Вверх

Как в Донецке студентов похищали. От первого лица

Уважаемый Сергей! Внимательно прочитав Вашу статью «Не ведитесь, мужики, не ведитесь» у меня сложилось мнение, что факты, на которые вы опирались при ее написании не полные, кроме того, многие из них вообще не правдивы.

Для того, чтобы Вы обладали полнотой картины, попытаюсь изложить основные события того дня, что, впрочем, было зафиксировано в моих показаниях в Ворошиловском РОВД.

Около 9.45 утра 4 октября моя сестра Татьяна Батрак шла с подругами на вторую пару в университет. К ней подошли двое молодых людей и предложили проехать с ними. Таня отказалась. Тогда они просто затащили ее в машину, не обращая внимание на ее крики о помощи. Это случилось на виду у прохожих. Как потом говорили свидетели, автомобиль – это «Лада» 99-й модели без номерных знаков. Через некоторое время, мне позвонила подруга Тани и сказала, «что с Таней что-то не то, срочно подходи к универу». Я быстренько собрался (был в это время дома в общежитии) и вышел. Только дошел до дороги, как ко мне подошли трое улыбающихся людей со словами «Где ж ты так долго ходишь, мы тебя давно ждем». Взяли меня под руки и повели к машине. Я сказал, что никуда не поеду и пытался вырваться. Меня ударили в живот, затащили в автомобиль. Чтобы я не мог видеть куда мы едем, меня положили на заднее сиденье, один из бандитов сел на меня, второй держал голову, чтобы я не мог ее поднять. Через примерно 30 минут меня высадили из машины, накинули на голову куртку и провели в помещение, по виду напоминающее спортзал, завели в подсобное помещение, усадили на стул. В течение 15-20 минут меня запугивали, «поигрывали» ножами, показывали «инструментарий» который вскоре обещали применять: дубинку, иглы, которыми в больницах колют пальцы для того, чтобы взять анализ крови. Их мне обещали засунуть под ногти.

Мне сообщили, что моя сестра тоже здесь. «Девочка она хорошенькая, сочная, нам она очень понравилась, поэтому будешь говорить все, о чем мы тебя спросим и не только это. Расскажешь все!». Здесь и далее я опускаю непрерывный мат и блатной жаргон, который они употребляли.

Потом пришел «старший», который начал вести допрос. Я спросил, какие вы службы представляете, мне ответили, что «мы бандиты, преступники. Ничего хорошего не жди».

«Старший» показал мне досье на меня. В нем была фотография - сканированная увеличенная копия того фото, которое я сдавал в деканат для получения студенческого билета, а также мои биографические данные и «характеристики». Эти «характеристики», которые мне зачитывали, были даны, по их словам, студентами, которые меня знают. Требовали рассказать все о нашей политической деятельности.

Когда я вкратце рассказал о деятельности «Студенческой волны», которая заключается в распространении газеты «Молодий час» и защите прав студентов и молодежи, они сказали что «это не все, вспоминай еще, дружок». Когда я сказал, что это все, они завели руки за спинку стула, застегнули наручники, надели на голову полиэтиленовый пакет. «Старший» поставил согнутую ногу на колени, а другой бил «под дых», чтобы я выдохнул. «Ты будешь, говорить?». Процедуру повторили, у меня потемнело в глазах. Пришлось что-то говорить. Последовали вопросы по активистам, по финансовому обеспечению печати газеты, по руководителям, по схеме работы.

Когда им казалось, что я что-то не договариваю, били в грудь и по голове сзади. Угрожали изнасиловать «всей толпой» мою сестру и меня, порезать моих родителей.

Мне показали мой мобильный телефон, который у меня отобрали еще в машине. На него была получена СМС с вопросом "Саша, срочно перезвони". Они набрали номер, с которого пришла эта СМСка и сказали, чтобы я сообщил, что я в городе по делам. Оказалось, что номер, с которого была получена СМСка – телефон оперативного работника милиции, которая начала уже мои розыски. Милиционер просил кинуть ему "какой-нибудь маячок". Я спросил у них, что ответить? (милиционер этот вопрос слышал). Стало понятно, что меня удерживают силой. "Скажи, что перезвонишь позже и положи трубку". Сразу же начали бить со словами "Ты что дураком прикидываешься? Думаешь тебе здесь кто-то поможет?"

Бандиты спрашивали, как Ющенко будет фальсифицировать выборы? Я сказал, что Ющенко не будет фальсифицировать выборы, ему это ни к чему. "А если выборы будет фальсифицировать Янукович?" – Тогда на улицу выйдут студенты. За это получил несколько ударов в живот и в грудь.

Допрос перемежался "беседами", когда "старший" выходил в соседнюю комнату, где была Таня и сверял с ней некоторые мои "показания". Ей с самого начала сказали, что "мы тебя пока трогать не будем, но все зависит от твоего брата"…

Все это длилось около 3 часов.

Потом принесли заявление на имя прокурора, советника юстиции 3 категории Мурзы В.В. Заставили написать все то, что я рассказал. В конце заставили написать фразу «Я занимался этим только из-за нужды в деньгах, но прочитав внимательно закон о выборах, я понял, что поступал неправильно. Прошу не заводить на меня уголовное дело». Затем принесли видеокамеру и потребовали, чтобы я все, что говорил ранее, рассказал на видеокамеру.

Мне придумали, что я должен говорить милиции, если она поинтересуется тем, куда я и сестра пропали. Нужно было сказать следующее – «нас перепутали с какими-то грабителями, которых мы ищем, но потом разобрались, что ошиблись и отпустили. Никто никого не бил. Просто ошибка».

Если мы вздумаем говорить что-то не то в милиции, то нас обещали найти, где б мы не прятались. Убить и меня, и сестру, и родителей. Когда нас уже отпускали – спросили, все ли я понял? Я кивнул. В этот момент один из них кинулся на меня с ножом, целясь в живот, но за несколько сантиметров до тела нож остановил. Когда я поднял на него глаза, он сказал – «ну, я вижу, что теперь он точно понял».

Нас вывели, сказали «смотреть в землю, если покажется, что мы куда-то посмотрели в сторону, то вернемся назад и продолжим». Посадили в машину серого или стального цвета (когда была открыта дверь, было видно только часть заднего крыла возле сиденья), между мной и сестрой сел один из этих бандитов, головы нам загнули вниз – ниже стекла. Минут через 20 нас привезли в Калининский район, высадили недалеко от остановки маршрутного такси 4в, сказали идти к остановке, не оборачиваясь. На маршрутке мы подъехали в район магазина «Грузия». Я купил чип-карту и перезвонил на мобильный областному координатору Фищуку Андрею. Мой мобильный не работал. Как потом оказалось, бандиты повредили сим-карту.

Теперь, что касается содержания Вашей статьи – по тем моментам, которые вызвали у меня недоумение, а кое-где и возмущение.

Цитирую: «Но после сегодняшней пресс-конференции в Киеве «Украинская правда» сообщает, что уже «около четырех часов утра Александра и Татьяну отвезли назад в город, где они обратились к правоохранителям». - Это явная ошибка Украинской правды – бандиты нас привезли в город не «около четырех часов утра», а около четырех часов вечера.

«судмедэксперт заявил Александру: "Я Ющенко не люблю, так что не жди ничего хорошего", и отказался фиксировать некоторые явные признаки избиения». А зачем было ставить судмедэксперта в известность о своих политических пристрастиях.» - Судмедэксперту о том, что являюсь сторонником Ющенко я не говорил. Это было известно работникам милиции сразу после моего похищения. Об этом говорил и Андрей и все активисты «Студенческой волны», которых опрашивали в милиции в течение этого дня. Очевидно, судмедэксперту об этом сообщили именно работники милиции.

«В конце концов, побои можно было зафиксировать у независимого врача, снять на видеопленку…» - «Допрос» бандиты вели так, чтобы на мне не осталось явных следов избиения – синяков и т.д. А от полиэтиленовых пакетов синяков не бывает. Уже после судмедэкспертизы оперативный работник, сопровождавший нас, сказал, что следы удушения могут остаться только тогда, когда человек теряет сознание – тогда у него лопаются сосуды и это можно зафиксировать. До такого состояния меня, к счастью, не доводили. То, что фиксировал судмедэксперт – это сильные боли при ощупывании груди с правой стороны и ушибы головы сзади. Экспертизу судмедэксперт не закрыл, ссылаясь на то, что нужны более тщательные исследования.

«Бандиты в Донецке, по крайней мере, те, которые занимаются черной работой, конечно не ломоновосы, но заковать человека в наручники, одеть на голову полиэтиленовый мешок и при этом хотеть чтоб он что-то написал – это слишком даже для наших бандитов» - Возможно, что бандиты и не блещут умом, но указания своих «начальников» они наверняка исполняют тщательно и беспрекословно. А если вы посчитали, что они заставляли меня писать в наручниках – то это не так. Перед написанием этой «бумаги» наручники сняли.

«Неизвестных также интересовали возможные действия студенческого движения в случае фальсификации выборов со стороны власти. Когда Александр сказал, что как мера воздействия планируется массовый выход студентов на улицы, они "очень огорчились и разозлились»… - Откуда эта фраза? Наверное, тоже с Украинской правды? Так там написано": "дуже обурилися та розлютилися". Даже если вы просто перевели эти слова, вовсе не адекватные тому, как они себя вели на самом деле, то в русском переводе это правильно звучало бы как «очень возмутились и разозлились». На самом деле они не просто разозлились, они сказали, что «мы вас во имя Господа Бога будем резать, калечить и убивать!».

«Какие сердобольные в Донецке бандиты. Вместо того, чтоб радоваться от того, что выбили страшную «военную тайну», они «огорчились»! - Эта язвительная фраза, наверное, никогда бы не появилась, если бы Вы все-таки смогли к нам дозвониться и узнать все из первых уст.

«Бандиты имели досье с биографиями и "характеристиками" Александра и других активистов "Студенческой волны" в Донецкой области». Но при этом требовали от Александра имен и «списков». – Это действительно так, мне показали досье на меня и еще семерых-десятерых человек. Причем, двое из них – вообще не активисты «Студенческой волны», а просто мои знакомые. Они требовали полный список наших координаторов, активистов и агитаторов. Они знали о том, что газету «Молодий час» у нас раздает как минимум 50 человек. Они требовали назвать фамилии этих людей, их телефоны, как их можно найти. «Мы со всеми вашими так поговорим. Это наш край и здесь ющенковских выродков не будет!». Мне удалось их убедить в том, что я, как координатор знаю только имена. «Студенческая волна» не имеет четких вертикалей и всех людей я просто не знаю.

«При этом, «все сопровождалось угрозами и запугиваниями, и фразами: "Ты хоть понимаешь, с кем ты связался?", "Ты же на Ющенко работаешь". Злоумышленники грозили Олександру "финками"». Что-то у этих бандитов с логикой не в порядке, если, намереваясь вскоре отпустить студентов, они явно давали им понять причину их похищения.» – Все у них с логикой было в порядке. Они были убеждены, что мы никому ничего не скажем кроме той «легенды», о том, что нас перепутали с какими-то грабителями.

«В общем, спектакль. Причем, спектакль, разыгранный не властью, не бандитами (потому что без ведома власти они политикой в Донецке не занимаются) и не падкими на пиар-затравки донецкими нашеукраинцами. Спектакль, разыгранный теми, кому выгодно сталкивать нас лбами. А мы «ведемся»… - Никому бы не пожелал быть жертвой такого «спектакля». А то, что бандиты без ведома власти политикой не занимаются – с этим полностью согласен. Как без ведома власти, машины без номерных знаков могут кататься через весь город без того, чтобы их не остановил ни один работник ГАИ? По поводу столкновения лбами – версия, тоже имеющая право на существование. Только скажите, те кто это делает – не координируют свою деятельность с той же властью. Или, может быть ВСЯ власть уже у «донецких»?

С уважением, Александр Батрак.

Уважаемый Сергей!

Хочу изложить и свое видение событий того дня и последующих за ним.

После того, как около 13 часов я узнал о том, что похитили Таню, а связи с Сашей нет с самого утра, я принял решение немедленно уведомить о происшедшем руководство областного штаба Ющенко, координаторов «Студенческой волны» в Киеве. Через некоторое время я узнал, что на место похищения выехал наряд милиции и тоже поехал туда.

Милиционеры, которые уже были в общежитии, отказались что-либо комментировать, а свидетельницу похищения Тани – уже вывезли в РОВД для дачи показаний. Через полчаса с одним из Сашиных друзей мы прибыли в РОВД, где дежурный уголовного розыска сообщил мне, что заявление о пропаже Саши и Тани писать не нужно. Поскольку по Таниному похищению это сделала ее подруга, а похищение Саши видела пожилая женщина, которая запомнила две цифры номера той машины, которая его похитила, но марки автомобиля она не знает. Этим, по словам милиционеров, беспрецендентным, преступлением уже занимается оперативная группа. Теперь у нас уже не было никаких сомнений в том, что главной целью было похищение именно Саши.

Милиции для поисков была нужна фотография Саши Батрака и его сестры. У меня фотографий не было, и я направился в газету «Салон», корреспонденты которой освещали акцию перед облгосадминистрацией 27 сентября по возвращению студенческих льгот. У них должна была быть фотография Саши. Уже возле здания газеты, примерно в 16.30 мне позвонил Саша и сообщил, что их отпустили. Мы договорились, что они приедут к «Шахтеру», где я и буду их ждать.

Через 20-30 минут Саша и Таня подъехали к «Шахтеру». Они пребывали в явно шоковом состоянии. Саша коротко сообщил мне о событиях происшедших с ним и его сестрой. Рассказал о «легенде», придуманной бандитами, об угрозах для его жизни, жизни Тани и их родителей в случае разглашения правды. В редакции «Салона» Саша изложил то, что с ним произошло. Таня колебалась, говорила, что она не уверена, в том, что если правда будет рассказана, их не убьют. Тем не менее, беседа журналистов с ней и Сашей состоялась.

Мы уведомили милицию о том, что их отпустили, и о том, что собираемся выехать в Ворошиловский РОВД. Вызвали такси. Когда отъезжали от «Шахтера», перед такси ехала опять-таки серебристая 99-я без номеров (!!!). В машине сидели трое: водитель, человек на переднем сидении и человек на заднем. Тот, кто сидел на заднем сидении, повернувшись, следил за нашей машиной. Их автомобиль было хорошо видно в свете фар такси. Они сопровождали нас по дороге до РОВД и только перед поворотом с ул.Челюскинцев они резко увеличили скорость и скрылись из виду.

Весь вечер – до 1-го часа ночи мы давали показания, потом Сашу возили на судмедэкспертизу.

После судмедэкспертизы мы в сопровождении оперативного работника поехали домой. На следующий день вместе с местной пресс-службой мы планировали провести в Донецке пресс-конференцию. Похищение активистов, с пытками, шантажом, угрозами убийства и изнасилования – это не просто запугивание агитаторов, которым в Донецкой области уже никого не удивишь. Это хорошо спланированное уголовное преступление. Было принято решение срочно вылетать в Киев в целях обеспечения безопасности.

Вот реальные факты. Те факты, в которых вы нашли несовпадения, не факты – а всего лишь обрывочная информация, прошедшая через многих людей, искаженная и перепутанная. Вся информация, которая становилась мне известна, тут же передавалась в Киев и по мере поступления оперативно размещалась на сайте «Студенческой волны» - www.nashamolod.com.ua Уже в Киеве, прочитав в интернете сообщения об этом преступлении, мы были удивлены большому количеству несоответствий того, что было написано, тому что происходило на самом деле.

Теми словами А.Близнюка, которые переданы в статье, я, лично, не удивлен. Других слов он не смог бы сказать, даже если хотел.

По поводу того, что «Андрей Фищук ставит совсем другие акценты: "Все дальнейшие действия которые будут применяться в отношении наших активистов в Донецкой области, мы будем расценивать, как действия, которые направлены властью на уничтожение любого свободомыслия в Донецкой области, и ответственность за это будет ложиться на действующую власть"» - мои слова вытекают из всего изложенного Сашей и мною. Сразу после похищения, мы склонялись к мнению, что донецким не нужно было так подставляться, поскольку это вредит их кандидату. Нет, не повредило бы это их кандидату, если бы Александр Батрак струсил и смолчал. Рассказал бы в милиции бандитскую «легенду». Простое недоразумение – ну подумаешь, перепутали с кем-то. Отпустили же!

Бандиты хотели запугать наших активистов, заставить их "не высовываться" и, таким образом, дезорганизовать деятельность "Студенческой волны".

Не прошло!

И не пройдет!

Андрей Фищук. Тоже с уважением.

P.S. На Острове была опубликована информация начальника Ворошиловского РОВД Донецка Александра Ляшко, о том, что уголовное дело не возбуждено -http://www.ostro.org/shownews_ks.php?id=7247.

5 октября в Верховной Раде народный депутат Вячеслава Кириленко озвучил обращение по поводу похищения Александра и Татьяны Батрак. После поручения В.Литвина двум парламентским комитетам взять под контроль расследование этого преступления, уже вечером мне перезвонил заместитель начальника Ворошиловского РОВД и сообщил, что открыто уголовное дело №0233358 по статье 296 ч.2 "хулиганство с особой циничностью".

Считаю, что как раз возбуждение дела такой квалификацией и есть проявление особой циничности со стороны правоохранительных органов. Похищение двух людей среди бела дня в центре города при многочисленных свидетелях, насильственное лишение свободы, избиения, шантаж, угроза изнасилования и убийства – это хулиганство?

PS: в понедельник Молодежная партия Украины распространила заявление в связи с донецкими событиями вокруг Александра Батрака и его сестры.

Молодіжна партія Украïни заявляє про неприпустимість брудних провокацій щодо молоді

Молодіжна партія Украïни заявляє про неприпустимість провокацій щодо молоді і використання ïï у передвиборчій боротьбі з ціллю очорнити як окремих кандидатів, так і політичну діяльність в цілому. Про це заявив народний депутат Украïни, лідер Молодіжноï партіï Украïни Юрій Павленко, коментуючи нещодавні подіï в Донецьку, пов’язані з викраденням активістів організаціï „Студентська хвиля”.

„Нас в МПУ, крім самого факту викрадення, вражають інсинуаціï навколо цієї ганебноï подіï, що з’явилися в окремих засобах масовоï інформаціï. Всілякі домисли в пресі цілковито перекручують обставини вчинення злочину, роблять неможливим об’єктивне інформування населення, ― говорить він. ― А найголовніше, що від усього цього зростає конфронтація в суспільстві і страждає молодь”.

„Ми готові вже зараз надати будь-яку допомогу ― починаючи від фізичного захисту і закінчуючи правовою підтримкою ― тим з молоді, хто того потребує. І будемо робити це надалі. У нас вистачить для цього бажання і сил. Ми і надалі будемо переслідувати як одну із цілей нашої діяльності співпрацю з молоддю та ïï всіляку підтримку. Ми розуміємо, як „нелегко бути молодим” у наш час”, ― заявив Юрій Павленко.

Прес-служба МПУ



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: