Суббота, 18 августа 2018, 06:251534562749 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Вечером 22 января народный депутат Украины Надежда Савченко в очередной (третий) раз опубликовала уточненные списки военнопленных и заключенных, находящихся в Украине, на оккупированных территориях и в России. В первой версии списков один из документов изначально назывался списком «россиян и российских военнослужащих», находящихся в украинских тюрьмах. Но при детальном рассмотрении списков выяснилось, что заявления нардепа не в полной мере соответствовали действительности.

Корреспондент «ОстроВа» попытался разобраться, кем являются люди из "российского списка" Савченко и для чего депутату потребовалось публиковать их имена.

Что из себя представляет список «россиян»

Список, опубликованный 10 января, назывался «россияне и российские военнослужащие, содержащиеся в тюрьмах Украины». Именно их Савченко предлагала менять на украинских политзаключенных, находящихся на территории РФ и Крыма – 44 украинца на 103 россиянина. Но из сотни, якобы, россиян, только около 10 имели подтвержденное российское гражданство. При этом, двое были уже освобождены. Через неделю был опубликован уточненный список. Он уже был разделен на две части – в первой подтвержденные граждане РФ, всего 10 человек, во второй лица, которые могли иметь российское гражданство или хотели его получить. В основном этом граждане Украины, задержанные в зоне АТО за участие в боевых действиях и пособничество сепаратизму. В списке, опубликованном Надеждой Савченко 22 января, было уже 14 действительных россиян.

Среди них почти четверть — участники одесского «антимайдана». Кроме того, в списке фигурируют экс-сотрудники «Беркута», которые не принимали участия в боевых действиях, и не имеют отношения ни к «ДНР», ни к «ЛНР», ни к России. Адвокаты «беркутовцев» сразу заявили, что их подзащитные не готовы к обмену. Кроме того, при уточнении списков выяснилось, что не менее 7 человек либо уже отпущены, либо умерли в заключении.

Среди подтвержденных граждан России есть танкист-уголовник Руслан Гаджиев, взятый в плен в ходе боев под Дебальцево. Гаджиев был задержан российской полицией в Ростовской области за угон автомобиля, и согласился участвовать в боевых действиях в обмен на прекращение уголовного дела. На стороне сепаратистов занимался ремонтом и перегоном боевой техники. Впоследствии его машина была подбита под Санжаровкой.

Российским контрактником являлся Алексей Дубинин, задержанный в 2014 году. Как он сам утверждает, он поехал в Украину «посмотреть, что на Майдане творится», и был задержан ещё до бегства Виктора Януковича.

В списках значатся также участник незаконных вооруженных формирований Николай Корчагин, попавший в плен под Славянском летом 2014 года, и разведчик из Москвы Денис Сидоров. Он попал в плен в сентябре 2016 года, ранее воевал в Чечне. Российское командование от него отказалось и уволило задним числом.

Также известен Евгений Мефедов, уроженец Йошкар-Олы, переехавший в Одессу в 2013 году. Он участвовал в беспорядках 2 мая, и был задержан на выходе из Дома профсоюзов. В суде ему добавилось обвинение об угрозе убийством — Мефедова обвинили в попытке запугать свидетеля обвинения.

К российским военным можно отнести и крымчан Максима Одинцова и Александра Баранова, бывших военнослужащих ВСУ, изменивших присяге и перешедших на службу в российскую армию при аннексии Крыма. Они были задержаны сотрудниками СБУ на административной границе в ноябре прошлого года при попытке купить документы об окончании украинского военного ВУЗа.

Ещё несколько россиян есть в списках тех, кого, по версии Савченко, требует «ЛНР» и «ДНР». Так, в списке от «ДНР» есть Олег Доронин из Нижневартовска, который был задержан в июле 2015 сотрудниками СБУ возле Попасной. На Донбассе оказался из-за того, что на обычную срочную службу его отказались брать по причине судимости — в качестве альтернативы ему предложили участие в боевых действиях против Украины.

Также представители ДНР требуют Валерия Иванова и Владимира Радюка. Последний начал воевать ещё в апреле 2014 года, но пересмотрел свои взгляды и сдался украинским военным в октябре 2014 года. Он был приговорен к 3 годам лишения свободы, ему дважды предлагали вернуться в Россию по обмену, но он отказался. Радюк опасается, что его там могут убрать как нежелательного свидетеля.

Сам сдался украинским военнослужащим и фигурант списка от «ЛНР» Андрей Лангер. Он бывший российский контрактник, служил в Чечне, но попал в колонию за самовольное оставление части. Там ему предложили поехать на Донбасс чтобы погасить судимость. Лангер согласился, но быстро разочаровался в «ДНР» и сдался украинским военным. На судебном процессе от обмена он отказывался.

В списке от 22 января появились также имена уроженца Якутии, боевика бригады «Восток» Аркадия Жидких; Игоря Кимаковского из Санкт-Петербурга, обвиняемого в сборе информации о дислокации украинских военных; а также Ольги Ковалис, Павла Черных и Сергея Резника.

Ольга Ковалис была задержана в апреле 2015 года вместе с уроженцем Ростовский области Павлом Черных на блокпосту недалеко от Мариуполя. Их обвиняют в участии в террористической организации. О Сергее Резнике известно, что он также обвиняется в создании и участии в террористической организации. На сайте Нацполиции указано, что человек с такими же данными пропал без вести в сентябре 2014 года в Красноармейском районе.

Гражданство или страну проживания еще двух десятков людей из первоначально опубликованной Надеждой Савченко сотни, корреспонденту «ОстроВа» установить не удалось. Но, даже с учетом имеющейся информации, граждане РФ в «российском» списке Савченко - в явном меньшинстве. МИД России, комментируя заявления Савченко, сообщил, что в Украине содержится не более двух десятков граждан РФ.

Пресс-служба Савченко объяснила несовпадения тем, что нардеп получала информацию из разных источников, и если ей сообщали о российском гражданстве того или иного заключенного, то его вносили в список как россиянина. Настоящее же гражданство задержанных должны сообщить государственные органы.

«Мы не являемся официальной структурой, мы граждане – помощники народного депутата, народный депутат. К нам приходила информация, было отмечено, что это граждане России. Мы не имеем его паспорта и не можем проверить, откуда этот человек. И то, что он родился в Украине, не является фактом того, что он не является гражданином России, что у него нет двух паспортов. Поэтому выяснить, россияне они или нет, может только государственная структура – СБУ и так далее. К нам обратились — мы отметили, а то, что они не россияне, это надо выяснять», — сообщила «Острову» пресс-секретарь Савченко Татьяна Проторченко. По словам Проторченко, списки будут уточняться и далее, включая пропавших без вести.

Некорректность списков признавала после их первых публикаций и сама Савченко. «Списки должны быть дополненными, они не являются на данный момент корректными, так как информация собиралась в течение 9 месяцев, она в основном уже устарела. Ее нужно проверять, и всем миром собрать это будет гораздо легче», – заявила она.

То есть, депутат изначально знала, что публикует недостоверную информацию, но почему-то опубликовала ее…

Корреспондент «ОстроВа» связался с организацией «Одиссей», специализирующейся на защите иностранных граждан в Украине. В том числе, их юристы защищают в украинских судах россиян, обвиняемых в терроризме и участии в незаконных вооруженных формированиях. Адвокат и организатор фонда Валентин Рыбин сообщил, что принимал участие в составлении списков, и сейчас помогает с их уточнением.

«Я обратился к ней (Надежде Савченко. — «ОстроВ») с предложением оказать содействие в формировании данных списков по российским гражданам, и она мое предложение приняла. Это было до публикации. Сейчас я предоставил Надежде ту информацию, которая была у меня, актуальный перечень из 15 человек, остальная информация пока дорабатывается. Моих подзащитных в этом списке четыре человека»— заявил Рыбин.

По словам адвоката, новые списки нардеп публикует, «когда посчитает нужным, потому что у неё инициатива в данном вопросе». Собственно, обновленный с помощью Рыбина список и опубликовала Савченко 22 января. Большое количество неточностей он объясняет тем, что информация собирается по крупицам, потому что власти Украины «отказываются предоставлять информацию посольству Российской Федерации относительно граждан РФ, задержанных в Украине».

Возможности и последствия

Обнародование Надеждой Савченко этого «российского» списка созвучно идее адвоката Надежды Ильи Новикова о публикации фамилий россиян, находящихся в украинских тюрьмах. Он неоднократно озвучивал это предложение в украинских СМИ — по его мнению, это могло бы создать общественное давление на Путина внутри РФ и сформировать ценный обменный фонд внутри Украины.

«Я считаю, что надо по максимуму использовать эту информацию, сам факт разговоров, которые начались в России и российских медиа, для того чтобы повысить обменную ценность людей, которых Украина может отдать за кого-то и повысить заинтересованность российских властей в этом обмене. Если в этом списке Савченко есть хотя бы пять фамилий, чьи истории можно рассказать и чья история будет услышана в России, здесь есть кому эту тему подхватить. Есть люди, которые захотят сделать политический капитал на вот таком вот битье себя в грудь и разговорах «давайте любой ценой заберем наших людей обратно». Без такого посыла эти люди России абсолютно не нужны», — рассказал адвокат в комментарии корреспонденту «ОстроВа».

Предложение Новикова касается не только граждан РФ — ситуация с обменом украинскими гражданами между Украиной и Россией тоже не является невозможной. Так были возвращены на родину политзаключенные Юрий Солошенко и Геннадий Афанасьев. В РФ тогда отправились одесситы Елена Глищинская и Виталий Диденко, обвиненные в организации и участии в «Народной раде Бессарабии». Используется следующая схема: президенты объявляют помилование заключенным, и при изъявлении заключенными желания переехать в ту или иную страну осуществляется обмен.

Но дело в том, что большая часть российских фамилий уже известна, о них неоднократно писали российские СМИ, в том числе и после двух первых обменов между странами. Тогда казалось, что обменный процесс запущен и граждане начнут возвращаться на родину. Ожидания не оправдались и новых обменов не произошло.

Публикация непроверенных списков отодвигает любые серьёзные переговоры на неопределенный срок — противоречивую информацию можно уточнять очень долго. Что касается идеи с гражданами Украины, рассказывать о местных сепаратистах и преступниках для повышения их «обменной ценности» — наивно, пока не обменяны даже россияне, о которых много писали в самой РФ.

И тут стоить обратить внимание на слова Савченко о том, что необходимо заменить переговорщиков. После освобождения она несколько раз выдвигала свою кандидатуру, в августе предлагала назначить переговорщиками Марину Порошенко и жену Медведчука Оксану Марченко. В период публикации списков Савченко также предложила заменить членов Трехсторонней переговорной группы. «Я предлагаю заменить уставших за три года бесплодной работы минских переговорщиков на свежих, более профессиональных, которые дадут результат», — писала Савченко 10 января.

В основном эта новость была подхвачена российскими СМИ. Об этом же упомянул в комментарии «ОстроВу» и адвокат Рыбин, отвечая на вопрос, как он оценивает обнародование данных пленных. «Мы видим, что процесс обмена пока заторможен, и это говорит о том, что надо менять переговорщиков. Поэтому, я считаю, Надежда правильно сделала, что опубликовала данную информацию. И я думаю, что, возможно, в скором будущем мы увидим процесс замены переговорщиков, потому что процесс обмена нужно двигать», — говорил Рыбин.

Серьезная опасность таких фальстартов со списками, которые делает Савченко, заключается и в том, что общественное мнение начинает пресыщаться этой темой. Тема заложников начинает ассоциироваться с пустой болтовней и политическим пиаром.

Также, маргинализации "списков" в общественном сознании способствует и то, какими методами они пополняются. "Крупицами" по которым собирается информация, зачастую являются телефонные звонки или письма от людей с "той стороны", которые просят включить в списки своих близких, задержанных "органами" в "ДНР" или "ЛНР". Но где гарантии, что данные задержанные действительно являются патриотами Украины, а не мародерами или бытовыми убийцами? Есть ли у Савченко механизмы проверить эту информацию?...

Переговорщики, занимающиеся обменом пленными вне минского процесса, поступок нардепа пиаром, который не поспособствует обменному процессу. В контактной группе также скептически отнеслись к возможности Савченко повлиять на освобождение заложников. Представитель Украины в контактной группе Ирина Геращенко старается не комментировать публикацию списков. Она заявила в одном из интервью следующее: «Я против того, чтобы втягиваться в эту дискуссию. Эта тема вбрасывается для того, чтобы находиться в информационном пространстве. Возможно кто-то создает свою политическую силу и пытается на этом удержаться… Публиковать списки и освобождать людей – это две большие разницы».

Ян Днепровский, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: