Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Российские СМИ, как и западные, констатируют усиление военного противостояния на востоке Украины. Антиукраинская пропаганда на кремлевских телеканалах и сайтах тоже как будто вошла в новую фазу. Темы и символы остались прежними — в очередной раз изменилась интенсивность и агрессивность их использования. Типичный пример от «Комсомольской правды»:

«На Украине избили очередного нациста, что недавно вернулся с Донбасса. Видео расправы над бывшим украинским военным в киевском кафе уже активно обсуждается в социальных сетях. На кадрах крупным планом избитое лицо 32-летнего киевлянина Сергея Зеленского, что служил под Донбассом в рядах 128-й бригады Вооруженных сил Украины (это подразделение прославило себя убийствами и мародерством). Он рассказывает, что мирно отдыхал в кафе вместе со своей дивчиной, и тут на него напала толпа вооруженных хлопцев».

Российское издание ссылается на сюжет телеканала «1+1», в котором на самом деле говорится только о том, что на Сергея напала толпа парней специфической внешности. Перед избиением из кафе вывели всех женщин, и начали задирать мужчин. Единственной «виной» Зеленского стало то, что он оказался едва ли не единственным мужчиной в этом кафе, помимо персонала. Остальное фашиствующая «Комсомолка» уже сочинила:

«После этого сюжета по Киеву мгновенно разнеслись слухи, что украинцев, которые хвалятся своими преступлениями на Донбассе, стала отлавливать группа «народных мстителей». Но есть и другая версия. Сотрудники СБУ не исключают, что в Киеве появилась группа сотрудников милиции, которые начали самостоятельно бороться с криминалом. Сначала они предупреждают зарвавшихся вояк, потом бьют, а затем.... ликвидируют».

«Действительно, обалдевшие от безнаказанности на Донбассе украинские военнослужащие стали реальной проблемой для современной власти, — утверждали в «Комсомольской правде». — Привыкнув к грабежам, вкусив человеческой крови, они уже не находят себя в мирной жизни. Кроме того, есть и обиды: «героям Украины», несмотря на все обещания, не присваивают звание «ветерана боевых действий». На льготы военнослужащим у Киева просто нет средств. Результат: обиженные на всех вояки начали активно вступать в криминальные сообщества. Получив поддержку подобных, они начинают вымогать деньги у предпринимателей, пытаются бесплатно есть в ресторанах, не платят за проезд в общественном транспорте, заявляя окружающим, что воевали с Россией, проливали свою кровь за мирное небо над головой. «Если бы не мы, завтра вы бы тут чистили обувь москалям», - заявляют новые «герои Украины». Жертвы украинской пропаганды сами начинают верить в то, что им теперь все должны. Подобные бытовые конфликты происходят на Украине повсеместно. Не только силовики, но и обычные жители объединяются, чтобы противостоять одуревшим от гражданской войны землякам».

Тему своеобразно продолжили идеологически близкие к «Комсомолке» «Известия» . Автор цитируемого текста считался раньше известным ученым-специалистом по теории информационных войн. Теперь он, очевидно, решил сделать себе карьеру прокремлевского «политолога», и старается вписаться в текущий политический нарратив.

В статье речь идет о неизбежности нового «Нюрнберга» — естественно, над «украинскими фашистами». «В фокус внимания нового международного суда неизбежно, рано или поздно, попадут и нынешний марионеточный режим на Украине, допустивший диктатуру неонацистов из запрещенного в РФ «Правого сектора» (экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории России), и режим «исламского халифата», созданный на территории Сирии, Ливии и Ирака другой запрещенной организацией — ИГИЛ, — пишет корреспондент «Известий». — Попутно отметим, что и за «Правым сектором», и за ИГИЛ стоят те самые США, использующие их для достижения собственных целей».

«Моральное право для создания международного трибунала по Украине есть только у ЛНР и ДНР, воюющих с современными нацистами и их пособниками, — считает он. — Моральным правом для создания международного трибунала по Сирии после победы над группировками ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра», «Джейш-аль-Ислам», «Ахрар аш-Шам» и другими террористическими бандформированиями будут обладать представители сирийского народа. Точнее, все, кто участвовал в сопротивлении исламистам и приложил свою руку к разгрому ИГИЛ и «Аль-Каиды», в том числе курды и ассирийцы. А также Россия, Ирак, Иран, Ливан, воюющие против международного террористического интернационала, и довольно широкий спектр западных государств, все еще тревожащих позиции ИГИЛ своими нерегулярными авианалетами».

«Мы сами себя обманули»

Все вышеприведенное — о том, что творится в головах московских «мыслителей». Дальше — о событиях «в поле», на востоке Украины. Как пишет «Новая газета», «официально, на бумаге, война в Донбассе закончилась еще в прошлом году — после подписания вторых Минских соглашений. На деле: вдоль линии соприкосновения не обходится практически ни дня без стрельбы. Относительно спокойные периоды, когда стрельба ведется ночью и скорее в «дежурном порядке», могут длиться несколько недель и даже месяцев. Это время обходится без смертей, почти нет даже армейских потерь и не используются тяжелые вооружения. В зоне конфликта расцветает мирная жизнь. Но в преддверии очередных переговоров, нормандских или минских встреч комбатанты снова берутся за оружие: «обострение на фоне дипломатических усилий» — местные жители уже знают зависимость и последовательность двух этих явлений и чем они оборачиваются для региона. Например, только в ночь телефонных переговоров Олланда, Меркель, Порошенко и Путина в Донбассе с обеих сторон погибли 11 человек, еще два десятка — раненых».

«Новая горячая фаза началась на фоне переговоров о полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе и обсуждения выборов в Донецке и Луганске в рамках украинской конституционной реформы, — отмечают в «Новой». — Дискуссии, как и ожидалось, ни к чему не привели. Но стрельба в Донбассе идет уже днем, а наблюдатели ОБСЕ фиксируют применение дальнобойных пушек, хотя об их окончательном отводе стороны последний раз договаривались еще в начале зимы».

«Обострение вдоль всей линии соприкосновения местные жители связывают с безрезультатными переговорами по реинтеграции «ЛНР-ДНР» и нежеланием Киева соглашаться на московский вариант конституционной реформы. По данным «Новой», вариант этот изначально подразумевал закрепление внеблокового статуса Украины, а также право «отдельных районов Луганской и Донецкой областей» на широкую автономию и особые отношения с Россией. Также нет прогресса и в обсуждении возможных выборов в «отдельных районах». Москва настаивает на проведении голосования в нынешних условиях — при фактически открытой границе с Россией — и допуске лишь одобренных ею кандидатов. Киев выступает категорически против и согласен на выборы при условии, что возможность голосовать получат также вынужденные переселенцы, бежавшие на Украину из «ЛДНР» (это сотни тысяч избирателей, которые, по задумке Киева, смогут проголосовать удаленно)».

«Добавляет страстей и напряжение между новыми и старыми элитами Донбасса, — продолжается статья. — Фактически остановленная промышленность региона привела к тяжелейшему экономическому кризису, особенно в районах, контролируемых силами «ЛНР—ДНР». Немногие функционирующие там предприятия, подконтрольные таким собственникам, как Ринат Ахметов, Борис Колесников или семье Януковичей, продолжают отчислять налоги в бюджет Украины, отказываясь делиться с новыми донецкими силами. В связи с этим в верхушке «ДНР» и среди ее московских советников, по данным «Новой», вызревает мысль о проведении масштабной национализации. Пробным шагом в этой кампании стала публикация на днях списка персон нон грата «ДНР», в который вошли крупнейшие собственники Донбасса (попали туда тот же Ахметов, Колесников, но в списке не оказалось Януковичей)».

Корреспондент «Новой газеты» также констатирует, что «на фоне предстоящего дележа собственности регион испытывает сильнейшую с середины 90-х годов безработицу. Средняя зарплата в гражданской сфере самопровозглашенных республик не превышает 4-5 тысяч рублей (падение в три-четыре раза в сравнении с довоенными показателями). В то же время вооруженные силы «республик» ведут набор контрактников из числа местных жителей: с зарплатой для рядового состава 15 тысяч рублей и 25—30 тысяч — для младших офицеров. Военная служба превращается в единственный источник выживания».

Другая статья «Новой газеты» — о выживании жертв российской пропаганды, в самой России. В ней рассказывается о жительнице Павлограда Днепропетровской области, которая еще на заре противостояния покинула дом, чтобы присоединиться к потоку беженцев из Донбасса. Ольга Павлова считала, что в Мурманской области, руководство которой обещало принять украинцев с распростертыми объятиями, ее действительно ожидает некий благополучный и «правильный» «русский мир». На прошедшей неделе женщина проиграла свой иск к губернатору, на деле просто оставившей беженцев на произвол судьбы.

«16 месяцев назад бухгалтер из Павлограда Ольга сажала огурцы на огороде семейной усадьбы, — начинается статья «Новой газеты». — Сегодня женщина с тремя детьми в две смены моет полы, а после возвращается не в дом, а в аварийное здание бывшей мурманской школы с протекающими потолками и выбитыми стеклами. Там расположен ПВР (пункт временного размещения беженцев). Впрочем, уже через несколько дней Павлова его покинет: решением суда многодетная мать, как и еще два десятка переселенцев из Украины, не нашедших иного приюта в Мурманске, будут выселены без предоставления иного помещения».

«Зачем мы сюда приехали? Мы ошиблись в своих надеждах, видении будущего Украины и России, — цитирует «Новая» Павлову. — Да, не с Донбасса я, а из Павлограда. Но там была ячейка русскоязычных, и мы думали: зачем нам в Евросоюз? А потом мы услышали, есть закон о поощрении людей, которые выдают сепаратистов. Пришли к нам пара человечков, которые дуже рьяно верили в укриньску владу…». Русскоязычная Ольга волнуется и не замечает, как переходит на суржик. «Мы ехали в Россию как представители «русского мира», слушая много российской пропаганды в СМИ: дескать, братья-русские протянут руку помощи, приезжайте, поможем, поддержим. Получилось, что мы сами себя обманули», — продолжает Ольга ровным голосом. На прошлом, предварительном заседании, она не скрывала эмоций, сейчас же почти бесстрастна».

«16 месяцев людей вынуждали жить по-скотски: «Условия в ПВР с первого дня были такими, что это унижение и оскорбление человеческого достоинства. Неважно, что мы беженцы — мы же люди. Выбиты окна, зимой в комнатах +14, а то и +8 градусов, сквозняки, у детей ревматические боли появились. Мужчина жил с туберкулезом в открытой форме — везде кровью наплевано, санобработки не было, люди в прокуратуру заявляли, фтизиатр приходил. А потом нам сказали, кто поставит детей на учет к фтизиатру, тот не сможет их в сад и в школу отправить. Многие испугались». Слова Ольги подтверждает Лариса Парайсич. Она инвалид, судья разрешает свидетельнице говорить сидя. «В лагере беженцев показывали видеоролик, как губернатор беженцев приглашает, какие условия для проживания будут созданы хорошие. Мы и поехали. Попали на улицу Сафонова, 18, но нас предупредили: это временно, скоро переселят в пригодные для жизни помещения. Но живем там до сих пор. Кормили испорченными продуктами, начались отравления. Пригласили прокурора — после этого питание улучшилось. Жили по 12 — 18 человек в комнате, мужчины, женщины, дети — все вместе. Крыша текла. В одной семье дочь 27 лет умерла от воспаления легких. Окна выбиты, их досками заколачивали. А после пожара матрасами закладывали. И постоянно слышали: «Зачем приехали? Уезжайте!».

«Нам говорили, что ПВР существует на пожертвования. А потом, уже в суде, когда принималось решение о нашем выселении, узнали, что его содержит казна. И, кстати, что помещение официально нежилое. А ведь регистрацию нам давали как в жилом. С 2015 года нас не кормили, не оплачивали проездные, но деньги на это все еще выделялись, где они? Только после 4 обращений в прокуратуру я стала получать помощь как многодетная. А до этого мне говорили: «Вы и так на полном гособеспечении, вы не граждане РФ и вы даже не с Донбасса». А как же «русский мир»? Обидно. Мы считали, что мы русские», — резюмирует Ольга Павлова», — пишет «Новая газета».

«Савченко проходит самое тяжелое испытание в своей жизни»

Но больше всего шума в российских СМИ вызвали первые заявления и действия на свободе Надежды Савченко, теперь уже не заключенной в России украинской летчицы, а депутата Верховной Рады и члена Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Причем довольны остались почти все: как истеричные пропагандисты, так и взвешенные либералы. Разбирали на цитаты, прежде всего, звонок Савченко к ведущему радио «Эра» Матвею Ганапольскому, когда она заявила о необходимости вести прямые переговоры с лидерами «республик» на востоке Украины, отстранив от них Москву. В Украине эта инициатива вызвала массовое возмущение. В России рассудили в основном иначе.

Корреспондент «Ежедневного журнала»  начал не со звонка Надежды Савченко на радио «Эра», а со «страшной истории» российского топ-пропагандиста Дмитрия Киселева о том, что она «карабкается на президентский трон».

«Про то, как она «карабкается на президентский трон», Савченко объяснила, отвечая на вопрос Шустера, хочет ли она быть президентом, — пересказывают в ЕЖ выступление Савченко на «Шустер Live». — «Я летать хочу», — ответила Савченко. И повторила уже с напором: «Я хочу летать». Главное, что поражает в Савченко — это ее искренность и яркая, сильная политическая риторика, невероятно плотная по содержанию, наполненная мощными метафорами, бьющими одновременно и в мозг, и в сердце аудитории. «Украинская власть — это «Титаник», и вы все — на Титанике». «Украина и Майдан — это граната. Конституция — кольцо. Донбасс — чека. Не надо дергать Конституцию, вы эту гранату не удержите!» — бросает Савченко депутатам Верховной рады, демонстрируя тем из них, кто гранату никогда не видел, все, что с ними может произойти на примере кистевого эспандера».

«Савченко прекрасно понимает недостаток своего опыта для политической работы, открыто говорит, что ей надо многое изменить в себе: «Меня сестра солдафонкой называет», — продолжается обзор от «Ежедневного журнала». — И вместе с тем надежды тех, что верит, что «солдафонка» Савченко быстро сломит себе голову в бурном водовороте украинской политики, скорее всего не оправдаются».

«Савченко умудряется отвечать на самые каверзные вопросы одновременно со штыковой прямотой, без полутонов, и в то же время без оголтелой размашистости. «Случись вам вести переговоры с Путиным, пожали бы ему руку?» — спрашивает Савик Шустер. Ответ Савченко звучит как детальная инструкция по тактике одиночного бойца, находящегося в малознакомом политическом окружении: «Я в Верховной раде первой подаю руку тем, кого знаю. От тех, кого не знаю, жду, когда они протянут руку, и, если протягивают, пожимаю. Путина я не знаю». Про Донбасс: «Это наши люди. Не все там плохи, и не все у нас хороши. Надо, чтобы сосед (Россия) закрыл границу и убрался. А со своими мы найдем общий язык». Точные, рубленые фразы. Умение четко и ясно изложить свою мысль в короткий промежуток времени. Такого политика Украина, похоже, еще не видела».

«Путин заслужил памятник на Крещатике, — иронизируют в ЕЖ. — Во-первых, тем, что своей агрессией сплотил Украину и, тем самым, невероятно ускорил созревание единой украинской политической нации. А во-вторых, он фактически стал политическим антрепренером Надежды Савченко. Если бы не идиотская затея с ее похищением, преступным судебным фарсом и паническим освобождением, Украина не получила бы самого популярного и яркого своего политика».

Корреспондент «Граней.ру»  считает, что, «выступив за прямые переговоры Украины с ДНР-ЛНР, Надежда Савченко совершила новый подвиг. На этот раз политический. Первой сказала то, что любому украинскому патриоту выговорить невероятно трудно. И это для нее огромный риск. Обвинений в том, что ее перевербовали, будет много».

«Степень вовлеченности России в донбасский мятеж с самого начала была не просто огромной, но решающей. И степень зависимости главарей мятежников от Кремля по-прежнему высока. И тем не менее рассматривать их исключительно как коллаборационистов, как ставленников и марионеток интервентов, — это упрощение. Такие упрощения неизбежны в разгаре военных действий. Но если держаться за них все время, можно легко ошибиться в политических ориентирах», — пишет он.

«Я неоднократно утверждал, что пока донбасские мятежники чувствуют у себя за спиной путинские танковые армады, договориться с ними о чем-либо не получится, — продолжается статья «Граней». — Любая попытка дать им палец будет оборачиваться их попыткой отхватить всю руку. Ведь их собственные политические устремления по большей части совпадают с имперскими устремлениями Кремля. Сегодня Надежда Савченко предлагает им договориться напрямую, без участия Москвы. Фактически она предлагает им разорвать связь с Кремлем и исключить Кремль из политического уравнения. Савченко абсолютно точна политически. По-военному точна. Только если выкинуть из политического уравнения Кремль, можно добиться политического урегулирования на Донбассе».

«Возможно ли это в принципе? Во всяком случае, это будет невероятно трудно. Не все мятежники знакомы с теориями философа Дугина или состояли в РНЕ. Однако от них в целом распространяется крепчайший запах фашистской псины. Есть в борцах за «русский мир» что-то такое, что делает общение с ними небезопасным для морального здоровья. Какая-то инфекция, вызывающая коррозию личности у тех, кто пытается понять «их правду». В этом смысле они опаснее бойцов «абхазского батальона» Шамиля Басаева. Андрей Бабицкий, который во время чеченской войны взял на себя миссию быть голосом тех, кого не очень хотел слышать мир, никогда не оправдывал безобразий, творимых чеченской стороной. А когда попытался повторить этот свой путь в Донбассе, очень быстро заразился. Начал с оправдания насилий над журналистами и расправы с Сенцовым и его товарищами».

При этом другой корреспондент «Граней.ру» считает, что «Савченко, слабо разобравшись в ситуации, невольно подыгрывает Кремлю. Вот и Денис Пушилин, так называемый полпред самопровозглашенной ДНР, уже благодарно откликнулся на ее предложения и выразил желание вступить в переговоры. Он тоже за диалог.

Понятное дело, полноценный диалог невозможен, и проблема не только в том, что украинцы разучились улыбаться, думая про Донбасс. Главная проблема сводится к тому, что никаких народных республик там не существует. А имеется большая территория, отторгнутая у Киева при помощи российских войск и российской боевой техники. Оттого беседы с главарями и полпредами самопровозглашенных анклавов являются бессмысленной тратой времени».

«Тем не менее речи и призывы Надежды Савченко, если отставить улыбки, вовсе не бесполезны, — убежден он. — Имеется в них и рациональное зерно. Просто задача-минимум, которую она и украинские политики высшего звена ныне решают, не связана с возвращением оккупированных территорий. Задача заключается в том, чтобы вернуть всех находящихся в плену соотечественников, и сама бывшая заложница об этом говорила вскоре после освобождения. В тот день, когда впервые выступала в Раде и снимала с парламентской трибуны плакат со своим портретом, заменяя его баннером с портретами украинских политзеков. А эта цель не кажется совсем уж недостижимой. Тем более после того как Савченко вернулась домой. Всякое в жизни бывает, в том числе и чудеса, с которыми быстро свыкаешься».

«И тут я бы вернулся к тому, с чего начал. Надежда Савченко давно знакома с Игорем Плотницким, к тому же они люди военные. О судьбе пленных с обеих сторон договариваться им будет легче, нежели большому начальству. К тому же он ждал ее на свободе, сам говорил, и вот дождался. Радуется небось. Правда, Плотницкий в большой политике человек бесправный. Судьбы тех, кого приговаривают и удерживают в России, ему неподвластны, он может разве что явиться по вызову в суд и достоверно сыграть роль грубоватого, но честного сепаратиста. Однако едва ли в Москве контролируют всех заложников, сидящих по луганским и донецким подвалам. Многих еще можно оттуда вытащить в рамках локальных обменных спецопераций. Разумеется, не столь громких, как одновременное освобождение Савченко, Ерофеева и Александрова, но ведь родителям, женам и детям тысячные толпы репортеров ни к чему. Им только бы увидеть снова своих детей, мужей, отцов. Живыми».

«Надежда Савченко сейчас проходит самое тяжелое испытание в своей жизни, — отмечается в еще одной статье«Ежедневного журнала» . — Она прошла огонь фронта, воду, точнее ее отсутствие, во время сухих голодовок в российской тюрьме, сейчас проходит сквозь медные трубы славы и отравленное поле политики. В российской тюрьме ей было тяжелее, чем на фронте. Испытание политикой для такого человека, как Савченко, в тысячу раз тяжелее, чем испытание российской тюрьмой и фронтом вместе взятые».

«Сейчас Надежда Савченко ведет себя в украинской политике как слон в посудной лавке. Украинские эксперты с ужасом ждут ее поездку в ПАСЕ. Савченко сама отдает себе отчет, что ее политический опыт равен нулю и что ей надо учиться искусству политики. Вопрос, у кого и как. Представить себе Савченко, тихо сидящую в Раде и послушно голосующую в соответствии с партийной дисциплиной, решительно невозможно».

«Потенциал Савченко, в первую очередь ее умение быстро учиться, не известен никому, в том числе и самой Савченко, — констатируют в ЕЖ. — Насколько она сможет совладать со своим нетерпением? Насколько сумеет преодолеть то чудовищное политическое одиночество, которое так явно проявилось после ее возвращения в Украину? Ведь при пока еще высокой поддержке народом она явно не готова стать тенью кого-то из украинских политиков, а своей команды нет и быстро ее не создать. В этом экспромте со звонком в эфир к Ганапольскому Савченко нарушила все политические приличия. В том числе взяла на себя фактически президентские функции. Она явно не готова к роли одного из 450 депутатов, а пока ее статус именно таков. Хотя общественные ожидания и ее собственное восприятие своей роли не умещаются в этом статусе. Сумеет ли Савченко устранить это противоречие между своим формальным статусом и реальным политическим весом? И сможет ли брать на себя те обязательства, которые в состоянии выполнить в данный момент?»

«По сравнению с выморочным полем российской политики, в Украине есть живая и бурная политическая жизнь, — подчеркивает корреспондент «Ежедневного журнала». — Но при этом явный дефицит лидеров, пользующихся доверием граждан. Появление на украинской политической сцене Савченко вызвало надежды не только у украинцев, но и у той части россиян, которые понимают, что успешный пример Украины крайне важен для России, поскольку даст мощный аргумент противникам путинского режима. Поэтому, критикуя Савченко за ее ошибки, есть смысл отнестись к ней бережно. Она еще пригодится Украине. Тем более что никто из украинских политиков особыми успехами похвастаться пока не может и внятного ответа, что реально делать с Донбассом, пока Путин у власти, тоже ни у кого нет».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: