Вверх

От прозрачности аж мутит!

Главная проблема этих выборов не в фальсификации, а в том, что нет людей, способных и осмеливающихся этим фальсификациям противостоять. Это следствие неразвитой партийной системы. Слишком мало людей реально вовлечены в политическую жизнь страны. Большинство из нас - это эмоциональные телепузики с мировоззрением, ограниченным рамками проституированного телевизора. И когда Кучма говорит, что если не будет политреформы, то нет смысла и в пропорциональной системе выборов, - это вызывает как минимум удивление, а вообще - недоверие к благости его намерений при инициировании политреформы.

Но самым страшным результатом этой ситуации является даже не обострение межгражданского и межрегионального противостояния, спровоцированных властью в ходе избирательной кампании. Результатом ее станет недоверие к легитимности президента, избранного при таких условиях. Недоверие в уже неравнодушной стране.

Уже сейчас сторонники и одного, и другого кандидата не верят в объективность ЦИК. Просто одни ее обвиняют, а другие над ней смеются. ЦИК превратился в ЦИРК, жонглирующий цифрами как иллюзионист. И когда власть говорит, что голосование прошло «прозрачно» и она не вмешивалась, мы этому не верим. И в этом виновата власть, приучавшая не верить ей долгие 13 лет существования этой страны. Но действительно ли это только штамп, или основания не верить власти действительно есть?

По крайней мере, внешне 31 октября на избирательных участках в Донбассе все было чинно и спокойно. Власть постаралась сделать так, чтобы перед западом (и с большой и с маленькой буквы), Донецкая область выглядела предельно демократичной. И в самом деле, на контрасте с парламентскими выборами 2002 года, в этот раз донецкая элита показала, что она озабочена не только результатом, но и тем, как методы достижения этого результата будут восприняты в демократических странах, где «донецкие» хотят вести бизнес. В результате, создается впечатление, что все основные игроки на этих выборах в области остались довольны. Власть приятно удивилась необычайно высокому результату своего кандидата. Оппозиция, несмотря на катастрофические для себя результаты (я имею в виду не только Ющенко), до странности спокойно приняла свое поражение. Наблюдатели признали выборы «прозрачными». Штабы кандидатов после31 октября (в том числе и Ющенко) до вчерашнего дня не провели ни одной пресс-конференции, не заявили о хотя бы попытке открытия уголовных дел на фальсификаторов (для острастки), хотя основания были. Всеобщая благодать…

Однако в Киеве настроения оказались не такими благодушными. Уже после объявления результатов первого тура представитель Ющенко в ЦИК Николай Катеринчук заявил, что штаб его кандидата будет требовать пересчета голосов в Донецке и Луганске. "У нас есть большие вопросы о явке в этих городах", – заявил доверенное лицо Виктора Андреевича.

Параллельно с этим штаб Виктора Федоровича выразил сомнения в истинности показателя явки на Западной Украине: половина населения на заработках за границей, а проголосовали чуть ли не 100%, - удивлялся Сергей Тигипко. Член «Нашей Украины» Николай Томенко парировал по принципу «не рой яму другому» - «власть сама отправила в западные области около 50 тысяч временных переселенцев с Востока и Юга, которым выдала минимум по 5 открепительных талонов… власть не получила приемлемого для себя результата, поскольку «мигранты» массово голосовали за Ющенко»…

После таких обвинений возникает логичный вопрос к обеим командам. Если у Ющенко есть сомнения в честности результатов в Донбассе, то что делали здесь более двух тысяч его наблюдателей из Западной Украины, которые, получается, позволили сфальсифицировать явку, и, следовательно, результат? А члены комиссий от оппозиции, а местные наблюдатели? Почему они никого не поймали за руку, не сфотографировали подмену урн, не посчитали количество пришедших на участок и проголосовавших на нем? Где их работа?

И такой же вопрос к штабам Януковича, которые специальными эшелонами (это ли не админресурс?) гнали на запад тысячи наблюдателей из восточных областей. Что делали там ваши люди, если позволили такое массовое голосование по нескольким паспортам? И где реальные доказательства, если кроме видеокадра, на котором мужчина перед столом избирательной комиссии держит в руках два паспорта (не факт, что он получил по обоим бюллетени), людям ничего больше не показали? Где эти десятки тысяч нарушений, кроме болтовни Гавриша и Тигипко?

Мы не знаем, что там было на Западной Украине, но нам, живущим в Донецке, трудно представить, как нашеукраинцы могли фальсифицировать выборы, если у них нет ни власти, ни админресурса, ни силовых структур. Нам этого не понять… Здесь мне вспоминается диалог с моим другом, бывшим спортсменом и человеком, далеким от политики настолько же, насколько Янукович и Ющенко далеки от общественного транспорта.

- Не верь телевизору, - сказал я. Подумай, кому принадлежат телеканалы, и будут ли они говорить правду о Ющенко и Януковиче?

- А кому они принадлежат?

- Нашим («донецким» - авт.), Медведчуку, Пинчуку и другим союзникам Януковича.

И здесь последовала гениальная по своей глубине фраза, раскрывающая суть ментальности большинства жителей донецкого региона:

- А что же этот Ющенко, такой лох, что у него даже телеканалов нет? Если он такое чмо, что ж он в президенты лезет?…

Пришлось глубоко задуматься и прийти к неожиданному выводу: Донбасс, олицетворяемый основной массой своих избирателей, в силу исторических факторов и условий жизни признает только силу. Ни логику, ни мораль, ни аргументы, а СИЛУ.

Специально оговорюсь: не насилие над собой, а силу вообще, не важно каково ее происхождение и проявление. Исходя из этой «донецкой» логики, ЦИК начал подсчитывать голоса с округов, где выиграл Виктор Федорович; исходя из нее донецкие газеты, огромными заголовками объявившие 2 ноября, что Янукович выиграл в первом туре, совсем скромно сообщили о победе Виктора Ющенко в результате первого голосования.

Поэтому, зная как плотно «заботятся» о нас власти здесь, особенно во время выборов, мы не можем понять: неужели власти во Львове настолько расслаблены, что допустили массовые фальсификации против ставленника действующего режима?

В силу такого непонимания не будем о них говорить. Поговорим о выборах в Донецкой области.

Нас так долго приучали к демократии «по-донецки», что теперь, если тебя не бьют по морде и не рвут урны нераспечатанными пачками левых бюллетеней, то вроде как и демократия... При этом о законе, соблюдение которого является основным мерилом демократии, мы фактически не вспоминаем. А надо бы…

Закон України «Про вибори Президента України». Ст.5 – «Никто не может быть принужден к участию или неучастию в выборах». Между тем даже в роддомах Донецка женщин принуждали голосовать чуть ли не с угрозами. Ректоры вузов принимали решения о переносе выходных так, чтобы студенты, проживающие в общежитиях, не разъехались, и голосовали по месту регистрации. При этом велся учет явки студентов на избирательные участки.

Ст. 11 Избирательный процесс осуществляется на основе:

1. законности и запрета незаконного вмешательства кого-либо в этот процесс.

7. Непредвзятости органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, их руководителей и должностных лиц к кандидатам на пост Президента Украины, партий, блоков.

О «непредвзятости» местных чиновников и руководителей можно даже не говорить. Яркий пример такой непредвзятости - мэр Донецка Александр Лукьянченко, неоднократно заявлявший о поддержке Януковича. Но, как оказалось, не далеко ушли от шефа и председатели райисполкомов, многие из которых, по совместительству, являются руководителями Партии регионов, выдвинувшей своего лидера В. Януковича кандидатом в президенты. Впрочем, это болезнь не только Донбасса, но и всей властной структуры.

Ноу-хау донецких чиновников в том, что они, прикрываясь законом, контролировали ход голосования непосредственно на участках.

Доверенное лицо Александра Мороза по 44 округу (Донецк) Юрий Бездорожный и наблюдатель от Ющенко Иван Крикун 31 октября прошлись с видеокамерой по участкам округа.

Несмотря на то, что фото и видеосъемка разрешены законом доверенному лицу и наблюдателю на нескольких участках члены комиссий не позволяли снимать происходящее. На одном участке член комиссии для выяснения законности съемки пошла «проинструктироваться в штабе». Каком штабе – пояснить не смогла. На другом - съемке мешают «братки», находящиеся почему-то на участке для голосования…

Вообще, незаконное присутствие на участках – один из самых ярких сюжетов этого «кино». Кроме уже упомянутых братков, на другом участке зафиксированы в помещении для голосования сразу три милиционера. Что они там делали – служивые пояснить не смогли. Зато донской казак, «охранявший правопорядок» на участке, четко сказал: «прислал райисполком».

Петровский райисполком прислал на участок и свою сотрудницу, которую уполномочил «соблюдать порядок» на участке. Ни видеопленке женщина представляется: «Я представитель исполкома. Согласно закону, я поставлена здесь для того, чтобы соблюдать порядок и законность проведения выборов президента Украины».

- А кем вы поставлены?

- Исполкомом.

- Кто именно дал вам такое распоряжение?

- Председатель исполкома Корешкова Людмила Алексеевна. У меня есть удостоверение.

Она действительно показала удостоверение: «согласно ст.28…». На эту же статью ссылается и председатель этого райисполкома Людмила Корешкова, запечатленная наблюдателями на другом участке:

Л.Корешкова: Я голова цієї ради, цього району.На просьбу показать удостоверение:

- Покажіть ви посвідчення.

Показывают.

- Так, Крикун, це офіційний спостерігач від Ющенка. Це гаразд! А де ви працюєте і ким?

- В аспірантурі, аспірантом. А яке це має відношення?

- Аспірант? А я вчителька... колись була.

- Ви проголосували вже?

- Конечно.

- Ви тут як виборець?

- Да.

- Ви тут з момента початку голосування?

- Я не с момента голосования. Я дивлюсь, як йде голосування. Я смотрю порядок и организацию проведения выборов. (Кто-то из свиты: «Она хозяйка района»)

- А на основании каком?

- На основании закона. Давайте вместе посмотрим...

Вместе с Л. Корешковой находится, по ее словам, депутат городского совета. Вопрос ему:

- Вы тут голосували?

- А чого он будет тут голосовать? Мы голосуем там, где нам положено – на своем избирательном участке...

- Так чего вы здесь присутствуете в таком количестве?

- Только один депутат городского совета.

- А еще ваши тут?

- “Ваши”?! А ваши?

- Вы не должны здесь присутствовать.

- А вы не присутствуете?

- Я как доверенное лицо.

- А я не доверенное лицо? А я лидер партии наших регионов.

- Вы находитесь безосновательно на этом участке.

- Родной мой, я находилась, и буду находиться. Я не знаю, где ты будешь находиться, и когда. А я здесь уже место и на кладбище заняла, понимаешь. Поэтому не надо так со мной разговаривать. Я нормальный человек. Я вас не трогаю.

Вмешивается председатель участковой комиссии: «Они имеют право здесь присутствовать».

- В якості кого? Спостерігачів, довірених осіб, або журналістів?

Корешкова: - Да, спостерігачів.

- Покажіть посвідчення.

- Кому еще показывать посвідчення? Молодой человек, как вы меня сняли на камеру, так и я вас сняла, только на скрытую. Так что вы делайте свою работу, а я делаю свою.

Статья 28, на которую ссылается Л. Корешкова, в п.9 оговаривает перечень лиц, которые имеют право присутствовать на избирательном участке. Представителей органов местного самоуправления или исполнительной власти среди них нет. Более того, в п.10 этой же статьи специально оговаривается, что «присутствие на избирательном участке во время проведения голосования лиц, не предусмотренных частью 9 этой статьи, не разрешается». В ст. 12, перечисляющей субъектов избирательного процесса, нет органов местного самоуправления. Правда, в ст. 28 п.21 говорится, что «…органы местного самоуправления, их должностные лица, ...обязаны создавать надлежащие условия для осуществления избирательными комиссиями их полномочий». Но это нужно было делать раньше, а не в день выборов…

Доверенное лицо и наблюдатель восприняли слова и поведение руководителя района и местной Партии регионов как угрозу. Видеопленка показывает, что у них были основания для такой восприимчивости, поскольку позднее их машину преследовали неизвестные лица. Кроме того, вчера на пресс-конференции, лидер областной организации СПУ Юрий Грымчак рассказал журналистам, по какой причине целый округ в Донецке остался без членов комиссий от Александра Мороза. Доверенное лицо по этому округу вдруг пропало на неделю как раз тогда, когда ей нужно было подавать списки членов УИК в терком. Ее искала милиция. А через неделю правоохранители сообщили Грымчаку, что доверенное лицо находится дома, но где она была целую неделю, отвечать отказывается.

«Как это должны были воспринять наши люди, если не как угрозу себе и своим близким?», - задался риторическим вопросом Грымчак.

Однако вернемся к видеопленке. Показательно поведение руководителя одного из участков 44 округа. Рассерженный старик отказывается удовлетворить законное требование наблюдателей и показать, опечатан ли сейф.

- Ви порушуєте закон.

- То, что мне надо, я выконую.

Так же своеобразно понимали необходимость выполнения закона и в 42 округе Донецка, где в 22.30 перед днем голосования из комиссий, в том числе и территориальной, по надуманным причинам массово вывели всех представителей оппозиционных кандидатов. Оспорить это решение ночью оппозиция не могла технически. К тому же ей еще и отказались выдать решение комиссии на руки. А если нет решения, то нечего и опротестовывать в суде…

Усомниться в искренности власти заставляет и опыт Михаила Еремеева, члена территориальной избирательной комиссии № 51. Он привел свою арифметику выездного голосования, применявшуюся на его округе. «При предварительном объезде участковых комиссий за неделю до выборов я удивился большому количеству людей, которые голосуют «на дому». В среднем, это получалось около ста человек на участках численностью до 500 избирателей, 200-250 человек на «средних» (500-1500 избирателей) и «больших» участках (более 1500 избирателей). В беседе с некоторыми членами комиссий от Януковича, мне стало известно, что был «план» на 300 человек «на дому» (для больших участков). Что из этого вытекает? - Посудите сами, согласно статьи 74. п.4 . ЗУ «О выборах Президента» - на участке должно быть «не менее трех малых» урн. Теперь считаем: 300 домов (а это, в основном, поселки в частном секторе) делим на три урны. Получается, что с одной урной члены комиссии должны объехать 100 домов. Даже если допустить, что одна машина ездила по участку все одиннадцать часов (с 8 утра до 19:00 - согл. Ст.77, п.5), то для того, чтобы все эти люди проголосовали, нужно было тратить по 6,6(!) мин.. Реально ли за эти почти семь минут проехать от дома одного избирателя – к дому другого, зайти в дом всем трем членам комиссии, достать выдержку из списка избирателей, найти в ней нужную фамилию, дать человеку поставить свою подпись, самим расписаться на контрольном листе, дать в руки бюллетень, подождать - пока человек (при этом еще немного подумав) сделает свой выбор и кинет бюллетень в урну? После этого нужно еще одеться, обуться, сесть в машину и отправиться к другому избирателю... По моему мнению – да, действительно объезжали людей, но не всех! А потом заменили урны, с нужным результатом», - сделал вывод член теркома.

Бандитской назвал М. Еремеев и схему с неправильными или невнесенными фамилиями в списки избирателей. На его округе к проблеме списков подошли творчески и этот опыт впоследствии даже утвердила ЦИК. Но в день голосования он был не законен. И как следует из слов М. Еремеева, далеко не безобиден.

Согласно этой схеме, утвержденной постановой ТВК ТВО № 51 от 26 октября 2004 г. № 62 «Об обеспечении прав избирателей», человек не нашедший себя в день голосования в списке, пишет на имя ТВК жалобу с просьбой о включении в него. Председатель ДВК ставит на ней печать, а еще три официальных наблюдателя заверяют ее своими подписями. Написавшего жалобу человека включают в список избирателей (дополнительный) и выдают бюллетень для голосования. А жалоба этого человека остается у председателя. Потом, в течение определенного времени, по мере поступления таких жалоб, член ДВК отвозит эти жалобы, так сказать оптом, в ТВК. А там происходит обыкновенный обмен жалоб на принимаемые Постановы ТВК, что является грубым нарушением статьи 34, п.3,4,8 и ст.76 п.1 ЗУ « О выборах Президента Украины».

Какого же политического эффекта достигают, таким образом, участковые и территориальные комиссии?

Михаил Еремеев считает, что это является механизмом фальсификации выборов. «Во-первых, они принимали постановы про включение людей, неправильно записанных в списках избирателей, но в этих постановах не было второго пункта об исключении человека там, где он неправильно записан. (К сведению - списки избирателей на 30-40 % содержат людей с неправильными данными). А теперь подумайте сами - сколько людей проголосовало под «неправильными» фамилиями?», - задается вопросом член теркома.

«Во-вторых, они принимали Постановы о включении людей, которых нет в списках вообще (реально таких было не более 5%). Таким образом, терком фактически узаконил вбросы! Просто эти пять процентов запустили механизм, создали прецедент, а потом, к вечеру, когда основная масса людей проголосовала, этот механизм работал уже на полную мощь! Это стало ширмой, под которой от имени несуществующих Ивановых, Сидоровых, Петровых, проживающих по адресам ул. Засекреченная, дом № Х., и включали в список! Жалобы пачками приходили в ТВК из ДВК! Причем – многие из них были написаны на русском языке, с фамилией и инициалами, и без даты рождения! И таких людей вносили! Без голосования, без проверки их документов. Это все зафиксировано на видеопленке» - утверждает Еремеев.

Еще один механизм фальсификации выборов раскрыла в среду на пресс-конференции в штабе «Нашей Украины» рядовая избирательница из Шахтерска. Она рассказала историю о том, как, придя вместе с родными на участок в день голосования, обнаружила, что вся ее семья, и она в том числе, оказывается, уже проголосовали. Потом я поняла, - говорит женщина, - мы уже несколько лет живем у больной мамы, а в квартире, где прописаны, появляемся редко. А соседи мне потом сказали, что перед голосованием ходили из жэка и разузнавали, где люди не живут, кто за кого будет голосовать. Вот они и проголосовали за нас, потому что решили, что мы уехали и наша квартира пустая. А таких пустых квартир в городе тысячи, люди ведь действительно уезжают на заработки, кто в Россию, кто куда.

Глава областной администрации Анатолий Близнюк, объясняя неразбериху со списками избирателей сразу после первого тура, сказал, что в области 13 тысяч брошенных квартир. Если предположить, что в каждой квартире прописаны как минимум по 2 человека, то 26 тысяч мертвых душ власть набрала себе только на этом.

Однако афера со списками не ограничится этим количеством фальшивых голосов. На последней пресс-конференции в Донецком областном штабе В. Януковича было сделано заявление, что штаб (!) "значительно улучшил" состояние списков избирателей и увеличил их число на 10% по сравнению с первым туром выборов. Десять процентов в Донецкой области - это 370 тысяч голосов…

Настораживает и резкая патриотизация криминалитета области, который вдруг переключился от дел насущных и занялся политикой. Во-первых, еще в начале этой недели из Донецка на Западную Украину выехали бригады молодых людей специфической внешности, которые призваны решать там вопросы с членами комиссий: в основном деньгами, но кто не захочет брать, то другими, более убедительными методами.

Во-вторых, участились нападения на сторонников Ющенко и их имущество. Вчерашний случай с нападением на члена теркома 41-го округа в Донецке Игоря Секинаева, с нанесением ему колото-резанных ран – самый показательный случай. Как оказалось, при нападении, у члена теркома ничего не взяли, кроме… удостоверений наблюдателей для всех участков округа!

Почему при честных и прозрачных выборах комиссиям мешают наблюдатели и видеокамеры, почему на участках в день выборов находятся представители власти и братвы? И самый главный вопрос - почему этого не замечают те, кто должен препятствовать этому: члены комиссий и наблюдатели, в том числе международные?

Вчера на пресс-конференции в Донецком штабе Ющенко, после рассказа о том, как доверенное лицо кандидата Грабара и журналиста 5-го канала избивали на участке в присутствии членов комиссии и под охраной милиции, автор задал вопрос: "Кроме вас на участке должны были быть члены комиссий от оппозиционных кандидатов, наблюдатели, почему они молча смотрели, как вас бьют?" Ответ был шокирующим: "На участке в этот момент находилось 5 наших людей, но все они бездействовали. – Почему? – Потому, что боятся, люди запуганы. Следующий вопрос: "Где вы брали таких «пугливых» людей?". Ответил руководитель пресс-службы штаба А. Мищенко: «У нас много раз менялось руководство, и оно меняло людей. Откуда взялись эти, последние люди, я не знаю».

Моего спортивного знакомого, которого я уже цитировал в начале этой статьи, его знакомая, возглавлявшая один из избирательных участков, попросила 31-го побыть наблюдателем. Придя на участок, он узнал, что, оказывается, является наблюдателем от… Ющенко.

С. Гармаш, ЦИСПД.

Фото В. Синдеева.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: