донецкого обкома партии. После августа 1991 года, когда КПУ была объявлена вне закона он демонстративно зарегистрировался на бирже труда в качестве безработного. "Когда обком был закрыт, я, естественно, остался без работы. В глубине души надеялся, что те, кто раньше искал моей дружбы, помогут, предложат место. Но был жестоко наказан. Сам я ни к кому не просился…", - рассказывал новый председатель в интервью "Вечернему Донецку". Но все произошло почти по-булгаковски: "Сами предложат и все дадут". Без руководящей работы секретарь обкома оставался не более двух месяцев, а еще через год он вновь вернулся в "Белый дом".

В качестве первоочередной задачи в новой должности Вадим Чупрун назвал наведение мостов с тогдашним наместником президента в Донецкой области Юрием Смирновым и его командой: "Меня беспокоит взаимоотношение с администрацией. Нам надо понять, что вместе мы - все, а если дальше будем продолжать противостояние, понятное дело, это не на пользу делу. Я знаю очень многих в госадминистрации, постараюсь поговорить с ними, наладить деловые конкретные отношения".

В обозначенном в интервью газете "Жизнь" В.Чупрун ни слова не сказал о проблеме федерализации. Но, очевидно, председатель облсовета не мог отмахнуться от весьма популярной в Донбассе идеи.

В декабре 1992 года он был участником всеукраинской научно-практической конференции, посвященной актуальным проблемам управления территориями.

Рассказывая о дискуссиях, развернувшихся на конференции, Чупрун подчеркнул, что многих руководителей регионов не вполне устраивает проект Конституции, особенно в части провозглашения Украины унитарной державой.

Не преминул Вадим Прокофьевич еще раз заручиться поддержкой главного на то время киевского "федералиста" Ивана Плюща: "В докладе И.С. Плюща есть такие слова: «Утверждение о том, что преобразование областей в государственно-территориальные единицы приведет к обострению местного сепаратизма, автономизации и федерализации Украины, что не будет способствовать ее соборности, вряд ли обоснованы». Этим самым с нашей области и ряда других, которые добиваются большей экономической самостоятельности снимается ярлык сепаратистов…".

Воспользовавшись этим, Донецкий облсовет, возглавляемый В.Чупруном, выступил с предложением к Кабинету министров провести в так называемом Донецко-Приднепровском регионе экономико-правовой эксперимент по отработке механизма стабилизации промышленности, структурной перестройке экономики. Донецкие инициативы предусматривали особый режим функционирования банков, расширение полномочий обладминистраций в отношениях с иностранными инвесторами, делегирование на областной уровень права определять квоты и выдавать лицензии на производимые товары. Ни слова о создании каких-либо не вписывающихся в понятие унитарного государства образований в официальных предложениях облисполкома речи не велось. Возможно, именно поэтому в феврале 1993 года во время визита в Краматорск президент Л. Кравчук поддержал идею дончан.

Воодушевленный поддержкой президента Вадим Чупрун – редкий случай! – проговорил это "нехорошее" слово: "федерализм".

"Давно ведутся разговоры о федерализации. К сожалению, кроме слов, мы далеко не продвинулись. Многие цивилизованные державы с учетом своей специфики уже давно пошли по этому пути. Мы изучаем опыт Германии, Швейцарии, США. Взяли все, на наш взгляд, приемлемое для нас. Посоветовали внести официальную статью в проект Конституции страны. Мы предлагаем, если рассматривать схематично, федерализацию управления экономикой и систему формирования регионального рынка… Регионы обязаны иметь внутреннюю и внешнюю самостоятельность. Самостоятельность регионов укрепит государство", - заявил председатель Донецкого облсовета в интервью газете "Донецкий кряж".

Следует отметить, что на этом поприще Вадим Чупрун добился определенных результатов. Так в апреле 1993 года он разъяснял журналистам позицию облсовета, отметив при этом, что "в результате настойчивой борьбы Донецкая область с 22 места по бюджетному обеспечению на душу населения поднялась на 3 место. Если раньше область отдавала 70% в бюджет, а 30 оставляла, то на этот раз в области будет оставаться 40% от заработанных средств". Однако, внеочередная сессия Донецкого областного совета, по словам Чупруна, сочла эти достижения в формировании бюджета недостаточными и поручила облгосадминистрации ввести временные нормативы отчислений до рассмотрения этого вопроса на бюджетной сессии.

Эти идеи, успешно критикуемые и блокируемые в Киеве, вскоре были поддержаны более других страдающими от продолжающегося экономического кризиса шахтерами.

8 июня 1993 года началась еще одна шахтерская забастовка. Она за несколько дней охватила 157 шахт и 17 шахтостроительных управлений. К акции присоединились предприятия неугольных отраслей. В первый же день вседонбасской забастовки собралась коллегия областного Совета. Депутаты поддержали требования шахтеров и решили придать одному из них легитимную форму: вынесли на XV сессию облсовета вопрос… об автономии Донецкой области. В печатном, так сказать, виде тезис об автономии Донецкой области прозвучал в обращении коллегии к избирателям. В обращении же к высшему руководству страны говорится более мягко: "Областной Совет считает, что единственно возможной мерой стабилизации ситуации в регионе является немедленное до 14 июня принятие Президентом, Кабинетом Министров и Верховным Советом Украины требований областного Совета об установлении для бюджета области нормативов отчислений от общегосударственных налогов и сборов на уровне средних показателей по Украине, т.е, не менее 70% и режима функционирования субъектов предпринимательской деятельности и органов государственной и местной власти, определяемого пакетом документов об экономическо-правовом эксперименте, предложенном Советом и администрациями Донецкой, Днепропетровской, Запорожской и Луганской областей."

Любопытно, что сама по себе идея донецкой автономии отнюдь не нашла всеобщей поддержки бастующих, как это принято говорить сегодня. Ее сторонниками выступили стачкомы областного центра, а противниками – крупнейшие угледобывающие предприятия донецкой периферии: объединения "Шахтерскуголь", "Красноармейскуголь" и другие. Их главными требованиями были досрочные выборы в Верховный Совет. Что касается автономии Донецкой области, то позицию несогласных с ней выразил лидер НПГУ Александр Мриль По его мнению, требование автономии с практической стороны неверное, его не обсуждали на совете представителей НПГУ и не принимали. Как писала газета "Акцент" А.Мриль сказал, что если в вопросе автономии правительство пойдет на уступки, то могут появиться другие требования типа создания Донецко-Криворожской республики. "Я понимаю, что украинцы не позволят расчленить страну, и поэтому меня пугает кровопролитие".

Добившись частичного решения исключительно проблем угольной отрасли, шахтерская забастовка была прекращена. Но идея, что именно региональное самоопределение является ключом к развязыванию сложнейшего узла экономических проблем осталась. Осенью 1993 года она обрела свое название: региональное экономическое самоуправление (РЭС).

В начале октября 1993 года после многочисленных совещаний представителей шахтеров с работниками других отраслей, консультаций с местными властями было принято решение о том, что шахтеры гарантируют облсовету поддержку в реализации основных положений РЭС. В случае сопротивления центра донецким инициативам шахтеры обещали прибегнуть, в том числе и к крайним мерам: прекращение отгрузки за пределы области продукции, выпускаемой по госзаказу, блокирование банковских счетов, пикетирование транспортных магистралей. И, как писала газета "Город", "отметая напрочь все подозрения насчет сепаратизма, шахтеры не скрывают, что рассматривают РЭС как первую ступеньку к федеративно-земельному устройству Украины". Шахтеры, обещая помощь властям, откровенно заявляли, что рассматривают этот союз как "невольный альянс до следующих выборов". В случае если областная законодательная власть не станет бороться за увеличение самостоятельности региона, шахтеры пригрозили, что будут требовать отставки облсовета.

Другими словами, трудовой Донбасс давил на местную власть. Областной Совет, таким образом, оказался между двух огней. "Или вы нас разгоните, или президент", якобы сказал председатель облсовета В.Чупрун сопредседателю Донецкого стачкома Михаилу Крылову, о чем последний заявил в одном из интервью. Видимо, в свою очередь будущий дипломат делал все возможное, чтобы руководимый им облсовет не разогнали ни первые, ни второй…

Во всяком случае, в вопросе донецкой автономии дальше революционных лозунгов не пошло. Депутат облсовета Тамара Кулишова подготовила проект постановления по региональному самоуправлению с указанием срока, в который президент должен предоставить его Донецкой области. Предложение не прошло, за него проголосовало всего 83 человека. Вместо принятия конкретного решения была заслушана информация председателя, которая по регламенту не обсуждается и решение по ней не принимается. "Я была категорически против, убеждала Вадима Прокофьевича, сама составила проект решения, но единственное, чего удалось добиться, это хоть какого-то обсуждения", - говорила в интервью газете "Город" Тамара Кулишова. "Чупрун на решительные действия не пойдет, потому что не хочет рисковать своим портфелем. Для такой острой, взрывоопасной области, нужен другой лидер… Чупрун очень работоспособный, исполнительный работник, но это человек застойной закалки, в нем нет политической смелости, это просто не политик. К тому же, представьте себе, он искренне верит, что в Киеве все "порешают" с той же региональной самостоятельностью", - сокрушалась она.

К "топору" звали Донбасс даже некоторые руководители донецких предприятий. В частности, директор шахтоуправления "Донбасс" Ю.Баранов на совещании представителей угольной отрасли, на котором, кстати, присутствовали и представитель президента Ю.Смирнов, и председатель облсовета В.Чупрун, заявил, что он не верит в результативность переговоров с Центром, и призвал создавать революционные штабы и вооруженные силы для отстаивания идеи региональной самостоятельности.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что оглядка на Киев и отказ от экстремистско- революционных методов борьбы за донецкую независимость имели разумные объяснения. В частности, в октябре 1993 года, выступая на сессии облсовета, Вадим Чупрун обратил внимание поклонников немедленной федерализации на тот факт, что "на сегодня 40% предприятий области практически стоят, рабочие многих из них по 8-9 месяцев гуляют в вынужденных отпусках". По мнению председателя областного совета, говорить о получении экономической самостоятельности три года назад "это было одно. Теперь совсем другое. Риск провалить дело – огромный. Последствия – слишком тяжелы". Поэтому Вадим Прокофьевич действовал крайне осторожно и добился определенных уступок со стороны Центра. В частности, Л.Кравчук подписал Указ "О делегировании Днепропетровской, Донецкой, Запорожской и Луганской областным администрациям по управлению имуществом, находящейся в общегосударственной собственности". Согласно Указу, перечень этих объектов должен быть определен до 26 декабря 1993 года. В Донецкой области в местное управление должно было отойти более 400 объектов.

Правда, Указ президента о региональной собственности блокировался на уровне Кабинета Министров. В конце концов, КМ принял постановление о передаче объектов госсобственности в подчинение области. Однако, как отметил глава Донецкого облисполкома В.Чупрун, перечень и количество этих объектов "абсолютно игнорирует наши предложения и не даст никаких прав региону в экономике". Прежде всего, вместо 400 объектов область получила чуть больше 200. Во-вторых, "региональщики" получили самые неприбыльные, находящиеся на грани банкротства предприятия.

Именно поэтому областной совет 6 декабря 2003 года принял решение об отказе перечислять в госбюджет 5-7 миллиардов карбованцев ежедневно в счет задолженности Киева перед регионом. Киев грозно попытался прикрикнуть на неплательщиков, однако был вынужден смириться.

Но самое главное, что украинский парламент и слышать не желал ни о какой регионализации Украины. На очередном заседании ВР утвердила отчисления регионам из госбюджета. Донецкая область согласно этим нормативам справедливо посчитала себя обделенной. И 15 марта 1994 года сессия Донецкого областного Совета приняла решение утвердить собственный региональный бюджет, идущий вразрез с киевскими указаниями. Донецк перестал перечислять в Центр требуемые суммы, оставляя их в распоряжении области. Началась так называемая бюджетная война. Национальный банк Украины, руководимый Виктором Ющенко, дал распоряжение своему донецкому отделению не выполнять решения сессии. Руководитель донецкого отделения НБУ В.Тихий отказался выполнять команду из Киева. Вместо ожидаемой отставки донецкого банкира на "бюджетном фронте" наступило перемирие. В.Чупрун, оценивая результаты переговоров "донецких" с "киевскими" говорил о том, что он никогда не чувствовал "такого внимательного отношения к Донбассу". Однозначно, в этой сложной ситуации обе стороны пошли на определенный компромисс. Глава Нацбанка В.Ющенко не стал снимать с работы руководителя донецкого отделения НБУ. Не уволили так же начальника Донецкого облфинуправления М.Пабата. Донбасс в ответ на эти индульгенции, получив более-менее легальный канал давления на Киев, отказался от пикетирований, блокирований и других псевдореволюционных акций.

Кроме того, 27 марта 1994 года, одновременно с парламентскими выборами, донецкий облсовет провел совещательный опрос (консультативный референдум) по вопросам автономии и свободного функционирования русского языка. В бюллетене было написано: "Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила: 1) функционирование русского языка в качестве государственного языка наряду с государственным языком? 2) федеративно-земельное устройство Украины? Естественно, жители Донбасса проголосовали "За" как по первому (приблизительно 90% голосов), так и по второму (около 80%) вопросам. Генеральная прокуратура моментально заинтересовалась правомерностью проведения этого опроса. Дело дошло до суда. Ворошиловского районного народного суда. В конечном итоге суд пришел к выводу, что итоги местного референдума не имеют правового значения. Однако Донецкая область однозначно высказала свою позицию по этому вопросу. Тем более, что итоги волеизъявления были представлены Киеву как предложения в проект Конституции Украины.

Так что вполне можно говорить об определенных успехах донецкой обладминистрации и донецкого облсовета в деле отстаивания интересов региона. Этот успех надо было закреплять, но грянул форсмажор – внеочередные выборы Президента Украины. Одновременно проводились и выборы голов областных Советов. Было принято решение избирать их всенародно. Таким образом предисполкома получал практически губернаторские полномочия.

Это пробудило амбиции и открыло дорогу в донецкую власть людям, несомненно, новой нежели, например В.Чупрун, формации, но достаточно далеким от идей регионального самоуправления. Речь идет о так называемом "среднем поколении" дончан, лидерами которого стали президент многопрофильной корпорации "Атон" Евгений Щербань и его однофамилец из "Дела всех" Владимир Щербань. В местной и часто подконтрольной однофамильцам Евгению и Владимиру прессе развернулась активная кампания по дискредитации осторожного Вадима Чупруна и раскручиванию кандидата в председатели облсовета Владимира Петровича Щербаня. После победы последнего особых телодвижений донецких властей в сторону какой либо самостоятельности не наблюдалось. Да и избранный вместе с Щербанем новый президент Украины Леонид Кучма сделал все, чтобы ликвидировать остатки "советской власти" на местах. Уже 6 августа 1994 года он издал Указ о подчинении Президенту всех председателей областных, городских и районных Советов. В несколько сглаженном варианте пропрезидентская, откровенно унитаристская модель разделения властей в Украине нашла свое отражение в принятой летом 1996 года Конституции Украины.

О "донецкой автономии" надолго забыли. Воскресла эта идея только в период президентского марафона-2004, когда команда кандидата В.Януковича почувствовала, что победа уходит из рук. Через поспешные сессии облсоветов, заявляющие о местных референдумах по вопросам автономии, через съезды депутатов всех уровней и "великие географические открытия" о том, что до Киева – 600 километров, а до России – всего 40, руководители, поддержавшие Януковича сформулировали более менее приемлемый лозунг – "федерализация" Украины. "Это не сепаратизм, говорят они, а конституционное право украинского народа". Не будем спорить о терминах. Однако в Конституции четко записано, что Украина является унитарным государством. Это 2 статья первого раздела, носящего название "Общие принципы". Для того чтобы внести в этот раздел изменения, например, заменить одно слово – "унитарное" на "федеративное" - необходимо пройти сложную конституционную процедуру. Она описана в специальной главе Конституции: "Законопроект о внесении изменений в раздел I "Общие принципы"… подается в Верховную Раду Украины Президентом Украины или не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины и, при условии его принятия не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины, утверждается всеукраинским референдумом, который назначается Президентом Украины". Говоря проще, для того, чтобы конституционным путем сделать Украину федеративной необходимо, чтобы эту идею в парламент внес президент или 301 депутат. Потом не менее чем 301 народный избранник должен за этот законопроект проголосовать и только после этого назначается всеукраинский референдум. То есть референдум завершает этот процесс, а не начинает. Поэтому, так называемый, сбор подписей "за федерацию" и "за референдум" является как минимум популистским, как максимум - антиконституционным.

Но даже не это главная причина того, почему идея донецкой автономии обречена на провал. Тогда в далеких 1992-94 годах "регионалка" появилась как реакция населения Донбасса на мощный экономический кризис и всеобщее обнищание населения. Народ искренне верил, что если прекратить кормить Киев и западные области, то Донбасс превратиться в процветающий край. Край угля и металла. Корни же сегодняшних заявлений о федеративно-земельном устройстве сугубо политические. И хотя опять на гора поднимаются тезисы десятилетней давности о несправедливой для Донбасса бюджетной политике Центра, все прекрасно понимают, что на самом деле проигравшая сторона любыми путями стремится удержаться у власти. Пусть даже в рамках не всей Украины, а всего лишь Донецко-Криворожской республики. Похоже, что не живучесть своей идеи, начинают понимать и лидеры федералистских процессов. Слово «федерализм» все реже слетает с их уст. Сейчас предпочитают говорить о расширении прав регионов. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поскольку федерализм – это механизм собирания разных земель в единое государство. В случае уже состоявшейся единой и унитарной Украины, лучше говорить о местном самоуправлении…

Александр Пехотин, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: