Вторник, 16 октября 2018, 01:141539641646 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Вадим Чупрун: "Я все-таки донецкий"

Главное впечатление, которое я вынес из губернаторского кабинета: видимо, в Туркменистане все не так уж плохо, как это принято у нас считать. По крайней мере, приехавший оттуда Чупрун кажется совершенно политически не испорченным. По сравнению с нашими, всегда «продуманными» чиновниками и завирающимися, в большинстве своем, политиками, новый донецкий губернатор производит впечатление человека абсолютно искреннего. Даже неосторожно искреннего. Иногда хотелось сказать: остановись, не отвечай на этот провокационный вопрос, тебе это аукнется. Но я не говорил этого из журналистской гадскости, а он, своей обезоруживающей простотой, делал самый сложный вопрос простым как погода. Иногда я задавал контрольные вопросы, ответы на которые знал. И он, порой, дипломатично уходил от ответа, но ни разу не соврал. Говорил сбивчиво. Трибун из него никакой. На месте пресс-службы я бы минимизировал количество дежурных пресс-конференций. Но заряжающая энергетика, и какое-то идеологическое, в хорошем смысле - советское, желание сделать людям лучше, поставить власть на служение народу, компенсируют этот недостаток. «Либо ты испортишься, либо тебя съедят» - думал я, пытаясь подогнать его не типичность к нашим привычным чиновничье-политическим стандартам. А может и вправду, что-то в этой системе меняется? Время покажет.

- Мне всегда было интересно, почему в губернаторском кабинете обязательно есть портрет президента. Это что, «державне око»?

-Нет, почему… Просто существует традиция. Уважение к Президенту должно быть у всего народа и в первую очередь тех людей, которым он доверил проводить свою политику на местах.

- Президент подписывает указы о назначениях, но кто назвал ему Вашу кандидатуру. Чья Вы квота?

- Я не знаю. По-видимому, тут сработал не один фактор. Прежде всего свою роль сыграла ситуация в области и то, что по долгу службы я был вне политики, вне всех идеологических направлений и партий. Я проводил политику государства за рубежом и привык к тому, что должен защищать интересы нашего государства и нашего народа. Может быть, на это повлияло и то, что деятельность нашего посольства в Туркменистане была, согласитесь, эффективной. Сотрудничество между Украиной и Туркменистаном имеет положительный результат. Второй момент – я все-таки донецкий и проработал и в хозяйственных, партийных, советских органах много лет. Повлияло, видимо, и то, что та команда, которая одержала победу, – всех их я хорошо знаю, и они меня хорошо знают. Мы работали с Виктор Андреевичем Ющенко когда он был еще премьером. Мы знакомы с премьер-министром Юлией Владимировной Тимошенко. Она приезжала с визитом в Туркменистан. Не знаю, кому первому пришла мысль обо мне…

Может быть, сработал и такой момент - даже после возвращения в Украину пожелание нашего руководства и руководства Туркменистана, заключалось в том, чтобы я оставался так сказать в обойме по решению многих вопросов, которые связаны с центрально-азиатским регионом, и конкретно, с Туркменистаном.

- А вы не выпадаете сейчас из этой обоймы, уйдя в Донецкую область?

- Пока я этого не чувствую. Последний визит нашей делегации в Туркменистан свидетельствует об обратном.

- Что дадут Ваши отношения с Туркменистаном конкретно нашему региону? Есть какие-то совместные проекты?

- Мы только начинаем эту работу. Полторы недели назад достигнуты договоренности о расширении сотрудничества Донецкой области с Туркменистаном и в сфере реализации инвестиционных проектов и в сфере товарных поставок. Наш регион всегда обеспечивал значительную долю этих поставок. Это естественно – Донбасс крупнейший потребитель туркменского газа среди регионов Украины. Но я хочу сказать о другом. Перечень товаров и материалов, которые востребованы в Туркменистане, из года в год меняется, меняются потребности страны. И я бы очень хотел, чтобы предприятия Донбасса знали об этом и корректировали свои производственные планы. Чтобы продукция, которая сегодня не выпускается в Украине, но нужна Туркменистану или понадобится через год, начинала производиться у нас, а не закупалась в России или еще где-то.

Сегодня мы начинаем собирать и обобщать информацию о предприятиях Донбасса, номенклатуре их продукции и возможностях по развитию производства. Думаю, с течением времени нужно будет организовать визит наших бизнесменов-производственников в Туркменистан, другие страны региона. Нужно развивать эти связи, развивать сотрудничество.

- Вы были председателем Донецкого облсовета как раз в период, когда достаточно остро стояли вопросы федерализации, автономизации. Сейчас Вы вернулись в область, когда этим процессам снова пытаются придать динамику…

- Вы знаете, я к федерализации отношусь спокойно. Только в основе должен быть один главный принцип – Украина должна быть единым, суверенным государством. В самом начале, когда Президент представлял меня активу области, я сказал, что Донбасс без Украины невозможен. Точно, так как и Украина без Донбасса. Это единое целое.

А что касается федерализации, то у востока и запада есть своя специфика. И не надо обвинять Донбасс в том, что у него тяга к федеральному устройству. Донбасс – это живые люди, полноправные граждане Украины и они имеют право на собственное мнение. И никто не может запретить им его высказывать.

Я думаю, что вопрос федерализма – это рецидив избирательной кампании, которая строилась на противопоставлении, а не на конструктиве. Я уже говорил, что у меня, стороннего наблюдателя, сложилось впечатление, что в стране выбирают между абсолютным добром и абсолютным злом. А не между путями развития общества, как в любой нормальной стране.

Остается только надеяться, что пыль от выборов осядет, люди успокоятся и увидят, что ничего страшного не произошло, что страна продолжает развиваться и делает это быстрыми темпами. Моя задача, как руководителя Донецкой области – работать на консенсус, на заживление психологических ран и на развитие страны. Через развитие региона. Федерализация нужна тогда, когда она служит не разделению страны, а наоборот, направлена на единство. Я за расширение экономических прав регионов. Понятно, что экономические проблемы, как и точки потенциального роста, лучше всего видны на месте. Если будут экономически сильными регионы, государство всегда будет сильным. Но есть и такие проблемы, которые Донбассу не осилить без помощи Центра.

В экономической плоскости есть проблемы с тем же бюджетом, когда мы все деньги отправляем в Киев, а потом ждем так сказать милости от природы. А возвращение назад денег другой раз не всегда складывается удачно. Формировать местный бюджет надо таким образом, чтоб те потребности, которые существуют в рамках закона, нормативных актов, формировались и потреблялись на месте.

- Президент Ющенко, когда представлял Вас активу области, пообещал, что его внимание «будет приковано к Донбассу». Это чувствуется? В чем конкретно проявляется?

- Вы знаете, чувствуется. Центр очень оперативно реагирует на поднимаемые нами вопросы. Реакция мгновенная. Не могу сказать, что мы ей особенно пользуемся. В первую очередь потому, что я только начинаю понимать с чего надо начинать решение существующих проблем.

В моем характере – прежде чем протянуть руку за помощью, я должен исчерпать все свои возможности для решения этой проблемы. Если я сам сделал все от меня зависящее, - только тогда я буду просить помощи. Многие вопросы мы сейчас разрешаем сами. Это и колоссальные долги по энергоносителям, и пенсии и те же зарплаты. Но прежде чем я сам изучу, где мы сами допустили ошибки и упущения, пока мы это не устраним, я выходить за помощью к центру не собираюсь.

- Когда Вы говорите «мы» - кого имеете в виду?

- Мою команду. Вот сейчас говорят «пришел без команды». Вы знаете, здесь команда была, люди есть, и подавляющее большинство занимают свои места достойно. Некоторым надо просто изменить мышление.

- Вы думаете, это легко сделать?

- Очень тяжело. Поэтому некоторым надо просто ускорить движение: не способен – уходи. Некоторые, может быть, присматриваются к развитию событий. Кто-то еще ходит на работу, а сам уже ищет новое место. Эту категорию я предупредил сразу: или работай с полной отдачей, или освободи вакансию. Меня сейчас многие ругают, почему так долго затянул с ротацией кадров…

- Ругают только пресса, или и руководство из Киева?

- Нет, из центра еще никто не упрекнул, оттуда только предложения в отношении будущих кадров. Это есть. Целые списки отправляют. Но меня никто не заставляет менять кого-то по идеологическим соображениям. А вот здесь, на местах, об этом много пишут. Наверное, это правильно. Пресса должна делать свое дело – комментировать, рассуждать, докапываться до правды. И я на это смотрю, может не спокойно, но рационально.

Просто мне необходимо избежать ошибки. Я хочу тщательно просмотреть людей из старой команды – людей с опытом и знаниями. Нескольких замов я сразу отправил в отставку. Те, кто работает с приставкой и.о., … пока я им даже замечание не имею оснований сделать, не то, что говорить, что меня подвели или саботируют…

Хочу присмотреться и к представителям новой команды – они, как правило, люди молодые и мне незнакомые. В общем: раз на меня возложили ответственность за регион, я хочу сформировать команду, которой доверяю.

- Вы проводите собеседования с главами райадминистраций. Каковы первые впечатления?

- Мне сделали хороший анализ по каждому району, вижу, кто как работает. Для меня сегодня главное, чтобы дело было. И если как только проблема обнаруживается, он начинает рассказывать: да, мы обратим внимание. Знаешь что, обращать внимание у тебя было достаточно времени. Пиши когда будет решена эта конкретная проблема. Он пишет, расписывается и тут же отдает тому, кто контролирует этот вопрос. Подойдет указанный срок – доложишь мне. Вот это, - говорю, - тебе экзамен, это тебе оценка, это балы будут. Любое слово теперь должно быть подтверждено конкретикой и система контроля должна быть. У тебя все программы, которые ты подписывал, должны лежать на столе. Каждый пункт – это твоя повседневная работа. И если ты наобещал рабочих мест, создание социальных условий, но не знаешь, как это выполнить, то лучше сразу скажи «я не способен». Тогда я не буду на тебя надеяться…

- И есть такие?

- Вы знаете, сегодня из пяти глав райадминистраций ни одного такого не нашлось.

- Вы уже определились с Вашими заместителями: Кто будет первым замом?

- Первого зама пока нет. У меня есть кандидатуры, я с ними работаю, но окончательно этот вопрос еще не решен.

- В Партию регионов вступить не собираетесь, чтоб быть ближе к своим подчиненным?

- Вы знаете, я пока считаю своим долгом всех политиков выслушать и найти рациональное зерно для пользы дела. Особенно в том, что касается социальных вопросов. Что касается моей партийной принадлежности, то Вы знаете, в какой партии я был. Последующие 10 лет я не имел права быть ни в одной партии, потому что представлял государство в целом. Этот вопрос для меня пока неактуален.

- У вас есть свой бизнес?

- Нет, нет и нет. Я живу на зарплату. Зарплата, которая у меня была за эти десять лет довольно солидная.

- Есть разница между зарплатой в «Нафтогазе» и главы администрации?

- Конечно.

- Где больше?

- В администрации меньше. Я посмотрел на зарплату в администрации и до сих пор думаю: как организовать работу и ее оплату так, чтоб эти люди были экономически независимыми. Кстати, во время первой беседы с Президентом, когда он собрал нас сразу после подписания указов о назначениях, этот вопрос стоял. Правда, я тогда об этом еще не задумывался, я еще не знал этих цифр. Но я считаю, что заработок людей, которые представляют власть, вот здесь, в этом здании, и те требования, которые мы перед ними ставим – это просто разные величины. Это одна из моих проблем. Я ведь с самого начала сказал замам: уважаемые коллеги, я требую отделить вас от бизнеса. Если у кого что-то есть, на первых порах подружитесь с законом, Я понимаю, что оторвать то, что уже есть трудно, но лоббировать свой бизнес, душить другой бизнес не дам. Параллельно я ставлю вопрос о поддержке малого и среднего бизнеса. Это тоже серьезнейший вопрос. Никакой монополии быть не может. Пока мы не увеличим долю малого и среднего бизнеса в ВВП области хотя бы в полтора раза – никогда мы не придем к нормальной экономике и рыночным отношениям.

- Вы на «Звездах шеста» встречались с Януковичем…

- Нет, не встречался. Я на «Звездах шеста» побыл часа два-три и уехал, а Виктор Федорович, говорят, приехал под конец из Луганска - мы разминулись.

- В Киеве, да и в Донецке, распространено мнение, что Чупрун ничего не сделает в Донецке, поскольку если он серьезно затронет чьи-то интересы, его просто физически уберут. Есть такие опасения?

- Лучше об этом не думать. Если ты берешься за дело и думаешь, что за это тебя могут физически уничтожить… А с другой стороны, если кто и думает это сделать – это серьезно.

- Чем Вы можете помешать кому-то настолько, чтоб человек хотел такого исхода?

- Не знаю. Своими подходами, может быть, к делу. Я еще не вижу, что кому-то наступил на больные места… Мне, кстати, Вы не первый задаете этот вопрос. Я начинаю задумываться, почему так часто задают мне эти вопросы.

- В Донецке задают, местные?

- Да, причем не только журналисты.

- Вы футбольный болельщик, спортсмен?

- Да, я начинал с футбола. Даже в 14 лет уже играл за взрослую команду. Неплохим футболистом был, всегда в центре играл. У меня первый разряд по легкой атлетике. Потом, когда уже поступил в институт, на втором курсе занялся классической борьбой. Вообще то я люблю спорт, очень люблю.

- То есть, можно будет Вас увидеть в ложе Ахметова на каком-нибудь матче?

- Конечно. Мне просто пока не удалось – когда «Шахтер» играл с «Шальке» в Донецке я летал в Ашгабад.

- А Вас приглашали?

- Пригласили.

- Вы с Ахметовым еще не встречались?

- Нет, не встречались, он говорят в отъезде. А вообще я очень спорт люблю. Я ежедневно, как бы то ни было, если себя не разгоню, - день пропал.

- В администрации не хотите спортзал сделать, чтоб не засиживались сотрудники?

- Сейчас надо делать то, что необходимо в первую очередь, от чего зависит дальнейшая ритмичность жизни. Себе выполнить задачу, которая даст возможность распределить функции и командой работать. Это, кстати, одна из самых больших проблем.

- Когда Ющенко выступал на Вашем представлении, он с угрозой говорил о федерализации, и было понятно, кому конкретно он это говорил. А вы сейчас довольно плотно общаетесь с этими людьми. Вас в этом не упрекают из Киева?

- Нет. И меня ничего такое не пугает. Пугает одно: не оправдать доверие. Я привык, что если кто мне доверяет что-то, я должен это оправдать. Я не люблю, чтоб у меня было хуже, чем у других. У меня и мама такая была, что если кто-то раньше вышел картошку сажать, или копать, мать, если увидит, что соседка взяла лопату – нам уже тогда жизни не было. Хоть праздники, хоть выходные, но мы должны раньше это сделать. И я такой. В Артемовском районе отработал 10 лет и считаю, что сделал максимум, чтоб этот район жил. Мне не стыдно и сейчас туда ехать. В посольстве в Туркмении тоже … Я был первый посол Украины. С нуля начинал. Ничего ж не было. Начинали с общежития в одной комнате. Я приехал без сотрудников, с женой. Обычно такого не делается. На следующий день приехал еще один человек – консул, и там мы в одной комнате находились, наверное, с месяц. А потом мы почти половину этажа забрали в этом общежитии. Телефона не было, внизу один автомат висел. Я попросил дончан прислать мне 300 метров кабеля, чтобы подсоединится к телефону. Потом нам дали дополнительное помещение на первом этаже. А третий и первый этаж в Ашгабаде это большая разница – это плюс три-четыре градуса. А кончилось тем, что через полтора года мы построили целый посольский комплекс. Это единственный, кстати, в Ашхабаде специально построенный посольский комплекс: и посольство и жилье, и все службы, и резиденция.

- А В Донецк Вы уже перевезли семью?

- Да, жена всегда со мной. Мы никогда и на сутки не отпускаем друг друга.

- У вас здесь родственники остались?

- Нет. У меня здесь были отец, мама, - они уже умерли. Дочери жили здесь. Все время. Полтора месяца назад я продал квартиру в Донецке. Знал бы, никогда бы этого не сделал. Забрал дочь в Киев, а самому теперь пришлось возвращаться. Они десять лет меня здесь ждали, в Донецке и в Артемовске. А приехал в Украину, четыре месяца поработал – я их туда, а сам сюда.

- Для области важно ее депутатское представительство в парламенте. У вас уже налажены какие-то связи с фракцией «Регионы Украины»?

- Да, мы постоянно общаемся. Вы понимаете, нельзя сказать, что я десять лет жил за границей. Ведь как бы то ни было, мы каждый день общались с руководством промышленных предприятий. Очень часто в свое время общался с Поляковым, Януковичем, Близнюком. Раньше я чаще ездил в Донецк. Даже первые пять-шесть лет работы мне в здании администрации предлагали кабинет, где я работал по всем предприятиям, которые пользовались туркменским газом. И это помогало решать многие вопросы.

Я не могу сказать, что выпал из жизни Донбасса. Прошло 10 лет, но я видел все изменения в динамике. Как будто я с Донбассом никогда и не расставался.

Беседовал С. Гармаш, ЦИСПД

Фото PhotoMIG



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: