Вверх

В среду, 19 сентября в Донецк с рабочим визитом прибыл народный депутат от партии «Батьківщина» Андрей Шевченко. Одна из целей визита – проверка подготовки донецкого штаба Объединенной Оппозиции к парламентским выборам. О том, что собираются предпринимать донецкие оппозиционеры, чтобы преодолеть политическую монополию Партии регионов на выборах и как будут защищать голоса своих избирателей, Андрей Шевченко рассказал в интервью сайту «ОстроВ»

- Андрей, как вы оцениваете уровень подготовки донецкого штаба к выборам? Все ли идет по плану. Приехали больше хвалить или ругать?

- Мой принцип работы, как у врача – главное не навредить. Я хорошо отдаю себе отчет в том, куда я приехал. Донецк для нас особенный регион. Здесь сложные условия работы, и я приехал не ругать, а поддерживать нашу команду. Им непросто. Вы знаете о фактах давления на наших людей, о том, что у них были обыски. Донецк – это наша передовая, наш Сталинград. Тут работают настоящие герои.

- Честно говоря, особенного героизма пока не видно. А если вспоминать опыт предыдущих выборов – то на ум приходят совсем печальные мысли. Временами создается впечатление, что оппозиция вообще махнула рукой на Донбасс, не видно наглядной агитации, ваши люди практически не создают информационных поводов. Вы считаете, у вас есть шансы здесь?

- Общее впечатление – у нас есть шансы получить высокий результат по партийным спискам. Что касается мажоритарных округов – здесь мы реалисты, и понимаем, что силы наших кандидатов и ставленников власти слишком неравны. Тем не менее, у всех наших мажоритарщиков есть потенциал. Если они и не пройдут в парламент, то уж точно добьются успеха на следующих местных выборах. Это золотой фонд нашей партии.

Я в корне не согласен с тем, что мы не активны. Например, в сентябре мы провели в области уже 24 митинга. Есть проблема – это нехватка ресурсов. Не хватает рекламных материалов, мы ограниченны в финансах, работать людям приходится буквально в полевых условиях, в то время, как наши оппоненты располагают админресурсом и фактически неограниченны в деньгах. Лучшие рекламные площади и информационные площадки – в их распоряжении, в то время, как наши материалы не пускают в СМИ, рекламные щиты порой попросту срезают болгарками. Донбасс – очень сложный регион, мы работаем в агрессивной среде.

В то же время надо признать, что ранее у нас были ошибки. Мы долго не могли найти сильных людей в этом регионе, и действительно плохо работали с Донбассом. Одна из главных ошибок президента Ющенко – игнорирование этого региона, Тимошенко работала здесь лучше, но и этого было не достаточно. Сейчас совсем другой подход.

- Вы можете выделить кого-то из ваших мажоритарщиков в Донецкой области? У кого есть реальные шансы победить?

- Очень активно проводит кампанию Владимир Веселкин в Горловке. Этот человек фактически идет ва-банк. Недавно на него покушались. В Горловке у нас были сильные ячейки «Батькивщины» и «Фронта перемен», теперь они работают вместе и дают результат. Там вы увидите и наши билборды, и информационные поводы появляются регулярно.

Еще один наш лидер – Василий Коваленко в 60-м округе. У него сельский округ, он колесит по селам, проводит по 5-7 встреч в день. Его рейтинг уже превышает рейтинг регионала Рыженкова, которого выдвинула на округ Партия регионов. На руку нам также сыграло, что у Рыженкова голоса отбирает другой бывший регионал Коновалюк.

- Выиграть – это только полдела. Необходимо еще защитить результат, а с этим у вас в Донбассе всегда были проблемы. На каждых выборах ваши лидеры заявляли о массовых фальсификациях, однако ничего не смогли сделать для защиты голосов своих избирателей и терпели поражение. Есть информация, что выборы попросту сливали на местах. Почему вы считаете, что сможете что-то изменить на этот раз?

- Вы правы, есть горькие уроки предыдущих кампаний, которые мы усвоили. В Донецке нам набили немало шишек, но благодаря этому теперь мы знаем, как защитить свои голоса в Донбассе. В первую очередь – максимально использовать своих людей в избирательных комиссиях. На этот раз там будут надежные, проверенные люди, которые понимают, что они в меньшинстве и готовы обороняться. Практика показывает, что если на участке есть хотя бы два честных человека, они вполне способны не допустить беспредела. К тому же, во главе донецкого штаба стоят совершенно новые лица. Никого из тех, кто был причастен к кампаниям 2010 года в «Батьківщине» и «Фронте змін», вы в нашем штабе теперь не найдете. Эти люди отстранены. Теперь совсем другой уровень работы.

Кроме того, мы активно сотрудничаем с наблюдателями из организаций КИУ, Опора, с европейскими наблюдателями. Не думаю, что они позволят властям устроить на выборах произвол. В 2004 году я, как журналист, присутствовал на выборах мэра Мукачево. Большего беспредела я не видел больше ни на каких выборах в Украине. Уверен, что такого Мукачева у нас уже не будет.

- А есть примеры успешного противостояния фальсификациям в Донбассе?

- Таких примеров много. В Мариуполе на местных выборах 2010 года оппозиционный «Фронт перемен» получил 15% голосов и пять депутатов в городском совете. В Краматорске «Батькивщина» и «ФЗ» на двоих получили 14%. Это в 4-5 раз выше, чем результаты в других городах, где, скорее всего, применялись фальсификации. Раз мы смогли отстоять выборы там, то сможем сработать столь же эффективно и в целом.

- Говорят, что в 2010 году Юлия Тимошенко потерпела поражение именно в Донбассе. Якобы, именно здесь она недобрала свои проценты, которые у нее попросту украли. Куратором Донбасса была Наталья Королевская. По вашему мнению, это она сливала выборы в этом регионе?

- В 2010 году я четыре месяца провел в Луганской области и могу сказать, что мы дрались здесь всерьез. Для многих это закончилось уголовными делами и карьерными неприятностями. Да, мы потерпели поражение и не смогли показать достойный результат, но было и много небольших тактических побед. Тимошенко взяла в Луганской области почти в два раза больше голосов, чем Ющенко на предыдущих президентских выборах, а Янукович ухудшил свой результат в сравнении с 2004 годом.

Что касается Наташи, то у нее всегда были серьезные политические амбиции. Ей хотелось иметь свою партию, но когда она наконец добилась своей цели, стало ясно, что Украине такие инициативы явно не идут на пользу. Королевскую очень умело использует власть, которой на руку ее политическая деятельность.

- Складывается впечатление, что оппозиция вообще ничего может противопоставить действиям властей. Почему происходит так, что коалиции удается беспрепятственно принимать необходимые законы без серьезного сопротивления оппозиционных сил? Почему удалось так легко принять закон о региональных языках, а теперь и закон об уголовной ответственности за клевету?

- Принятие закона о языках не имеет вообще ничего общего с регламентом. Они могли бы и в туалете его принять ровно с тем же самым эффектом. Этот парламент не работает законно, с таким большинством он вообще не нужен стране. Тотальный беспредел, в котором невозможно работать. На мой взгляд, это худший парламент, который Украина имела когда-либо.

- Следующий будет лучше?

- Уверен в этом. Думаю, оппозиция сможет получить в нем большинство. Мы учли многие свои недостатки. К примеру, взяли обязательство голосовать в парламенте только лично, по своим карточкам. Хотим на личном примере показать, какой должна быть власть.

- Как можете прокомментировать закон об ответственности за клевету?

- Это был шок. Мне уже звонили из ОБСЕ, Брюсселя, Вены. Это пощечина всем, кому власть обещала не голосовать за этот закон. Ирония судьбы в том, что до 2001 года у нас уже был такой закон, который действовал еще с советских времен, и тогда парламенту удалось его отменить. Это была победа, все поздравляли Украину, а теперь – снова позор на весь мир. Теперь любой чиновник может бросить за решетку любого человека, публично выразившего недовольство его деятельностью, обвинив его в клевете. Уверен, что принятие закона – попытка запугать прессу, показать, кто хозяин. ПР сильно испортила себе репутацию, особенно удивили те люди, которые называют себя журналистами. Та же Елена Бондаренко, например. Свобода слова в Украине под угрозой.

- Но следует признать, что журналисты в Украине действительно сильно политизированы. Многие идут в политику. В частности – вы как раз из таких.

- Я считаю, что в сложившихся условиях, участвовать в выборах для журналистов – даже хорошо. Честным людям есть, что делать в парламенте, и не важно – учитель это, журналист или врач. Журналистика и политика – вообще близкие понятия, так что я приветствую такое желание. В нашей команде много журналистов. Это и Таня Черновол – очень смелая девушка. Это и Костя Усов – бойкий репортер ТВi. Сам я пошел в политику в 2006 году после личного приглашения Юлии Тимошенко.

Именно потому, что в рядах оппозиции много журналистов, мы хорошо понимаем, как важна свобода слова и свободная пресса для страны. В этом наше коренное отличие от Партии регионов, которой свобода слова не нужна. Помните об этом и, пожалуйста не пишите, что мы с ними одинаковые. Да, у нас есть свои недостатки, но мы принципиально по-другому смотрим на мир.

- Как вы думаете, после выборов, в случае победы оппозиции, возможно будет освободить Тимошенко из тюрьмы?

- Единственная причина, по которой сидит Тимошенко – это панический страх Януковича, для которого она очень опасна. Освободить Тимошенко возможно лишь тогда, когда Янукович лишится своего поста.

- То есть, не раньше 2015 года?

- Уверен, что Янукович уйдет раньше 2015 года. Необходимо создать такую ситуацию, чтобы он не мог занимать свой пост, чтобы вынужден был уйти. Это вполне нам по силам.

Беседовал Станислав Кметь, «ОстроВ» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: