Вверх

Донецкий след  на Луганщине

Как шахтерский Красный Луч стал разменной монетой в большой и региональной политике.

Город со столь идеологическим названием всегда держался на шахтах, которые входили в угольное объединение «Донбассантрацит». Большую часть из них в период реструктуризации угольной промышленности закрыли, мотивировав свое решение чрезвычайной сложностью проведения горных работ и невероятной дороговизной добываемого антрацита. Сейчас в Красном Луче осталось всего шесть «дышащих на ладан» шахт и бесконечное количество копанок, где потерявшие надежду горняки, рискуя жизнью, пытаются заработать на кусок хлеба. Причем объемы добычи на этих объектах по официальной статистике превышают аналогичные показатели на всех предприятиях нынешнего ГП «Донбассантрацит». Основной причиной такого бедственного положения угольные «генералы» называют хроническую нехватку средств на обустройство новых лав. Поэтому и региональная власть, и представители Минтопэнерго заняты поиском инвесторов. Но, как свидетельствует двухлетний опыт Красного Луча, города со 140-тысячным населением на юге Луганской области, далеко не каждому потенциальному инвестору бывают рады местные бонзы…

ММК им. Ильича? Не пущать!

Плачевная ситуация в некогда процветающем городе получила широкую огласку в декабре 2001 года, когда обнажилась проблема отсутствия отопления в жилых домах. Четверть квартир пустовала – их обладатели подались в дальние края в поисках лучшей доли, поэтому, когда ударили двадцатиградусные морозы, система отопления в них полетела в одночасье. Понятно, что тогдашнему мэру Красного Луча Виктору Шкутю не оставалось никаких шансов победить снова на очередных выборах городского головы. Ставленник местной номенклатурной элиты, он через силу помог городу получить статус зоны с особым режимом инвестирования. Но на практике оказалось, что не так то просто проникнуть сюда тем бизнесменам, которые не являются близкими к областному руководству. Оно же даром времени не теряло: например фирма «Мета – компани», близкая к губернатору Александру Ефремову и выходцу из Красного Луча Наталье Королевской, монополизировала сбор металлолома, куда бесконтрольно пошло все оборудование с оборонных предприятий города и семи подлежащих реструктуризации шахт. Местным же высокопоставленным чинам милиции и налоговой отдали на откуп породные отвалы, откуда ежесуточно вывозились от 10 до 20 вагонов со шламами и штыбами, которые при умелом подходе являются доходным энергетическим продуктом. Ночной сон жителей города нарушали вереницы грузовых машин, каждый день вывозящих из влачащих жалкое существование шахт 100 – 150 тонн сортового угля…

Местный бизнесмен Сергей Лукьяненко был известен краснолучанам как умелый хозяйственник. Более того, в начале 2001 года он возглавил инициативную группу по спасению некогда мощной шахты «Новопавловская» объединения «Донбассантрацит», которую передали в распоряжение «Луганскуглереструктуризации» без достаточно просчитанных оснований. В советские времена она славилась самой низкой себестоимостью - в 1990 году одна тонна угля здесь стоила всего 9 рублей. Разведанные запасы составляли 9 млн. т., а объёмы работ на новом горизонте со сроком эксплуатации 15 лет был выполнен более чем на 60 %. Именно поэтому группа решила привести на «Новопавловскую» мощного инвестора, который согласился вложить в реанимацию двух рабочих лав около 50 млн. грн. Эта мера давала возможность продлить срок действия шахты еще на 60 лет и трудоустроить более 1600 горняков. Инвестором «Новопавловской» готово было выступить ОАО «ММК им. Ильича», согласившееся получать в обмен дешевую электроэнергию. С этой довольно стоящей затеей Лукьяненко жители депрессивного Красного Луча связывали самые лучшие надежды.

Так ты не с нами?

Он тоже решил ввязаться в предвыборную гонку за пост городского головы, сделав ставку на наведение элементарного порядка. Необходимыми знаниями кандидат обладал, об этом свидетельствовало успешное руководство в течение 10 лет малым частным предприятием (МЧП) «Прогресс», зарегистрированным в соседнем Антраците. Фирма считалась добросовестным плательщиком в бюджет, а сам Лукьяненко неоднократно признавался «Человеком года» в региональной акции за благотворительность и высокую гражданскую позицию. На выборах он победил со значительным перевесом, а первые шаги на ответственной должности были направлены на перевод в городскую собственность породных отвалов, признанных «бесхозными» в соответствии с Законом Украины «Об отходах» и законная реализация которых существенно пополнила бы тощий местный бюджет. Первой запротестовала городская ГНИ, сославшись на то, что шламы и штыбы из отвалов оформлены в качестве налогового залога, хотя отходы производства, по действующему законодательству, не числятся в балансовых активах предприятий. По одной из версий, после этого демарша с Лукьяненко была проведена разъяснительная беседа в кабинете первого лица области, однако мэр остался при своем мнении.

Проект с «Новопавловской» не был одобрен в виду принципиального несогласия тогдашнего вице – премьера по ТЭК Олега Дубины, которого, как полагают, не устроила прямая экспансия мариупольской империи Владимира Бойко в луганский регион. Лукьяненко же вступил в Партию Регионов и попытался наладить конструктивный диалог со своим однофамильцем – городским головой Донецка, чтобы последний помог пролоббировать позитивное решение по «Новопавловской». По одной из версий, мэр столицы Донбасса лояльно отнесся к подобной просьбе. Эта ситуация, как полагают некоторые наблюдатели, явно не понравилась правящей верхушке Луганщины, которая делала ставку на лояльность и инвестиции как раз других «донецких».

Во втором полугодии 2002 года на Лукьяненко было составлено пять протоколов о коррупции, но он сумел доказать свою невиновность. Тогда же началась ревизия прошлой деятельности мэра - под сомнение были поставлены вексельные операции МЧП «Прогресс», и экс-руководителю вменили уклонение от уплаты налогов на 737 тыс. грн. Как и полагается, возбудили уголовное дело, череда обращений в местные судебные инстанции не дали положительных для мэра результатов, однако Верховный Суд Украины решил, что «Прогресс» не имеет недоимки в бюджет. Но в Антраците суд против Лукьяненко продолжился, и на 29 августа 2003 года было назначено очередное заседание. На это день припадало празднование дня шахтера и приглашенный на торжества в Донецк краснолучский мэр направляется туда. Потом прокурор Антрацита изменяет меру пресечения в отношении Лукьяненко и объявляет его во всеукраинский розыск…

Под патронатом власти

На шахтах тогда еще ГХК «Донбассантацит» работало 12 тыс. жителей Красного Луча, а само предприятие является градообразующим – его ежемесячный вклад в местный бюджет составляет немногим более 3 млн. грн., или 55 %. Поэтому очень важным фактором благополучия территории выступает положение дел в этой компании. А в период мэрства Лукьяненко здесь в очередной раз пытались провести реформу по версии тогдашнего министра Сергея Ермилова, присоединив отстающий «Донбассантрацит» к лучшей по экономическим показателям в стране холдинговой компании «Ровенькиантрацит», которую контролируют структуры, близкие к донецкой фирме «АРС». Понятно, что такой санации не суждено было случиться: сначала воспротивился бывший «угольный генерал» нардеп Геннадий Астров – Шумилов, потом в дело вмешались лоббисты «правильных донецких».

Ситуация вокруг опального мэра Красного Луча стала накаляться после вмешательства в эту историю в то время первого заместителя луганского губернатора Валентина Дзоня, исполняющего обязанности и руководителя областной общественной организации «Регион». Сам же Лукьяненко был вынужден искать защиты от настигшего его беспредела в киевских кабинетах, ведя через своих адвокатов многочисленные разбирательства. Дзонь же развернул бурную деятельность по легализации отстранения краснолучского мэра. В вину Лукьяненко ставили отсутствие высшего образования, неспособность к компромиссам, неумение организовать работу коммунальных служб города.

29 ноября 2003 года Лукьяненко был задержан в Киеве работниками Краснолучского горотдела милиции и этапирован в СИЗО Луганска. Внеочередная сессия горсовета создала депутатскую комиссию, выяснявшую причины длительного отсутствия мера на рабочем месте. 25 ноября городской совет прекратил его полномочия и не без помощи Дзоня было принято решение о проведении досрочных выборов нового городского головы Красного Луча, которые назначили на 14 марта 2004 года.

Изменения коснулись и Петра Продана, руководителя ООО «Луганское энергетическое объединение» и родного брата председателя Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики. У него не заладились отношения с собственниками «ЛЭО» и он был вынужден уйти с ответственной должности. За почти полуторагодичное (на тот момент) пребывание на луганской земле у него установились довольно теплые отношения с Александром Ефремовым. Поэтому когда стал вопрос о его дальнейшем трудоустройстве, губернатор предложил вакантное место генерального директора преобразованного в госпредприятие «Донбассантрацита». Возражений со стороны Минтопэнерго не последовало.

Луганское «мукачево»

Сергею Лукьяненко предстояло вытерпеть многое. Луганская фемида в упор не замечала решений других судов, слепо настаивая на своей правоте. Был момент, когда его, прикованного наручниками к кровати, в больничной палате не один день охраняли трое милиционеров. Это стало реакцией на стремление «экс-мэра» снова выдвинуть свою кандидатуру на пост городского головы. 6 февраля избирательная комиссия Красного Луча отказала ему в регистрации…

Тем временем в Луганске было решено: ГП «Донбассантрацит» всех проблем в Красном Луче не сможет решить, поэтому необходимо разработать антикризисную программу. За дело взялся «Регион», вскоре появился весьма интересный документ под длинным названием: «Программа совместных действий Луганской облгосадминистрации и Краснолучского городского совета по улучшению социально – экономического положения в г. Красный Луч». Предложение заключалось в том, что реанимация социальной сферы будет происходить через восстановление производственной деятельности предприятий. Было заявлено: на реализацию данной программы изыскиваются средства в размере 278 млн. грн., что соответствует пяти (!) годовым бюджетам Красного Луча, второго по численности населения города Луганской области. Теперь, настаивал Дзонь 5 марта на совместном заседании депутатов разных уровней в мэрии, дело «за малым» – найти подходящую кандидатуру. По версии власти, таким градоначальником мог бы стать действующий городской голова города – спутника Вахрушево Василий Гоменюк. За его раскрутку взялся уже упоминавшийся «Регион», как полагают наблюдатели, израсходовавший на эти цели не одну сотню тысяч гривен.

На момент проведения выборов из 16 зарегистрированных кандидатов осталось шесть. За 2 дня до голосования с гонки под разными предлогами были сняты наиболее рейтинговые кандидаты: уроженец этих мест нардеп Адександр Ржавский и ставленник Партии Регионов бизнесмен Юрий Шевченко. 14 марта большинство пришедших к урнам для голосования отдали предпочтение кандидату «против всех», или почти 28 %. Креатура Дзоня Гоменюк набрал всего лишь 25,5 %, или 11тыс. 900 голосов. Через день в срочном порядке собрали сессию горсовета, где и провозгласили имя нового мэра. Верховная Рада не признала результаты выборов, так как назначать внеочередные выборы – только ее прерогатива (пункт 30 статьи 85 Конституции Украины). На сегодня суд признал, что законным городским головой Красного Луча является…все тот же Сергей Лукьяненко. По сути дела, назначенный властью Гоменюк сегодня – вне закона!

Реанимация не состоялась?

Недавно положением дел в Красном Луче интересовался Александр Ефремов, лично побывавший на некоторых предприятиях города. Нет, у него не было никаких претензий к работе машиностроительного завода, который принадлежит структурам Рината Ахметова. При всем желании не смог бы встретиться губернатор со своим приятелем, теперь уже экс-руководителем «Донбассантрацита» Петром Проданом, обещавшим привести на это предприятие стратегического инвестора, готового вложить в него около 70 млн. грн. В марте его родной брат Юрий был снят с ответственного поста в Киеве, это обстоятельство рикошетом ударило на положение меньшего в Красном Луче. Однако в первом полугодии ГП получило из госбюджета 49,4 млн. грн. на развитие, еще 29,4 млн. – на погашение долгов по заработной плате. Губернатор Ефремов рассказал активу города и журналистам о том, что сейчас здесь в работе находится всего семь лав (в 1992 году их было 56). Но главная новость из уст «регионального гаранта»: уже при гендиректорстве Петра Продана местная прокуратура зафиксировала множество фактов продажи больших партий угля коммерческим структурам по цене 37 - 50 грн. за тонну при его фактической стоимости под 400 грн.! Сейчас местонахождение этого деятеля неизвестно, но наблюдатели полагают, что местная милиция знает, где его искать. Кстати, бывший мэр Красного Луча преспокойненько трудится в должности начальника управления транспорта и связи Луганской обладминистрации.

ГП «Донбассантрацит» находится в состоянии подопытного кролика вот уже шестой год подряд. Только за последние два года сменился четвертый «генерал»! Быть может, подобная ситуация кому-то очень выгодна? Так зачем же играть в «реформы» с целым городом? Пока судьбоносные решения по «Донбассантрациту» принимались и принимаются за кулисами, где и происходит вся подковерная борьба. В этот раз ГП лишилось наиболее рентабельной шахты «Миусинская», которую к рукам прибрали «лояльные донецкие» структуры. Неизвестно только – будет ли нардеп Дзонь способствовать решению той программы, под которую «призвали на трон» Гоменюка и отстранили того, кто реально хотел помочь жителям Красного Луча?

Юрий Ноженко, Луганск



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: