Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Голосование Верховной Рады по поправкам в Конституцию, дающим «особый статус» Донбассу, пока отложено. Одни говорят, из-за того, что Петр Порошенко не смог найти  необходимые 300 голосов, другие – что он специально оттягивает этот момент, чтоб выиграть у ослабевающей России больше уступок. В любом случае, отсрочка -  не точка, а лишь оттягивание процесса во времени. К тому же, время "Ч", под давлением Запада и России, может наступить в любой момент. Поэтому «ОстроВ» встретился с известным украинским политиком Инной Богословской, чтобы попробовать просчитать возможные последствия для Украины от принятия, либо, непринятия поправок в Конституцию, продиктованных так называемыми "Минскими соглашениями".

Инна, по Вашему мнению, если поправки в Конституцию с "особым статусом" Донбасса не будут приняты, что будет с "Минскими соглашениями"?

- Я считаю, что эти соглашения не могут пройти. Первое – потому, что это капитуляция на условиях агрессора. Два года назад точно такие же требования об автономии и особом статусе нам предъявляли – мы, как суверенная страна не согласились. И спустя два года, нам предлагают не просто с этим согласиться, а сделать это конституционным положением. Это – капитуляция. Мы должны спросить у народа, готов ли он капитулировать. Думаю, ответ очевиден. Второе: эти соглашения не могут быть подписаны, потому что они антиконституционные. На самом деле, такого понятия как «Минские соглашения», с точки зрения международного права, не существует. Порошенко как человек, который долго проработал в бизнесе, в том числе, в криминальных схемах, понимает, что ему ничего нельзя подписывать. Он это и делает. Мы знаем, что любой бизнесмен всегда создает структуру, в которой его невозможно привлечь к ответственности, если нет его подписи. Сейчас Порошенко это делает на уровне государства.

То есть, перекладывает ответственность на Верховную раду?

- Он перекладывает ответственность сначала на некую переговорную группу, которую, в общем, и взять не за что, а также на парламент, в котором он пытается размыть эту ответственность среди депутатов, которые проголосуют за эти поправки. Пока нужных 300 голосов для голосования нет. Сегодня идет подготовка к тому, чтобы прошло голосование несколькими карточками. Или так, как это уже практиковалось в истории украинского парламента, когда депутат уезжает с карточкой за рубеж, делается ее дубликат и без этого депутата отдается голос. Сейчас такой вариант тоже рассматривается. Я уверена, что это будет тот первый случай в украинской истории, когда каждый проголосовавший за эти поправки в Конституцию депутат перcонально понесет реальную уголовную ответственность. Либо должен будет сбежать из Украины, как это сделали «регионалы».

Давайте попробуем смоделировать ситуацию: 300 голосов набралось, поправки приняты. Что ждет Донбасс и всю Украину?

- Как только это произойдет, мы будем иметь сепарацию по периферии. В западных областях, скорее всего, через решение городских и областных советов, начнутся процессы непризнания, возможно, подготовка к выходу из состава Украины. Либо и там потребуют особого статуса. То, что такой статус будет инициирован Югом и Востоком страны – сомнений нет, учитывая состав областных советов в Харьковской, Одесской, Запорожской, Николаевской областях. Херсон, наверное, побоится – ему страшно, потому что он на самой границе. Возможно, проукраинский Кировоград тоже будет требовать себе отдельный статус, учитывая тот бред, который сейчас там происходит с переименованием города. Когда город или область предлагают три названия, а Верховная Рада – четвертое, которое никакого отношения не имеет к людям. Всё это обостряет противостояние. Мы открываем «ящик Пандоры» и это запускает процесс дезинтеграции Украины. На это Путин и рассчитывает. По большому счету, он ведет две игры сейчас. С одной стороны, ему нужна реализация минских соглашений через Конституцию, чтобы доказать, что он единственный, кто может справиться с Украиной и показать всему миру: отдадите её в протекторат - будете спать спокойно.

С другой стороны, он понимает, что если это произойдет, то начнется процесс взрыва страны изнутри, а Украина уже никогда не будет единой. Более того, процесс имплементации этого соглашения в Парламенте станет спусковым крючком к «сносу» президента Порошенко. Очень многие не верят, что народ выйдет протестной волной. Я уверена, что он выйдет. Точно так же, как накануне отказа от Вильнюса 29 ноября 2013 года (Виктор Янукович на саммите в Вильнюсе не подписал Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, - ОстроВ) мне показывали социологию, согласно которой, только 4% украинцев были готовы к акциям протеста. Но если это самые активные 4%, то этого достаточно. А если это 18% людей, готовых выйти на протестные акции с силовым компонентом, - которые сегодня видны по социологии – то это очень опасно.

Мы поговорили о том, что может быть в Украине в случае принятия этих поправок в Конституцию Верховной Радой. Давайте порассуждаем, как это будет воспринято на Донбассе.

- Сепаратистами на Донбассе это будет воспринято, как полная победа. У них будут фейерверки, и так далее. Если народ не захочет ликовать, «власти» сами устроят праздник. То есть, георгиевские ленты будут размером с улицы. А для патриотов, оказавшихся там в заложниках, конечно, это будет серьезный удар.

Но формально, после этого там должны будут состояться выборы по законодательству Украины. Должны будут появиться украинские флаги…

- Нет, никаких выборов по законодательству Украины и никаких украинских флагов там не будет. Это фейк.

Для Донбасса возникают колоссальные последствия. Во-первых, если поправки будут приняты, то эта территория будет с настоящим особым статусом. Сейчас производится махинация. Закон носит название «Об особенностях местного самоуправления…», хотя к местному самоуправлению то, что внутри этого закона отношения не имеет. Там предусмотрено, что по согласованию с местными органами власти назначаются прокуроры, судьи и милиция. То есть, государственные органы власти, которые никакого отношения к местному самоуправлению не имеют.

Кроме того, контроль над границей с Россией является для нас вопросом №1. Пока открыто 500 км границы с Россией, мы ни о какой суверенности государства мы говорить не можем. А в этом «особом статусе» предусмотрен отдельный порядок торговых и культурных взаимоотношений с соседними странами. Они же могут принять у себя решение о «свободной границе». И эти открытые вены, из которых вытекает кровь и заходит любая зараза, остаются. То есть, минские соглашения вообще не решают ни одной из проблем, которые вызвали этот конфликт.

Какие проблемы могут быть у Украины, если эти поправки в Конституцию не будут приняты?

- Никаких проблем не будет. Путин сейчас в слабой позиции практически по всем направлениям. С военной точки зрения, он развязал две войны, которые тяжело пройти. С экономической – сказываются и цена на нефть, и одновременно санкции. Помимо этого, в период, когда страна была богатой, не было сделано никаких институциональных реформ, которые бы запустили экономику. Россия так и осталась сырьевой страной. В условиях войны приходится тратить огромные деньги на милитарную составляющую, а дополнительная стоимость экономики не производится. Путину сейчас и опереться не на что. В России уже начался процесс, когда страна подходит к «опрокидыванию кумира». Вспомним Муссолини, который был богом и царем, а потом его повесили вниз головой и плевали на него неделю. Путин близок к этому. К сентябрю-октябрю его могут «опрокинуть» в общественном мнении. Сейчас в российских СМИ можно увидеть проблески того, что Путин виноват. Он стал последней точкой надежды, а это в авторитарных режимах предвестник того, что дальше у этого идола возникает два выбора: либо найти наследника и передать власть, либо он должен объявлять большую войну. Это уже не украинский аспект.

Большая война с кем? С нами?

- Нет. Это война в третьей точке. С нами он войну не выиграет, так как понимает, что он здесь увязнет. Он в Украине может надеяться на то, что дойдет до Днепра. А что ему это дает? - Ничего. Если война, то это малая ядерная бомба в районе Арктики, которая является сейчас очень большой точкой напряжения. Там уже военные корабли сверхдержав, которые на расстоянии выстрела ходят друг от друга. Это самый вероятный сценарий, по-моему. Второе – Ближний Восток. Путин отведет большую войну от своей границы. Это будет сражение на уровне пугающих малых ядерных взрывов – последних козырных карт. Поэтому, не только нам нужно бояться, а всему миру.

Более того, если мы пропишем Минские соглашения в Конституции – это не снимет тех вызовов, перед которыми он стоит. Путину, с точки зрения внутренней поддержки это не даст ни плюсов, ни минусов. Да, месяц в России поговорят о победе и о том, чего они добились в Украине. Дальше что? От этого будут изменения в экономике? Вопрос снятия санкций так быстро не решается…

Но, по крайней мере, Россия не будет тратиться на Донбасс. Нам придется взять это на себя…

- Нам по определению не из чего будет тратиться. Донбасс ничего излишком не получит. Те, кто закручивал войну на Донбассе, а именно Ахметов и компания, - ждут вливания денег, которые они освоят. Они рассчитывают тем самым свое фактическое банкротство перекрыть. Этого не будет. Никто денег лить туда не будет. В США будут выборы осенью. Оттуда никакой большой финансовой поддержки не будет, так как в предвыборный период этого в Штатах никто не делает. После выборов будет практически полгода переходного периода. То есть, если мы говорим о возможно финансовой поддержке США, то она откладывается где-то на весну 2017 года.

Если произойдет «русская победа», то она должна будет быстро конвертироваться во что-то. Здесь это вызовет только обострение, потому что если мы делаем поправки в Конституцию, то мы должны смягчить контроль на линии разграничения, мы должны снимать режим АТО. А ведь проблема вооруженных и, ненавидящих Украину, людей никуда не денется… Я, как житель приграничного харьковского региона, могу сказать, что это будут десятки трупов в день: в кафе, в транспорте, на остановках, на заправках. Потому, что там будут встречаться люди, которые помнят, как они своих друзей в «котелки» собирали. Когда кровоточат раны и всё болит, а вас заставляют встретиться с виновником всего этого – причем с двух сторон конфликта, - предлагают сделать вид, что ничего этого не было потому, что дяди со «слабым передком» решили сдаться и договориться...

У нас меньше опасности и меньше потерь в случае не подписания изменений в Конституцию.

Обязательно нужно решить вопрос о добровольной мобилизации. Мы должны честно сказать, что набор в армию проводился так, чтобы мобилизовалось «мясо», а не ответственные бойцы - патриоты, которые готовы защищать страну. Я совершенно согласна с теми военными, которые утверждают, что если правильно провести мобилизацию, то мы получим где-то 40-50 тысяч совершенно осознанных защитников страны, которые прошли опыт войны. Они будут готовы стать основой армии нового образца.

Кроме того, нам нужно закончить разговоры о любом посягательстве на унитарность Украины. Я с начала независимости Украины говорила о том, что лучший вариант для Украины – конфедеративная структура, по типу Швейцарии. Но реалии жизни и то, что Россия возобновила свою имперскую политику – всё это запрещает нам об этом говорить минимум лет на 40.

Мы должны закончить разговоры о любых анклавах с особым статусом. Мы должны реально провести реальную глубокую децентрализацию, оставить на центральном уровне власти 5-6 полномочий и правильно их контролировать. А всем остальным должно заниматься местное самоуправление.

Вызов для страны – закончить постсоветский образ жизни - колоссальный. И он от этого конфликта с Россией только усилился. Нам надо быть спокойными. Если у вас сосед алкоголик, который бьет и дерется – ведите себя так, чтобы постараться с ним не сталкиваться. Такой должна быть наша стратегия и тактика.

Беседовал Константин Абазов, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: