Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Саммит НАТО, прошедший в Варшаве, стал, пожалуй, главным событием прошлой недели. Вполне рядовое событие стало значимым из-за продолжающегося и даже нагнетающегося противостояния между Западом и Россией. Как раз в этот же период президент РФ Владимир Путин посетил нейтральную Финляндию, где озвучил ряд заявлений, прозвучавших как угрозы.

«В конце прошлого года Россия пропустила 2 тысячи искателей убежища разных национальностей через свою часть пункта пропуска, вынудив финов принять их, чтобы те не оказались замкнутыми на ничейной территории, — писал о предыстории этих заявлений британский The Economist . — Имея представление о том, как строго контролирует Россия свои пункты пропуска, финские чиновники пришли к выводу, что Кремль посылает сигнал, что он может асимметрично ответить на любое движение на присоединение к НАТО. Тейя Тииликайнен, директор Финского института международных отношений, говорит, что это «выглядело как часть российских гибридных действий» — стратегии России по использованию невоенных методов для достижения военных целей. Финляндия также была предметом российских кибер-атак».

«Возможно, самым угрожающим было заявление Путина о том, что у России «нет войск, размещенных ближе, чем за 1500 км от финской границы». (Это было неправдой; в то время как российские войска не сконцентрированы вдоль границы, ее новая Арктическая бригада размещена за несколько километров от финской Лапландии.) Если бы Финляндия вознамерилась присоединиться к альянсу, предупредил Путин, Россия вернула бы свои войска. «НАТО, вероятно, была бы счастлива воевать с Россией до последнего финского солдата», — съязвил он», — пишет далее The Economist.

Как напоминает его корреспондент, «Россия возмутилась тогда, когда в 2008 году НАТО не смогла предложить Грузии план действий, но оставила двери открытыми. Вскоре после этого по Финляндии начала ходить шутка. Владимир Путин приземляется в Хельсинкском аэропорту и проходит паспортный контроль. «Имя?», — спрашивает пограничник. «Владимир Владимирович Путин», — отвечает российский президент. «Занятие?» (в английском языке слово «occupation» переводится и как «занятие, профессия» и как «оккупация». Шутка состоит именно в этой игре значений. — «ОстроВ»), — спрашивает пограничник. «Нет, просто визит», — отвечает Путин. После Украины, говорит Ристо Пенттила, финский политический эксперт, люди больше не смеются».

Дилеммы НАТО

Продолжил тему НАТО, но уже непосредственно касаясь Украины, известный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер — в статье для Der Spiegel.

«В 2008 году Грузии и Украине пообещали членство в НАТО — без указания какой-либо даты, — писал он. — Придерживаемся ли мы этого обещания? Или оно было пустым? Если так, означает ли это, что мы несем ответственность за то, что обе страны с тех пор фактически потеряли части своей территории? Должны ли мы подбадривать сегодня эти страны, чтобы они продолжали путь в НАТО, или нам нужно вместо этого подбадривать их следовать финской или австрийской моделям, чтобы разрядить политическую и военную обстановку, и чтобы нормализовать их экономические отношения с Россией? Но не значило бы это, что мы предаем наши собственные принципы, в частности, принцип свободного выбора союзников? Не привело бы это к значительной утрате нашего авторитета? Или, если мы приглашаем их оставаться на пути НАТО, готовы ли мы и нацелены ли мы гарантировать экономическое выживание обеих стран, предложив им устойчивую и обширную политическую и финансовую поддержку? Готовы ли мы сказать, что сделаем все необходимое, чтобы создать большее ощущение стабильности и уверенности у Киева и Тбилиси? Мы должны ответить на эти и другие вопросы, даже если они могут потребовать болезненных ответов. Стратегическая четкость требуется, если мы хотим положить конец нынешнему кризису европейской безопасности».

По мнению Ишингера, ответ ЕС и НАТО на эти вопросы будет иметь значение не только для понимания их стратегии, но и для противостояния появившимся с недавнего времени политическим мифам, связанным с НАТО и Россией. Так, например, по словам дипломата, «заявляется, что Советскому Союзу в 1990 году пообещали, что НАТО не будет расширяться. Факты, однако, абсолютно ясны: подписав в 1997 году Основополагающий акт НАТО-Россия, РФ однозначно и официально согласилась с расширением НАТО. Споры закрыты! Это также одна из причин, почему мы должны придерживаться Основополагающего акта НАТО-Россия в отношении задействования войск НАТО и восточных странах-членах. Что мы и делаем — несмотря на то, что Россия неоднократно нарушила его положения».

И кстати о российской пропаганде. The Wall Street Journal  опубликовала рецензию на книгу о ней известного журналиста российского происхождения Саймона Островского, освещающего в том числе конфликт в Украине.

«Чем больше Запад относится к России как к угрозе, тем больше Кремль может использовать действия самого Запада для поддержки собственной фальшивой версии реальности, — заметил автор рецензии. — Когда телеведущий Дмитрий Киселев посвящает неделю за неделей программам, полным бахвальства о том, как много часов или дней понадобится российским войскам, чтобы достичь государств Прибалтики, Киева, Варшавы и Берлина, его речи можно было бы счесть смехотворными, если бы не маленькие проблемы в виде атомного оружия и действий России в Грузии, Украине и Сирии. Если бы Россия не начала войну в Украине, все это можно было бы отбросить как некий магический реализм. Но Островский был в Крыму, когда Россия захватила полуостров, и он вспоминает, как многие местные утверждали, что они видели украинских неофашистов по ТВ, значит, те должны существовать. Запад поступил бы правильно, вспомнив слова Черчилля, предупреждавшего, что завтрашние империи — это сегодняшние идеи, или, как минимум, ТВ-программы».

Польский «фронт»

Между тем, противостояние нагнетается и в украинско-польских отношениях. Дело зашло намного дальше политических заявлений и ожидаемого постановления польского парламента о Волынской резне. На прошедшей неделе польские пограничники не пустили в страну украинскую группу Ot Vinta, поскольку в польских радикальных организациях на музыкантов пожаловались как на распространителей «бандеровской» идеологии. Распространяли ее участники Ot Vinta тем, что, например, фотографировались у памятника Степану Бандере.

«В воскресенье в 20 часов Ot Vinta должен был дать концерт в Варшаве в рамках фестиваля Plac Defilad, — рассказывает об этом инциденте в статье для Gazety Wyborczej глава Союза украинцев в Польше Петр Тыма. — Музыканты выступали в Польше уже около 20 раз, кроме прочего, в 2012 году они приняли участие в Sopot International Festival. Сначала Ot Vinta должен был выступить 2 июля в Пшемысле во время организованного Союзом украинцев в Польше праздника «Ночь на Ивана Купала». Организация болельщиков пшемысльской «Полонии» обвинила группу в «распространении бандеровской идеологии». На этом основании президент Пшемысля Роберт Хома вынудил местную организацию СУвП отменить праздник. Группу попросили сыграть во время фестиваля Plac Defilad, но решение пограничной службы о запрете на въезд музыкантов в Польшу привело к срыву также и этого культурного мероприятия».

«СУвП с нарастающим беспокойством наблюдает за все более агрессивными действиями в отношении украинского сообщества в Польше, а также разжигающейся антиукраинской истерией в нашем государстве, — продолжает Тыма. — В прошлом году дошло до актов уничтожения «неизвестными исполнителями» украинских памятников в Польше, в том числе на военном кладбище в Пикулицах, которое пребывает под покровительством Совета охраны памяти битв и мученичества. В воскресенье 26 июня болельщики и так называемые национальные сообщества напали на участников ежегодного религиозного праздника в Пшемысле. И хотя часть самых агрессивных боевиков была задержана, ведомой ими кампании ненависти и угроз в адрес украинцев и Украины сдержать не удалось».

«Акция уничтожения украинских мест памяти в Польше в 2015 году имела целью вызвать подобные действия в Украине, кроме прочего, для того, чтобы обосновать «патрулирование» польско-украинской границы польскими организациями с военным уклоном, которые должны были охранять Польшу от «украинских фашистов», — считает корреспондент польского издания. — Провокация не удалась, потому что в Украине не дошло до подобных событий, да и граница осталась спокойна. Невооруженным глазом было видно, что кому-то очень нужно, чтобы в борющейся с российской агрессией Украине дошло до открытия второго, на этот раз польского фронта».

Постановление о Волынской резне в Польше пока не приняли. Ожидается, что парламентарии рассмотрят его 11 июля. Польский общественный деятель

о. Тадеуш Исакович-Залеский в интервью Rzeczpospolitej  заявил, что принятие этого акта задержали по просьбе украинцев. «Глава Сейма Марек Кухциньский встретился в Трускавце с главой украинского парламента Андреем Парубием и сыном лидера УПА Юрием Шухевичем, и там они договорились, что перед саммитом НАТО постановление принято не будет. Возмущение вызвал тот факт, что спикер Кухциньский с сыном бандеровца определяют календарь польского Сейма», — сказал он.

По словам Исаковича-Залеского, «постановление ПиС должно было выноситься на голосование более недели назад, и до этого не дошло. В свою очередь, спикер Сената Станислав Карчевский в интервью для TV Republika рассказал, что нужно снизить планку, потому что у нас трудная ситуация в отношениях с Украиной. Позиции обоих спикеров противостоит большинство ПиС, где считают, что пора уже прекратить споры, нравится ли это Украине, или нет, и просто сказать правду, установить праздник и идти дальше».

А тем временем в Польше появилось очередное обращение к украинцам. Первое принадлежало правящей партии ПиС, считающейся в Европе ультраправой, и было ответом на обращение ряда известных украинцев к полякам с выражением «прощаем и просим прощения» и просьбой воздержаться от политических спекуляций накануне годовщины волынской трагедии. Новое письмо, которое опубликовала Gazeta Wyborcza и которое подписали ряд выдающихся поляков, включая Леха Валенсу, начинается с истории:

«В 1894 году на съезде польских и украинских литераторов и журналистов во Львове Иван Франко, поэт, писатель и мыслитель, сказал: «На всех славянских территориях нет двух таких народов, которые с точки зрения политической и духовной жизни так тесно срослись бы между собой, такими многочисленными были связаны узами, и вопреки этому так постоянно сторонились бы друг друга, как поляки и украинцы».

«Со временем на смену нашему общему несчастью, избеганию друг друга, пришли ненависть и национализм вместе с их родной дочерью — преступлением, — и свидетелями которых стали вместе и поляки, и украинцы, на Волыни, в восточной Галиции, на Холмщине, в Бещадах и на пшемысльской земле, — говорилось дальше в этом обращении. — Тем сильнее радует нас ваше письмо, с вескими словами «просим прощения», в котором вы не уходите от ответственности за польские обиды 40-х годов прошлого столетия. Мы также чтим память жертв братоубийственных польско-украинских конфликтов».

«Вина требует возмещения, которой в отношениях между нашими народами является формирование настоящего братства, — считают подписанты этого обращения. — Вопреки польскому и украинскому малодушию, в добрые, а также и в злые времена, которые, возможно, наступают в нашей общей Европе, пребывающей под угрозой национализмов и российского империализма. Угрозы легче пережить вместе. Мы испытываем перед вами восхищение и солидарность в вашей борьбе с агрессором, которые уже свыше двух лет оккупирует часть украинской земли, не желая допустить исполнения вашей мечты о жизни в объединенной Европе».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: