Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



26 июня Кабинет Министров Украины назначил главой Государственного Агентства по вопросам восстановления Донбасса Вадима Черныша.

Несмотря на то, что Кабинет Министров Украины создал Агентство еще в сентябре 2014 года, полноценно работать оно начинает только сейчас.

Согласно положению, утвержденному правительством, Госагентство - это центральный орган исполнительной власти, деятельность которого направляется и координируется Кабинетом министров Украины через вице-премьера - министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, который реализует государственную политику по восстановлению Донецкой и Луганской областей.

В положении закреплено, что основными задачами агентства является: осуществление мероприятий по восстановлению объектов промышленности, социальной и транспортной инфраструктуры, жилищного фонда и систем жизнедеятельности населенных пунктов, поврежденных в результате проведения АТО. А также участие в обеспечении социальной защиты, адаптации лиц, которые перемещаются из районов проведения АТО или проживают на территории этих областей.

Госагентство вносит на рассмотрение вице-премьера предложения по привлечению инвестиций и кредитов, в том числе средств международных финансовых организаций и международной технической помощи, с целью восстановления и развития Донецкой и Луганской областей.

Почти год такая важная структура существовала только на бумаге и не имела руководителя. А когда он был назначен, возникло немало вопросов, - у руля Агентства поставили человека не имевшего отношения к Донбассу, никому в регионе не известного..

В.Черныш — государственный служащий 2 ранга, окончил Харьковскую юридическую академию, после чего работал юристом и практикующим адвокатом. С 2002 по 2010 годо он был депутатом Кировоградского областного совета от партии «Народный Союз Наша Украина».

На президентских выборах 2004 года он был доверенным лицом Виктора Ющенко (в 104 избирательном округе), а уже в марте 2005 Вадима Черныша назначают заместителем главы Кировоградской обладминистрации, а с августа 2006 по ноябрь 2007 он возглавлял Кировоградскую область.

С мая по август 2007 был членом Совета национальной безопасности и обороны Украины.

Вадим является экспертом по вопросам противодействия отмыванию денежных средств и финансирования терроризма, член международной организации АCAMS (Соединённые Штаты Америки) с мая 2010 года.

В последнее время В. Черныш занимал должность президента общественной организации «Центр по изучению проблем безопасности и противодействия отмыванию денежных средств».

Вадим Черныш в своем первом интервью в новой должности рассказал «ОстроВу» о том, чем будет заниматься Государственное агентство по восстановлению Донбасса, как ему предложили возглавить это ведомство, а также какие цели он ставит перед собой.

- Вадим, почему именно Вы?

- В ходе моей последней работы в качестве главы общественной организации «Центр по изучению проблем безопасности и противодействия отмыванию денежных средств» я пересекался со многими украинскими политиками, в том числе и в связи с конфликтом на Востоке страны. И многие ко мне подходили и интересовались, почему я не хочу вернуться на госслужбу. В результате у меня состоялась встреча с вице-премьер-министром Украины Геннадием Зубко, который предложил мне эту должность.

- А до этого Вы знали Геннадия Зубко?

- Нет, это была наша первая встреча. Я так понимаю, что меня просто порекомендовали ему другие люди, с которыми я пересекался, а после этого со мной связались и пригласили на собеседование.

- Вы знаете, были ли другие кандидаты на должность главы агенства?

- Мне рассказывали, что было до 10 кандидатур, но подробностей я не знаю.

- Вы сразу согласились занять эту должность?

- Нет. Я даже не сразу встретился с министром Зубко.

- Почему?

- Я должен был понимать, что это за объем работы и какие направления я буду вести на этой должности, потому что то, что написано в положении об агенстве, это одно, но практике это может быть совсем другое.

- Вас не смутило, что придется заниматься новым для вас регионом — Донбассом?

- Я не понимаю, почему это в принципе должно смущать. Разве Донбасс какой-то особенный? Я не считаю, что Донбасс настолько особенный, что отличается от всех остальных регионов Украины. Это ошибочное суждение. Донбасс — это обычный украинский регион, да, возможно, со своими какими-то нюансами, но в принципе большого отличия я не вижу.

- Какой бюджет и финансирование агенства?

- Государственный бюджет уже утвержден и отдельной программы на восстановление Донбасс там нет. Существуют другие бюджетные программы и механизмы, которые мы сейчас и используем. Сейчас это все идет через министерство регионального развития, строительства и ЖКХ. Функция агентства в этой связи — это поиск международных проектов, которые будут выделять средства на решение тех или иных вопросов.

- Расскажите более подробно, чем будет заниматься агентство по восстановлению Донбасса.

- Местная власть и местные элиты, то есть те, кто хорошо знаком с регионом, должны быть привлечены в той или иной степени к руководству местными делами. Но есть проблемы, которые они не могут решить — это уже уровень общин (а мы идем к децентрализации), уровень региона не позволяет реализовать некоторые вещи, которые нужны для этой местности. Например, 80-90% своего времени в качестве главы агентства я контактирую с потенциальными международными донорами, которые готовы помогать Украине.

Многие думают, что агентство должно заниматься непосредственно поврежденными стеклами, крышами и так далее. Это заблуждение. В международной практике есть уже отработанный механизм того, как решать те или иные проблемы, в частности подобные конфликты. Есть гуманитарный аспект — это то, что нужно в данный момент времени (кому-то найти жилье, питание, одежду и так далее), но это не длится вечно. Пока идет поток людей - на первом месте стоит гуманитарный аспект. Далее идет так называемый short recovery (с английского — короткое восстановление), то есть это те вещи, которые необходимо решить в ближайшее время, но они не касаются гуманитарной помощи, например, это разбитая крыша, но здесь речь также идет о замене целых систем. А на последних этапах — это уже мирное строительство, восстановление и поддержание мира. И этим всем будет заниматься агентство.

Сейчас, например, я встречаюсь со всеми гуманитарными организациями, которые работают в Украине.

Наша задача также — поднять уровень координации, то есть обеспечить связь между top (высшей властью, - «ОстроВ»), региональной властью и международными организациями. Моя задача — это привлечь как можно больше ресурсов, и над этим мы сейчас активно работаем.

- Когда Вы говорите о восстановлении Донбасса, Вы имеете в виду его оккупированную часть или освобожденную?

- Я бы предпочел называть те территории не оккупированными, а неконтролируемые украинской властью в виду особенностей украинского законодательства, поскольку Законом признана только оккупация Крыма. И это важно. Раз мы не контролируем ту территорию, раз мы не имеем там соответствующих структур, мы не имеем возможности там оперировать, соответственно мы не можем реализовывать и контролировать там выполнение проектов и прохождение денежных средств. Но мы можем, и мы уже это делаем, обеспечить те гуманитарные проекты, которые сейчас реализовываются. Вы же знаете, что туда не пропускают украинские гуманитарные грузы, наша задача — сделать все, чтобы те нуждающиеся, которые там находятся, получили гуманитарную помощь. И это и есть тот первый этап, о котором мы говорим и он неизвестно, сколько продлится.

- А чем агентство будет заниматься на контролируемой территории Донецкой и Луганской областей?

- Здесь проблемы другого рода, речь идет, прежде всего, о коротких проектах, которые уже сейчас нужно реализовывать. Они реализуются сейчас путем выделения средств местным государственным администрациям.

Самая большая проблема — это линия соприкосновения, там каждый день обстрелы, каждый день разрушенные крыши домов, перебитые газопроводы и водопроводы, и каждый день нужно решать ту или иную проблему. Это решение насущных проблемы для того, чтобы все функционировало, мы о развитии вообще не можем вести речь.

На контролируемой территории Донбасса мы также будем заниматься решением проблем переселенцев.

- А с другими регионами Украины Вы будете работать? Ведь там много переселенцев из Донбасса.

- Конечно. В Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областях огромное число переселенцев, а это нагрузка на инфраструктуру региона (школы, детские садики, больницы и так далее), на общину в целом и даже на психологический климат. И решать мы будем эти проблемы через конкретные проекты.

- Расскажите о проектах, которые будут реализованы в ближайшее время?

- Существует большой план гуманитарного реагирования. Его оценивают в 316 миллионов долларов. И он уже действует и заканчивается в декабре 2015 года. Его осуществляет не государство, а гуманитарные организации — ООН, ЕС и их партнеры. Пока выделена лишь пятая часть этих средств (разными странами) и государство к этим деньгам не притрагивается, но мы можем помочь в координации. Мы будем обеспечивать надлежащий уровень взаимодействия с органами власти, вплоть до того, что сегодня премьер-министр поставил задачу совместно с СБУ разработать изменения для того, чтобы пропускать гуманитарные грузы на территорию, которая неподконтрольна украинской власти.

Большая часть гуманитарной помощи ЕС идет на неконтролируемую часть Донбасса. Это примерно 55%. По мнению гуманитарных организаций, переселенцы, которые живут в Украине, не так остро нуждаются помощи как те, которые остались на неконтролируемой территории.

Но сегодня существует множество проблем с пропуском гуманитарных грузов на неконтролируемую часть Донбасса. Большие очереди, простои, множество блокпостов...в результате продукты элементарно портятся.

- Какова Ваша позиция относительно пропускного режима зоны АТО для людей?

- Контроль в целях безопасности должен быть максимальный, но таким, чтобы не ущемлять права людей. А вообще я считаю, что пункты пропуска людей должны быть хорошо оборудованы, хотя бы туалетами и питьевой водой. Это ведь не так сложно, учитывая, что у нас всего 6 пунктов перехода. Неужели местный чиновник не может подумать, что там нужно раздавать питьевую воду? Я понимаю тех людей, которые стоят там по 3 часа в очереди в жару, и ругают власть. Процедура в данном случае рождает большое недовольство и ее нужно максимально упростить, но контроль должен быть не в такой форме. Нужно найти баланс между безопасностью и правом на передвижение граждан.

- Агентство будет заниматься конкретно обустройством этих пунктов перехода теми же туалетами и питьевой водой?

- Естественно. Мы уже этот вопрос подняли. Если СБУ утвердила 6 пунктов пропуска в зону АТО, то каждый из них должен быть максимально оборудован. И это задача местных властей.

- А откуда на это возьмутся деньги?

- На это деньги есть. Мы им скажем, где их найти, а если они их не найдут, то вопрос дойдет до уровня премьер-министра.

- Вы уже контактировали с главами Донецкой и Луганской областей?

- Я пока еще не общался с главой Луганской военно-гражданской администрации Москалем, а с Жебривским (глава Донецкой области, - «ОстроВ») мы уже контактировали. В Киеве я уже общался с некоторыми общественными активистами, которые занимаются Донбассом.

- Какие основные задачи Вы перед собой ставите?

- Прежде всего, мы должны максимально упростить доставку международных гуманитарных грузов на неконтролируемую территорию Донбасса. Во-вторых, привлечение международных доноров в Украину. В-третьих, мы сегодня говорим о децентрализации, и это работа с общинами, взаимодействие с ними, помощь им отдельными проектами. Есть маленькие общины, которые должны заниматься, в том числе, и проблемами переселенцев, которые там проживают. Мы будем им помогать выписывать проекты, которые будут направлены на решение их проблем.

- Сколько всего людей будет работать в агенстве?

- Общее число сотрудников — 70 человек, это максимальное количество. Но пока я только один, у меня даже заместителей еще нет. Кабмин должен назначить мне заместителей. Набором сейчас занимаются часть людей из Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ, часть людей из службы вице-премьера Зубко. Сейчас мы в основном работаем над структурой агентства.

Я недавно встречался с народными депутатами, которые предоставили мне возможность использовать своих помощников и даже помещения. У меня уже много поступает предложений от людей, которые не связаны с государственной службой, есть люди, которые являются госслужащими и которые имеют опыт работы с международными общественными организациями, они также предлагают свою помощь.

- Агентство будет находиться в Киеве?

- Да.

- Какие конкретные результаты деятельности Государственного агентства по восстановлению Донбасса можно будет увидеть?

- В ближайшее время вы не увидите ничего. Пока агентство заработает, я должен завершить все организационные моменты — нанять людей и так далее. Говоря о перспективе, вы увидите приток иностранных донорских денег, вы увидите улучшение координации в вопросах временно перемещенных лиц и проектах, которые нужды для общин. И я не сомневаюсь, что вы увидите практические шаги по упрощению пересечения линии разграничения гуманитарных грузов. Я привлек практически всех своих знакомых, друзей, юристов, депутатов, попросил их включиться в этот процесс, и результаты вы увидите в ближайшее время, еще до того как я сформирую штат агентства.

- Международные организации готовы помогать Украине?

- Безусловно.

- Вы планируете привлекать бизнес инвестиции на Донбасс?

- Есть часть проектов, которые будут предложены и согласованы с местными общинами и властью Донбасса. Есть вещи, которые могут быть экономически целесообразными для бизнеса. Мы будем реализовывать такие проекты. Многие из бизнеса уже ко мне обращались с идеями и проектами.

Беседовал Владислав Булатчик, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: