Вверх

Изнанка или лицо Европы? «На фоне фурора из-за беспокойства, что прибывающие в Украину футбольные фаны столкнутся с варварским расизмом и невиданным насилием, было забыто, что такого рода вещи всегда обоюдны. Точно так же, как тысячи футбольных фанов получают свое первое впечатление об Украине, этот чемпионат – первый контакт многих украинцев со значительным числом иностранцев», - заметили в газете The Independent, и описали, кого и что увидели эти самые украинцы в лице приехавших к ним европейцев.

«Им вовсе не обязательно нравится все, что они видят. Как нация, воспитанная учебниками, в которых написано, что англичане – это вежливое сообщество, живущее по строгим и сложным общественным правилам, многие украинцы были, скорее, напуганы открытием, что подданные Ее Величества предпочтут опрокинуть 15 пинт пива, чем будут настаивать на чае в five o'clock. Две официантки расширенными глазами наблюдали, как английские фаны, стоя на стульях, срывали с себя футболки, чтобы продемонстрировать свои татуированные торсы, и заводили бравурное исполнение «No surrender to the IRA». Такого явного разочарования я не видел еще никогда», - говорится в ее статье.

«В поезде из Харькова в Киев, перед матчем Англии против Швеции, группа английских фанов пила всю ночь напролет до отбытия в семь часов утра, и села на поезд с запасами пива, чтобы продолжить вечеринку. Трое местных молодых женщин, путешествовавших со своим пуделем, с презрением наблюдали, как трое бриттов, сидя в вагоне первого класса, поливали пивом весь пол, попытавшись сломать горлышко бутылки, чтобы ее открыть, о сиденье перед ними. Увидев в вагоне также южнокорейца, английские фаны начали орать все более растерявшимся женщинам, что кореец наверняка попытается съесть их собаку, а после еще пары бутылок вырубились, положив босые ноги на сиденья. «Если все люди в ЕС такие, то я надеюсь, что Украина никогда не будет в ЕС», - с досадой сказала одна из женщин».

Корреспондент The Independent приводит еще ряд случаев развязного поведения европейских фанов на улицах украинских городов. А также их высказываний в адрес разных наций, подобных тем, что прозвучали насчет корейца, которые в самом ЕС легко бы квалифицировали как ксенофобию и «язык ненависти». «Но при всей грубости и разнузданности десятков тысяч мужчин, пьющих сотни тысяч бутылок пива, неизбежных в таких случаях, это был, в целом, исключительно положительный чемпионат – особенно его украинская часть, - признает, однако, он. - Образцово вели себя немецкие фаны, мило танцевавшие и певшие в удивительной гармонии в фан-зоне на центральной площади Харькова. «Так много их здесь не было с 1943 года, - пробормотал местный житель со сдержанным чувством юмора. – На этот раз от них меньше проблем». Даже датчане промаршировали по улицам Харькова перед своей финальной игрой с плакатами «Спасибо, Харьков!»

«Когда матчи закончатся, некоторые украинцы, вероятно, останутся с разбитыми иллюзиями насчет джентльменской натуры британских мужчин, или культурного уровня датских туристов. А некоторые приехавшие сюда фаны могут думать, что хоть они и не стали жертвами местных хулиганов, уровень обслуживания в украинских кафе и барах для них почти такой же болезненный опыт. Но в целом, похоже, чемпионат оставит массу приятных воспоминаний, как у хозяев, так и у гостей», - подытоживает британское издание.

Страна рабов, страна господ?

Но стереотипы – вещь упрямая. Это показывает польско-украинский опыт. В соседней стране все еще звучит эхо скандала, который вызвали оскорбительные высказывания польских журналистов об украинках. Это случилось после победного для Украины матча против Швеции: в популярном юмористическом радиошоу прозвучал такой диалог: «А знаешь, что я сделал вчера после того матча с Украиной? Я поступил, как настоящий поляк…» - «Пнул пса.» - «Нет, выгнал свою украинку.» - «А это хорошая мысль… Мне не приходила еще в голову… Знаешь, что? Я со злости ей сегодня не заплачу.» - «Знаешь, что? Я тогда свою верну, отберу у нее деньги, и снова выгоню.» - «Скажу тебе, что если бы моя была хоть немного симпатичнее, я бы ее еще и изнасиловал.» - «Эээ… Я даже не знаю, как выглядит моя, потому что она все время на коленях».

Михала Фигурского и Кубу Воеводского уволили из радио, а самой станции грозит наказание, от денежного штрафа до лишения лицензии. Между тем, у опальных журналистов нашлись защитники. «Кто понимает коварную иронию, знает, что целью этой сатиры было то самое вечно обиженное хамство, которое должно отыграться на ком-то, лучше всего, более слабом, за свое предсказуемое унижение, - считает корреспондент Gazety Wyborczej. – Кто иронии не понимает или понимать не хочет, тот услышит только оскорбительный глум над украинцами».

«Перегнули ли палку Фигурский и Воеводский? – Продолжает он. – Это вопрос вкуса. По моему мнению, да. Им не хватило такта и чувства меры. Польского хама оскорбляли добродушно, об украинских уборщицах отзывались вульгарно. А вульгарность сильнее обращает на себя внимание. Однако… сатира не была бы таковой, если бы она не шаржировала, не нарушала бы существующих представлений, не играла бы с политкорректностью. Фигурский и Воеводский целили в безобразные польские черты, а не в украинок. Они показывали, как подло мы, случается, относимся к другим. Сделали это с помощью иронии. Иначе, вместо того, чтобы изображать польских хамов, они должны были бы скучно, серьезно декламировать: «Обиженные на весь мир грубияны поляки заставляют отвечать за свои поражения ни в чем не повинных украинских домработниц, фи!»

А теперь – шокирующие подробности от самих украинок, и после такой демонстрации неуважения к себе и своей стране и такого сеанса самоуничижения становится глупо обвинять в чем-то бедных польских теперь уже экс-радиоведущих. Gazeta Wyborcza публикует адресованные Воеводскому и Фигурскому публичные письма…

«Когда я узнала, что вы рассказали, мне хотелось плакать, - говорится в одном из них, от Л. – Это такая страшная несправедливость. Мы не заслужили таких слов, хотя наши девушки на самом деле работают на коленях. Так хотят работодатели. В порядочном доме не используют пылесоса и швабры, сказала первая полячка, к которой я попала, когда в 2005 году приехала в вашу страну. Дом был трехэтажный. У меня до такой степени изуродованы колени, что я до смерти не надену платья. Я должна была завязывать той женщине шнурки. Ей было 56 лет, она водила машину, не была немощной. Ее знала вся Польша. Украинки глупые, говорила она, ничего не умеют. Я ушла от нее, потому что она не хотела мне платить. Выбросила мои вещи за дверь, как собаке. Она умерла в этом году. Кто-то мне сказал, что это из-за многолетней болезни она так на всех злилась. Теперь я работаю у людей, которые меня уважают. Предлагают мне кофе, чай, разговаривают со мной».

«Я семь лет жила в Польше нелегально. Оставила детей. Была мамой по телефону. Не могла их увидеть, обнять. Это было самым тяжелым, но я не сдалась. Украинская женщина, чтоб вы знали, справится со всем, потому что все должна сделать сама. Ухаживает за домом, воспитывает детей, зарабатывает на жизнь. Крутится, как белка в колесе».

«Я люблю Польшу, - продолжается письмо. – Она дала мне больше, чем Украина. Это самое лучшее место на земле. Здесь учатся мои дети. Им удалось поступить на учебу благодаря польским корням. В Украине образование получают те, кто может позволить себе дать взятку. Я также получаю самоудовлетворение, когда кто-то из моих работодателей, из-за симпатии ко мне, начинает интересоваться Украиной. Одна из семей, в которых я работаю, поехала во Львов на велосипедах. Вернулись в восторге от гостеприимства. Они забыли где-то рюкзак, и его никто не украл… Хочу также сказать, что у нас тоже есть виды, амбиции, планы на жизнь. Я хотела открыть кейтеринговую компанию. Однако с картой временного проживания не могу основать собственное дело. Несмотря на то, что я имею разрешение на пребывание в Польше, никто из работодателей не устраивает меня официально. Каждому нужен дешевый работник, и без каких-либо обязанностей по отношению к нему. Может, об этом стоит поговорить в эфире?»

«Женщины, которых вы обижаете, культурны и образованы, - написала другая украинка в Польше, Татьяна. – Не их вина, что они родились в более бедном государстве, и никто не подал им руки. Моя дочь, врач с двумя факультетами, приезжала в Варшаву работать уборщицей. Ее муж хирург был охранником. Сейчас он работает в Германии на заводе».

«К каждому относятся так, как он позволяет, - подчеркивает Татьяна. – Если работодатель говорит: мой пол на коленях, а я могу одинаково хорошо сделать это шваброй, я отвечу: нет. Кто соглашается, виноват сам. Смелость, сила и мудрость полезны в жизни. Не нужно быть жопой с ушами. Рабства нет. Когда одна из хозяек устроила мне скандал за получасовое опоздание, я ничего не ответила. Работала в тот день так хорошо, как только могла. Вымыла ей дом так, что он аж блестел. Вечером сообщила, что больше не приду. Через год она позвонила сама. Вместо 150 злотых платит мне теперь 200… Я работаю легально, имею собственное жилье в Варшаве, в Украине построила дом. Езжу в отпуск в Египет, на Кипр. Была в США. Заработала на это все честным трудом. А вы?»

«Грустно мне стало, что вы сказали «выгнать свою украинку». Будто бы между работой уборщицы и нашей нацией – знак равенства. Позвонила мне девушка, у которой я работаю. Спрашивает, не могли бы Вы поработать на этой неделе также у моего брата, его украинка выехала. Уточняю: Вы имеете в виду, что выехала уборщица? Она: Да, да, говорю же, нет украинки», - рассказывается в еще одном письме, от Тани.

Наконец, Марина, в адресованном Кубе Воеводскому письме, отметила: «Люблю Вас. Вы меня не обидели. Это была шутка в Вашем стиле. Смесь сарказма с уличным юмором. Высмеивать поляков Вам удается очень хорошо. Поляки воспринимают украинок именно так, как Вы изобразили. Не все, но большинство так точно. Представляют нас как нечто худшее. Еще недавно украинка была синонимом проститутки, а украинец – бандита. К счастью, это постепенно меняется. Теперь вы видите в нас хороших работников, честных и трудолюбивых, но ни в коем случае не ровню себе. Думаю, так будет еще долго. Молодежь относится к нам лучше, чем старшее поколение, но и над нею властны стереотипы. Парень из Польши стыдится быть с девушкой, если она зарабатывала на жизнь уборкой. Не дай бог, оказалось бы, что она работала у его знакомых! Большинство девушек, приезжающих в Польшу на учебу, подрабатывают, убирая дома и офисы. Это честный, хоть и тяжелый, труд, но для поляка – стыд и позор».

Проститутки остались без прибылей

«Украина – страна проституток», - такая фраза в статье на сайте немецкого таблоида Bild недавно вызвала очередной скандал, с весьма горячей реакцией украинцев. На этот раз статью проституции в Украине посвятил Der Spiegel. Героиня статьи – Кира из Донецка, в 18 лет переехавшая в Киев и работавшая тут учительницей. Помимо этого она подрабатывала няней у одной женщины-депутата, когда та, уезжая в командировки, оставляла детей, но депутат недавно вышла замуж, и с тех пор не нуждается в посторонней помощи, так что Кира осталась с одной мизерной учительской зарплатой и решила пойти на панель.

«Бизнес на сексе развился в процветающую отрасль экономики, с которой имеют прибыль многие. Час с Кирой стоит 800 гривен, в пересчете – 80 евро. Ей едва остается половина, говорит Кира. Остальное идет мужчинам за кулисами: сутенеру и продажным милиционерам, которые хотя и знают о нелегальных борделях, делают вид, что их не замечают. 3000 долларов стоит квартира, которую Кира снимает вместе с десятью другими женщинами. Раз в неделю туда приходит косметолог, раз в две недели – парикмахер, даже гинеколог осматривает женщин отчасти прямо в борделе. Все они знают, что проституция в Украине нелегальна», - замечают в немецком журнале.

Эту же тему исследовала российская «Газета.ru» - только в Донецке. «Сейчас публичные дома ютятся в подвалах малоэтажек. Скрываются под вывесками «Массажный салон», «Оздоровительный центр» и т. д. Некоторые обходятся без названий – стальная дверь, рядом звонок. Внутри лестница, интерьер в кокетливых тонах, диван, несколько комнат, - рассказывает ее корреспондент. - Цены – что для украинцев, что для иностранцев – одинаковые. В среднем 700–800 гривен в час. Впрочем, есть одно «но» – человеку, доставившему иностранца, бордель выплачивает «бонус». Иностранец, как правило, не знает, где развлечься с проституткой. Он просит помощи у местных. Обычно у таксистов. «Вот, например, я иностранцу говорю – девочка стоит 1000 гривен, – рассказывает водитель такси, мужчина средних лет. – Он приезжает, платит «косарь». 700 бордель оставляет себе, 300 отдает мне. За «доставку». Один приятель однажды так «содрал» вообще 700».

В статье отмечается, что, вопреки ожиданиям одних и опасениям других, футбольный чемпионат Европы не добавил клиентов местным публичным домам: «Во время Евро у борделей клиентов не просто не увеличилось – их стало меньше, – говорит Елена Цукерман, руководитель организации Legalife, защищающей права работниц «сексуального труда». – Почему? Наступил сезон отпусков». «Болельщикам же услуги проституток вряд ли интересны, – считает Цукерман. – Их больше интересует футбол. Конечно, есть исключения. Но эти люди, думаю, пользуются услугами проституток и на родине. Не только на Украине». «Перед каждым крупным спортивным турниром говорят, мол, нужно ждать наплыва секс-туризма, – утверждает глава Legalife. – Но в итоге ожидания не оправдываются. Так было в Германии в 2006 году, когда обанкротились несколько борделей».

Как минимум каждая десятая «жрица любви» в Украине – носительница ВИЧ. «Из приблизительно 450 тысяч ВИЧ-инфицированных украинцев, 70 тысяч нуждаются сегодня в неотложном лечении, - говорится в статье The Associated Press, опубликованной в The Washington Post. - Но получают его только 28 тысяч, тогда как более 40 тысяч остаются без антиретровирусной терапии, которая способно намного продлить их жизнь, согласно Всемирной организации здравоохранения».

Как отмечают ее авторы, «адвокативные группы заявляют, что правительство на самом деле имеет достаточно денег на лечение всех пациентов со СПИДом. Они обвиняют чиновников Министерства здравоохранения в растрате денег, которые должны быть направлены на приобретение лекарств для больных СПИДом, путем закупки лекарств по завышенным ценам, разницу в которых чиновники присваивают себе. Поканевич (Игорь Поканевич, глава представительства ВОЗ в Украине. – «ОстроВ») говорит, что сложная система тендеров по закупке лекарств позволяет правительству закупать лекарства по цене в пять раз выше рыночной. Если бы лекарства закупались по честной цене, правительство имело бы деньги на лечение всех тех 40 тысяч пациентов, которые сегодня остаются без лечения, считает Поканевич».

«Дмитрий Шерембей, активист Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ, ведущей адвокативной группы в Украине, сообщил, что его организация недавно закупила партию антиретровирусных препаратов по 3,5 гривны за таблетку, в то время как правительство заплатило за них 14 миллионов гривен, или по 7,8 гривен за таблетку. Он обвинил Министерство здравоохранения о закупке лекарств от СПИДа у дружественных посреднических компаний, и присваивании разницы в миллионы долларов… Чиновники Министерства образования оказались не готовы прокомментировать это из-за государственного праздника. Ранее МОЗ опровергало обвинения в коррупции и утверждало, что главные закупщики лекарств, вроде Всемирного фонда борьбы со СПИДом, который оплачивал закупку лекарств Шерембеем, имеют более выгодные условия, поскольку закупают больше».

Собеседники The Associated Press обращают внимание на то, что даже если бы Украине действительно не хватало денег на закупку всего объема необходимых препаратов, она могла бы направить на это часть средств, потраченных на подготовку к Евро-2012.

Новая Украина

Впрочем, как считают в польской газете Rzeczpospolita, то, что было потрачено, было потрачено все же не зря.

Иностранцы, посетившие страну в эти дни, отмечают там, «увидят, что в Европе есть места, в которых запад может быть беднее, чем восток, и не успевать за ним. Что такая жемчужина, как Львов, может быть для государства бременем, а не гордостью, потому что в нем нет такого мощного олигарха, как в других городах. Узнают…, что украинцы – это премилые, веселые, услужливые, современные люди. Если только их не поставить за прилавок или не надеть на них милицейскую форму. Увидят Ленинов на постаментах в восточной Украине и олигархический турбокапитализм под их сенью, увидят блестящие здания и разваливающиеся трущобы. Суперсовременные стадионы и деревянные счеты в магазинах в провинции».

«Они будут пересказывать все это вечерами за местным пивом с хорошей закуской. Иногда при взгляде на счет с удивлением узнавая, что за соль к ужину или сыр в пицце они заплатили отдельно. Спрашивать друг друга, не рано ли эта страна получила чемпионат. Но все же признавать, что, хоть и с перипетиями, но попали всюду, где хотели. Что чувствовали себя в безопасности, желанными гостями, что встречали фантастических людей, приглашавших их к столу, готовых сесть с ними в машину и показать дорогу. Что никто не оставил их в нужде. Только одного они, возможно, не узнают: что та дорога, на которую они сейчас выехали, ведущая ко Львову, а дальше через Киев до Харькова, ровная, как стол, хоть ей иногда и недостает нарисованных разделительных линий, еще недавно была рассчитанной на сотни километров пыткой. Новые аэропорты, отремонтированные вокзалы, сверкающие стадионы – все это реальность. Но прежде, чем попадаешь на такую дорогу и едешь слаломом, ты молишься, чтобы не убиться, и оцениваешь, как сильно хотела Украина измениться к Евро», - написала Rzeczpospolita.

«На одном из поросших деревьями холмов вдоль Днепра английские фаны бродили в окрестностях старого стадиона «Динамо» (Киев), фотографируя и проникаясь историей, - это уже из текста в британской The Mirror. - Там же был и самый уважаемый футбольный корреспондент Reuters, Майк Коллетт, проработавший в агентстве уже больше 20 лет и освещавший все главные чемпионаты. Он пил там, счастливый, что так много английских болельщиков нашли время, чтобы познакомиться с богатой украинской футбольной историей. Он сказал, что даже несмотря на то, что освещал чемпионат за чемпионатом, он еще никогда не испытывал ничего подобного тому, что испытал в Украине на Евро-2012. Прежде всего – это дружелюбие людей, их готовность помочь, когда нужна помощь, и их гостеприимство».

Вспоминая кажущиеся теперь неприличными обвинения Украины в расизме, корреспондент The Mirror написал, что «наверное, мы должны попросить Украину о прощении. Наверное, мы должны попросить о прощении даже президента УЕФА Мишеля Платини. Поступим так – никто из английских фанов не вернулся домой в гробу. Никто не был затравлен толпой мародерствующих скинхедов-неонацистов. На матчах не было ни одного расистского оскорбления, кроме тех, что исходили, как это ни смешно, от более западноевропейских наций, как Испания и Хорватия…»

«Вчера в пресс-центр Кракова прибыла копия одной английской газеты. Заголовок на последней странице гласил: «Расовый гнев ФА». Он отсылал не к инциденту в Киеве или Донецке, а к так называемым английским фанам, попытавшимся оскорбить Эшли Янга и Эшли Кола. Насколько это иронично? Настолько же, насколько и факт, что Коллимор, который без проблем провел три недели в Украине, получил массу расистских оскорблений от своих собственных земляков в Твиттере на прошедшей неделе. Если в Украине есть нечто вроде «Панорамы» (передача BBC, где накануне Евро-2012 был показан скандальный фильм «Стадионы ненависти» о том, что футбольные фаны нападают на людей других рас в Украине и Польше. – «ОстроВ»), я прямо сейчас приглашаю ее съемочную команду в Лондон. Тамошние предолимпийские «Стадионы ненависти» так и просятся стать хитом украинских экранов».

Праздник закончился

И – «послепраздничное», и еще немного Украины. «Когда у вас станет пасмурно и слякотно на душе, когда вам будет казаться, что все пропало, и, наконец, когда вас начнут раздражать слова «вай-фай» и «роутер», собирайтесь в путь, идите долго и долго, и вот в тот самый момент, когда ваше бегство покажется вам невыносимой глупостью, когда вы захотите вернуться в свой уютненький цивилизованный мирок, на горизонте покажется стройный ряд высоких тополей. За ними будет ферма, а за ней несколько улиц одноэтажных, в большинстве своем покосившихся домов. Это — хутор Ровное… Ровное находится всего в 80 километрах от Донецка, но почему-то считается, что это — периферия жизни, обочина глобального движения мира. Ровняне это сомнительное утверждение легко опровергают вопросом: «А в центре жизни знают, что лечит трава дряпочки, а что — трава жовстер?» - Пишет в своей статье корреспондент российской «Новой газеты».

«Километрах в семи от Ровного есть шахтерский поселок, который относится к городу Торезу… Уголь здесь повсюду: в пыли, облепившей деревья; он хрустит под ногами; он вдыхается с каждым вздохом. Каждая семья здесь работает на шахте. Раньше этих шахт было с десяток в округе. Сейчас работают три. Из-за того что шахты закрылись, люди вынуждены добывать уголь самостоятельно, кустарным способом. Делается это ровно так же, как в XVII—XVIII веках. Нащупывается пласт, прокапывается дыра, и шахтеры метр за метром идут по пласту за углем. Подобные мини-шахты называются «дырами». Поэтому в народе так и говорят: работает на дырке, погиб на дырке, дырка прокурора, дырка главы… Техники безопасности здесь никакой, вентиляции — тоже. Смертность на дырках крайне высокая, но и спрос на них немал — платят хорошо. Больше всего таких дырок я видел в окрестных лесах и возле отдаленных поселков».

«Главным ориентиром для Ровного и Тореза может считаться высокий ствол одной из шахт, который возвышается над посадками деревьев, прорезающими безграничные поля и балки вокруг, - рассказывают в «Новой». - Этот ствол видно за много-много километров. На нем написано «Прогресс». Глядя на эту надпись, мне почему-то вспомнился главный лозунг чемпионата Европы: «Делаем историю вместе» До чего же неуместно он звучит здесь, так близко от роскошных стадионов и всей суеты этого угасающего турнира».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: