Вторник, 16 октября 2018, 07:361539664594 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Юлия Тимошенко в прямом эфире ТРК "Украина"

29 декабря сопредседатель коалиции "Сила народа", народный депутат Украины, лидер парламентской фракции БЮТ Юлия Тимошенко приняла участие в прямом эфире на ТРК "Украина" в Донецке. Предлагаем вам полный текст беседы.

Ведущие: Мы хотели бы прочесть письмо, под которым подписались жители целого микрорайона. "Юлия Владимировна, прежде чем начать диалог, мы предлагаем вам извиниться перед жителями Донбасса за нанесенные оскорбления на митинге в Киеве и во время оранжевого путча". На самом деле некорректных высказываний было очень много и на различных митингах, и с парламентской трибуны, и в подтверждение моих слов – видеофрагмент.(Показывают фрагмент видеозаписи выступления Ю.Тимошенко с трибуны в Верховной Раде, во время которого она, обращаясь к депутатам фракции "Регионы Украины", сказала, что они сидят в бело-голубых шарфах, что это они пришли с веревками на шее, чтобы повеситься, когда Ющенко будет объявлен победителем…). Юлия Владимировна, ваш комментарий этих событий уже после второго тура, и действительно, готовы ли вы извиниться?

Тимошенко: Я хотіла почати не з цього сюжету, а хотіла почати з того, що виборча кампанія вона завжди є накал пристрастей. Я думаю, что с двух сторон было очень много наверное вот агрессии, очень много было таких вещей, которые, наверное, не должны рождаться между политиками даже в избирательную кампанию. Но начать я хотела бы не с этого. Я обязательно прокомментирую этот сюжет, тут сомнений никаких нет. Но, знаете, когда я ехала к вам, понимая, что, в принципе, Донецк – это прекрасный город, это прекрасные люди, но вот силы этих всех политических технологий - случилось так, что мы по разные стороны баррикад оказались. И когда я ехала, я думала, что может нас вот хотя бы на первые моменты этой тяжелой послевыборной суеты объединить. И я подумала, что вот у вас есть любимый клуб "Шахтер" в Донецке, и я сейчас именно в Донецке присутствую, и не знаю, кто в Донецке не болеет за "Шахтер". Я очень хорошо помню, когда на Майдане в Киеве, когда "Шахтер" выиграл у "Барселоны", то люди на Майдане радовались не меньше, чем решению Верховной Рады по каким-то политическим вопросам выборов. И я подумала, что вот этот цвет, он все-таки нас объединяет. Вот сейчас я пришла в той форме футбольного клуба "Шахтер", которую я получила в подарок от членов вашего клуба, и это ваш цвет, и это наш цвет, и я хотела бы, чтобы он перестал быть цветом противостояния. Я именно хочу, чтобы был мир.

А что касается вот высказываний – ну, наверное, это единственное было такое жесткое высказывание во время избирательной кампании. Вы должны понимать, что это высказывание адресовалось народным депутатам, которые в это время с мест что-то очень агрессивное кричали в мою сторону, и знаете, парламент это большая семья все равно. Мы, депутаты, все разные. Знаете, вот иногда мать может кричать на своего ребенка и там говорить "Я тебя убью, если ты вовремя в школу не попадешь!", или "Я тебя убью, если ты позавтракаешь!", но это не значит, что мать своего ребенка собирается убивать. Точно также эмоции на трибуне, когда там шарфики, оранжевые или голубые, во-первых, это не относится к людям, которые живут в любых регионах Украины, а во-вторых, это в парламенте иногда эмоции по отношению друг к другу у депутатов возникают. Но они также проходят, как очередное заседание сессии, на этом все заканчивается. Но есть, я хотела бы вот сказать по поводу этого письма, есть совсем другие высказывания, которые, к сожалению, в третьем туре очень сильно тиражировались, и это были высказывания, совершенно мне не принадлежащие. Я хочу, чтобы люди, которые меня сейчас слышат, знали, что одной из не очень хороших черных технологий во время третьего тура выборов, это была технология, когда нарезали вот цитаты, делали их, конструировали...(ведущие пытаются перебить) я закончу, извините, это как раз относительно, я прошу, пожалуйста. Ирочка, вот вы задали вопрос людей, которые написали коллективное письмо, я хочу сказать, что эти цитаты, грязные цитаты, они специально писались в определенных штабах, и потом делали вид, что это говорил какой-то политик. Вот я хочу вам сказать, что есть целый ряд таких цитат. Первая – это оградить колючей проволокой Донецк, Луганск. Это вторая цитата – поставить Севастополь на колени, одесситов утопить в Черном море, в Одессе толчок "7-й километр" закатать в асфальт, и я могу продолжить бесконечно эти цитаты. Я сразу хочу сказать: ни одна из них никогда мне не принадлежала. Потому что у меня совсем другой склад души, у меня совсем другое отношение к людям, и я никогда не могла это сказать. И поэтому я хотела бы, чтобы сейчас те люди, которые сказали, чтобы я извинилась, я хочу извиниться за все то, что, возможно, я сказала не очень хорошего, то, что вас, возможно, вызвало у вас какое-то возмущение. Но тех фраз, которые я назвала, я никогда не говорила.

Ведущие: Спасибо большое, принимаем ваши извинения, спасибо нас смотрят сейчас миллионы телезрителей, и вот один из них готов задать вопрос в эфире, пожалуйста.

Голос: Аллё, вы меня слышите? Добрый день, я ... Михайловна из Донецка, у меня такой вопрос. Я очень внимательно смотрела все, что происходило после 21-го числа, причем, то, что говорили, это была неправда, и все каналы, мы видели, мы всё знали, мы были в курсе всех дел, так вот у меня сейчас вопрос. То, что вы извинились, это хорошо. А вопрос, кого вы представляете в этой поездке, в какой роли вы сейчас сидите перед нами на экране, вот мы видим вас, и цель вашего приезда? Потому что с морально-этической стороны, мне кажется, вообще. После той грязи, которой обливали Донбасс, дончан, всех нас, после того, что с нами вообще не считались, как вы смогли приехать к нам, и в какой роли вы здесь предстоите? Спасибо.

Тимошенко: Ну, во-первых из моих уст, из уст моих коллег, никогда не было ни одного ни унизительного, не дай Бог, оскорбительного слова в сторону донетчан, луганчан, и любых других людей, которые живут в Украине. Поэтому я хочу вам сразу сказать, что с моральной точки зрения вот я, например, как лидер партии "Батькивщина", как лидер блока, который работает в парламенте, как представитель коалиции "Сила народа", я хочу сказать, что из моих уст относительно людей в Украине никогда ни одного даже приблизительно нехорошего слова не было. Поэтому у меня есть моральное право сегодня приехать не только в Донецк, а в любую область Украины для того, чтобы постараться подвести черту под тем тяжелым этапом – это выборы, это действительно тяжелый этап, это этап противостояния, это этап политической, иногда не очень реальной конкуренции. Но я приехала, представляя вот эти политические силы, немного растопить лёд между нами и сделать так, чтобы оттепель, которая обязательно будет, чтобы она коснулась каждого сердца. И я, кстати вот, вчера на митинге, а это был митинг на Майдане...

Ведущие (скороговоркой):...Донецк налаживать теплые, дружеские отношения...

Тимошенко: ...и кроме этого, я обратилась ко всем, кто присутствует на Майдане, чтобы огромный рулон бумаги белой был на Майдане, и чтобы каждый, кто хочет, подошел и написал несколько слов, которые нужно передать Донбассу. И вы знаете, это были сотни метров рулона, и на этих сотнях метров очень много людей, тысячи людей с Майдана написали теплые слова Донецку. И мы проверили все – там нет ни одного слова, которое не начиналось бы с доброжелательных и очень-очень конструктивных слов. Я просто хочу сейчас вот с этих сто метров простыни этой бумаги эти слова...(ведущие перебивают)

Ведущие: Извините, перебью, мы предлагаем, и как вы отреагируете на нашу идею, провести сегодня интерактивное голосование среди телезрителей. Наш вопрос – приветствуете ли вы миссию доброй воли Юлии Тимошенко в Донбасс?

Тимошенко: Конечно же...

Ведущие: Объявляем наш интерактивный опрос. Пожалуйста, вы можете звонить нам в течение всей программы по телефону в Донецке (называют номера телефонов)... Говорят, что у нас есть звонок, пожалуйста, мы хотим, чтобы как можно большее число людей пообщалось с вами. Пожалуйста, говорите... Звонок сорвался... Мы говорим о пропасти между Западом и Востоком, но эту пропасть создавали именно вы после 21 ноября. Скажите, готовы ли вы встречаться с людьми, жителями Донецка на площадях и улицах Донецка.

Тимошенко: Ну, во-первых, я думаю, что пропасть – это немножечко условно. Мне кажется, что пропасть – это результат черных пиар-технологий, это не результат отношений людей. И я не верю в то, что эта пропасть может остаться между людьми. Если взять любую цивилизованную страну – Германию, Англию, Великобританию, Польшу, любую – никто, ни один президент, ни один премьер-министр никогда не взял на выборах 100 процентов голосов. И чем цивилизованнее страна, тем более пополам раскладываются голоса на голосовании. Вот, например, в Великобритании почти 50 на 50, в Германии – почти 50 на 50. Я могу сказать, что сейчас есть

Ведущие: У нас тоже 50 на 50...

Тимошенко: Я могу сказать, что сейчас есть приблизительно равные части нашего народа, которые проголосовали за разных кандидатов...(ведущие, перебивая друг друга, пытаются что-то сказать). Я говорю о том, что третий тур, он имел минимум фальсификаций, на мой взгляд, минимум. Но перед этим была колоссальная информационная война, которая с двух сторон посеяла вражду. И я вот, зная опыт каждой страны, которая голосует, я знаю, что если приходит любая команда к власти, вся страна живет мирно, спокойно, и это не вызывает ни раскола, ни противостояния. И я думаю, что власть должна оцениваться по результатам.

Ведущие: Спасибо большое за ответ. Я вам скажу, что многие люди, которые звонили, они говорили, что мы обязательно подойдем к телекомпании, будем встречать Юлию Тимошенко, хотим увидеть ее лично. Многие из этих людей пришли сегодня к телекомпании, там сейчас находится корреспондент Татьяна (неразборчиво называет фамилию), и мы сейчас послушаем, что будут говорить люди возле нашей телекомпании, какие вопросы они будут задавать.

Корреспондент на улице: Добрый вечер! У входа в телекомпанию собрались люди, все они пришли, чтобы задать вопросы Юлии Владимировне. Представьтесь, пожалуйста.

Женщина: Меня зовут Ирина. Я хотела бы спросить, почему вас и ваших сторонников так, я бы сказала, напугал вопрос о федерализме и федерации. Ведь, в общем-то многие страны живут по такому принципу. Где же демократия, о которой вы так много говорите?

Корреспондент на улице: И следующий вопрос...

Женщина: Мы – семья Закружных. Мы пенсионеры. Инвалиды на пенсии по инвалидности, оба онкобольные. Когда ваш президент, которого вы уже называете президентом, но он еще не президент, когда он сидел в кресле премьера, он платил пенсию 53 гривны, причем эту пенсию платили с нескольких раз. Как можно было жить на эту пенсию? Я хочу спросить у него, как можно жить на эту пенсию? Как можно было забрать льготы у чернобыльцев, как можно было забрать льготы у участников Великой Отечественной войны? И знаете, дорогие, пройдут все страсти и накал, но есть восточная мудрость, она гласит: каждый выбирает по себе – женщину, религию, дорогу, дьяволу служить или пророку, каждый выбирает по себе. И наш выбор – Виктор Федорович Янукович (голоса скандируют:"Янукович!").

Тимошенко: О федерализме. Знаете, можно много говорить о каких-то исторических нюансах. Например, федерализм никогда не возникал ни в одной унитарной стране. Что такое унитарная страна? Это там, где единая объединенная страна без федерации, без автономии. И мы, если говорим об истории, то все федеративные образования государства, они возникали из объединения разных земель, из объединения разных территорий. Но Украина, которая по Конституции есть унитарная страна, которая есть целостная страна, обратный процесс отыгрывать – конечно же, это будет совершенно новая историческая практика. Кроме того, по Конституции, если есть настроение менять границы, если есть настроение разъединять страну, то это может проходить исключительно через референдум общенациональный всего народа. Если народ говорит "да", то, конечно же, тогда нужно разделяться. Но ни в коем случае это не делается декларациями отдельных политических лидеров. И еще. Я вообще родилась в Днепропетровске. Я к Западной Украине вот именно как человек, рожденный в Днепропетровске, ко Львову, Ивано-Франковску не имею такого отношения, как к Днепропетровску. Днепропетровск – это моя малая родина. Но я не знаю ни одного человека, который бы представил Украину, например, без Львовской области. Или кто бы захотел видеть Украину без Донецкой, Луганской или Харьковской области. Мы все с вами станем неполноценными, если мы нашу страну раздерем на части. И неужели мы хотим, чтобы часть нашего народа и часть нашей страны мучилась так, как сейчас мучается Приднестровье, чтобы у нас не было места...(ведущие перебивают)

Ведущие: Юлия Владимировна, а Германия тоже имеет федеративную структуру, остается демократичной...

Тимошенко: Но она начинала свое объединение с совершенно разных земель. И процесс у них шел обратный. Не на разъединение когда-то целой государственной системы и территории, а на объединение. Наоборот, это процесс обратный. И потом, я думаю, будет еще более уплотняться. А у нас, когда у нас прекрасная, целостная, единая страна, что нам делить, объясните. Нам нечего делить. И если мне сейчас кто-то объяснит, что нам делить, возможно, это можно обсудить. Но развал страны невыгоден ни одному человеку. Но если референдум такое решит, и если кто-то на референдум такой вопрос поставит, и если кто-либо из людей, который живет в Украине, захотел бы иметь урезанную территорию своего совместного дома, то тогда, наверное, конечно нужно менять Конституцию.

Ведущие: Спасибо большое, и второй вопрос был о пенсиях.

Тимошенко: Что касается пенсий. Ну, во-первых, я хотела бы, чтобы отделили вот эти информационные все войны от реальной информации. И я сейчас твердо заявляю, потому что я работала в правительстве. Льгот чернобыльцам, участникам Великой Отечественной войны, никаким другим категориям льготы не отменялись. Единственное, что было, это для военных - заменили денежное пособие, вернее, продовольственный паёк, который давали продуктами, заменили на деньги. Вот это единственное, что было заменено. Кроме этого, когда пришло наше правительство, мы имели миллиардные задолженности по пенсиям, никто этого уже не помнит, потому что это всё уже история. Но я-то помню, когда я пришла в свой кабинет вице-премьер-министра, я переступила порог, а в каждом кабинете вице-премьер-министра висит специальный счётчик частоты в сетях электроэнергии. И когда распадается энергетическая система, когда в стране не хватает ничего для того, чтобы обеспечить поставку необходимого количества электроэнергии, то этот счётчик гудит, как сирена. Я зашла в свой кабинет под гул этой сирены первый раз, распадалась энергетическая система страны. Веерные отключения электроэнергии в стране были нормой…(ведущие перебивают).

Ведущие: Спасибо, у нас есть звонок…

Тимошенко: Дайте, я завершу, пожалуйста. Я вот, знаете, девушки, вот очень прошу вас, дайте мне закончить мысль, не нужно меня прерывать. Я постараюсь коротко…

Ведущие: Сейчас уже в эфире телезритель. Добрый вечер, вы в эфире.

Телезритель: Добрий вечір.

Тимошенко: Доброго вечора!

Голос: Юлія Володимирівна...

Ведущие: Представьтесь, пожалуйста.

Телезритель: Мене звуть Олександр...

Ведущие: Откуда вы?

Телезритель: З Донецька. В мене таке питання до вас, як до українського політика. Ваше відношення до бархатних революцій, ваше особисте відношення до втілення у життя програми "Молода Європа" на території колишніх республік СРСР. І ваше відношення, як до голови фракціі, яка, певно, відповідає, мабуть, за національну безпеку Украіни, до того, що на базі НАТО в Португалії з чотирьох підрозділів психологічной війни три працюють на Україну і тільки одне працює на Ірак. А там ведеться, в даний момент ведуться, бойові дії. Дякую за відповідь.

Ведущие: Спасибо.

Тимошенко: Власне, перше питання про бархатну революцію. Власне, у нас в Конституції чітко виписано, що люди мають право вийти на площу тоді, коли вони хочуть і по тому поводу, який вони вважають за потрібне. І я переконана, що де б люди не знаходились, чи в Донецьку, чи в Луганську, чи в Києві, чи у Львові – не має значення – таке право завжди за людьми мусить залишатися. І якщо люди хочуть щось сказати владі, і немає значення, яке прізвище у цієї влади, завжди потрібно за людьми залишити це право. І я бачила як чиновники, депутати, судді, військові змінюються, коли вони просто стоять на площі, вони нічого не роблять. Вони руками не доторкались до жодного чиновника. Це було абсолютно мирно і більше було схоже на велике свято. І тому я за те, щоб люди завжди мали право впливати на політиків через ті методи, які вони вважають за потрібне, але мирно, без будь-яких агресій, так, як це записано в Конституції України. Це перше запитання. Друге. До всіх молодіжних рухів, які є в Україні, і які є патріотичними, які є консолідуючими, я відношусь, безумовно, по-доброму. І взагалі, я за те, щоб молодь знаходила спільну мову в усьому світі. І мені було дуже приємно, коли, наприклад, під час цієї революції, як ви кажете, дівчинка, яка блокувала Адміністрацію президента теж мирно, покохала омонівця, який стояв і тримав оборону Адміністрації. І він її покохав. І вони в підсумку одружились, і це зараз є щаслива молода пара. Мене дуже тішить, коли на Майдані хлопець з Донецька і дівчина зі Львова теж знайшли своє кохання і одружились. І це була свадьба на Майдані. І я хочу сказати, що нам потрібна зараз не агресія, нам потрібно мир, спокій, знаходження порозуміння. Я переконана, що хто б не працював при владі, а хто в опозиції з політиків, народу потрібен мир.

Ведущие: Юлия Владимировна, практика показывает, что блокировать Верховную Раду, Администрацию президента, Кабинет министров – это очень действенный способ. Сейчас в Украине необходимо принимать законы об оппозиции. И то, что оппозиция будет жесткой к вашей власти это уже известно. Скажите, вы, как политическая сила, как лидер блока "БЮТ", готовы ли вы закрепить на законодательном уровне право оппозиции пользоваться вашими радикальными методами – это перекрытие дорог, блокирование административных зданий и так далее и так далее, очень эффективные...

Тимошенко: Ну, во-первых. То, что хотят делать люди, если они что-то требуют, это нужно делать. И мы с вами помним, когда тысячи шахтеров приходили в Киев, блокировали Администрацию, блокировали правительство и добивались своих прав. Это была мирная забастовка, но забастовки существуют во всем мире. И я думаю, что не просто надо принимать закон об оппозиции, а есть еще две вещи, которые я с большим удовольствием сделаю. Учитывая, что я восемь лет, нет, даже уже девять, работала в оппозиции, я готова открыть школу молодого оппозиционера, проводить там прекрасные высокопрофессиональные курсы, и как минимум, два раза в неделю читать там лекции о своем опыте, как быть в оппозиции. Очень мирно. И я хочу, чтобы оппозиция в Украине была не репрессирована. Не так, как бросали меня в тюрьмы и мою семью в тюрьмы, и всю мою команду в тюрьмы , когда моего ребенка таскали по прокуратурам. Так вот я как раз хочу сказать, что я за то, чтобы не только закон принять, а за то, чтобы даже в Конституции сделать специальный раздел "парламентская оппозиция". И дать оппозиции права, которых сегодня у оппозиции нет. Это контроль за действующей властью. Потому что лучше, чем оппозиция, власть не проконтролирует никто.

Ведущие: Если вы придете к власти, вы разрешите блокировать Кабмин, Верховную Раду, Администрацию?

Тимошенко: Я хочу сказать, что это никто не может запретить. Вот я могу твердо сказать, что если в этом будет необходимость, и если настолько плохо будет работать новая власть, люди должны делать то, что они считают нужным, но мирно - забастовки, блокирования, демонстрации, митинги. Это методы открытой прямой демократии. Я их всегда поддерживаю.

Одна из ведущих: Юлия Владимировна, я только что вернулась из Киева, я видела все те акции, меня поразил масштаб, профессиональная организация, сотни, тысячи флагов символики, было все организовано очень профессионально – от полевой кухни до медицинского обслуживания. Когда наша телекомпания организовывала экспедицию на Эльбрус, где один флаг обошелся в тысячу долларов. Скажите, как вам удалсь все это организовать и, по вашим подсчетам, во сколько это обошлось?

Тимошенко: Ну, во-первых, вы знаете, что у каждого кандидата в президенты есть свой фонд. И если считать символику, флаги, шарфики и все остальное, я думаю, что оба кандидата вложились в фонд, и оба кандидата сделали огромное количество этой символики. Это нормально. Это рекламная политическая кампания, которая обязательно должна быть зрелищной. Потому что это выборы, и каждый человек должен участвовать в этой конкуренции так, как он может участовать. А что касается других каких-то вещей, организации митинга, например, я знаю, что меня сейчас слышат не только донетчане, а слышит вся Украина, я знаю, что меня слышат сотни-сотни тысяч людей, которые были на Майдане в Киеве, и они знают, что я говорю правду. Настолько слабо наш штаб сработал по организации, и когда люди пришли и остались на этом Майдане, то 10 процентов организации занимала работа штаба, а 90 процентов – это была прекрасная самоорганизация людей. Когда они сами устанавливали графики и по графику приходили врачи и медсестры. Они сами разбили палатку медицинской помощи. Эти люди сами готовили еду и приносили со всего Киева еду тем, кто был на Майдане. Даже дежурства... (ведущие перебивают)

Ведущие: ...Тридцать миллионов стоит один палаточный городок. Вы согласны с этой цифрой, приблизительной цифрой, вы не отвечаете...

Тимошенко: Я могу сказать, что это не так и я не согласна ни с каким этими черными информациями. Если у кого-то есть доказательства, я знаю, что только так можно разговаривать. Документы... (ведущие перебивают)

Ведущие: Центр кандидата подсчитал минимум стоимости одной палатки, одного флага, вышла стоимость тридцать миллионов долларов. Это конкретная цифра...

Тимошенко: Можно я скажу. Документы, пожалуйста, я готова говорить с документами. Я могу твердо сказать, что наша компания финансировалась двумя источниками. Первый источник – это фонд президента, а второй источник – это колоссальное количество помощи, которую сами бизнесмены, сами люди оказывали этому Майдану. Для этого был открыт отдельный фонд, каждая копейка там учтена, и каждая копейка направлена на то, чтобы Майдан жил. И это – открытые спонсорские взносы. Я думаю, что здесь вот настолько чисто все, что там не нужно искать того, чего нет.

Ведущие: Спасибо, мы продолжим тему, но я хотела бы еще сказать, что мы проводим в течение программы интерактвиное голосование. Все телезрители могут принять в нем участие. Пожалуйста, звоните нам в студию и отвечайте на такой вопрос (повторяет вопрос и номера телефонов). Спасибо всем, кто нам сейчас звонит, а мы продолжаем программу, и продолжаем тему оранжевой революции. На связи с нашей студией, есть еще такая студия К-61 областного телевидения. Там сейчас находятся известные дончане, в том числе и журналисты. Пожалуйста. Добрый вечер, вы в эфире, задавайте вопросы.

Студия К-61: Добрый вечер, мы вас приветствуем, и у нас есть много вопросов.

Г.К. Губерная (профессор Донецкого госуниверситета экономики и торговли им. М. Туган-Барановского): Можно задать, да? Сколько вопросов я могу задать? Юлия Владимировна, я вас приветствую, Губерная Галина Константиновна. Я поздравляю вас с тем, что вы выиграли это сражение, выиграли, но не победили, и поэтому, видимо, вы здесь, приветствуем вас. У меня такой вопрос. Вы рассказали столько душещипательных историй про Майдан, и если там такая хорошая самоорганизация, то первый мой вопрос состоит в следующем. Может быть, вообще и государство нам не надо? Может, так на самоорганизации и пойдет Украина, по крайней мере, часть ее, которая продемонстрировала такой высокий уровень самоорганизации? И второй вопрос, который я хотела бы вам задать. Не кажется ли вам странным – обычно, если мы говорим о революциях, то речь идет о каких-то очень кризисных, если не сказать, катастрофичных условиях жизни и в экономике, и в жизни людей в стране. Тут на взлете развитие, вдруг это развитие прерывается, это революция или это путч? Вот моих пока два вопроса, спасибо.

Студия К-61: Спасибо, мы поняли ваш вопрос, мы ожидаем ответа.

Ведущие: Давайте ответим на вопрос, нужно ли нам государство, может, все пустить на самотек, и люди вот так вот будут чинно, благородно приходить там, организовываться, делать вклады...

Тимошенко: Мне все понятно абсолютно и, конечно же, я, кстати, не сторонник крайней либеральной идеи, когда государство не нужно, и когда все должно быть пущено на самотек. Я уверена в том, что государство должно быть достаточно сильным, что оно должно влиять на все процессы, я не приветствую рыночный фундаментализм, когда впадают в другую крайность и говорят, что нужно, чтобы рынок регулировал все, а государство должно остаться в стороне. Я за то, чтобы государство было сильным, и чтобы оно занималось разумной регуляторной политикой. А что касается самоорганизации на Майдане, ну это просто то, что хочет делать народ, и я думаю, что и у вас на площади Ленина в Донецке тоже собирались люди, и тоже говорили то, что они хотят говорить. И это прекрасно, что сегодня так есть в стране. Но государство должно делать свою функцию. А вот то, что касается второго вопроса, знаете, вот я начала с того, что извинилась за все возможно резкие слова, которые где-то когда-либо в эмоциях я могла сказать. Но ведь по отношению к тем людям, которые собирались на площадях по всей Украине с оранжевой символикой, наверное, назвать их действия путчем это тоже есть не очень хорошее слово и это тоже есть оскорбление. Поэтому, я приехала действительно для того, чтобы попытаться наладить новые нормальные человеческие теплые отношения после грязной и мерзкой избирательной кампании. Я уверена, что не кандидаты сделали эту кампанию такой, а я уверена, что платные пиар-технологи сделали кампанию такой. И людей разъединили не кандидаты, и не программы, а людей разъединили те же грязные пиар-технологии. Я хочу сказать, что даже если это и было, даже если люди, которые на избирательной кампании зарабатывают деньги и сеют вражду, чтобы провести черту и четко разделить, как они говорят, электораты. Я вообще слово электорат не воспринимаю. Есть народ, и я хочу вот начать, как бы мне это тяжело ни было, а я хочу, чтоб вы знали, что это мне тяжело. И когда я проходила даже к вам вот в студию, там стояло несколько десятков людей, которые кричали резко оскорбительные слова. Но я прошла через этот строй, потому что я знаю, что нам нужно строить Украину, а не рушить ее. И поэтому не путч. Это абсолютно свободное действие людей. А то, что касается порядка и роста...(ведущие пытаются остановить)... я просто прошу, если вопрос есть, я просто должна на него ответить, потому что был вопрос – есть порядок, есть рост экономики, есть прекрасная жизнь всех людей, почему мы должны проводить какие-то действия, связанные вот с тем, чтобы отстаивать другую политику. А я вам говорю, что рост – это просто инфляция, что рост – это просто дополнительная эмиссия денег, когда включили станок...(ведущие перебивают).

Ведущие: Спасибо вам большое...

Тимошенко: Я хочу сказать: то, что касается реальной ситуации, то просто вот даже если мы возьмем Донецк, 30 процентов детей из-за экологии, которая в Донецке, рождается с врожденными ущербами здоровья. Вы знаете, что Донецк – первый у нас в стране по уровню туберкулеза? А вы знаете, что Донецк у нас третий по уровню количества людей, больных СПИДом? А вы знаете, что сегодня людей, даже если доплатили пенсию, уравняли всех, не может это считаться нормой. Не может считаться нормой, когда на 30-40 процентов повышают пенсии и зарплаты, а вдвое-втрое растут цены...(ведущие перебивают)... поэтому менять многое нужно...

Ведущие: Давайте послушаем людей, которые хотят задать свой вопрос, которые собрались возле телекомпании Украина, пожалуйста, вам слово.

Корреспондент на улице: Здесь очень много людей, все хотят задать свои вопросы (слышны выкрики "воровка!"). Представьтесь, пожалуйста.

Женщина(представляется): Я хотела бы задать такой вопрос (голос заглушается выкриками "пускай в Россию едет!"), почему Верховный суд своим решением, когда вынес переголосование второго тура, за основу все-таки взял списки первого тура, заведомо зная, что они уже были неправильными, эти списки? И поэтому было очень много людей в переголосовании которые не смогли просто отдать свой голос. Вот меня этот вопрос интересует.

Корреспондент на улице: У нас есть еще один вопрос (слышны выкрики "Янукович-Янукович!").

Женщина: Меня зовут Ирина. Я сразу хочу обратиться к зрителям, к людям, чтоб не обращали внимания на этих, на этих оранжевых шутов, вот. Они отрабатывают десятку. Я рада, что, наконец-то, я смогла выступить, потому что я неоднократно звонила на ТРК "Эра", которую, как вы говорите, что у нас отключили, и единственное, что я всегда слышала – это доступ обмеженный. Мне очень интересно, какого мнения, во-первых, насчет того, будет ли суд, где он будет проходить, вот. И потом, на счет того, что суд проиграли, мы не проиграли (перебивают выкрики "проститутка Ющенко!"), мы не проиграли, Донбасс не проиграл. И мы очень надеемся, что все-таки Виктор Федорович не остановится ни перед чем. Что все-таки суд будет.

Тимошенко: Ну, во-первых, я абсолютно согласна с последней фразой, что Донбасс не проиграл. И это правда. Я думаю, что никто в стране не проиграл. Люди не проиграли. И я думаю, что, прежде чем говорить такие жесткие слова, меня обвиняют в том, что я говорю какие-то жесткие слова, но прежде чем говорить такие жесткие слова, что сказала девушка, нужно хотя бы полгода посмотреть, а что будет делать эта власть. А что это вообще за люди пришли. Ведь нас же никто не знает. И не знают, что мы собираемся предложить.

Ведущие: Почему, вас достаточно хорошо знают.

Тимошенко: Да вот в том-то и дело, что...

Ведущие: Вы были при власти, вы руководили страной...

Тимошенко: Когда я руководила страной, я просто хочу, чтобы многие сейчас услышали, и не перебивайте меня. Когда я была вице-премьер-министром, это было всего восемь месяцев. За восемь месяцев мне удалось у окружения президента из теневой сферы в топливно-энергетическом комплексе вывести больше десяти миллиардов гривен. Это все попало в бюджет. Была полностью реконструирована вся система топливно-энергетического комплекса(ведущие перебивают)... до моего прихода ни света, ни тепла не было. Когда я уходила, в стране каждая лампочка горела и каждая батарея топилась. И не было ни одного отключения, когда я покинула правительство. И я покинула правительство не потому, что я сделала что-то плохое, а потому что окружение президента потеряло десятки миллиардов гривен. И Кучма, вместо того, чтобы сказать хотя бы одно слово благодарности за эту работу, он, благодаря тому, что его окружение просто принудило к этому, бросил меня прямо из кресла вице-премьер-министра в тюрьму. За то, что я постаралась сделать то, что ожидают люди. И те репрессии, которые я переживаю восемь лет только лишь потому, что я не хочу, чтобы страна выглядела так, как она выглядит сегодня, поверьте мне, я борюсь не зато, чтобы вы мне сказали доброе слово. А я просто знаю, что делается в политике, я очень четко знаю, что сегодня власть и капитал слились в один конгломерат уродливый, и это нужно разделить. И знайте, что сегодня большинство каналов телевидения, Интер, ICTV, 1+1, которые вот до революции они совершенно ни одного слова они не говорили правды, и это те телеканалы, которые принадлежат кланам, окружению президента. И они создавали образ преступников, бандитов из тех людей, из тех политиков, которые хоть чем-то могут вам помочь. И если бы мне нужен был бизнес, если бы я хотела где-то сохранить то, что я имела до 96-го года, поверьте, договориться с Кучмой не составляет никакого труда…(ведущие перебивают)… я этого не делала…

Ведущие: У нас есть собщение…вы уходите от ответа…

Тимошенко: … можно я завершу, секунду, закончу тему… Так вот я хочу сказать, что я не планировала договариваться, потому что есть путь, как сделать Украину другой, как нашу жизнь другой сделать, и поэтому давайте не спешить с оценками, и давайте не спешить с противостояниями и оскорблениями…

Ведущие: Спасибо за ответ. К нам присоединяется студия К-61. У них есть мнение по этому поводу. Пожалуйста, К-61, вы в эфире.

Студия К-61: Здравствуйте, Юлия Владимировна, меня зовут Андрей Тютюнников, я журналист газеты "Донецкие новости". У меня такой вопрос. Вы сейчас говорили о политике национальных телеканалов, вы говорите об информационных войнах, о подготовленных штабами цитатах. Господин Томенко говорит о том, что он будет через суд разбираться с теми СМИ, которые распространяли, по его мнению, неправильную информацию. Скажите пожалуйста, не подразумевает ли это введение цензуры? Спасибо.

Тимошенко: Цензура взагали вообще исключена, не может быть цензуры. И телевидение, независимо от того, кто есть собственник, просто должно говорить правду. И это будет одна из первых реформ, которую мы хотим сделать. Я, кстати, благодарна студии ТРК "Украина" за такую представленную возможность. Я знаю, что это эфир для всех непростой, но спасибо вам за то, что вы это сделали. И спасибо тем людям, которые владеют вашим каналом, которые также дали возможность поговорить. И я думаю, как бы трудно этот эфир ни проходил, это будет первый шаг к снятию колоссальной конфронтации, которая создана искусственно. И вот я все-таки выберу одну минуту, и я хочу…(ведущие перебивают)…дайте мне, пожалуйста, вот я скажу…Знаете, что у меня в партии, в нашей родной партии, есть реликвия. Вот это сердце (показывает лежащее на столе красное плюшевое сердце) подарили мне тогда, когда мы создавали первую в моей жизни коалицию перед выборами в парламент прошлыми. И я храню вообще это, это хранилось в моем кабинете очень давно. Но я сейчас, приехав в Донецк, я хочу вот эту частичку, невзирая на все те вот вещи, которые не очень хорошие услышала, я хочу это оставить как частичку нашего политического сердца для того, чтобы…(ведущие перебивают)…

Ведущие: Давайте спросим у улицы, вы в эфире, пожалуйста, ответьте, вы принимаете это сердце от Юлии Владимировны?

Корреспондент на улице: У нас еще очень много вопросов. Девушка, представьтесь, пожалуйста, и задайте свой вопрос.

Женщина: Меня зовут Наталья, я бросила своего двухлетнего ребенка и приехала сюда, потому что у меня уже нет никаких сил. О какой вы говорите о демократии и правде, если конкретно вы находитесь в розыске Интерпола, по какому, как вы прокомментируете вообще это, и как вы прокомментируете приезд сюда, и то, что вы так нас вообще обзывали и так на нас, вы же мать, вы же вообще, откуда вы вообще взялись, где ваше прошлое, почему все прошлое показывают, а ваше нет. Расскажите о себе, какая вы, кто вы вообще такая, и почему вы здесь находитесь, на каком основании.

Корреспондент на улице: Еще один вопрос.

Мужчина: Юлия Владимировна, скажите, пожалуйста, у меня такой вопрос. Просто члены вашей команды утверждают, что угольная промышленность в Донецке убыточна и в связи с этим хотят сократить ее финансирование. Скажите пожалуйста, это же сразу же приведет к падению жизненного уровня людей и, фактически, к безработице. У вас есть конкретные способы предотвращения этого?

Ведущие: …Мы продолжим тему о сердце, в этой связи вопрос. Скажите, пожалуйста, вы приехали сюда с такой миротворческой миссией, вы говорили, что первый портфель, который дал Ющенко – это портфель миротворца. Является ли довеском к этому портфелю кресло губернатора Донецкой области с широкими полномочиями здесь? Вы хотите стать губернатором Донецкой области?

Тимошенко: Да нет же, девочки, ну про что вы говорите. Это как раз вот одна из цитат, которые были созданы черной группой. Эта цитата звучала так, что якобы я сказала, что я стану губернатором Донецкой области, и вот некто татарин будет мыть там где-то подъезды. Эта цитата никогда мне не принадлежала, точно так же, как мне ни одна цитата, даже чуть-чуть оскорбительная в отношении донетчан, не принадлежала. Но я хочу вам сказать, что губернатором в Донецке должен быть человек, который родился, работал, и который сейчас есть авторитетным человеком в Донецке. И такой человек обязательно будет предложен, безусловно, донетчанами. И поэтому вот давайте забудем грязные технологии, давайте забудем эти грязные цитаты, которые никогда мне не принадлежали. И просто я хотела бы, чтобы меня немножечко лучше, чуть-чуть узнали хотя бы по этому прямому эфиру. Я хочу вам сказать, что кроме любви, в моем сердце к каждому человеку в стране нет, независимо от того, что сейчас говорят десять человек на улице.

Одна из ведущих: Спасибо вам большое за душевный ответ. Я хочу сказать, что улица задала те вопросы, которые наиболее часто встречались в наших вот электронных письмах, наших звонках. И сейчас мне сообщает режиссер, что есть звонок, звонок по телефону. Пожалуйста, вы в эфире, говорите.

Женский голос: Вас беспокоит город Мариуполь, зовут меня…(неразборчиво). Юлия Владимировна, я хочу лично обратиться к вам, у меня три вопроса…

Ведущие: Давайте один какой-то вопрос выберем, самый главный, который вы хотите задать…

Женский голос: Ну, если можно, пожалуйста, два вопроса хотя бы, пожалуйста. Ваши действия и поступки диаметрально противоположны элементарным гражданско-правовым и христианским нормам. Юлия Владимировна, ваша вся бандитская команда во главе с самозванцем Ющенко нагло и бесстыдно…(неразборчиво) легитимность нашего президента Виктора Федоровича Януковича. Надеясь на его порядочность, вам это все сходит. Вы надеетесь на его порядочность и вот, ну, …(неразборчиво, ведущие не дают договорить)…

Ведущие: Спасибо, понятно, спасибо большое…

Женский голос: Подождите, алло, я хочу еще обратиться вот по такому вопросу. Значит, вы, Юлия Владимировна, Ющенко, Лазаренко Павел Иванович переправили на Кипр наши кровью и потом заработанные деньги. Как вы, Юлия Владимировна, …(неразборчиво)…коррумпирована…(неразбочиво) газета на Кипре…с армянской мафией, объясните, пожалуйста, убедительно при каких обстоятельствах и как вы красиво так преподносите…

Ведущие: Спасибо, очень эмоциональное высказывание, спасибо.

Тимошенко: Значит, прежде всего, все, что касается Интерпола. Каждый человек, который имеет Интернет, может открыть сайт Интерпола и посмотреть, что никогда, ни в каком розыске я не была. И что эта информация ложная и не отвечает абсолютно реальности. И если бы такой розыск был, то эту нашу встречу пришлось бы проводить на конспиративной квартире, я бы пришла в черном длинном плаще и черных очках и с усами, чтоб меня никто не узнал и не нашел. И я не только не прячусь, я вообще на площадях, я на средствах массовой информации, и я хочу вам сказать, что я никогда ни от кого не пряталась, и никогда не опускала голову. А то, что касается Лазаренко, то вся эта жуткая возня, которая возникла вокруг меня, кстати, Лазаренко Кучма назначал, так вот в 97-м году, когда я первая из народных депутатов подняла в Верховной Раде постановление об импичменте Кучме, вот после этого начались все мои беды, и после этого вся команда Кучмы зачищала меня с лица земли. И если вы будете слушать эту информацию, то практически политика не нужно убивать пулей или отравой, его можно убить грязной информацией навсегда. И политик, который вам может помочь, он навсегда исчезает из вашей жизни. А что касается Лазаренко, то знайте, что сегодня суд Украины, и не один, а десятки судов закрыли все без исключения преследования меня, как человека. Моей семьи, моей команды, и суды вынесли решения, что в моих действиях никогда не было состава преступления. То же самое в Соединенных Штатах - 99 процентов обвинений против Лазаренко сегодня закрыты. Я не суд, я не хочу сказать, что он делал плохого или хорошего, но я твердо знаю, что все суды сказали, что у меня ничего общего не было с этим человеком, и что в моих действиях никогда не было состава преступления. А то, что вы слышали обо мне – это только лишь борьба с политиком, который не давал Кучме развернуть в полном объеме крылья на территории Украины. И не давал ему почувствовать, что он уже практически собственник такого предприятия ЛТД Украина. И я думаю, что время обязательно мои слова подтвердит.

Ведущие: Спасибо, и у нас есть еще один телефонный звонок, пожалуйста…

Мужской голос: Алло, вы меня слышите? Это из Ялты вам звонит Владимир (неразборчиво). Здравствуйте, Юлия Владимировна.

Тимошенко: Добрый вечер.

Мужской голос: Небольшая ремарка и затем вопрос. Участники антиконституционной оранжевой революции…(неразборчиво), действуя исключительно не по закону, а по понятиям, по понятиям тех, кто ими руководит, блокируют резиденцию действующего и абсолютно законного президента Украины Леонида Даниловича Кучмы и не получают никакого отпора со стороны правоохранительных органов. В связи с этим вопрос: как, по-вашему, должны реагировать правоохранительные органы на возможную блокаду резиденции президента Ющенко гражданами Украины, не согласными с процедурой и результатами так называемого третьего тура выборов, ну легитимность которого далеко не бесспорна. Спасибо.

Ведущие: Спасибо, мы, кстати, уже задавали подобный вопрос, и действительно, как вы будете реагировать на это?

Тимошенко: Ну, во-первых, есть суды. Команда Ющенко пошла в суд, получила результат. Сейчас есть все права у команды Виктора Януковича пойти в суд и выиграть дела. И никаких проблем нет.

Ведущие: Здесь вопрос, если, как будут вести себя…

Тимошенко: ...вот я продолжу, можно, да? Я считаю, что то право, которое имеет народ Украины, мирно участвовать в демонстрациях, мирно блокировать то, что они считают нужным блокировать, никто у народа забрать не может. Независимо от того, это будет администрация Кучмы, Ющенко, Януковича. То же самое касается правительства. Если люди будут недовольны этим, они имеют право прийти и высказать свое мнение. И я уверена, что Ющенко никогда в своей политической жизни не даст ни одной команды силовым структурам как-либо воздействовать на людей. И я думаю, вот долгое время общения нашего без пиар-технологий вообще многим откроет глаза, что все, что происходит в Украине, это, наверное, не совсем должно превращаться во вражду.

Ведущие: Спасибо большое за ответ. К нашей беседе присоединяется студия К-61. Пожалуйста, вы в эфире, задавайте вопросы.

Студия К-61: Добрый вечер еще раз, и у нас есть еще вопросы… Добрый вечер, меня зовут Данил Царев, Киевская Русь-телевидение, у меня следующий вопрос немножко такого тактического характера, Юлия Владимировна. Дело в том, что ваша фракция не голосовала, можно так сказать, за политреформу. Не был ли это некий тактический ход, поскольку, например, фракция Мороза она присоединилась вот к этим действиям на Майдане с условием, что будет проведена политреформа. Спасибо.

Ведущие: Спасибо за вопрос.

Тимошенко: Во-первых, действительно, наша фракция голосовала против пакета, в котором были изменения к закону о выборах и была конституционная реформа. А почему мы голосовали против? Потому что не имеет значения, даже вот в случае конституционной реформы, кто бы выиграл - Ющенко или Янукович. Шел прецедент. Каждая часть нашего народа возлагала свои надежды или на Ющенко или на Януковича. И я думаю, никто из людей, которые голосовали за этих будущих президентов, не разделяет такой позиции, чтобы они в первом и во втором туре проголосовали за полноценного президента, а в третьем туре они уже голосовали за президента, который полностью похож на английскую королеву, который с 1 сентября 2005 года ни одного обещания своим избирателям выполнить не сможет. То есть, практически, эта конституционная реформа перебрала полномочия у будущего президента, независимо от того, какая у него фамилия, к собственникам и лидерам фракций в парламенте. И и они теперь будут с 1 сентября 2005 года править бал. И я была против этого, и я была против пакета. И последовательно буду стоять на этих позициях.

Ведущие: Спасибо. Юлия Владимировна, скажите, при президенте Ющенко кем вы себя видите, это нормальная работа, когда силы, которые участвуют в выборах, предлагаются какие-то должности в руководстве.

Тимошенко: Я уверена, что еще крайне рано говорить о каком-то распределении портфелей. Есть еще Верховный Суд, есть еще жалоба штаба Януковича в Верховный Суд, есть жалоба штаба Януковича в Центральную избирательную комиссию, и мне кажется, пока не завершится процесс выборов, пока законный президент не примет присягу на сессии Верховного Совета, о портфелях вообще речи быть не может. Потому что на самом деле, что касается меня лично, то любая работа, которую мне поручат, я с ней справлюсь. И я уверена в том, что тысячи шахтеров, тысячи энергетиков помнят мою работу в правительстве. И те люди, которые немного хотя бы со мной поработали, они знают, что я умею наводить порядок, и что этот порядок ни в коем случае не будет наводиться репрессивными методами.

Ведущие: Спасибо. Вот как раз говорили об этом пакетном голосовании и… ага…хорошо, нам предлагают послушать звонок. Вы в эфире, пожалуйста, говорите.

Женский голос: Добрый вечер, Юлия Владимировна. Вас беспокоят из Симферополя, Наталья Николаевна. У меня вопрос следующего порядка. Вот вы так красиво все говорите, утверждаете, что добились лучших времен для нас, но дело все в том, что мы-то все помним. Это еще не столько много времени прошло с тех пор, как вы были у власти, и вы, и Ющенко, и все, что мы получали в то время, понимаете, невозможно сравнить с тем, к чему мы пришли сейчас. Сломать все сейчас очень легко, очень легко, а построить на поломанном очень тяжело. И то, что вы утверждаете, что вы добились победы, вы глубоко заблуждаетесь. Все наши губернаторы так называемые, наши все представители, головы наши, которые вы собираетесь положить на плаху перед Ющенко, они выражали только наши интересы. И мы вас просто просим, а даже не просим, мы предупреждаем, что если только вы коснетесь своими оранжевыми грязными руками наших губернаторов, вам этого мало не покажется. Раз вы утверждаете, что мы можем точно так же прийти к вам на Майдан, мы будем там всем Юго-Востоком. Мы вам это обещаем. Я, как мать двоих детей, вам это гарантирую, я приведу своих детей. И точно так же буду отстаивать и нашего Омельченко, не нашего, нашего, они все наши, мы все ваши, а вы наши…

Ведущие: Спасибо большое, давайте будем толерантны. Скажите, ждут ли репрессии различные регионы, в том числе смена власти, передел собственности, то, что интересует очень большое количество людей.

Тимошенко: Ну, во-первых, я хотела бы начать вот с грязных рук. Кстати, одна из программ, которые я проводила, когда была министром по энергетике, это была программа "Чистые руки", за которую меня, кстати, и бросили в тюрьму. И чтоб вы знали, что как раз грязные взятки, грязные махинации, вся теневая финансовая система в энергетике, она была закрыта моими, как вы говорите, грязными руками. И я думаю, что каждый человек имеет сердце и разум, и то, что я вам сейчас говорю, это не красивые слова, это то, что я думаю и то, что я чувствую. И я хотела бы, чтобы мы после выборов, после того, когда закончатся все суды, просто прекратили вот эту агрессивную риторику. Все, без исключения, со всех сторон – и справа, и слева, и из центра. Я могу вам сказать, что наша команда, она не только без репрессий идёт, она идёт с очень добрыми, мирными и честными намерениями. И оппозиция при нас, она не будет в тюрьмах и ссылках так, как она была при Кучме. И она не будет с отрезанными головами, как Гонгадзе, и не будут журналисты забиваться битами в подъезде, потому что мы идём со всем другим сердцем, и со всем другим разумом к власти. И я думаю, что вы сможете это увидеть и понять. А то, что касается губернаторов, то, что касается чиновников, то чиновники, я думаю, они есть разные. Есть чиновники, которые честно и качественно исполняют свою работу, которые есть профессионалами, и которые останутся на своих местах. А есть чиновники, которые были замешаны в грязных финансовых махинациях, были чиновники, которые просто свою должность посвятили зарабатыванию денег. Так вот, я хочу, чтоб вы знали, что не я с этим буду разбираться, и не Ющенко. А мы просто постараемся сделать так, чтобы была честная прокуратура, которая не торгует наркотиками, и чтобы был честный суд, который работает не по телефонному звонку, и не за взятки. И чтобы вот с чиновниками, у которых именно нечистые руки, и неважно - губернаторы это, министры, или кто, или президенты, чтобы именно те органы, которые имеют для этого все компетентные возможности, делали свои выводы. А мы идём не с репрессиями, не с тем, чтобы кого-то шматать, а мы идём с чёткой и понятной программой.

Ведущие: Почему же тогда продолжаются акции протеста, люди не уходят с Майдана, из палаточных городков и т. д., и т. д. Сегодня блокирование Кабинета министров. Чего вы боитесь? Средство давления на тот же Верховный суд и на Центризбирком, который до сих пор не вынес официального решения по поводу выборов…

Тимошенко: Вот давайте мы с вами дождемся решения Центризбиркома, затем решения суда по жалобе Виктора Фёдоровича Януковича. Давайте дождёмся завершения избирательной кампании, а потом, я думаю, что вся страна снова станет одним единым домом. И мне очень больно сейчас. Вы знаете, я действительно считаю, что то, что я сейчас приехала, для меня это, ещё раз говорю, был очень трудный шаг, но я приехала для того, чтобы начинать создавать общий дом. И я уверена, что и Виктор Фёдорович Янукович, он найдёт своё место и в политике, и в парламенте. И я думаю, что, возможно, он возглавит оппозицию, которой мы дадим самые широкие права. И мы хотим, чтобы оппозиция имела не декларации, как мы ходили с флагами, а чтобы она имела инструменты в руках контролировать власть.

Ведущие: Юлия Владимировна, общий дом был до 21 ноября и этот общий дом начался, начали рушить, делать пропасть после 21 ноября. И вы говорите, что очень много грязных технологий. Я была в Киеве, я слышала, что те фразы, о которых вы говорите, о колючей проволоке и так далее и так далее…

Тимошенко (прерывает ведущую): Ну, во-первых, я их не говорю, Ира, остановитесь на минутку. Фразы о колючей проволоке я никогда в своей жизни не говорила. Я не хочу в третий раз…

Ведущие: Понимаете, у нас есть видеофрагмент, который это подтверждает…

Тимошенко: Покажите этот видеофрагмент. У вас был видеофрагмент в Верховной Раде. Включите сейчас видеофрагмент, и я хочу это посмотреть. Я говорю, что это ложь. Что из моих уст никогда в жизни эта фраза не исходила. И из моих уст никогда подобная фраза в отношении людей в Украине не выйдет.

Ведущие: Ваши слова расходятся с вашими действиями. Я лично с трибуны слышала очень много оскорблений в сторону Донецка…

Тимошенко: Покажите сюжет…

Ведущие: …я слышала призыв к перекрытию улиц, аэропортов и так далее и так далее…

Тимошенко: Минуточку одну, я вот хотела сейчас к Ире обратиться. Вопрос о блокировании зданий и сооружений, это вопрос, который абсолютно находится в плоскости демократии и это не против Донецка, не против Луганска и это не против моего родного Днепропетровска. Это первое. А второе, вы единственную фразу нашли про шарфики во всей истории моей политической деятельности. И вы ее показали первой, вы начали с этого наш с вами разговор, и если бы у вас был еще сюжет, который хоть как-то где-то меня так не очень хорошо показывает, я уверена, что я бы его увидела сейчас. Я утверждаю, что я ни одного слова плохого, ни одного слова оскорбительного ни против одной территории, ни против одного человека не сказала, и я на этом настаиваю, и больше это не цитируйте. И я хочу сейчас обратиться к дончанам, и ко всем, кто сейчас меня слышит. Я искренне хочу, искренне хочу, чтобы грязь в политике закончилась. И я искренне хочу, чтобы все политики, которых вы любите и уважаете, так или иначе были при власти. И хочу, чтобы мы все не разочаровали вас. И оранжевые, и голубые. Потому что политики очень много делают того, что вы не видите, и очень много не делают того, чего вы ожидаете. Я хочу, чтобы это изменилось. И я просто знаю, что когда я через год, я думаю, что я еще не раз у вас побываю, но когда я через год, например, приеду к вам, то совсем у людей будут другие вопросы.

Ведущие: …думаем, вы приедете раньше

Тимошенко: Я уверена, что я приеду раньше. Но я уверена, что через год я лично сумею коренным образом изменить впечатление обо мне и о том, что я делать буду во власти, если вообще такая будет.

Ведущие: Спасибо большое, к нас присоединяется улица, пожалуйста, Татьяна, говорите.

Корреспондент на улице: Мы продолжаем общаться с людьми. Пожалуйста, представьтесь и задайте свой вопрос.

Мужчина: Василий Алексеевич, гражданин Украины. Уважаемая Юлия Владимировна, ответьте, на каком основании вы утверждаете, что фальсификации на последнем туре выборов представляются вам незначительными, когда уже известно, что сотни тысяч наших пожилых граждан были лишены возможности голосовать. Кто ответит нам за десять смертей людей, которые заплатили своей жизнью за это право. И последнее. Я хочу знать, скажите мне, как вы прокомментируете волну политических убийств, которые уже прокатились по Украине? Я имею ввиду смерть нашего министра транспорта Кирпы, я имею ввиду всех остальных чиновников высокопоставленных, которые уже были мертвы. Скажите мне, как вы можете ответить на этот вопрос?

Ведущие: Спасибо большое за вопрос. Я хочу добавить, что вы просили видеофрагмент. Я предлагаю сейчас нашим режиссерам поставить видеофрагмент о том, как голосовали пожилые люди 26 декабря. Наша съемочная группа побывала на избирательном участке № 49 города Донецка. На автобусе сюда привозили больных людей (показывают видеосюжет). Те людей, которые потеряли здоровье в шахтах, у мартеновских печей. Дойти к урнам для голосования немощным помогали солдаты, некоторые избиратели падали, кого-то несли на руках. Только в Донецкой области во время выборов скончались пять человек. Один из пациентов кардиологического отделения 25-й горбольницы Владимир Данильченко от большой эмоциональной и физической нагрузки скончался в своей палате после того, как проголосовал. Принести урну к кровати члены комиссии отказались, сказали, что они якобы ничего не знали о решении Конституционного суда. А дончанин Владимир Столяров скончался прямо на избирательном участке, и вчера его похоронили. Пожалуйста, поставьте нам интервью (небольшая пауза)… Дело в том, что действительно, решение Конституционного суда оно ничем не помогло старикам, а именно "Наша Украина" в пакетном голосовании предлагала вот именно этот законопроект о переголосовании 26 декабря. И многие люди задают вопросы на эту тему, даже зачитаю вот из электронной почты немножко выдержки и цитаты, женщина нам пишет, Татьяна из Харькова. Я возила стариков на выборы на своей машине. Я не могу забыть их слез и отчаяния, они спасли наши жизни ценой своих, а теперь о них вытирают ноги. У одной бабушки, когда она стала подниматься по лестнице, пошла кровь из носа, но она все равно шла, это страшно. Мне страшно за свое будущее, которого у меня уже нет. Многие из моих друзей собирают документы на российское гражданство. Я тоже об этом думаю. Я не хочу отрабатывать дяде Сэму его деньги. Вопрос к Юлии Тимошенко: где же новая власть, если в вашей команде все замыленые лица и ни одного нового, тем более, что ваш лидер - приемный сын Кучмы. И знаете ли вы поговорку, что единожды солгав, человек будет делать это всю жизнь. И вопрос: на чьей совести, по мнению Юлии Тимошенко, смерть тех умерших на избирательных участках, и как она в связи с этим спит, кошмары не мучат?

Тимошенко: Во-первых, вы знаете, что фракция, которую я возглавляла, не голосовала за это закон?

Ведущие: Мы знаем это.

Тимошенко: Так вот я сейчас обращаюсь ко всем людям, которые сейчас задают этот вопрос. Я говорю, что я, фракция, которую я возглавляю, не голосовала за этот закон.

Ведущие: "Наша Украина" предлагала законопроект…

Тимошенко: Еще раз, я хочу, чтобы меня услышали. Я хочу, чтобы люди услышали, что за этот законопроект, который привел к таким последствиям, голосовала в полном составе фракция Виктора Федоровича Януковича, которая называется "Регионы Украины". За это в полном составе голосовало все прокучмовское большинство. За этот закон в полном составе голосовала коммунистическая фракция и все остальные. Наша фракция против этого закона, и мы против того, что вообще... …(ведущие перебивают)

Ведущие: Голосовали изменения в пакете…

Тимошенко: Еще раз говорю, что мы не голосовали. Ни за пакет, ни за закон…(ведущие перебивают)

Ведущие: …фракция "Регионы Украины" она голосовала за пакет…(неразборчиво) и закон о перевыборах и это был компромисс. Компромисс был со стороны "Регионов Украины", проголосовать за политреформу…

Тимошенко: Извините, а вы считаете, за такие компромиссы можно голосовать фракции Виктора Федоровича Януковича, а потом такие сюжеты показывать? Вы знаете, Мария, я готова отвечать сейчас перед зрителями за все свои слова и за все свои действия. Но я вас прошу, будьте в эфире объективными. И если Янукович и его фракция голосовали за этот закон, то не нужно называть белое черным и наоборот. Надо тоже иметь мужество. И извиниться перед теми людьми, которых носили под руки, которые, не дай боже, теряли свою жизнь на участках, я против этого. И я это, как депутат, подтвердила это своим голосованием. И еще хочу вам сказать, что такие вещи на быструю руку, и такие грязные компромиссы невозможны, я против них. И хотя голос моей фракции был единственным в парламенте, и кстати, еще только часть фракции "Наша Украина", и кстати, Ющенко за это не голосовал, поднимите распечатку…

Ведущие: Ющенко предложил законопроект…

Тимошенко: Еще раз вам говорю, откройте и посмотрите распечатку перед тем, как мы с вами садимся и говорим. Ющенко за это не голосовал, я за это не голосовала. И фракция, которую я возглавляю, единого голоса не дала за это. И поэтому я вас прошу, пожалуйста, претензии - к кучмовскому большинству, лично даже ко фракции "Регионы" и ко всем, кто голосовал за этот закон. Я считаю, что он не имел права на жизнь в пакете.

Ведущие: Спасибо, у нас естьтелефонный звонок, добрый вечер. Задавайте свой вопрос, пожалуйста, коротко, ясно.

Женский голос: Здравствуйте. Пани Юля, мне известно, что депутаты Верховной Рады имеют неприкосновенность. И в итоге мы все неравны перед законом, то есть, вы, депутаты, и мы. Почему вы не хотите снять неприкосновенность? И второе. Ющенко высказывался, что все бандиты должны сидеть в тюрьме, и мы поверили ему, думали, что вы уже учите "мурку", а вдруг вы …(неразборчиво) Лазаренко, реанимируете УНА-УНСО, СС-Галичина, где же ваша последовательность? Ответьте, пожалуйста. А Кушнареву руки протягиваете уже.

Тимошенко: Я думаю, что то, что говорил Ющенко, это правда. И то, что я лично делала в правительстве, это я занималась тем, что вы говорите. Я ловила за руку этих бандитов и приводила их в прокуратуру. Но, к сожалению, прокуратура была предана Леониду Кучме, и все колоссальные злоупотребления, которые были, это все осталось абсолютно за пределами внимания прокуратуры. И чтобы вы знали, что мы в стране дожились до того, что теневой капитал, власть, прокуратура, суды во время правления Кучмы, а также СБУ, МВД во время правления Кучмы были на самом высоком уровне, на уровне первых лиц, единой бандой, и я посвятила десять лет своей жизни для того, чтобы эту банду разрушить. Но банда посвятила десять лет тому, чтобы из меня создать образ вашего врага. И они это делали, пользуясь полной монополией на информацию. Пользуясь своими преступными прокурорами. И если у меня, вот вы видите, что я не такая уж большая женщина, у меня хватило сил десять лет, в том числе четыре года у меня не было никакой неприкосновенности, выстоять против этой банды, то, поверьте, если бы было за что меня садить, они бы не просто меня посадили, они бы меня распяли бы уже давно. Но у них просто не хватило аргументов. И это проверил, кстати, суд в том числе и Америки, который сказал, что никаких, абсолютно состава преступления нет. Так я вам хочу сказать, что я и всю свою основную жизнь посвящу тому, чтобы вы не думали, что все политики в стране занимаются грязными махинациями. Чтоб вы не думали, что у всех политиков грязные руки. Я хочу просто, чтобы вы увидели, что политика бывает другой. И поэтому, я к вам приехала для того, чтобы начать эти мифы снимать, чтобы вы слышали меня, а я слышала вас. И я думаю, что то, что сегодня средства массовой информации стали другими, и, кстати, это благодарность именно этим президентским выборам за это должна быть. Я думаю, что все в Украине станет по-другому. И у нас больше не будет охоты на ведьм ни с какой стороны. А будет объективность, и будет независимость, вот я просто об этом мечтаю.

Ведущие: Спасибо большое. У нас еще блок экономических вопросов. Эти экономические вопросы, они присланы по электронной почте. Первый вопрос, вы действительно считаете депрессивным, убыточным регионом? Помните, у нас очень мало времени остается…

Тимошенко: Я знаю, что Донбасс нуждается в очень-очень серьезной помощи. Я сразу хочу сказать, что работая в правительстве, я была против закрытия шахт. Работая в правительстве, я была за то, чтобы каждое предприятие, которое стоит, независимо от того, Донбасс это или любой другой регион, чтобы оно имело отдельную программу. А у нас как получилось, самые рентабельные, самые прибыльные предприятия, они были собраны, как сливки, вот в эту банду, и доятся эти предприятия. А все остальное, то, что хоть чуть-чуть нерентабельно, то, что хоть чуть-чуть требует вложения, оно все брошено, и оно просто умирает. Я не хочу, чтоб так было. Поэтому для каждой шахты, для каждого предприятия будет создана своя отдельная программа возрождения. Я могу вам сказать, что до 96-го года я была очень успешным предпринимателем. Но придя в политику, принимая каждый день решения, я даже не заметила, как я оказалась в оппозиции к Кучме. И я счастлива, что я там оказалась. И когда в 97-м году он начал зачищать все, что меня окружает, у меня был выбор – пойти договориться с ним и с его командой, и тогда у меня бы все осталось в порядке, и никаких проблем, или отдать свою жизнь политике для того, чтобы никогда не было передела, для того, чтобы никогда не было преступной приватизации, такой, какой она у нас проходит. Чтобы никогда больше крохи со стола людям не падали, а люди могли нормально жить в своей стране. Так вот я считаю, что…

Ведущие: У нас звонок есть в студию…

Тимошенко: …я считаю, что никаких репрессий, никаких переделов быть не может. Потому что я, например, давно уже не предприниматель, и мне это не интересно, я свою жизнь посвятила политике, я буду там только лишь для того, чтобы показывать другое качество политики.

Ведущие: Спасибо, у нас есть звонок на экономическую тему, пожалуйста, вы в эфире, говорите.

Женский голос: Алло, добрый день, Катарина Яцко изо Львова. Юлия Владимировна, вопрос такой. Вы, наверное, очень плохо учились в школе, и плохо читали учебники по демократии, потому что те унии, которые были образованы в некоторых странах, это и Германия, это и Россия, они как раз привели к федерации. И вы в начале нашего разговора сказали о том, что это не есть…(неразборчиво), так вот читайте учебники по истории и федерация, она обычно спасает и приводит к спасению страну, которая очень неоднородна, а Украина таковой является. И не надо сейчас говорить о том, что нет разницы между Западом и Востоком, это первое. Второе, что касается самого высокого уровня заболеваемости СПИДом и туберкулёзом в Донецкой области. Родная моя, у вас было слишком много времени в парламенте, чтобы изменить формульный подход и Донецкой области дать больше бюджетных денег на разрешение этих проблем. И ещё я хочу сказать, что вы постоянно лжёте, что у вас чистые руки, и у вас короткая память и поверьте, что вы сейчас не находитесь в тюрьме только потому, что МВД наше недоработало. Вспомните хотя бы то видео…(неразборчиво), которые давали ваши помощники в правоохранительных органах, чтобы отмазать вас от тюрьмы. Спасибо.

Ведущие: Ваш вопрос. Это были эмоциональные высказывания.

Тимошенко: Можно я отвечу на это эмоциональные высказывания. Знаете, если суд принял решение, что я никогда в своей жизни ничего плохого не сделала, то, наверное, надо прислушиваться к суду. То, что сейчас говорила девушка, это, конечно, эмоции. И это эмоции, которые говорят о том, что чересчур глубоко и чересчур долго клановые средства массовой информации зомбировали людей. Вот это есть пример, это есть следствие, и, к сожалению, с этим нам придётся ещё долго бороться. Это первое. А то, что касается того, как я училась, я хочу вам сказать, что я вообще с отличием закончила школу, университет, прекрасно защитила кандидатскую диссертацию. И всё, что я делала в своей жизни, я старалась делать качественно и если я говорю о чём-то, то я это говорю со знанием дела. И вот точно могу сказать, что один человек не может принимать решение о федерализме. Я – за то, чтобы провести референдум, за то, чтобы референдум сказал, что нам нужно пошматовать нашу страну, за то, что нам нужно сделать нашу страну намного слабее, потому что маленькие территории они значительно слабее крупных и стабильных. И я просто думаю, что мы 90 процентов, как минимум, получим голосов против того, чтобы делить страну в угоду отдельным чиновникам. И вот ещё о природе раздела я вам скажу несколько слов. Вот возьмите Харьковскую область. Губернатор заявил об отделении, а город Харьков со всем своим народом и со своим харьковским советом сказали, что это категорически невозможно…

Ведущая: Как можно утверждать, что весь народ, референдума-то не было...

Тимошенко: Я ещё раз говорю, что Харьков в лице своего совета сказал, что это невозможно. И я просто очень бы хотела, чтобы люди узнали природу этого отделения. Дело в том, что зять президента Пинчук имеет свои предприятия на территории вот, например, Днепропетровской области. И он, понимая, что Кучма и его зять вместе, которые грабили страну двенадцать лет, что они вообще теряют свои предприятия, которые незаконно приватизировали, в том числе предприятия энергетики, которые людям устанавливают незаконные тарифы. Так вот они решили свои предприятия забрать вместе с территориями, потому что они знают, что если настоящий суд и настоящий закон и настоящая прокуратура посмотрит, что они делали за десять лет, то увидят, что кроме воровства там ничего не было. И я хочу, чтобы мы к целостности нашей страны относились, как граждане Украины, а не как зомбированные люди, которые подвержены вот этим клановым махинациям.

Ведущие (перебивая друг друга): Очень мало времени остается до конца…, можно я скажу еще одну ремарочку, мы много говорим о федерализме, хотя последнее время уже обе стороны говорят, что это были эмоциональные высказывания, и речь идет не о федерализме, не об отделении Украины, все выступают за единую Украину. Единственное, что предлагают восточные регионы, это увеличить полномочия местных советов, но это уже другая тема, не будем…

Тимошенко: Это обязательно, это обязательно. И сегодня есть законопроект о расширении местного самоуправления и наша фракция, автор этого законопроекта…

Ведущие: Спасибо, мы не будем заходить в эту тему, давайте еще дадим слово журналистам студии К-61, пожалуйста.

Студия К-61. Г.К. Губерная: Уважаемая Юлия Владимировна. Кое-что из того, что вы говорили, я бы согласилась, если бы не вся история вот этого оранжевого путча, я настаиваю - оранжевого путча. Вы начали с того, что мы случайно оказались по разные стороны баррикад. Вы не правы. Я не вопрос хочу задать, я комментарий хочу сделать. Мы не были на баррикадах, вы были одни на своей стороне. На другой стороне никаких баррикад не было. В это время весь Юго-Восток, этот огромный мега-регион работал. Ни о каком отделении, не приписывайте ни Кушнареву, ни кому-то другому отделение. И причем здесь Пинчук, вы же не обыватель, Юлия Владимировна. Вы же умный человек, политик. Ну причем тут Пинчук с отделением, ну надо ж посерьезней как-то. Так вот ни о каком отделении никто не говорил. Вы говорите о законах, о принятии законов, о том будем делать то-то и то-то. Я не буду задавать вопрос, почему вы этого не делали, но я задам вопрос о другом. Почему вы не видите, как закон не работает для одной части Украины, и вы намереваетесь его приложить немедленно и сию минуту не для рассуда, а для суда уже заведомого по отношению к другой части Украины. Вы не можете не осознавать, вы днепропетровчанка, что Украина действительно состоит из разных регионов. Почему же вы, вы за референдум и так далее, почему же вы не позволили свершиться воле опроса, плебисцита областного в Харьковской области, и Харькове, и в Донецке относительно русского языка? Почему вы не стали борцом за право этих людей говорить на своем языке, писать, и государство чтоб оказало им честь обслуживать их тоже на их языке. Почему вы до сих пор не говорите о том, какой, да, вы против закрытия шахт, это общая постановка, каким образом и почему шахтеры сегодня поддерживают Януковича, почему столько людей поддерживают тех, кого вы приговорили называть бандитской властью, кто вам дал право? Суд должен это вынести сей вердикт. Не вы, ни один политик не имеет право, ибо политика – искусство возможного, а значит, вы должны соизмерять свои возможности с возможностями сосуществования людей, находящихся, я, похоже, так же, как и вы, менторствую, мне бы этого не хотелось. Вот у меня последний вопрос. Неужели у вас никогда не возникла неловкость от того, что Виктор Андреевич, ну, скажу мягко так, говорил неправду о том, что на среднемесячную зарплату можно купить меньше. Если будет нужно, мы ему и вам по факсу сбросим, что на среднемесячную зарплату всех тех вещей, которые он называл, можно купить больше. Неужели у вас не возникло неловкости за то, что вот здесь не слушают "Эры", "1+1" закрыли, "5-й канал", а мы в это время смотрим и удивляемся такой лжи от такого уважаемого человека…

Ведущие: Спасибо, очень долго…

Студия К-61. Г.К. Губерная: …вот у меня к вам этот вопрос, наверное, последний.

Тимошенко: Если вы мне столько же времени позволите говорить, я вам буду очень благодарна. Значит, первое. Мы были в оппозиции. И наша фракция, это 19 человек. Для того, чтобы принять закон, нужно 226. И поэтому сотни законов, которые мы внесли, они пропрезидентским большинством, которое работало восемь лет, они не рассматривались, не обсуждались. В основном, в парламенте рассматривались лоббистские законы - как приватизировать, как снизить налоги, как создать льготы для конкретных корпораций, и это шло на ура. Два года бюджет утверждал Виктор Федорович Янукович, и поэтому упрекать сегодня меня, как человека, который был в оппозиции, невозможно. Чтобы изменить жизнь в стране, нужно издать указ, постановление правительства или закон. Все это было в руках Кучмы, его премьером был Янукович. И я хочу сказать вам, что наиболее грязная приватизация прошла именно во времена Кучмы. И она была роздана, в том числе, зятю президента Пинчуку. Но очень многим людям из окружения за бесценок. Если это не нарушение, давайте тогда просто скажем, что те люди, которые сейчас так вот говорят, как я только что слышала, разделяют все, что десять лет делал Кучма. Я не разделяю. Я точно подтверждаю, что хорошие законы и хорошие разделы Конституции в Украине не работают. Это плохо, я хочу, чтобы они работали. И то, что касается языка. Я родилась в Днепропетровске. И если говорить о баррикадах, то я с восточной стороны, прожила там всю свою сознательную жизнь. Я научилась говорить по-украински, только когда пришла в правительство в 99-м году. Моя мама, вся моя семья живет в Днепропетровске. И поверьте мне, мы в семье продолжаем общаться на русском языке. И я никогда в жизни не приму ни одного шага, который может позволить хотя бы чуть-чуть унизить тот язык, на котором говорит моя семья. И то же самое касается тех семей, которые говорят на украинском языке. И еще. Если вы вспомните, то Кучма на двух выборах баллотировался с лозунгом сделать русский язык государственным. И он ни разу этого не сделал. Почему два года Виктор Федорович Янукович, будучи премьер-министром, не поставил вопрос о русском языке, и вместе с Кучмой его не провел? Им не нужно, они не в оппозиции, им не нужно обещать, им нужно делать. И знаете вот, я хотела бы, чтобы были не с закрытыми глазами ни с одной, ни с другой стороны. А немножечко более объективными. И я твердо знаю, если мы снимем вот эту пропагандистскую завесу с глаз обеих сторон, мы многое увидим не в таком изуродованном виде и не в таком изуродованном свете. И я хочу еще раз сказать, что как бы сейчас остро не сказывались отношения, я твердо знаю, что правительство, в котором, возможно, я буду работать, для Донецка, для Луганска, для Днепропетровска, для каждой области в стране сделает даже невозможное, и это почувствует каждый человек.

Ведущие: Спаcибо большое. Обращаясь к вам, обращаясь к нашим телезрителям, интерес к этой программе очень большой, к нам поступает очень много звонков, телефоны не умолкают, поэтому мы приняли решение выпустить в эфир программу "События" чуть-чуть попозже, и продолжить наш прямой эфир, наш разговор…

Тимошенко: …это прекрасно, я благодарна…

Ведущие: У большого количества людей еще будет возможность позвонить нам и задать вопрос, и очередной телезритель, счастливый телезритель, который дозвонился, пожалуйста, говорите, вы в эфире.

Мужской голос: Алло, здравствуйте, Юлия Владимировна. Роман меня звать. Некоторое отношение имею к правоохранительным органам. Вы только что, комментируя, значит, вопрос об инициировании вами операции "чистые руки", я так понимаю, и вы знаете, это касалось всех вот служб, в том числе и правоохранительных органов. Честно говоря, не знал, что инициатором были именно вы, но так как в то время был премьер-министр Ющенко, а вы, я как помню, были вице-премьером. Очень вопрос меня взволновал, в принципе, волнует давно. Целесообразно ли, по-вашему мнению, при нынешней, скажем так, те зарплаты были еще хуже, конечно, сейчас они поднялись, проводить тогда эти акции. Не дай бог, если при вашей власти будут они продолжаться. Скажем так, я не сторонник того, вы политик, себя, по крайней мере, так называете, я думаю, должны понимать, что нельзя проводить такие операции при нищих правоохранительных органах.

Ведущие: Спасибо вам большое.

Тимошенко: Ну, во-первых, я хочу сказать, что я была вице-премьер-министром топливно-энергетического комплекса. И "чистые руки" касались только топливно-энергетического комплекса. И касались только тех теневых финансовых потоков, которые ходили не в Украине, и которые выводились из Украины, которые забирали последние копейки у шахтеров, у атомщиков, у энергетиков. Правоохранительными органами я никогда не занималась, потому что это была не моя компетенция. Но я с вами согласна в чем. Что сначала нужно людям, в том числе и в правоохранительных органах, дать достойную честную зарплату. Чтобы они смогли на нее безбедно прожить. Чтобы жизнь, в том числе и правоохранителей, была обеспечена настолько, чтобы вот эти копейки, которые они где-то там могут еще добыть вне зарплаты, чтобы они просто были не нужны. Чтобы без них можно было обойтись. И я полностью согласна с тем, что вы говорите. Сначала нужно поднять уровень жизни, сначала нужно дать правоохранителям зарплату, как и всем людям зарплаты и пенсии, а затем уже отрезать все возможности приработка, которые имеют сегодня все наши люди. Помните, когда-то даже во времена Советского Союза была какая-то такая вещь там "чтобы ты жил только на одну зарплату", да…

Ведущие: Юлия Владимировна, вы гарантируете, что та власть, которая сейчас придет, да, не будет бандитской власти, те люди, которые с вами сейчас, вы уверены во всех них?

Тимошенко: Вот, я уверена в себе, и уверена в своей команде. Я уверена, что Виктор Андреевич Ющенко с абсолютно чистым сердцем берется за эту работу. Но я могу вам сказать, что очень много прекрасных людей в его команде. Но если что-то будет происходить такое, что возвращает вот эти все старые традиции, если будет что-то происходить, что не вписывается в мои представления о честной политической работе, я, как бы мне это не было тяжело, я снова уйду в оппозицию. Мне некомфортно там, просто невозможно иногда, но если у меня не будет другого выхода, я это сделаю.

Ведущие: Спасибо. И снова к нам присоединяется улица. Люди, как мне сообщают, все приходят и приходят к телекомпании, там висит большой экран, все могут смотреть эфир нашей программы, и слышать все ответы, вот, пожалуйста, очередные вопросы, Татьяна…

Корреспондент на улице: Людей на площади становится все больше и больше. Все хотят задать свои вопросы (слышится скандирование "Янукович-Янукович!"). Пожалуйста, представьтесь, и задайте свой вопрос.

Женщина: Меня зовут Виктория, я врач. Юлия Владимировна, почему вы разговариваете с нами с позиции победителя? Вы не победитель. Вы с помощью лжи, позорно принятой присяги украли у нас нашу победу. Вам, вернее, кажется, что вы у нас украли. Победа будет за нами. Для того, чтоб проиллюстрировать, что все ваши слова ложь, все люди, я хочу задать вам только один вопрос: как вы можете сейчас смотреть нам в глаза с экрана, если сегодня утром вы не пустили Виктора Федоровича Януковича в кабинет, а сейчас ставите ультиматум о снятии его с должности, должности премьер-министра. Как вы смотрите нам в глаза?

Ведущие: Спасибо, спасибо.

Тимошенко: Ну, во-первых. Я как раз вот приехала разговаривать не с позиции победителя. Я с этого начала программу. И если мы хотим друг друга слышать, мы должны услышать. Я сказала о том, что есть еще Верховный Суд, еще есть решение ЦВК, и до тех пор, пока суд и ЦВК не скажут свое слово, никто не имеет права окончательно юридически считать себя победителем. И пока не принята официальная присяга, пока разговор о том, кто окончательно победил, говорить это невозможно. Мы надеемся, что Виктор Андреевич победил, и надеемся, что наша команда победила. И для этого есть промежуточное решение Центральной избирательной комиссии по электронной системе подсчета голосов. Но пока не закончится суд, и пока не будет официального оглашения, конечно же, никто не может разговаривать ни с кем с позиции победителя. Но я больше скажу. Я не хочу, чтобы даже когда будет оглашен легитимно Виктор Андреевич Ющенко президентом, чтобы кто-то с кем-то разговаривал с позиции победителя и побежденного, я искренне этого не хочу. И я хочу убрать вот то, что между нами есть сейчас плохого. И те слова, которые вы находите вот для меня и для нашей команды недобрые, я думаю, все-таки все это надо убирать. А то, что касается Кабинета министров. Верховный Совет Украины принял решение об отставке правительства. точно так же, как в 2001 году тот же Верховный Совет принял решение об отставке Виктора Ющенко. И если есть такое решение, то и Ющенко, и Янукович должны такое решение исполнять…

Ведущие: Спасибо. Юлия Владимировна, предвыборные события в Украине, выборы трижды которые состоялись, вызывали огромный интерес у представителей зарубежных СМИ. Было аккредитовано в Украине около двух тысяч корреспондентов. Многие из них работали в Донецке, приходили в нам в редакцию, задавали вопросы, общались с нами, а корреспондент Би-Би-Си Джонатан Чарльз пришел к нам в редакцию, и сам поделился своим впечатлениями и своим мнением по поводу событий в Украине. И сейчас я предлагаю послушать, что он нам рассказал.

Показывают интервью с корреспондентом Би-Би-Си. Голос переводчика: На мой взгляд, ситуация сейчас такая. Украина в некоторой степени оказалась между молотом и наковальней с точки зрения отношений между Россией и Западной Европой, которые, на данный момент, довольно сложные. И Украина, как футбольный мяч. Запад пытается через Украину сказать России, что на самом деле вы зря думаете, что у вас всегда будет получаться делать так, как вам нравится, что есть какие-то границы, и мы будем вас ограничивать. Таким образом, Украина оказалась мячом в этой игре. У меня было время сформировать свою точку зрения, потому что я достаточно долго пробыл в Украине. Мы много ездили, были в разных местах, и вот то понимание, которое было в самом начале на Западе, что в Украине происходит революция, сейчас мне кажется ошибочным. Дело в том, что революция – это когда весь народ поднимается против правительства. В данной ситуации, такого нет. Украина, как страна, явно разделена. Есть люди, которые поддерживают Януковича, есть люди, которые поддерживают Ющенко. И конечно, для страны это не очень хорошо. Это тяжелое время для Украины, но лично мое впечатление, большинство простых людей, с которыми мы разговаривали, все-таки хотят, чтобы Украина осталась единой.

Ведущие: Джонатан (неразборчиво) кое-какие тезисы, которые мы с вами уже обсудили, все-таки, прокомментируйте это интервью.

Тимошенко: Ну, я, во-первых, отношусь к числу тех граждан, которые при любых обстоятельствах хотели бы, чтобы Украина осталась единой. И вот Джонатан, кстати, сказал то же самое, что большинство людей за это. Второе. Я не хочу, чтобы Украина стала таким объектом пинания в геополитическом пространстве. Чтобы на территории Украины ни Америка, ни Европа, ни Россия какими-то политическими специальными проектами не добивались своих интересов. Я хочу, чтобы Украина стала полноценным игроком в мировом пространстве. Я хочу, чтобы Украина превратилась в субъекта, в страну, которая влияет, и которая четко отстаивает свои интересы. И я, кстати, вот хочу еще один миф развеять с большим удовольствием. Я и фракция, которую я возглавляю, голосовали против отправки наших войск в Ирак. И не только голосовали против, и, кстати, и 30 процентов фракции Ющенко голосовало за отправку в Ирак, а 70 процентов голосовало против отправки в Ирак. Вот, я не только голосовала против, я отстаивала буквально каждую сессию, каждое заседание возврат наших людей. Я говорю это потому, что это есть символическое голосование. И я с трибуны не просто была против, а я призывала к тем людям, которые отправляли наших ребят под чужие интересы в Ирак. А вот я сейчас хочу задать вам вопрос. А вы знаете, что, например, фракция, которую реально возглавляет Виктор Янукович, он часто говорит по телевидению "моя фракция "Регионы Украины", голосовала в полном составе за отправку наших войск в Ирак. И Кучма полностью все свое большинство в парламенте поставил на то, чтобы отправить войска в Ирак. И знаете, вот многие эти пропагандистские штучки, когда людей поделили на пророссийских в Украине и проамериканских – это просто грязная абсолютно тема. И я хочу сказать, что мы все – украинцы, мы граждане Украины, мы политическая нация прекрасная, и не нужно, чтобы нами играли, любая страна мира. И то, что касается дружественных отношений с каждой страной – с Россией, с Европой, с Америкой, с Англией, с Ираком, с Китаем – нет, нам не нужно говорить "или или". Нам нужно говорить, что мы добрые друзья, а еще более соседи для всех стран мира.

Ведущие: Мы не хотим быть футбольным мячом в чьей-то игре…

Тимошенко: Мы не хотим быть футбольным мячом ни в чьей игре. И я буду настолько твердо стоять на этих позициях, и настолько публично, что у вас это сомнений не вызовет.

Ведущие: Почему вы не развеивали мифы во время предвыборной кампании, а только делали ставку на личности Виктора Януковича, и не брали во внимание в это время мнение тогда 15 миллионов, а сейчас почти 13 миллионов жителей востока и юга Украины?

Тимошенко: Да, я бы с удовольствием развеяла бы грязные мифы, которые были созданы против нас, против нашей команды, против меня лично. Но, к сожалению, доступ на каналы телевидения центральные я, например, получила только неделю назад. Вот к вам я приехала первый раз, у меня дебют, и я вот еще раз вам за это благодарна. И если у меня и дальше будет такая возможность, если я смогу бывать на "Интере", на "1+1", на УТ-1, у вас почаще в гостях, я уверена, что нашей стране вражды не будет.

Ведущие: Юлия Владимировна, хочет слово сказать и поздравить вас с прибытием на наш телеканал президент телекомпании "Украина" Геннадий Евгеньевич Кондауров.

Кондауров (подходит в Тимошенко с букетом цветов, Тимошенко встает): Юлия Владимировна, вы очень мужественно держались, потому что вам было задано очень много резких вопросов это, конечно, всех нас в какой-то степени покоряет. Но позвольте мне последний вопрос задать в этой передаче.

Тимошенко: Пожалуйста…

Кондауров: Он несколько философский. Вот знаменитый философ русский Леонтьев, он себе задавал такой вопрос о вечном раздвоении души. Древнеримский поэт Катулл когда-то писал: "Любовь и ненависть кипят в душе моей". Вот скажите, пожалуйста, предстоит новый год, вот Леонтьев себе задавал такой вопрос, что ваше сердце изберет в новом году. Все-таки, любовь или ненависть, чему оно отдаст предпочтение?

Ведущие: Миру, любви, взаимопониманию, и самое главное – единству страны и единству народа. И это моя единственная цель в жизни. И в моей душе всегда вот одно четкое направление, цель. Я благодарна вам за этот вопрос, потому что у человека в груди может только одно сердце биться. И если их два, то это уже не человек.

Кондауров: Мы принимаем ваше сердце (берет красное плюшевое сердце, принесенное Тимошенко)…

Тимошенко: Спасибо большое…

Кондауров: верим в вашу искренность, хотим вам пожелать, чтобы все, что вы сказали здесь четного, вы считаете так, что вы честно сказали, чтобы все это в новом году у вас воплотилось в жизнь.

Тимошенко: Спасибо вам огромное.

Кондауров: Я от души вас поздравляю с Новым годом (вручает цветы, целует Тимошенко руку).

Тимошенко: Спасибо большое, спасибо. Возьмите сердце, это частичка моей души, потому что это история той политической силы, которую я возглавляю. И я уверена в том, что в Донбассе очень ближайшее время мы будем встречаться совсем по-другому – с теплотой и с верой в друг друга.

Кондауров:Дай бог! Дай бог, и чтобы не было больше революций…

Тимошенко: Мирная жизнь…

Ведущие: Спасибо большое, Геннадий Евгеньевич, спасибо большое, Юлия Владимировна, что приехали к нам, приняли участие в нашей программе. Я предлагаю все-таки еще раз посмотреть на результаты интерактивного голосования. Мы задавали сегодня дончанам вопрос "Приветствуете ли вы миссию доброй воли Юлии Тимошенко в Донбасс?". "Да" ответило 3061 телезрителей, и "нет" – 4917 человек. Все-таки, видите, пока у нас недоверие. Недоверие 9 тысяч, поправляют…

Тимошенко: 4917…

Ведущие: Да, на экранах мы видим…

Тимошенко: 4917…

Ведущие: Да, но говорят, что наверное, не исправленные цифры…

Тимошенко: Извините, пожалуйста, но вот 3061 и 4917. Это говорит о том, что мир не только возможен, а он точно будет. Я уверена, что следующий раз у нас, как минимум, будет пополам, а вот третий раз самый будет удачный, это будет мир во всем мире…

Ведущие: Спасибо большое еще раз, что вы приехали к нам…

Тимошенко: Я хочу просто всем передать самые теплые поздравления с Новым годом. И хочу в Новом году одного пожелать. Чтобы ни один политик в стране не разочаровал ни одного человека. То есть, чтобы все обещания, кто бы их ни давал, выполнены были бы тем, кто бы ни пришел к власти. Потому что народ хочет просто счастливо и богато жить.

Ведущие: Давайте поблагодарим и всех наших телезрителей, кто принимал участие в нашей программе, кто не смог дозвониться, но я думаю, что наша программа была достаточно длинной, чтобы получить ответы хотя бы на большинство вопросов. Спасибо за внимание, до свидания.

ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: