Понедельник, 20 августа 2018, 15:411534768908 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Пора в Донецке не пора

Этот заголовок можно читать, как «казнить нельзя помиловать» - с точкой или без, с кавычками или без них. В любом случае, «Пора», как гражданское движение за свои права в Донецке не своевременна. Почему? – Об этом несколько позже. А в начале ретроспектива 10 декабря, когда в Донецк приехали несколько членов гражданской инициативы «Пора», и поставили палатку возле третьего корпуса Национального технического университета. Иначе говоря, в ста метрах от городского совета. Через полчаса этой палатки там уже не было. Организованная группа молодых людей, численностью около 50 человек быстро смела палатку и плакаты с надписями: «Донбасс – Украина. Украина – Родина» и «Восток и Запад вместе». При этом борцы с «оранжевой чумой» разбили фотоаппаратуру и избили донецкого фотокорреспондента Сергея Ваганова, снимавшего этот праздник толерантности.

Но самым показательным является диалог между членами «Поры» и человеком, который позже представился как проректор (!) Донецкого национального технического университета:

- Не мешайте Донбасу работать! Понял, иди отсюда!

- Ми демократично…

- Не мешайте Донбассу работать!

- Якщо є проблеми - в суд...

- Суд! Суд будешь там, у себя...

Еще одна, запомнившаяся деталь - когда палатку уже уничтожили, а милиция еще не пришла и ситуация оставалась напряженной, пористы собрались в кучку и пели гимн Украины…

Спустя неделю мне позвонили друзья из Киева и сказали что у ребят из «Поры» в Донецке проблемы, попросили помочь. Когда я позвонил по указанному телефону, оказалось, что из всей группы в Донецке осталась только одна девушка Алина. Мы встретились на нейтральной территории, с тем, чтобы пойти в редакцию «Острова» и там поговорить. Однако она неожиданно отказалась идти куда-либо, предложив поговорить в ближайшем кафе. Разговаривать в кафе можно, а работать нельзя, поэтому у меня такая детская конспирация начала вызывать раздражение. На следующий день разговор проходил все-таки в редакции.

- Расскажи о вашей группе, вы все из западной Украины?

- Нас приехало 5 человек. Из западной Украины было двое. Двое из Днепропетровска. Я сама из Мариуполя, сейчас учусь в Киеве.

- По какому принципу формировалась ваша группа, вы все учитесь в Киеве?

- Нет не все. Формировали группу на основе личных знакомств из людей, которые согласятся поехать. Потому что большинство в Киеве, когда мы приглашали киевлян, они реагировали очень неоднозначно: Боже! Куда?! Нет! и так далее.

- А как возникла вообще такая мысль, создать группу и приехать сюда?

- Мысль возникла у старшего нашей группы - Остапа. Цель была – сделать диалог. Получилась ситуация, что донецкая оппозиция, вся, - она оказалась как бы отрезанной от Киева. Киев о них абсолютно забыл. Пусть это два человека, три, но они же есть. И мы решили помочь.

- Ты сама давно в «Поре»? Что тебя туда привело?

- В «Пору» я вступила в ноябре, когда возник палаточный городок на Контрактовой площади в Киеве. Я пришла туда, захотела участвовать…

- Это в этом ноябре, после выборов?

- Да, это уже после выборов, по сути, месяц назад. А привело меня туда… наверное чувство долга какое-то перед Украиной…

- У нас «Пору» считают чуть ли не фашистской организацией.

- Это совершенно неправильное представление. Если проанализировать сайт организации, ни одна из акций не была направлена на кровь, терроризм и что-то такое. Максимум, что было такого … шокирующего – ложились ребята, и я была среди них, под автобус, который возил людей с открепительными талонами и они много раз голосовали. Это было во втором туре. Потом еще блокирование Кабинета министров – это максимум. В наших целях никогда не было агрессии к сторонникам Януковича. К сторонникам Ющенко нас также отнести нельзя, потому что главная наша цель – борьба с фальсификацией выборов, со всех сторон: либо Януковича, либо Ющенко.

- На западе Украины были нарушения со стороны команды Ющенко?

- Большинство наших людей работали в Киеве, поэтому трудно сказать. В Киеве мы обнаружили во втором туре несколько автобусов (это в том районе, где я лично работала), которые ездили, пытались зайти на участок. Мы записывали номера этих автобусов…

- Когда вы приехали в Донецк, как вас здесь встретили? Вы рассчитывали, что здесь будет все так агрессивно.

- Да, я предполагала на 99%, что нас не будет через тридцать минут там. И только один процент, что это будет через час.

- А кто-то в Донецке вообще знал, что вы сюда приедете?

- Знал штаб Ющенко и знала «Пора». То есть, у нас была утечка информации…

- То есть, здесь, в Донецке, есть своя «Пора»?

- По нашим данным из Киева, она здесь есть. Сейчас, я думаю, что здесь много людей, которые поддерживают идеи «Поры», но как организацию «Пору» в Донецке я сейчас не вижу. Поэтому мы остались здесь, чтобы как-то двигаться, как-то рассказать людям, что мы не террористы. У нас совершенно другие цели: мы хотим жить в стране, где и народ и власть будут одинаково равны перед законом. Сейчас такого нет.

- Как ты думаешь, почему в Донецке, Донецкой области нет «Поры»?

- Я думаю, что это недоработка Киева. То есть, расширить структуру организации было бы возможно, если бы было достаточное финансирование, если бы были подобраны люди, пусть даже это были бы люди из Киева, которые приехали бы сюда месяца два назад.

- «Киева» - это кого?

- Киев – это центр. Центр организации находится в Киеве.

- Что означает гражданская кампания? Это общественная организация?

- Нет, мы не зарегистрированы в Минюсте, мы просто Рух, движение. У нас нет фиксированного членства, членских взносов… То есть, любой человек, который каким-то образом поддерживает нас, может считаться членом кампании.

- За счет чего вы, в таком случае, финансируетесь?

- Нам помогают предприниматели, особенно в Киеве, просто люди помогают. Мы вкладываем и свои личные взносы в это дело.

- Давай вернемся в Донецк. Ты считаешь, что разгром вашей палатки за полчаса - это результат утечки информации?

- Частично да. Хотя могут быть варианты. Кто это сделал? - Один вариант, который кажется менее вероятным, это простые студенты из третьего корпуса, просто увидели, собрались и пришли. Этот вариант мало вероятен, потому что группа была хорошо организована, и действовали они организованно. То есть, просто студенты так действовать не могут. Та группа заранее знала свои действия, знала, например, что если мы будем им препятствовать, что-либо делать, то они нас не бьют, а просто отталкивают. Максимум, какие телесные повреждения были нам причинены – это синяки от хватания руками. Мы собственно не сопротивлялись, а просто спасали наши личные вещи и наше имущество. Например, они забрали пакет с косынками «Поры», ленточками, я побежала за ними, вырвала пакет, прижала его к себе, они меня обступили, пытались выхватить пакет, но меня никто пальцем не тронул. То есть, я думаю, что нас хотели напугать и уничтожить палатку. Зачем они били фотографа газеты ногами, я не понимаю. Собственно этим они и спровоцировали скандал. Одно дело палатка, Бог с ней, другое – человек.

- Милиция имела к вам претензии?

- Иск, который был предъявлен нам горисполкомом, заключался в том, что мы без разрешения поставили малую архитектурную форму на территории Донецка. Но в день суда они отозвали иск, потому что по факту палаток уже нет, то есть спорить уже не о чем. Правда, в процессе суда нашему координатору, Остапу Крывдыку угрожали в РОВД Ворошиловском. Мы тоже написали заявление насчет этого…

- Каким образом ему угрожали?

- Он разговаривает на украинском, это его родной язык и по-русски ему говорить просто неудобно. Он разговаривал на украинском с журналистом в коридоре. Пьяный, как потом оказалось, милиционер подошел и сказал, что если ты в Донецке, то ты не имеешь права разговаривать здесь на украинском языке. И если ты будешь разговаривать тут на своем бандеровском, то я тебя отведу к себе в кабинет и там уже дам тебе понять, как нужно разговаривать. Мы написали жалобу, ее передали в прокуратуру, туда вызывали уже Остапа, и недавно мы прочитали в газете, что они нашли, кто это был, и приняли дисциплинарные меры наказания.

- То есть, юридические разбирательства у вас здесь все закончились?

- Юридические да…

- Но вы не уехали. Что вы здесь делаете?

- Мы здесь создаем структуру организации. Здесь очень много моих знакомых учатся, мы общаемся с ними, рассказываем, что это за организация, наши цели, средства работы. Вот когда образуется эта структура, тогда уже можно будет проводить какие-то акции, митинги, которые позволяли бы уже непосредственно общаться с людьми.

- Ваши друзья - местные, они не боятся?

- В этом то первая сложность, чтоб убедить людей, что наше дело правое и нам нечего бояться. А потом уже мы стараемся обеспечить безопасность.

- Но вы себе не смогли ее обеспечить.

- …Когда из Донбасса в Киев приехали целая куча автобусов из разных регионов – это и Луганская и Харьковская области – приехали с людьми, которые за Януковича. Они разбили там палатки возле Кабмина, жили там. Мы к ним приходили и общались с ними. Нам никто не платил за это деньги, мы просто собирались с друзьями небольшой кампанией и ходили, общались. Это было достаточно интересно для нас – услышать, что происходит в Донбассе и сказать свою точку зрения. В первые дни у людей наблюдался действительно страх – весь Киев оранжевый. Для людей, которые имеют иное мнение, первое, что наблюдали - это страх, опаска. Потом уже мы приносили им чай, кофе, приводили их к нам в палаточный городок. То есть, этот диалог возник, и этим диалогом остались довольны и мы и они. Никто никого не бил.

- Сколько вас здесь сейчас?

- Сейчас я из нашей группы здесь одна.

- И ты одна пытаешься создать структур?

- Поскольку я местная, то мне не так сложно пообщаться с десятью людьми в день и может быть кто-то из них оставит свой номер телефона, предложит какую-то помощь.

- Какие проблемы?

- Первая проблема материальная. Помогают пока что только друзья.

- А для чего собственно деньги?

- Первое – это связь. Второе – транспорт, еда…

- То есть, это не для акций.

- Пока что создается инфраструктура. Потом уже подается проект акции, его подтверждают, смета и т.д.

- Кроме материальных?

- Самая большая проблема – переубедить людей, что мы не террористическая организация. Почему-то сложилось мнение, что: есть Ющенко, он создал «Пору», чтоб в случае необходимости формировать из нее боевые отряды и т.д. На самом деле это не так. Совместная работа со штабом Ющенко началась только с появлением палаточного городка на Майдане. Тогда это стало необходимостью. Мы начали координировать действия нашего палаточного городка с их городком.

- Ты же сама в «Поре» где-то около месяца, ты же не можешь знать, что было до этого?

- Я общаюсь с людьми, с теми, которые были у истоков организации. Я не думаю, что им выгодно мне врать…

- Если здесь, в Донецке вас не воспринимают, то может и не стоит прилагать такие усилия?

- Кто сказал, что нас не воспринимают. Например, в первые пять минут, когда мы разложили палатки, к нам подошла то ли преподаватель, то ли уборщица из третьего корпуса университета и говорит: вот, это незаконно, что вы сюда приехали… А мимо проходила абсолютно посторонняя женщина. Услышав это, она сказала: «А почему собственно нельзя? Ребята просто стоят, что они делают противозаконного, они никого не бьют, никому не мешают…». Мы действительно никому не мешали, даже не агитировали. Даже палатки у нас были не оранжевые, как почему-то сказали по телевизору, а зеленые, с желтыми поддонами.

- Я слышал, что вас преследуют…

- Наружка за нами была в первые два дня. Но сейчас такого нет.

- Что дальше?

- Сейчас мы ищем менее радикальные методы общения с людьми. То есть, если палатки у большинства людей вызывают ассоциацию, наверное, с Майданом, агрессию, то мы будем искать другой способ.

- Может быть, агрессию вызывают не палатки, а то, что вас ассоциируют с Ющенко?

- Вот не нужно нас так ассоциировать. Мы сами по себе. Нам было интересно, какие настроения у людей здесь…

- И какие здесь настроения?

- Первое, что мы увидели, приехав сюда – это то, что люди в Донецке абсолютно аполитичны. Такого политического ажиотажа, который наблюдается в Киеве, мы здесь не увидели.

- Сколько тебе лет?

- Девятнадцать.

Вспомним сколько информаций о задержаниях, взрывчатке, обысках и т.д с упоминанием «Поры» было перед первым туром. Сами силовики тогда смеялись над такой «милитаризацией» молодежи. Все прекрасно понимали, что это лишь нагнетание ситуации, создание оппозиции образа воинственного национализма. Ничего общего с боевиками «Пора» никогда не имела. И даже родственные ей организации в Грузии и Югославии, тоже прославились не экстремистскими действиями, а организованным сопротивлением власти, которая, по их мнению, попирала закон и фальсифицировала выборы. К тому же не «Пора» устроила погромные выборы в Мукачево, не «Пора» возила автобусы и спецпоезда открепников, не «Пора» организовывала бригады братков, которые работали совсем не на Ющенко. Если уж на то пошло, то ОУН Козака и «Братство» Корчинского с их уличными маршами и радикальными заявлениями больше похожи на боевиков и экстремистов, однако они обслуживали на этих выборах власть…

Самое радикальное, что сделала «Пора» - это то, что она вышла на улицы вообще, и блокировала здание Кабмина в частности. Последнее можно назвать экстремизмом. Но все ее экстремистские проявления направлены против власти, а не против личности, конкретных людей. Мы же, дончане бьем конкретных людей с оранжевой символикой, в знак несогласия с их позицией уничтожаем их имущество, прокалываем шины и забрасываем камнями конкретные машины с оранжевыми ленточками, в которых сидят живые люди…

Оранжевая революция на Майдане, (который, кстати, как нам здесь говорили донецкие лидеры, заполнили «дети) прошла без единой капли крови…

М А Н І Ф Е С Т тих чия ПОРА вже настала

ПОРА вірити, ПОРА жити, ПОРА

Пора - це початок. Початок нової України.

України нових сподівань, правди і свободи.

Пора народила Хвилю. Хвилю Свободи яка змиє бруд, яка очистить душу України.

Пора настала в серці Європи. Навесні 2004 року. Коли прийшов судний день української демократії.

Пора прийшла в час, коли влада вже не належить народу.

Ми не маємо вибору. Ми втрачаєм свободу.

Нас пробудила Мукачівська ганьба. А ми розбудимо український народ.

Бо ми знаємо, що свобода - це найвища цінність, яку треба захищати.

Ми кажемо - далі чекати не можна. Бо це смерть наших ідеалів, сподівань і правди.

Далі - зрада батьків і Батьківщини.

Ми пройшли вже шлях боротьби. Ми боролися за правду і раніше...

Тому постала Пора.

Пора випростатися або впасти. Вірити чи забути. Любити і ненавидіти. Боротися чи зрадити.

Пора боротися за ідеали, а не за політиків.

Пора людей, які готові до подвигу Крут, але здобудуть свою перемогу.

Для тих, хто сьогодні каже Пора, вже немає страху.

Наша зброя - це правда. Наш принцип - це рівність можливостей. Наша віра - це свобода. Наш ідеал - це справедливість.

Пора піднімає Хвилю. Хвилю Свободи від Мукачева до Луганська. Від Маріуполя до Ковеля. Від Севастополя до Ромнів.

Пора повірити в Україну.

ПОРА діяти,

ПОРА боротися,

ПОРА перемагати !!!

pora.org.ua

Да, «Пора» поддерживает Ющенко. Потому, что Ющенко идет во власть как альтернатива опостылевшей всем власти Кучмы и его кланов. В то же время с юношеским максимализмом «Пора» не приемлет того, что Ющенко пошел на переговоры с властью.

«Ми категорично не сприймаємо ідею будь-яких перемовин з заколотниками, які прагнули узурпувати владу в країні шляхом фальсифікації виборів Президента України. Ми вважаємо, що ідея перемовин з людьми, які заплямували себе державними злочинами є не лише політично невірною, а і аморальною. Сам факт таких перемовин може дискредитувати новообрану владу та послабити віру громадян України, - тих, хто постав на захист свободи – у чесну політику.

Переконані, що новобрана влада має не лише не йти на жодні компроміси з державними злочинцями, а і вести з ними політичні діалоги. Державним злочинцям не має бути місця не лише в державних структурах України, а і, взагалі, в українській політиці.

Нас дивує позиція міжнародної спільноти, яка сприяє перемовинам з нині чинним Президентом Кучмою та Віктором Янковичем. Нам важко зрозуміти як можна одночасно заперечувати перемовини з такими людьми як Мілошевич чи Лукашенко і одночасно сприяти перемовинам з Кучмою чи Януковичем. Те, що міжнародна спільнота обстоює перемовини з Кучмою означає лише те, що міжнародні посередники повністю не усвідомлюють ні стилю поведінки, ні моралі осіб, причетних дос проб державного перевороту». Это цитата с сайта «Поры», раздел «Наши принципы».

Из «Поры» сделала пугало власть. А из «дончан» делаем пугало мы сами. Мы искажаем образ нашего региона своей агрессивностью и нетерпимостью к иному мнению, а потом удивляемся и возмущаемся – почему нас опасаются. Мы превращаем свой край в заповедник совка, только потому, что боимся каких-то, самими придуманных, страхов об ущемлении наших языковых, экономических и политических прав.

«Пора», как гражданское движение за свои политические права в Донецке действительно не своевременна. Несвоевременна, потому что «Пора» - это гражданское движение борьбы за свои права. А гражданское движение – это признак гражданского общества. В Донбассе же гражданское общество развито слабее, чем где-либо в Украине. В этом трудовом индустриальном крае люди поставлены в условия, когда в первую очередь бороться приходится за право на труд и зарплату, политические права и свободы здесь даже не на втором месте. Но это временно.

Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: