Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Не широко обсуждаемое в российских СМИ, но безусловно самое интригующее событие прошлой недели: донецкая «республика» запретила ряду видных дончан въезжать на контролируемую ею территорию.

«Источник «Газеты.Ru»  в правительстве ДНР очень емко и кратко прокомментировал цели нового указа. «Во-первых, идет подготовка к праймериз и выборам, как хотите это называйте, но это основная причина. Чужих здесь не ждут, и их здесь не будет, — рассказал он. — Во-вторых, готовится введение государственных администраций на предприятия. На отдельные предприятия власти уже входят».

Как пишут в «Газете.ru», «наблюдатели и раньше утверждали, что, когда в ДНР будут проходить выборы, Александру Захарченко будет гораздо комфортнее видеть в бюллетенях «Правый сектор» и «Свободу», чем близкий по риторике «Оппозиционный блок», который может оттянуть голоса у нынешней власти. Сейчас фонд Рината Ахметова «Поможем» раздал в Донецке и Макеевке, самом густонаселенном городском конгломерате ДНР, более 8 млн месячных продуктовых пайков. С августа 2015 года фонд расширил перечень людей, имеющих право на помощь, включив в списки всех пенсионеров старше 60 лет. То есть практически всех стабильно голосующих граждан. Примерно с того же времени началось выдавливание Ахметова и его фонда с информационного поля ДНР. С октября 2015 года любое упоминание об их деятельности запрещено. Тем не менее оригинальных благополучателей у фонда более полумиллиона человек, а за счет гуманитарной помощи Ахметова живут целые микрорайоны. В случае любых состязательных выборов в Донбассе влияние Ахметова на них будет очень существенным».

«Серьезным авторитетом в самопровозглашенных республиках пользуются и бывшие мэры Донецка Александр Лукьянченко и Владимир Рыбак, — продолжается статья. — Им въезд в ДНР теперь тоже запрещен. При определенных условиях участвовать в донбасских выборах мог и бывший народный депутат от Партии регионов Николай Левченко. Он сейчас живет в Москве, и его лицо примелькалось на политических шоу федеральных каналов. В Киеве Левченко в розыске по статье за сепаратизм, что не помешало ему попасть в «запретный список» Захарченко».

«Но, как в один голос утверждают источники в Москве, Киеве и Донецке, местных выборов по минскому формату в нынешнем году ждать не стоит. Что не исключает продолжения и политических, и бизнес-баталий в самопровозглашенных республиках», — отмечают в «Газете.ru».

«У нас есть бесспорный аргумент — российская оборонная мощь»

Российская пропаганда явно зашла в тупик. Старая пластинка о «фашистах» в Украине всем надоела, киевские политические баталии мало интересны жителям Москвы или Волгограда, у которых масса своих проблем, заболтать которые со временем все сложнее. Кремлевским пропагандистам нужно изобретать новые темы и трюки, но фантазия, судя по всему, исчерпана.

«Комсомольская правда» на прошедшей неделе сообщила, что «режиссер-постановщик многих культовых фильмов («Собачье сердце», «Идиот», «Мастер и Маргарита» и др.) Владимир Бортко приступает к экранизации романа Александра Проханова «Убийство городов». Это произведение посвящено защитникам Донецкой и Луганской народных республик… В ходе защиты кинопроектов, претендующих на господдержку, Бортко сообщил также, что планирует провести съемки в Москве, Ростове-на-Дону и Донбассе. (Бюджет будущего фильма - 309 миллионов рублей.)». В сообщении дважды подчеркивалось, что работа над фильмом радикального шовиниста Проханова одобрена в «высоких политических кругах».

Традиционно кровожадные «Известия» , в свою очередь, попытались раскрутить старую тему на новый лад. Их корреспондент фактически настаивал на завоевании не только части Украины, но и Польши и Литвы.

«В одном из восточных единоборств есть такой прием: удар соперника не отбивается, а направляется так, чтобы нанести ему максимальный ущерб, — писал он. — Вот и декоммунизации с десоветизацией не надо противодействовать. Надо добиваться их последовательного доведения до самого конца. Тех, кто не приемлет нашего общего прошлого, стоит избавить от всех его результатов, а не только от тех, от которых они сами желали бы избавиться. Возьмем ту же Украину... Сей искусственный алмаз был выращен не Бандерой, Шухевичем и Коновальцем, а Сталиным, Кагановичем и Хрущевым. Если нынешние вожди отказываются от всего советского, им стоит быть готовыми расстаться и с границами, которые им нарисовали эти капризные и волевые товарищи. Ведь только благодаря им в составе Украины появилась Восточная Галиция, которая не входила даже в состав Российской империи».

«Прилично ли тем, кто не чтит Молотова, пользоваться плодами его пакта с Риббентропом? — Продолжает он. — Западная граница Польши по Одеру-Нейсе и Мемельский (Клайпедский) край в составе Литвы определены волей Сталина, проявленной в Ялте и Потсдаме в 1945 году, и Брежневым, подписавшим восточные договоры с ФРГ в 1970 году и Хельсинкские соглашения 1975 года. Варшава и Вильнюс низвергли Сталина и Брежнева с исторических пьедесталов. И не дает ли это моральное право вновь открыть закрытый ими когда-то вопрос о границах?»

«Когда-то нерушимость границ в Европе признавал и Запад. Но после краха СССР картина изменилась: ГДР растворилась в ФРГ, Чехословакия и Югославия распались, а Косово и Метохию у Сербии отторгли силой. Сместились к Востоку вопреки всем прежним договоренностям геополитические рубежи. Наши соседи, видимо, стремясь к независимости, перешли из Варшавского блока в Североатлантический, из Советского Союза в Союз Европейский. Форпосты НАТО придвинулись к Пскову и Калининграду, а того и гляди, укоренятся вблизи Брянска и Белгорода. В вихре этих перемен какой смысл для нас гарантировать границы стран с недружественными режимами? Именно сейчас Москве самое время официально заявить об отказе от таких гарантий. Это не подстрекательство к реваншизму. И без нашего участия вопрос о пересмотре этих границ вот-вот встанет перед европейцами», — убежден корреспондент «Известий».

«Вправе ли Россия, отказавшись гарантировать незыблемость западных границ Украины, Польши, Литвы, сохранить для себя и для своего союзника Белоруссии приобретения советской эпохи, закрепленные теми же самыми договоренностями? — Задается он вопросом, на который явно имеет свой ответ. — Во-первых, для этого есть моральные и юридические основы: ни Минск, ни Москва не ревизуют историю и достигнутые по воле СССР соглашения. Во-вторых, у нас есть бесспорный аргумент — российская оборонная мощь, в которой последние события не дают повода усомниться.

Те, кто может рассчитывать только на импорт чего-то подобного, конечно, находятся совсем в другом положении. Впрочем, сила — это только гипотеза, когда достаточно одного четкого дипломатического шага, ясного официального заявления, и повестка завтрашнего дня изменится, и будет уже не до войны с памятниками, учебниками, названиями».

«А что же газ? Наверное, и в Москве пора понять, что это просто товар, притом не такой уж дефицитный. Газовая дипломатия, на которую мы рассчитывали в начале столетия, не привязала и не расположила к нам даже ближайших соседей. Поэтому стоит заняться отдельно газом (особенно сжиженным) и внешней политикой (особенно наступательно-инициативной).

Тогда по прошествии лет не будет мучительно больно за вывезенные ресурсы и растраченные Бог знает на кого и на что силы и средства».

Что творится (с) историей

Тему исторических спекуляций в РФ весьма кстати поднял РБК . Как отметил его корреспондент, «еще в 2013 году Путин дал задание российским ученым — написать единый учебник истории России. Обоснованием послужили широкие различия региональных историй между собой и в сравнении с общероссийским историческим нарративом. Годом позже историки Института истории России (ИРИ) РАН получили задание написать новую историю Новороссии и Крыма. Это поставило под сомнение предыдущую задачу подчинения региональных нарративов единому учебнику. Показательно, кстати, что в апреле 2016 года директор ИРИ РАН Юрий Петров упоминал о том, что институт продолжает работу над историей Крыма, но промолчал о Новороссии».

«Не дожидаясь результата работы историков, осенью 2014 года Путин снова обратился к истории, — продолжается статья. — На этот раз ему потребовались события тысячелетней давности для аргумента в пользу присоединения Крыма. На встрече с молодыми историками президент сказал: «Крым для русских … имеет и некоторое сакральное значение. Ведь именно в Крыму, в Херсонесе, крестился князь Владимир, а потом крестил Русь. Изначально первичная купель крещения России — там». После этого средневековый князь Владимир стал новым объектом исторической политики России. Традиционный взгляд, связывающий крещение Руси с Киевом, поблек. Вскоре стало известно о планах поставить в Москве памятник князю Владимиру, который был бы больше, чем стоящий в Киеве. В середине 2015 года публичные дебаты о месте установки памятника не сходили с первых страниц. Все предлагаемые места были символически нагружены: Лубянка, напротив здания КГБ, Болотная площадь, центр зимних протестов 2011 года, или Боровицкая площадь, прямо напротив ворот Кремля. Эта дискуссия привлекла много внимания, но к концу лета ушла в тень, так как в Москве оказалось невозможно найти место для такой огромной статуи».

И дальше — как раз о пропаганде войны. Корреспондент РБК пытается разобраться в причинах взлета популярности в России советского диктатора Иосифа Сталина и мотивах, подвигших Кремль нажать на тормоза в распространении его нового культа. По его мнению, «от Кремля ждали чего-то более убедительного, чем рассказы о нацистах на Украине или новые открытия о князе Владимире. Ближайшим историческим периодом, когда Россия присоединяла территории, была сталинская эпоха. В связи с этим можно увидеть в «возвращении Сталина» поиск политиками среднего уровня политического (исторического) языка, способного объяснить аннексию Крыма и оправдать другие возможные внешнеполитические шаги. Ирония истории состоит в том, что наиболее соответствующий моменту нарратив оказался тем, который Путин не готов публично поддержать: сталинское восстановление Российской империи в форме Советского Союза и в изоляции от остального мира. Чувствуя притягательность этого нарратива, часть элиты оказалась готова продвинуться дальше, чем готово государство. Это произвело эффект сорвавшейся лавины, которая угрожала выйти из-под контроля Кремля, — вероятно, впервые за время президентства Путина».

«Вероятно, чтобы восстановить свой контроль над исторической политикой, российское правительство в августе 2015 года внесло давно подготовленный (но отложенный ранее на неопределенный срок) законопроект об увековечении памяти жертв политических репрессий. Возвращение этого законопроекта в Государственную думу и превращение в закон в марте 2016 года, когда его подписал президент Путин, сигнализируют о том, что российское руководство не было довольно триумфальным «возвращением Сталина» в публичную политику и постаралось погасить такие инициативы».

«В России история заняла место политики, — подчеркивает автор текста на сайте РБК. — Редко можно услышать описания политических идеологий или событий с использованием терминов, принятых в науке или в западных обществах. В самом деле, такие слова, как «демократия», «либеральный», «выборы» и «аннексия», означают для многих россиян нечто другое, иногда противоположное тому, что под ними понимают на Западе. Чтобы передать свои политические взгляды или понять взгляды других, проще выяснить отношение к Сталину, распаду Советского Союза или 1990-м годам».

Слепой. Без рук. В СИЗО

И снова о делах донбасских. «Новая газета»  рассказывает холодящую кровь историю украинского предпринимателя Владимира Жемчугова, подорвавшегося на мине под Луганском. У него нет рук, он ослеп, и у него многочисленные другие проблемы со здоровьем. Но с недавних пор луганские «власти» держат его уже даже не в больнице, а в СИЗО, где мужчина не может обеспечить себе даже минимальный уход. Жемчугова называют диверсантом, выполнявшим в Луганске задания украинских спецслужб.

Как рассказала «Новой» жена Владимира Елена, она «обращалась к людям, кто раньше занимался обменами. Однажды меня направили в министерство обороны — в отдел, который совсем не занимается обменами, — отдел гражданского и военного содействия. (На тот момент уже всех, всех волонтеров отстранили от обменов пленными.) Я начала говорить с начальником отдела, он созвонился с Международным Красным Крестом. Потом он мне сказал, что их отдел взаимодействует с Красным Крестом, но вывозят они только трупы, так что готов помочь, но… когда мужа уже не будет в живых. Пришла в Красный Крест. Они объяснили, что пока у них нет аккредитации ни в «ЛНР», ни в «ДНР». Я дозвонилась до Рубана (Владимир Рубан из «Офицерского корпуса» занимался обменом пленных, выступая как переговорщик-волонтер с украинской стороны. — «ОстроВ»), он посоветовал мне обратиться в центр по освобождению заложников при СБУ: пишите заявление туда, сказал. Руководителем там тогда был Иван Рудяк. Я каждый день ходила туда, я практически там жила. Рудяк тогда устроил мне громкую связь с Ольгой Кобцевой (глава луганской рабочей группы по обмену пленными. — «ОстроВ») (это было уже в начале ноября). Кобцева тогда сказала, что мой муж очень тяжелый, нетранспортабельный, вообще-то с ним еще не закончили работать наши военные, закончат — и тогда будет обмен. И потом добавила: «А вы знаете, что Владимир не хочет возвращаться ни к жене, ни к маме?» Но Рудяк договорился насчет обмена в ноябре». Однако обмен, по словам Елены, сорвался, потому что луганская сторона начала выдвигать все новые и новые требования.

«Все это время он был в больнице, он полностью ослеп, ему сделали еще ряд операций, — рассказывает Елена Жемчугова. — Удалили часть кишечника, у него образовалась грыжа 20 см, у него разорвана барабанная перепонка, переломан нос — он дышит через ухо. Ампутированы обе конечности в области предплечий. Кроме того, осколки из лица и ноги удаляют до сих пор, не так давно стала скапливаться жидкость в легких, и последние десять дней врачи покалывали его антибиотиками, чтобы избежать пневмонии. За это время Ольга Кобцева обсуждала со мной фамилии (на обмен — ред.). Но мне говорили, что она требует тех, кто уже осужден, а процедура для обмена уже осужденных еще не выработана. Но мы нашли компромисс, украинская сторона отправила ей запрос по людям на согласование, но им она просто не ответила. Более того, здесь уже мне сказали: «Понимаете, она требует убийц, а мы не можем их отдавать, общественность нас осудит». Вот так идут переговоры по обмену».

«В понедельник Владимира Жемчугова отвезли в суд Луганска, прокурор затребовал изменить ему меру пресечения — то есть из больницы в тюрьму. Судья уточнил позицию самого Жемчугова, тот ответил: «Делайте, что хотите». И суд вынес решение: изменить меру пресечения и переместить Жемчугова в СИЗО г. Луганска», — пишет корреспондент «Новой газеты» Юлия Полухина.

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: