Пятница, 17 августа 2018, 00:441534455850 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В Лондоне Олимпиада, – в Киеве же началась очередная свалка за место на политическом Олимпе. Популярная украинская традиция, как отметили западные обозреватели, привлекать к участию в ней различных звезд и публичных людей из неполитической среды. Тем не менее, как украинцы, так и иностранцы пришли в недоумение от очередного «трансфера» Андрея Шевченко. «Невинность, дни травы и веселья, прошли, и уступили место чему-то, должно быть, нужному, наверное, даже захватывающему, но, без сомнения, грязному», - прокомментировал The Guardian.

По словам его корреспондента, «переход в политику не вполне неожидан. Это почти всеобщее свойство украинских знаменитостей – становиться депутатами. Чемпион мира в тяжелом весе Виталий Кличко, например, возглавляет собственную партию, является членом украинской делегации в конгрессе Совета Европы и постоянным критиком президента, Виктора Януковича. Депутатом был тренер украинской сборной Олег Блохин. В поздние 90-е вся команда «Динамо» публично поддержала Социал-демократическую партию Украины (объединенную). Лидером партии был Григорий Суркис, глава украинской футбольной федерации и брат Игоря Суркиса, президента «Динамо». Шевченко поддерживал Януковича перед выборами 2004 года и на протяжении последовавшей за ними Оранжевой революции; СДПУ(о) следовала пророссийской, антиевропейской политике, оппонируя сопернику Януковича Виктору Ющенко. Партия, к которой присоединился Шевченко, - «Украина – Вперед», современное воплощение СДПУ(о)».

«Какую точно роль возьмет на себя Шевченко – вопрос пока открытый… - Размышляют в The Guardian. - Возможно, Шевченко будет использовать свою популярность, как Кличко, чтобы бороться с милицейскими злоупотреблениями и проблемами в судебной системе, но гарантии этому нет. Поэтому сейчас, пока еще не поздно, наверное, самое лучшее время напомнить, каким потрясающим футболистом был Шевченко. Но он был большим. Он занял место национального поэта 19 века Тараса Шевченко как символ Украины. У него есть общественная роль и можно допустить, что политика – самый лучший путь для того, чтобы ее играть. Но украинская политика, говоря откровенно, исторически не была раем для идеалистов».

Большая интрига

Избирательную кампанию в украинский парламент иностранные обозреватели еще раньше признали зрелищем едва ли менее увлекательным и интригующим, чем Евро-2012. «Знатоки украинской политической сцены считают, что октябрьские выборы могут привести к конфликту между их участниками, но сомневаются, что, несмотря на постоянные жалобы на политику властей и ухудшающиеся условия жизни в Украине, может дойти до социального взрыва, подобного Оранжевой революции в 2004 году, - отмечает Polska Agencja Prasowa, которую цитирует Rzeczpospolita. - На предвыборном съезде Партии регионов в понедельник Янукович, ее почетный председатель, заявил, что не допустит, чтобы выборы превратились в войну. «Мы дадим ответ каждому, кто захочет подорвать нашу способность провести прозрачный избирательный процесс. Мы противостоим любому, кто захочет использовать избирательную кампанию для дестабилизации ситуации в стране», - сказал глава государства делегатам, собравшимся в одном из выставочных центров в Киеве».

В издании также отметили, что нынешняя избирательная кампания, как и все предыдущие, похоже, будет строиться на давно намозоливших общественных проблемах Украины вроде языковой, поскольку «существующий политический класс не в состоянии ответить перед выборами на вопрос, как он видит будущее развитие своего государства».

Тему продолжает The Economist, корреспондент которого посетил «самопровозглашенную» культурную и протестную столицу Украины – Львов. «Украинский языковой закон, проведенный через парламент в начале июля, не популярен в этом «самом украинском городе». Закон мог бы сделать русский язык официальным региональным языком на преимущественно русскоговорящих территориях промышленного востока и в южных регионах, как Крым, где базируется российский Черноморский флот. Во Львове русский не мог бы получить статус официального регионального языка (для этого на нем должно говорить более 10 процентов местного населения), но жители Львова все равно протестуют против него. В центре города шести памятникам знаменитым украинцам завязали рты в знак символического протеста. Ярослав Грицак, известный историк из Львова, говорит, что закон стимулирует конфронтацию в югославском стиле. Манипуляции политиков региональными различиями ведут Украину на «грань гражданской войны».

«Под памятником Тарасу Шевченко, национальному поэту, появилась «фан-зона украинского языка», служащая базой для объединенной оппозиции, - продолжает британское издание. – Юный активист убеждает нашего корреспондента подписать петицию «Украины против Януковича», которая уже собрала больше 80 тысяч подписей. 30 июля началась избирательная кампания. В предыдущие годы западные комментаторы поднимали брови в ответ на появление ультраправой, националистической партии под названием «Свобода», которая имеет свой оплот на западной Украине. С 2010 года у нее большинство во Львовском городском совете. В настоящее время она, похоже, не преодолевает 5-процентный избирательный барьер в парламент, и может разве что быть частью тактики правящей партии «разделяй и властвуй». Большой вопрос, будут ли октябрьские выборы демократичными. Но что бы ни случилось, львовяне все равно будут продолжать играть на улице в шахматы, готовить черный кофе и говорить по-украински».

Базар как страна

Из Львова – в Одессу. Еще одно «чудо Украины» - рынок «7-й километр», о котором рассказывает The Guardian: «Это отдельный мир, со своими собственными правилами, законами и языком – или, скорее, множеством языков глобализации. Вы слышите китайский, французский, на котором говорят африканцы, фарси, грузинский, турецкий, пушту и многие другие. Это самый большой рынок на постсоветском пространстве. Около 20 тысяч человек платят налог за право торговать тут, и дают работу 60 тысячам человек. Рынок занимает площадь в 170 гектаров, открыт от заката до 3 часов пополудни и продает фактически все, обычно – в контрафактных версиях, включая модную обувь, кроссовки, нижнее белье и куртки, солнцезащитные очки, футболки и свадебные платья, детские игрушки и мобильные телефоны, бытовые электроприборы, поддельную парфюмерию и даже книги».

А дальше – история, правила и законы украинского рынка. «36-летний Жак Мбонбоа из Камеруна – один из разнорабочих на рынке. Он прибыл в Одессу в 2006 году изучать морское право и остался нелегально работать на рынке, где он также продает спортивную обувь, которую покупает поблизости у китайцев. На этих проходах Мбонбоа встретил свою украинскую жену, и ему нравится здесь, несмотря на всю непрочность его существования. «Мы управляем в хаосе, - говорит он. – Мы, африканцы, как уличные торговцы, в сравнении с официальными местами. Но милиция нас не трогает, они предпочитают вымогать деньги у китайцев». Китайцы властвуют над оптовым рынком, в то время, как вьетнамцы обменивают деньги – специальность, которая получила второе рождение в результате ужесточения правил валютного рынка. Теперь вам нужен паспорт, но на «7-ом километре» ни у кого нет никаких документов. Рынок защищает свои интересы и своих людей от пришлых. Налоговые инспекторы, таможенные чиновники, работники муниципалитета и областной администрации непопулярны тут. Фотографировать запрещено».

«Рынок открылся в 1989 году, в интересное время, по словам Виктора Кудлая, 52-летнего предпринимателя, который был пионером тех первых дней, - продолжает The Guardian. - В 17 лет он стал моряком и покупал джинсы и обувь во время стоянок в Турции, Греции и Италии. Государственные магазины в то время были пусты, и СССР был в агонии. Власти решили собрать всех уличных торговцев Одессы и заслать их на семь километров за город. Первые продавцы, в большинстве своем – безработные бывшие моряки, врачи и инженеры, расстелили на грязи газеты и начали торговать. Асфальт и остальное было потом. Кудлай был первым, кто специализировался на ярко раскрашенных лампах и затем на турецкой спортивной одежде. Он видел преобразования на рынке, но первая революция пришла с прибытием на него китайцев десять лет назад. «Зачем быть простыми поставщиками, если можно самим продавать прямо в Одессе? Притом так легко. Наши чиновники коррумпированы, им все равно, кто платит. Это нечестное соревнование». Сегодня одесские предприниматели вынуждены отбивать у пришлых каждую пядь пространства. И это не только бой. «Если бы мы остались работать легально, они раздели бы нас догола, - говорит Кудлай. – Таможня стала дойной коровой для правительства. В Европейском Союзе очистить контейнер через таможню стоит обычно 8 тысяч долларов. В Украине тот же контейнер будет стоить вам 59 тысяч долларов! Поэтому вы должны вести дела по-другому».

Ничто не забыто?

Прошедшая неделя была также неделей памяти выдающихся людей и непростых дат. TheDaily Telegraph посвятил статью Милтону Фридману – всемирно известному экономисту, сыну еврейских эмигрантов из Закарпатья. Но не только ему… «Сто лет от рождения Милтона Фридмана будет отмечаться во всем мире. Но те, кто знал Милтона, поднимут бокал также за его жену, рожденную в Украине Роуз Директор Фридман, которая никогда не знала точной даты своего рождения. Они были замечательными партнерами, начиная от выпускного курса по теории цен в Университете Чикаго в 1932 году до его смерти в 2006 (она жила до 2009). Когда Милтон получил Нобелевскую премию по экономике в 1976 году, у Роуз спросили, чувствует ли она себя в затмении. «Нет, - ответила она, - я всегда чувствовала, что ответственна по крайней мере за половину того, что он получает». Они обсуждали идеи все время. Это было «необычайно близкое интеллектуальное родство», как отметил чикагский коллега, Гери Бекер, получивший Нобеля в 1992. «Ее ощущения важности частных рынков и оппозиции крупным правительствам были даже сильнее, чем у него», - добавляет он. Среди заслуг Милтона Фридмана автор статьи называет отмену всеобщей воинской повинности в США, а также распространившуюся благодаря ему идею ваучеров на образование.

Символично, что накануне столетия известного ученого, как раз в тот день, когда Украина была занята стартом избирательной кампании, мир отмечал 75-летие от начала «большого террора» в СССР. Об этом – Rzeczpospolita: «75 лет назад, 30 июля 1937 года, был издан приказ № 00447 о массовой ликвидации «антисоветских элементов». «Если в ходе этой операции тысячи человек будут расстреляны напрасно, ничего не случится», - сказал Николай Ежов».

Авторы статьи вспоминают о том, что перед началом «операции» секретари окружных и республиканский комитетов ВКП(б) должны были направить в Кремль свои рекомендации по количеству людей «первой категории» - предназначенных к расстрелу, и «второй категории» - для лагерей. Никита Хрущев, тогда секретарь горкома в Москве, запросил лимиты, соответственно, на две тысячи и на 5869 человек, и не был назначен членом «тройки», поскольку его предложения оказались меньше, чем представлял себе Ежов.

«В краткие сроки после появления этого операционного приказа, окружные и республиканские комитеты, исчерпав лимиты на расстрелы, обратились за их увеличением. Так, например, секретарь Дагестанского окружного комитета Самурский в шифрограмме за 26 сентября 1937 года просил об увеличении лимита первой категории с 500 до 1200 человек, а второй – с 2478 до 3300 человек. Политбюро в решении от 26 сентября утвердило это предложение. Первый секретарь из Омска, Горбач, просил об увеличении лимита первой категории с тысячи до восьми тысяч человек… Случалось, что Сталин лично рассматривал такие прошения: «Дать дополнительно Красноярскому краю 6600 человек первой категории». Подобные запросы, приходящие из областей, как правило, скреплены были подписями первых секретарей или глав управлений НКВД. О снижении лимитов никто не просил».

«Согласно решению Полютбюро, а также приказу НКВД от 31 июля 1937 года вся операция должна была закончиться в течение четырех месяцев, - рассказывает Rzeczpospolita. - Так, однако, не случилось. Решением Политбюро от 31 января 1938 года ее продлили до 15 апреля. Ту же дату имеет решение ПБ о дополнительных лимитах для двадцати двух республик, краев и областей. Просьбы об увеличении лимитов наплывали также в 1938 году… Решение Политбюро от 17 февраля 1938 года позволяло Украине дополнительные аресты. Решению предшествовала рекомендация Сталина: «Увеличить лимит для НКВД УССР до 30 тысяч». В марте 1938 года Ежов обратился к Молотову с просьбой направить на операцию дополнительных 62 миллиона рублей – и получил их. Областные руководители, исчерпав лимиты, раз за разом просили об их увеличении; получали разрешения, экзекуции продолжались. До 15 апреля операция не завершилась. Еще 26 августа 1938 года о дополнительных пяти тысячах людей первой категории просили первый секретарь иркутского комитета партии Филиппов и глава УНКВД Малышев».

«В 50-х годах, когда реабилитация жертв массовых репрессий приобрела широкий размах, многие функционеров НКВД-МВД были устранены от работы в органах или лишены партийности. Небольшое количество – от силы сто человек – получили приговор «за нарушение социалистической законности». Вместе с тем, никто из членов партийного руководства, из людей, входивших в состав Политбюро или – в 1937-1938 годах – областных троек, не был привлечен к уголовной ответственности».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: