Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Смена фигур в премьерском кресле не принесет революционных изменений в экономической политике Кабинета министров Украины. Хотя отдельно взятый Владимир Гройсман смотрится более предпочтительно, чем отдельно взятый Арсений Яценюк.

Возможно, это всего лишь иллюзия, связанная с тем, что о работе "камикадзе" уже можно судить постфактум.

Тогда как о его преемнике приходится говорить в основном авансами, исходя из известной поговорки о новой метле.

Последователь Азарова

Несмотря на идеологические различия с "попередником", Арсений Петрович в должности главы правительства в целом продолжил его линию.

Ему удалось сделать многое из того, что ранее обещал Николай Янович, но в итоге так и не решился осуществить. Речь идет о совместной программе с Международным валютным фондом.

Как известно, Н.Азаров, возглавив правительство в марте 2010, сразу заявил, что его первоочередная цель – возобновление кредитования со стороны МВФ.

Но он так и не уравнял стоимость импортного и украинского газа, как того требовал Фонд – поскольку это означало повышение в несколько раз тарифов ЖКХ для населения.

А.Яценюк сделал это, в общей сложности в 4-8 раз подняв стоимость газа для населения, в 2 раза – на электроэнергию и в 3 раза – на отопление и водоснабжение.

Но даже после этого НАК "Нефтегаз Украины" у А.Яценюка и его протеже Андрея Коболева остался убыточным. Сократился лишь размер убытков: за 2015 г. в 3,6 раза, с 90 до 25,1 млрд грн.

Опять же, не стоит забывать, что в 2014 при А.Яценюке, который в отличие от Н.Азарова непосредственно курировал "Нефтегаз", компания показала беспрецедентный рост убытков в 5 раз(!), до 88,433 млрд грн.

А при Н.Азарове в 2013 убытки "Нефтегаза" составляли "скромные" 12,521 млрд грн. При этом в 2013 средняя цена импортируемого газа была $413/1000 м3, в 2014 - $380/1000 м3, в 2015 - $230/1000 м3.

Т.е. при двукратном снижении цены импортируемого ресурса в валютном эквиваленте и одновременном повышении внутренних цен в 4-8 раз нефтегазовая госмонополия при А.Яценюке ухитряется не просто оставаться убыточной.

Она "съедает" колоссальные бюджетные ресурсы, которые идут на компенсацию убытков. А ведь эти деньги могли направляться на погашение внешних долгов и повышение социальных выплат.

Как минимум, за счет этих средств можно было профинансировать военные расходы, избежав новых налогов, которые ввел А.Яценюк: военный сбор, налог на доходы с работающих пенсионеров, налог на недвижимость, налог на депозитные вклады.

При этом надо исходить из того, что чудес не бывает. И если крупнейшая госкомпания в таких убытках – значит, прибыль получает не государство, а кто-то другой.

Предполагаемые бенефициары должны быть наделены высокими властными полномочиями, либо иметь гарантии защиты от уголовных расследований. Дать такие гарантии могут только первые лица.

В целом же Арсений Петрович запомнился потугами в части наведения порядка в сфере управления госкомпаниями. Но дальше телевизионного пиара дело не пошло.

Показательным может выглядеть следующий эпизод. А.Яценюк на заседании Кабмина 16 ноября 2015 поручает провести проверки в 20 крупнейших госкомпаниях.

Миллионы телезрителей, которым показали этот сюжет в новостях, смогли убедиться, что глава правительства занимается наведением порядка в госсекторе экономики.

Но когда 18 марта текущего года на совещании у А.Яценюка глава Государственной финансовой инспекции Лидия Гаврилова докладывает, что ее подчиненных не пустили в офис ПАО "Укргазодобыча", премьер неожиданно срывается на истерику.

Для начала он напоминает, что глава "Укргазодобычи" Олег Прохоренко назначался при его непосредственной поддержке.

Затем начинает кричать, что сейчас идет борьба за финансовые потоки – против тех руководителей, которые борются за прозрачность своих госкомпаний.

Хотя, как может борьба за прозрачность сочетаться с отказом в допуске к документации госкомпании государственных же проверяющих, пришедших по его собственному указанию – Арсений Петрович не пояснил.

И такое за 2 года его премьерства бывало сплошь и рядом: когда сначала перед телекамерами говорились хорошие и правильные слова, а потом на практике все делалось с точностью до наоборот.

Точных данных о финансовых итогах 100 крупнейших госпредприятий за 2015 г. нет. Министр экономики Айварас Абромавичус говорил о сокращении убытков до 7 млрд грн. со 117 млрд грн. в 2014.

Его первый зам Юлия Ковалив называла совсем иные цифры: прибыль 2,6 млрд грн. против убытка 7,4 млрд грн. за 2014. Как бы там ни было, это все равно гораздо меньше, чем при Н.Азарове.

Так, в 2012 топ-100 госкомпаний получили чистый убыток $1,5 млрд. По текущему курсу это 39 млрд грн. Т.е. можно говорить, что финансовое положение в госсекторе при А.Яценюке улучшилось.

Но не благодаря самому премьеру, а скорее, вопреки. Продолжил он и начатую Н.Азаровым политику сокращения социальных расходов, прежде всего в отношении различных льготных категорий.

Среди наименее пострадавших от урезания льгот оказались депутаты парламента, судьи и прокуроры. Больше всего отняли у "чернобыльцев", "афганцев", студентов, школьников, инвалидов.

Не зря все-таки на известном видео в интернете Арсений Петрович восхищается Николаем Яновичем, называя его настоящим государственным человеком.

Боец под маской "ботаника"

Так же, как до него и Н.Азаров, А.Яценюк обещал большую приватизацию. Которая в итоге так и не была проведена.

И это тот редкий случай, когда невыполнение обещания надо занести в графу "плюс", а не "минус".

Олигархам же при А.Яценюке жилось очень вольготно - несмотря на жесточайший экономический кризис в условиях необъявленной войны на Донбассе.

Почти сразу после свержения предыдущей власти, в марте 2014, в закон о трансфертном ценообразовании Верховная Рада внесла поправки, дающие крупнейших финансово-промышленным группам возможность и дальше выводить прибыль с компаний и предприятий в Украине путем экспорта продукции аффилированным нерезидентам по заниженным ценам.

А.Яценюк не пытался этому помешать. Особенно привольно чувствовала себя ФПГ "Приват" Игоря Коломойского, вообще переставшая платить ренту за недропользование подконтрольной госкомпании "Укрнефть" с августа 2014.

Сейчас компания возобновила текущие платежи, однако порядка 10,4 млрд грн. налогового долга перед бюджетом у нее до сих пор "висит" в воздухе.

Несмотря на имеющиеся полномочия, премьер А.Яценюк 1,5 года делал вид, что не может добиться уплаты этого долга – давая повод оппонентам обвинять его в работе на И.Коломойского в ущерб государственным интересам.

Он не добивался денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения с Кипром, позволяющего олигархам и крупному бизнесу, в т.ч. и сидящим в Верховной Раде депутатам, не платить налоги с доходов в украинский бюджет.

За 2 года премьерства Арсений Петрович убедительно доказал, что, несмотря на внешность типичного "ботаника", обладает жестким бойцовским характером.

Не боялся вмешиваться в работу министерств, по квоте доставшихся "на кормление" другим коалиционным партиям.

Например, как утверждает экс-министр экологии Игорь Шевченко, назначенный по квоте "Батькивщины", А.Яценюк лоббировал назначение своего человека на должность главы Государственной службы геологии и недр, которая находится в подчинении Минэкологии.

Госгеонедра ведает такой "жирной темой", как выдача лицензий на разработку месторождений. Поэтому понятен как интерес А.Яценюка к назначению туда руководителем своего протеже Геннадия Руденко, так и сопротивление этому со стороны И.Шевченко.

В результате того конфликта последний лишился министерского портфеля летом 2015. Достаточно сложно с Арсением Петровичем работалось и министру агрополитики Алексею Павленко.

"Он не может нормально руководить министерством, Яценюк навязывает ему своих людей, в том же лесу остается серьезная коррупция... На этом фоне мы теряем серьезность: у нас хороший министр, но он ничего не может решать", – цитировали СМИ анонимного депутата Верховной Рады от "Самопомощи" в конце января т.г.

Речь шла о Государственном агентстве лесных ресурсов – тоже весьма "жирной" должности с точки зрения коррупционного потенциала.

Конфликты с П.Порошенко также нередко возникали благодаря активной позиции А.Яценюка.

К примеру, он пытался передать продажу имущества и активов неплатежеспособных банков от Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) к государственной исполнительской службе Минюста.

СМИ много писали о том, что это имущество продается по заниженным ценам "своим" людям. Остается добавить, что ФГВФЛ возглавляет Константин Ворушилин, бывший банкир П.Порошенко, а Минюст – Павел Петренко, личный друг теперь уже экс-премьера.

Несложно догадаться, как в данном случае отреагировал президент на инициативу А.Яценюка. Не менее показательно выглядит эпизод на заседании Кабмина 2 марта т.г.

Тогда А.Яценюк поручил МВД, которое возглавляет его ближайший соратник Арсен Аваков, проверить тендеры министерства обороны на обеспечение военных продуктами питания.

По словам А.Яценюка, есть ряд компаний, которые многие годы занимаются поставкой продуктов питания по "теневым" схемам и по завышенным ценам, и сейчас они срывают тендера на сумму 3,5 млрд грн.

Учитывая, что Минобороны относится к квоте президента и курируется им непосредственно, легко догадаться, что столь бесцеремонная попытка "залезть в чужой огород" привела П.Порошенко в бешенство.

Не зря буквально через 10 мин. после этого заявления Арсений Петрович поручил вести заседание правительства вице-премьеру Вячеславу Кириленко и со словами "Я к Порошенко" вышел из зала.

Очевидно, что это было не первое и не последнее выяснение отношений между партнерами по правящей коалиции.

Тем не менее, бойцовский характер Арсения Петровича в двух случаях все же пошел на пользу Украине.

А именно – оспорил невыгодные для Украины контракты "Нефтегаза" с "Газпромом" в стокгольмском арбитраже, пошел на открытый конфликт с российской госмонополией, полностью отказавшись от газового импорта из РФ.

Конечно, тут премьеру повезло: минувшая зима выдалась аномально теплой.

Окажись она суровой и морозной, не факт, что удалось бы продержаться без закупок у "Газпрома". Кроме того, потребление газа в Украине сократилось за счет остановки промышленных предприятий.

Падение промпроизводства на 10,7% в 2014 и на 13,4% в 2015 поставить в заслугу А.Яценюку никак нельзя. Но это тот случай, когда сработал принцип "не было бы счастья, да несчастье помогло".

За счет этого, потребление газа в 2014 снизилось на 16%, в 2015 – еще на 21%. Этот объем удалось покрыть главным образом за счет реверсных поставок ЕС и газа украинской добычи.

В результате "Газпром", который при Н.Азарове отличался жесткой неуступчивостью, при А.Яценюке внезапно "подобрел", сбросив цену примерно до уровня своих потребителей в ЕС.

Как известно, Еврокомиссия в 2014-2015 участвовала в украинско-российских газовых переговорах в качестве третьей стороны – хотя ранее в Брюсселе не соглашались быть посредником.

Кроме того, страны ЕС в Восточной Европе и Германия тоже пошли на конфликт с "Газпромом", который всячески пытался помешать реверсу в Украину – в т.ч. и путем ограничения поставок в ЕС.

И все же во многом ценовые уступки "Газпрома" стали возможны благодаря личной позиции А.Яценюка. Почувствовав его твердость и решительный настрой, российские газовики "включили заднюю передачу".

Тоже самое можно сказать и о реструктуризации внешней задолженности Украины.

Переговоры с держателями гособлигаций в 2015 тянулись примерно полгода и, мягко говоря, не все со стороны Минфина и его руководителя Натальи Яресько было проделано идеально.

Тем не менее, жесткая неуступчивость А.Яценюка, готового объявить дефолт, в конечном итоге вынудила кредиторов согласиться на списание 20% долга. И это, безусловно, его достижение.

Хотя и в данном случае нашлись критики, считающие условия реструктуризации невыгодными для Украины. Но, во-первых, лучших никто все равно не добился.

Во-вторых, элемент лукавства у оппонентов присутствует. Говоря о миллиардах долларов, которые придется возвращать до 2040 г., они намеренно опускают из виду, что условием для ретроспективных платежей является устойчивый рост экономики.

Если он будет – рассчитаться с долгами не составит труда. Если же не будет – то и платить ничего не придется. Поэтому реструктуризацию долга на $19,54 млрд, включая списание $3 млрд, запишем Арсению Петровичу в графу "перемоги".

В тени Большого Босса

Сам по себе В.Гройсман представляется компетентным премьером. В его активе прежде всего успешный опыт руководства городским хозяйством Винницы.

О нем приходилось слышать незаангажированные позитивные отзывы задолго до того, как началась столичная карьера Владимира Борисовича.

Кроме того, работа в должности главы Верховной Рады позволила ему еще больше усовершенствовать врожденные дипломатические способности. Пожалуй, мало где они так нужны, как в кресле спикера ВР.

Можно утверждать, что он лично способен эффективно провести в стране как минимум одну очень важную глобальную реформу – ЖКХ.

Так же можно допустить, что Владимир Борисович был абсолютно искренним, когда после избрания премьером с парламентской трибуны клеймил позором зажравшихся депутатов и обещал им показать, что такое настоящее государственное управление.

Именно поэтому он так отчаянно торговался за право сформировать в Кабмине собственную команду, на которую можно опереться и играть с ней в одну игру.

Быть "техническим" премьером В.Гройсман явно не намерен и здоровые амбиции у него присутствуют.

Другое дело, что у нового премьера есть и очень серьезные компенсаторы, которые будут всячески сдерживать его реформаторские порывы.

Прежде всего речь идет о президенте. В отношении его способностей изменить Украину к лучшему сомнений, наверное, уже ни у кого не осталось.

За почти 2 года правления П.Порошенко убедительно доказал, что все его постоянные обещания реформ, нулевой толерантности к коррупции и о европейском будущем Украины – не более чем вербальные артикуляции.

Поэтому можно с очень высокой долей вероятности прогнозировать, что президент вопреки публичным обещаниям сначала "деолигархизации", а теперь и "деоффшоризации" будет всеми силами пытаться сохранить существующую олигархичную модель в экономике.

Которая таким образом остается пресловутой "дойной коровой" для олигархов – включая самого П.Порошенко. Помешать этому В.Гройсман не сможет.

И хотя он заявил о необходимости (новой, очередной по счету) налоговой реформы – вряд ли речь идет о тех изменениях, которые хочет видеть общество.

В частности, о налогообложении конечной прибыли, получаемой владельцами украинских заводов-пароходов через зарегистрированные в оффшорах фирмы.

Скорее всего, В.Гройсман имеет в виду возвращение налоговых льгот для компаний агросектора, отмененных по условиям меморандума с МВФ.

На сохранени льгот в АПК настаивала глава комитета ВР по налоговой политике Нина Южанина, предлагавшая проект налоговой реформы, альтернативный МВФ.

А поскольку Н.Южанина – кадр из обоймы П.Порошенко, имеющего обширные бизнес-интересы в т.ч. в АПК, напрашивается вывод, что возобновлять кредитную программу с МВФ правительство В.Гройсмана не будет, попытавшись сделать ставку на внутренние резервы экономики.

Это означает, что и от большой приватизации и нового повышения тарифов ЖКХ, на которых настаивает МВФ, новый премьер откажется.

Не случайно ранее запланированная приватизация облэнерго уже перенесена на осень приказом Фонда госимущества Украины.

Еще одним компенсатором для В.Гройсмана станет назначение министром экономики Степана Кубива, который в 2014 г. так «успешно» руководил Национальным банком Украины, что курс гривны пр нем обвалился с 9 до 16 грн./$.

В связи с этим ожидать от бывшего коменданта Евромайдана каких-то революционных успехов на экономических фронтах было бы как минимум наивно. Гораздо реалистичнее готовиться к худшему сценарию.

Тем более, что малокомпетентная Валерия Гонтарева остается главой НБУ, а без эффективного взаимодействия с центробанком переключить экономику с падения на взлет не получится.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: