Понедельник, 20 августа 2018, 08:301534743034 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Янукович под зонтиком, или Перспективы украинской журналистики в "донецкий" период

Итак, Янукович – премьер. Если верить расхожей истине, что люди не меняются, или, по крайней мере, меняются, но не сразу, то не сложно предсказать, чего ждать от этого назначения, например, металлургам или угольщикам. Новый глава правительства не раз высказывал свою точку зрения по поводу недостаточного финансирования этих отраслей, их развития и т.д. А вот какой будет информационная политика Кабинета Януковича? Как переселение донецких народов в Киев отразится на украинской журналистике?

Будущее формируется в прошлом и настоящем. То, с чем всей пишущей братии придется столкнуться завтра, для нас, донецких журналистов - ежедневная реальность, их наработанный опыт, который они, безусловно, попытаются перенести на всю Украину.

В информационном плане Донецкий регион имеет такие же, сформировавшиеся за последние годы, клише, как и в экономическом, или скажем спортивном. Известность Донецка в мире и Украине прирастала не только футбольными успехами Рината Ахметова и его «Шахтера», но и трагической гибелью журналиста Игоря Александрова, попыткой посадить за решетку другого неугодного журналиста – Владимира Бойко, первым в Украине опытом создания так называемого медиа-холдинга, когда донецкая финансово-промышленная группа фактически взяла под свой контроль все более-менее значительные СМИ области. Об этом и поговорим.

Можно принимать или не принимать версию убийства Игоря Александрова теперь уже тоже покойным Юрием Вередюком. Но сомневаться в том, что директора Славянской телекомпании убили именно в связи с его профессиональной деятельностью, способен только слепой и глухой. Конечно, может быть случайностью, что бейсбольные биты обрушились на голову журналиста именно перед тем, как он собирался выпустить в эфир программу с очередными доказательствами «спайки» руководителей правоохранительных органов Краматорска и области с бандитами. Но случайны ли лопнувшее в суде дело «бомжа»; исчезновение из под носа следствия основного свидетеля и, как потом оказалось, заказчика; отсутствие в уголовном деле протоколов допросов «неугодных» свидетелей; неосуществление по делу логически обоснованных мероприятий и т. и т.п.? И за всем этим просматривается образ прокурора области, непотопляемого Виктора Пшонки. А непотопляемым его сделала могучая «донецкая группа», которая, как недавно заявил в Донецке председатель парламентского комитета по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Владимир Стретович, дважды отстаивала своего прокурора, несмотря на уже подписанные(!) Святославом Пискуном распоряжения о его отставке…

14 ноября на встрече с донецкими журналистами главы другого парламентского комитета, по вопросам свободы слова и информации, Николая Томенко, заместитель прокурора области Юрий Ударцов рассказал присутствующим, как продвигается дело Александрова. Оказалось – никак! Через полтора года после преступления прокуратура, фактически, может сказать меньше, чем журналисты, которые вели эту тему. Почему? Ответ в словах В. Стретовича «У нас складається сьогодні достеменне враження - документів більш ніж досталь - що прокуратура є спільна з податківцями, податківці шукають захисту в суді, міліція також в цьому і ці чотири правоохоронні органи – вони злиті в купу”. Может ли быть раскрыто убийство журналиста, боровшегося с коррупцией в правоохранительных органах, если ведут и контролируют дело те, кого он, фактически, обличал в своих программах? А ведь все могло бы быть иначе, если бы Донецкая группа не держалась так сильно за своего прокурора.

Страшно, что безнаказанность стала системой. Это показал случай с задержанием в СИЗо другого донецкого журналиста – Владимира Бойко. Последний известен тем, что в своих публикациях защищал донецких предпринимателей от произвола местных налоговиков. Когда же перо журналиста занеслось над мундиром сына главы областной налоговой администрации, чиновничье терпение иссякло - В. Бойко оказался за решеткой по обвинению в неуплате налогов. В конце-концов дело лопнуло, но две недели за решеткой журналиста жрали клопы. Я, например, не экономист и не юрист, поэтому мне трудно было бы давать оценку этому делу. Но то, что из-за такого обвинения человека лишили свободы до приговора суда, его искусанные насекомыми руки и откровенно агрессивное поведение налоговиков на пресс-конференциях сразу сделали очевидными мотивы налоговых милиционеров: запугать, сломать, уничтожить. А ведь действуй они чуть деликатнее, с меньшей наглостью - дело Бойко не получило бы такой огласки, не стало бы политическим, и, кто знает, чем еще могло бы закончиться. Но это стиль(!) - Донецкие пленных не берут!

Еще одной иллюстрацией донецких методов работы со СМИ является статья в московской „Новой газете” местной журналистки Леси Орловой. Она рассказывает об истории взлета и девальвации одного очень популярного в Донецке издания и его редактора. В статье нет названий и фамилий, но любой местный журналист не сможет не понять о ком и о чем идет речь. Хотя, впрочем, это не важно. Важна суть, метода.

Итак, человек, считающий себя бизнесменом, а не журналистом, сделал из ничего очень хорошую, пожалуй, лучшую в регионе газету. Сделал своим талантом, умением обьединить и организовать людей. А люди объединялись и организовывались, потому что было вокруг кого. Был человек, был коллектив, была газета. Потом этому замечательному человеку пришлось продать газету. Вот как с его слов проходил этот процесс в изложении Леси Орловой: „ Мы сидели с ним в кафе на крыше гостиницы. Было, наверное, часов одинадцать утра, я пила кофе, он – уже коньяк. Я клянусь: на его глазах были настоящие слезы... Он рассказал, как его вызвал к себе мэр и спросил: „Ты где себе памятник хочешь – на площади, или на кладбище? Пока есть выбор”, после чего по дружбе предупредил: все легли, ты один остался”. Меня трясло, я слишком живо представила себе этот разговор – мэр у нас был хороший, добродушный хозяйственник, и если уж он? Гудвин напился довольно быстро и, приближая свое лицо к моему, больно ухватив меня за плечо, почти орал: „Зачем они это делают? Неужели они не понимают? Я же управляемый! Я вполне управляемый! Я ж не Дон Кихот, на мельницы не бросаюсь! Мне просто нужна хотя бы видимость свободы! Я бизнесмен в конце-концов!”.

Описанные события происходили в 2000 году. Сейчас эта газета сильно изменилась. Исчезла даже видимость...

Но что имел ввиду бывший донецкий мэр, говоря: „все легли”? Вот здесь мы и подошли к пресловутому Донецкому медиа-холдингу, который в 2000-2002 году был создан в области. Из приведенной выше цитаты можно понять каким образом.

5 марта 2001 года три донецкие телерадиокомпании – ТРК „Украина”, СКЭТ и „7х7”, вещающие на одном канале, объединились в одну. Вернее сказать одна из них, ТРК „Украина”, поглотила две остальных. Сразу после этого она сильно преобразилась: вещание стало покрывать всю область и даже некоторые соседние регионы, появился стереозвук, включения из других областей, новости от „Рейтер”, и прямые трансляции матчей „Шахтера”. Киевским кореспондентом ТРК стала собкор ОРТ Наталья Кондратюк. Недавно, буквально в минувшем октябре, после одной из пресс-конференций Рината Ахметова, кстати сказать транслировавшейся в прямом эфире ТРК „Украина”, президент телекомпании Геннадий Кондауров вручил Ринату Леонидовичу памятную медаль за содействие в организации ТРК.

Потом контрольный пакет акций газеты „Салон” выкупил возглавляемый Ринатом Ахметовым „Донгорбанк”, а на редакционную политику получил неограниченное влияние бывший вице-президент ФК „Шахтер”, председатель областного Совета Борис Колесников. До этого „легли” „Вечерний Донецк” и ряд других изданий. В Киеве все чаще и все теплее стала писать о Донецке приобретенная дончанами газета „Сегодня”... Еще в 2000 году, к автору этих строк попал документ, рожденный в одном из кабинетов областной администрации. Он назывался „Соотношение тиражей печатных изданий по степени их управляемости в информационном пространстве региона”. В документе приводились следующие данные:

  • Собственные издания – 17%;
  • Контролируемые СМИ – 47%;
  • Частично контролируемые – 33%;
  • Оппозиционные – 3%.

А теперь цитата из выступления перед журналистами в январе 2002 года заместителя Януковича по информационной политике Александра Николаевича Гурбича: „Два года назад я говорил о том, что назрела идея превращения целого ряда СМИ региона в определенное объединение, которое основывается на экономических, на своего рода, идеологических, а главное, на определенных региональных принципах своего существования. Этот вопрос, как вы знаете, на протяжении 2000-2001 года решен... В общем, для сферы информации и информатики, два последних года я бы назвал переломными ». И потом, на вопрос о медиахолдинге: « - Что вы понимаете под словосочетанием медиахолдинг? Финансовую группу, объединение газет? Я признаюсь - первый медиахолдинг я создал 10 лет назад создав ассоциацию под названием «Донбасс-полипресс», куда вошли все газеты, учрежденные органами власти Донецкой области. И на сегодня их 61».

Следует обратить внимание, что заместитель Виктора Януковича по информационной политике говорит об идеологии и регионализме. О какой региональной идеологии говорит государственный чиновник в стране, где по Конституции «жодна ідеологія не може визнаватися державою як обов'язкова”?

Ответ в следующей цитате господина Гурбича: „При желании и город и область могут создавать свой информационный зонтик от проникновения разного рода ненужных и в какой-то степени агрессивных для Донбасса, как это видно в последнее время по публикациям появляющимся в Интернете, направлений против его курса, против его развития в том режиме, в котором он действует сейчас”.

В области, где из потребляемых на читательском рынке изданий только 12% издаются в Киеве, а 86 – местные, создание таких зонтиков означает только одно – желание ( а сейчас и возможность) контролировать не только местные информационные потоки, но и внешние. А это лишение людей свободы выбора, по сути, - цензура. Многие слушатели „Свободы”, например, сталкивались с фактами прекращения трансляции этой радиостанции в регионе, когда в нем происходят какие-то резонансные события. Дончане стремятся к монополии в информационном пространстве области. Понятно, что на масштабы Украины этот опыт перенести будет сложнее, но сама тенденция показательна. К тому же А. Гурбич достаточно близок к Януковичу и в условиях премьерства последнего несложно предсказать его карьерный рост. Еще такой большой демократ, как нынешний сумской, а когда-то донецкий, губернатор В. Щербань так отзывался о Гурбиче в своей книге «Исповедь перед сном»: «Человек энергичный, исполнительный и надежный. … Информационную политику поставил с головы на ноги, в хорошем смысле слова». У каждого свои понятия хорошего и плохого.

Конечно, нельзя обвинить лично Виктора Януковича во всем плохом, что происходило в Донецком медиа-пространстве за время его губернаторства. Тем более, что как ни крути, а именно Янукович, несмотря на свою губернаторскую должность, был чуть ли не самым открытым чиновником области. Его еженедельные встречи с прессой давали возможность спросить, и получить хоть какой-то, но ответ. Не всегда понимая, что его слова могут быть использованы против него, порой, обжигаясь на этом, он все равно старался держать марку, и не избегал прессы. А то, что вопросы, которые витали в воздухе зачастую оставались так и не заданными, - это проблема уже не его, а выращенных в его области журналистов. В общем, правду сказать: у меня, например, лично на Януковича ничего нет. В области, где фальсифицируются выборы, убивают и сажают журналистов, совсем не критикуют областное руководство, предъявить претензии лично к Януковичу не за что! Король чист. Но короля делает свита. И мне, как журналисту и человеку, не важно кто делает. Мне важно что! К тому же, как не крути, но это была его область, его люди и его желание или нежелание вмешиваться в процессы. А может, люди все-таки меняются?

Сергей Гармаш, ЦИСПД.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: