Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



На прошедшей неделе российские СМИ больше всего писали, конечно, о Крыме. 18 марта минуло два года аннексии полуострова Россией. Российские телеканалы, как водится, рассказывали о народном ликовании в Крыму и РФ по поводу этой даты. В печатных и онлайн-СМИ картина была не столь розовой. Всю цену тем «праздничным» кадрам показывает один эпизод, описанный корреспондентом «Медузы», побывавшем на московском митинге по случаю «присоединения» Крыма к РФ:

«На Варварке женщину в пуховике обступили несколько десятков замерзших людей, кто-то побежал разменять крупную купюру. «Почем сейчас платят за митинг?» — спросил я женщину со значком «Мамы России». — «500 рублей за два часа», — ответила она и, помолчав, добавила: «Мы патриоты». — «А какие вообще ощущения в этот день?» — «Крым», — сказала она и замолчала. — «Наш?» — подсказал я ей. — «Наш, — охотно согласилась она. — И мы счастливы».


В еще одной своей статье «Медуза» опрашивает крымчан, что они думают сегодня об аннексии Россией полуострова. Оценки и тут неоднозначные - даже среди тех, кто до сих пор принимает это событие «на ура».

Так, женщина, которую «Медуза» называет именем Ирина, и которая отнеслась к аннексии резко негативно, говорит, что «отказников от российского паспорта, когда мы его оформляли, в очереди стояло больше 100 человек ежедневно. Заявления принимали только две недели, и в Севастополе около двух тысяч человек успели написать отказ. Но официальные крымские данные в 3,5 тысячи отказов по всему полуострову — неверные, даже если брать только Севастополь и Симферополь. Перед нами на отказ от российского гражданства стояла даже пара из Ростова — они приехали в Севастополь лет десять назад, получили украинское гражданство, но Россия их и тут настигла».

Ирина, кроме прочего, также отметила, что «у многих еще почву из-под ног выбило и то, как поступила Украина. Мы теперь и там с крымской пропиской нерезиденты. Получается те патриоты, кто сохранил свою преданность стране, никому там не нужны. Вплоть до того, что у нас в Украине в банке лежат 2000 долларов, а забрать их мы не можем».

Молодой человек по имени Усейн: «Даже не знаю, что изменилось в Крыму. Стало легче жить в экономическом плане? Чепуха, на мне это никак не отразилось. Первое, где я попал, — это когда мне перевели стоимость обучения из гривен в рубли и сделали курс по 3,8 рубля за гривну, хотя должны были по 2,8. Лучше обучение при этом не стало. Стипендия до перехода [в состав России] была 800 с чем-то гривен (по нынешнему курсу около 2000 рублей — прим. «Медузы»), а стала 1000 рублей — студенты были в шоке. Работа появилась? Нет. Ее вообще нет, и постоянную работу я найти не могу. У меня высшее инженерное образование, но почему-то никому не нужен молодой специалист. Обещано-то столько было… Жить стало легче? Нет. Если говорить об отношении к крымским татарам, а я крымский татарин, то Россия — неправовое государство. У меня лично пока проблем не возникает, но в зоне риска — мы все, особенно те, кто ходит в пятницу в мечеть. Из-за этого я даже уже не так переживаю о работе».

Анна Петровна: «Нормально живется. Самое главное, что сейчас войны нет. Посмотрите, что в Донецке творится. Такое не хотелось бы пережить. По телевизору смотришь и думаешь, что так все быть не может, но к нам же приезжают беженцы и рассказывают такое, что волосы дыбом встают. Два года назад мы ходили на митинги, а мой муж даже стоял на Перекопе (на границе Крыма и Херсонской области. — прим. «Медузы»). Его по телевизору показывали, и теперь он боится на Украину въезжать, так как везде засветился. Мои родственники живут все на Украине, я там работала корректором в газете раньше. Поехать к ним я сейчас не могу. Они нас врагами считают. А какие мы враги, какие предатели? Ну и что, что мы отделились? Как иначе? Там же эти бандеры, как же так можно? Что они творят?»

«Изменилось ли что-то в лучшую сторону — сложно сказать, - продолжает эта же героиня. - Зарплаты и пенсии не увеличились. Работать тяжело, ведь поставщики повышают цены, и люди в магазины не ходят, пусто сейчас. То ли денег не имеют, то ли чего-то ждут. Местными властями мы недовольны, особенно нашим губернатором. Столько денег куда-то девается, и все понимают, что он зарывает их прямо в дорогах. Предпринимателей он тоже давит. Вы мое имя только не упоминайте, а то сразу закроют».

Петр Сергеевич: «Отлично все! А чего? Жаловаться что ли? Ну, пенсия меньше стала, 10 тысяч рублей, хотя у меня 40 лет стажа водителем. В магазинах все дороже стало. А живется лучше, все в этих магазинах есть. Не знаю я почему лучше, но мне лучше! У меня жена есть, пенсия есть — что еще мне надо? Ничего! Правда, вот на Украину теперь не поедешь — это плохо, ведь у меня там родственники».

Плохо пришлось и местному предпринимателю, владельцу единственной в Украине и России устричной фермы. Он рассчитывал расширить бизнес в РФ - вместо этого в настоящее время у него этот бизнес забирают: территория, на которой он с 2005 года разводил мидий и устриц, внезапно понадобилась государственным органам РФ, рассказывает «Новая газета».

«Никакого экономического подъема в Крыму, к сожалению, пока не случилось. Созданное сразу после присоединения Министерство по делам Крыма упразднили. Глава Крыма Сергей Аксенов даже имел публичный конфликт с федеральным правительством, обвиняя его в недофинансировании региона. Об игорной зоне молчат. О проекте чеченских предпринимателей, обещавших построить в Крыму какой-то ультрасовременный курорт, тоже ничего не слышно. Даже не звучат совсем уж экзотические предложения вроде идеи спикера Совета Федерации устроить в Крыму комплексную терапию для наркоманов», - пишет, в свою очередь, «Газета.ru» .

«Из крупных федеральных чиновников работать туда никто не поехал: не хотят портить карьеру, - продолжается ее статья. - Крупные компании и все главные банки страны туда не пришли: не хотят попасть под международные санкции. Россияне, судя по соцопросам, всячески Крым поддерживают. На словах. При этом налог солидарности на Крым они платить не захотели. И их трудно обвинять в «бесчувствии»: собственных финансовых проблем после присоединения полуострова у рядовых граждан нашей страны явно прибавилось».

«Крымчане чувствовали себя чужими на Украине. Обиженными бесконечными пустыми предвыборными обещаниями, ненужными, брошенными. Чужими для России они не стали: наоборот, стали даже слишком своими. А у своих все более-менее одинаково. В Крым пришла обычная российская действительность, со всеми ее особенностями. Бюрократия, коррупция, цены на уровне московских, попытки отжать частный бизнес в пользу чиновников или «своих людей», ограничение уличных акций и любой политической активности, равнодушие. В общем, «все как у людей». То есть появились еще два обычных региона, которые, слава богу, хотя бы деньгами пока не обделяют. Амбициозные цели — мы всему миру докажем, что в России Крым станет процветающим — сменились куда более скромной повесткой «зато у нас не стреляют», как в Донбассе», - подытоживает «Газета.ru».

К чему ведет «нашизм»

Сайт Colta.ru  посвятил анализу последствий аннексии большую статью. По мнению ее автора, «аннексия наносит страшный ущерб не столь Украине, сколь России и русским. И, что еще хуже, она убивает надежду на какие-либо изменения к лучшему в нашем обществе».


«Сегодня российская госпропаганда пытается максимально развести аннексию Крыма с последующей войной на востоке Украины, - перечисляет он эти последствия. - Однако каждый, кто помнит события весны 2014 года, понимает, что это две части одного целого. Ни группа Стрелкова, ни другие диверсионные отряды не могли бы ничего разжечь сами по себе, без поддержки местного населения. А эта поддержка, равно как и предательская пассивность местных силовых органов, основывалась чуть ли не исключительно на ожиданиях, что сейчас в регионах появятся «зеленые человечки» и Донецк с Луганском (а может, и другие регионы Украины) вслед за Крымом будут приняты в субъекты РФ: одних эти ожидания вдохновляли, других лишали воли к сопротивлению. Это же относится и к действиям Киева: столь жесткий формат антитеррористической операции объяснялся именно ощущением опасности официального включения сепаратистских образований в состав России. Не будь «возвращения Крыма домой», от 7000 до 50 000 человек, по разным данным, погибших во время боевых действий в Донецкой и Луганской областях, скорее всего, до сих пор оставались бы живы. Одно это делает любые торжества по случаю «Крымской весны» совершенно безнравственными».

Также, считает корреспондент «Кольты», захват Крыма повысил риск сепаратизма в самой РФ. Как подчеркивает он, «в отличие от большинства других республик РСФСР была сформирована не по национальным, географическим или историческим признакам, а, скорее, по принципу «объединяем в кучу все, что осталось». И Российская Федерация продолжает эту же линию».

«Чем Татарстан хуже Казахстана, Карелия — Эстонии, а Чечня — Азербайджана? Почему Калининград, не имеющий общей границы с остальной РФ, является ее частью? Эффективно ли управлять из Москвы опережающим ее почти на день Дальним Востоком? Единственный адекватный ответ на это до 2014 года звучал как «мы категорически против пересмотра наших границ: неважно, куда исторически тяготеет тот или иной регион, если по итогам распада СССР он оказался частью РФ». Теперь же пересмотр границ России уже запущен, и далеко не факт, что он ограничится одним лишь увеличением территории», - пишут в Colta.ru.

Как далее говорится в ее статье, «положительное отношение к тому, как была проведена аннексия полуострова, автоматически равняется полной легализации двух главных пороков современного российского государства: вранья и воровства. Причем не только легализации, но и превращению их из грехов в доблести. Военнослужащие без погон и знаков различия, скрывающие свои лица под масками; «референдум», организованный через 9 дней после объявления без каких-либо попыток изобразить конкурентную кампанию и прозрачный подсчет голосов; президент, публично заявляющий, что присоединение Крыма к России «не рассматривается», и через две недели подписывающий договор об этом присоединении; «местные силы самообороны, купившие форму в одном из военторгов», которые на поверку оказываются солдатами регулярной российской армии, — открытая и всем очевидная ложь, информационно сопровождавшая аннексию все время ее подготовки, не только не встретила никакого массового осуждения, но и, наоборот, была вознесена на щит как повод для гордости. Вот, мол, на какие военные хитрости мы способны, знай наших! Достаточно посмотреть на популярность бренда «вежливые люди», обозначающего неопознанных вооруженных бойцов с закрытыми лицами. Это же продолжилось и во время донецкой войны, когда, по свидетельству социологов, вполне лояльные респонденты в ответ на вопрос «есть ли наши войска в Донбассе?» массово уточняли: «Официально или на самом деле?»

Предчувствие большой войны

Еще одна тема, широко представленная на прошедшей неделе в российских СМИ, - возможное возобновление полномасштабных боевых действий на востоке Украины. Особенно тревожит то, что заговорили об этом российские телеканалы. Так, ведущий Дмитрий Киселёв на телеканале «Россия 24», в частности, заявил, что, «по сведениям разведки Донбасса, украинские вооружённые силы готовятся войти в города непризнанной республики. Как заявил заместитель командующего корпусом армии ДНР Эдуард Басурин, есть данные, что Минобороны Украины разместило заказ на пять тысяч двигателей для реактивных пехотных огнеметов (РПО). Это оружие носится на плече, оно — одноразового использования, а выстрел уничтожает все живое на площади 80 квадратных метров. Дальность — не более 200 метров. Эффективен огнемет прежде всего в условиях городского боя. Если Киев думает все же исполнять Минские соглашения, то зачем ему тогда пять тысяч огнеметов для штурма городов?!».

Корреспондент «Новой газеты»  считает, что «на войну работает ряд факторов. Режиму, установившемуся в «ДНР» и «ЛНР», необходимо доказывать свою состоятельность перед Москвой и легитимность — перед населением территорий, находящихся под его контролем. И с тем, и с другим в последнее время есть проблемы. Уже много месяцев идет зачистка полевых командиров непризнанных республик и передел сфер влияния. Жители подконтрольных территорий, многие из которых получают украинские пенсии или ездят на работу через украинские блокпосты, накопили разочарование в своих «освободителях». Для Захарченко и К° война — это единственный способ удержать власть. В середине февраля силами «ДНР» была предпринята попытка развить наступление на Мариуполь. В Луганске зафиксированы перемещения новых армейских подразделений. Идет активное обучение местных «ополченцев» с участием различных советников. Стычки с применением стрелкового вооружения и с участием снайперов не прекращаются уже много недель, теперь география боев расширяется, а отход снайперов прикрывается минометным огнем».

«Партия войны есть не только в «ДНР» и «ЛНР», - продолжает он. - ВСУ объявили об очередном призыве новобранцев и готовят новые тактические подразделения. Идет активное перевооружение украинских частей, подготовка армейских подразделений вместо частей МВД и добровольцев. Украинский ВПК работает на фронт — в ВСУ поступают танки и противотанковое вооружение. Активно готовятся к боевым вылетам около двух десятков самолетов. Политическое решение кризиса в Донбассе постоянно откладывается, а это дает козыри тем силам в Киеве, которые никогда не были заинтересованы в переговорах. Давление западных санкций на РФ и проблемы в российской экономике рассматриваются украинскими сторонниками силового решения кризиса в Донбассе как шанс на контрнаступление и восстановление контроля над территорией страны. Словом, у Захарченко есть alter ego к западу от блокпостов, для которых война также стала единственным способом существования».

«Воинственности сторонам добавляет климат — через несколько недель начнется полноценная весна, а это значит, что удар надо наносить сейчас. Впрочем, украинские сайты обсуждают скорее перспективы летней военной кампании».

«Ключевой политический фактор, влияющий на ситуацию, — это фактический провал выполнения Минских соглашений, переговоры по которым раз за разом заходят в тупик, - констатируют в «Новой». - Рада не может собрать конституционное большинство, необходимое для предоставления Донбассу особого статуса. В «ДНР» и «ЛНР» не видят возможности выполнять обязательства по проведению местных выборов и уж тем более — по передаче контроля над госграницей с Россией украинской стороне».

«Из провала Минска 2 кто-то спешит сделать вывод: если не получились переговоры, значит, снова будем воевать. То есть — опять человеческие смерти среди того самого народа, за чье счастье и свободу якобы борются стороны конфликта. На российское телевидение вернется фигура «украинского фашиста». Диванные войска пакуют чемоданы в Алеппо и строятся в шеренгу возле Горловки. Переживут ли наши россияне и украинцы еще одну волну взаимной ненависти? Не хотелось бы проверять это на практике», - заключает автор статьи.

Дело пропавшего адвоката

Наконец, еще одна статья «Новой газеты». Не о войне как таковой, а об уродстве сопровождающих ее событий. В статье говорится о Юрии Грабовском, украинском адвокате одного из двух российских офицеров, задержанных в Луганской области и показательно судимых сейчас в Украине. Грабовский, ранее жаловавшийся на давление и угрозы якобы из-за успешной защиты того самого россиянина Александра Александрова, в начале марта загадочно исчез, в то время как его аккаунт в Facebook был предположительно взломан. На угрозы и давление со стороны военной прокуратуры Украины продолжает жаловаться коллега Грабовского, адвокат второго пойманного на Луганщине россиянина Оксана Соколовская. Молодую женщину судят за якобы имевшее место в 2014 году нападение на сожителя. Обвинение добивается взятия ее под стражу.


Дальше - о Грабовском. «С Юрием Леонидовичем Грабовским я познакомилась благодаря «делу Анастасии Коваленко» — молодой жительницы Луганска, которая сегодня обвиняется в попытке устроить взрыв в центре Киева, - рассказывает корреспондент «Новой газеты». - В декабре 2014 года Анастасия приехала в Киев, чтобы устроиться на работу. Парень, что ухаживал за ней в Луганске, попросил передать пакет какому-то человеку. Приехав утром 17 декабря в Киев, Анастасия остановилась у своего хорошего знакомого, переночевала, позвонила Косте (так звали Луганского парня), уточнила, кому отдавать посылку. Тот сказал: нужно к трем часам выйти в один из киевских скверов. Она и пришла, присела на скамеечку, опять набрала Костю, а в следующую минуту ее задержали. В СБУ предъявили обвинение, пояснив, что содержимое пакета, который она должна была передать, — взрывчатка, а ее цель — взрыв в торговом центре «Глобус».

«Я им говорила, что не знаю про содержимое пакета. Это правда, я его не раскрывала. И там, кстати, просто даже в теории не могло быть моих отпечатков. Думаю, что если бы там было содержимое, которое могло снести половину торгового центра, как мне инкриминируют, то они не взрывали бы сумку во дворе СБУ, а, наверно, вывезли бы на какой-нибудь полигон, — говорила мне сама Анастасия. — Так или иначе, они требовали рассказать, как меня тренировали в России, что меня вербовали в ГРУ… Потом они сказали: раз по-человечески не понимаешь, будем говорить по-другому — и завели двух ребят, у которых на бронежилетах было написано «Азов». Они сразу же стали меня бить прикладами, руками и ногами, очень сильно». Потом, после избиения, она под видеокамеры прочитала надиктованный ей текст».

«В деле Анастасии адвокат Грабовский появился тоже как адвокат по назначению, - поясняют в «Новой». - «Я увидел ее на третьи сутки всю избитую, с медицинским воротником на шее, — рассказывал он мне по телефону, — я начал процессуальные действия, но сотрудники СБУ мешали мне работать, говорили по-хамски, угрожали, говорили, что сейчас я тут и останусь, и меня никто не найдет. Тогда я просто позвонил Лутковской (уполномоченной по правам человека на Украине. — ред.) и по громкой связи сообщил, что я в СБУ и мне угрожают, так что если я пропаду, вы знаете, куда уходят дороги. Было это все в присутствии моей подзащитной Анастасии Коваленко». В итоге адвокат Грабовский составит заявление об избиении задержанной на территории СБУ. Было возбуждено уголовное дело. Правда, следствие выяснило, что на территорию СБУ проникли какие-то неизвестные с улицы, поднялись на этаж, где допрашивали Коваленко, избили ее, после чего также беспрепятственно покинули здание».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: