Вверх

Убийство Игоря Александрова: Кто остался в тени?

Бывший сотрудник Краматорского ОБОП, капитан милиции Михаил Сербин после более чем шестимесячного незаконного содержания под стражей в следственном изоляторе города Артемовска по фальсифицированному «правоохранителями» обвинению, 17 июня 2000 года был освобожден. Через две недели, 4 июля, мы выехали в Киев на прием к Генеральному прокурору Украины. 8 июля Сербин передал заместителю Генерального прокурора Сергею Винокурову обращение на 9 листах и дал подробные к нему пояснения.

В обращении к Генпрокурору, в частности, говорилось: «Ранее в своих обращениях к руководителям МВД я и Олег Солодун постоянно предупреждали, что оставляя без внимания информацию о заказных убийствах, они способствуют совершению других тяжких преступлений, являющихся звеньями одной цепи: убийство Игоря Ермакова 22 сентября 1998 года в краматорском кафе «Театральное», незаконное увольнение меня и Солодуна из МВД, провокация с психотропными веществами (речь идет о сфальсифицированном в отношении Сербина уголовном деле – авт.), убийство гражданина Кули в марте 2000 года в Славянске. Цепочка не закончилась и последует еще ряд тяжких преступлений…».

Тогда мы еще не знали, что цепочка уже продолжилась - вечером 4 июля 2000 года в подъезде собственного дома был убит славянский предприниматель Андрей Собко, имя которого, как одной из будущих жертв, назвал заместителю Генерального прокурора Винокурову Михаил Сербин на упомянутом приеме. 8 июля 2000 года Винокуров при Сербине сразу же позвонил прокурору Донецкой области Виктору Пшонке и поручил лично разобраться в происходящем.

А ровно через год, 3 июля 2001 года, в подъезде ИРТК «ТОР» был зверски избит славянский тележурналист Игорь Александров, который через четыре дня, 7 июля, умер, не приходя в сознание. Александров проводил независимое расследование серии заказных убийств в северном регионе Донецкой области и неоднократно открыто называл в прямых эфирах передачи «Без ретуши» заказчиком и возможным организатором этих убийств директора ассоциации предприятий «УКР-лига» Александра Рыбака.

Правоохранительные органы упрямо игнорировали эту версию, публично трактуя содержание передач Игоря Александрова как политические спекуляции. В то время как статьей 94 Уголовно-процессуального кодекса Украины (УПК) заявления, сделанные в средствах массовой информации (СМИ), однозначно определены как основания для возбуждения уголовного дела. Указанной статьей обязанность провести проверку и возбудить уголовное дело возложена только на прокурора. Хочу подчеркнуть, что доследственные проверки по сообщениям об убийствах, сделанным в передачах Игоря Александрова «Без ретуши», прокуратурой Донецкой области не проводились и соответствующие процессуальные решения не принимались. Можно предположить, что такая бездеятельность устраивала руководство прокуратуры Донецкой области.

Сейчас, когда Генеральной прокуратурой Украины Александр Рыбак арестован и привлечен к уголовной ответственности как заказчик убийств Игоря Ермакова, Кули, Андрея Собко и Игоря Александрова, необходимо разобраться, почему милиция и прокуратура Донецкой области своевременно не реагировали на выступления журналиста Александрова.

Летом 2000 года Андрей Собко был крупным и успешным предпринимателем в Славянске. Естественно, он знал Александра Рыбака и поддерживал с ним деловые отношения. Вечером 4 июля числившиеся юристами «УКР-лиги» некие Петренко и Лисицкий молотком и ножом убили Андрея Собко при выходе из кабины лифта в подъезде его дома. После этого они попытались скрыться в офисе «УКР-лиги», но бегущие парни показались подозрительными наряду милиции и поэтому были задержаны. При досмотре в сумке Лисицкого был обнаружен обрез и окровавленный молоток. Обоих арестовали. Лисицкий сознался быстро и у меня есть все основания утверждать, что он полностью изобличил своего соучастника и заказчика преступления. Но расследование убийства вскоре перестало волновать правоохранителей…

Расследование уголовного дела об убийстве предпринимателя Собко гражданами Петренко и Лисицким сначала приобрело вялотекущий характер, затем превратилось в стоячее болото, и в таком виде было направлено в суд. В ходе расследования у вдовы убитого Марины Собко даже не выяснили, что является причиной убийства и кого она подозревает в его организации. На допросе в судебном заседании Марина Собко, сославшись на передачу «Без ретуши», сообщила суду, что убийство Андрея Собко организовал Александр Рыбак для того, чтобы не возвращать крупный денежный долг. Поскольку долг в материалах уголовного дела ни единым словом не поминался, суд сразу возвратил дело на дополнительное расследование в прокуратуру Донецкой области. Согласно закону должностные лица прокуратуры области, расследовавшие уголовное дело об убийстве Андрея Собко, были обязаны проверить показания Марины Собко следственным путем.

Вряд ли следователь прокуратуры, расследовавший это дело, был профаном. Очевидно, что эти факты у Марины Собко не выясняли умышленно, желая выхолостить уголовное дело в интересах некоторых лиц. Сейчас мы уже знаем, что одним из заинтересованных был Александр Рыбак. Не вызывает сомнения, что вторым заинтересованным был некий высокопоставленный сотрудник прокуратуры Донецкой области, который указывал находящемуся у него в подчинении следователю необходимый результат расследования убийства Собко. Кстати, сам Собко был не бедным человеком и имел в прокуратуре области связи на достаточно высоком уровне. Но его «крыша» оказалась ниже...

Взрыв общественного негодования после убийства Игоря Александрова вывел из равновесия Президента Кучму. Направленные им в Славянск первые руководители правоохранительных органов Украины, бережно «опекаемые» руководством правоохранительных структур Донецкой области, авторитетно уверяли журналистов, что убийство Александрова никак не связано с его журналистской деятельностью. Но в Славянске заезжим «авторитетам» не верили - только немой не называл Александра Рыбака убийцей Александрова. И правоохранители, подгоняемые киевскими проверяющими, не могли с этим не считаться. А потому начали проверять Рыбака на причастность к организации убийства Игоря Александрова. Экономические преступления возглавляемых Рыбаком коммерческих структур были задокументированы достаточно быстро. Но для того, чтобы полностью проверить версию о причастности Рыбака к убийству, его необходимо было арестовать. Вот тут и вспомнили об убийстве Собко.

Нельзя сказать, что личность Рыбака не вызывала профессионального интереса у оперативников органов МВД. Немного ранее, 21 марта 2001 года, оперуполномоченный УБОП майор милиции Г. Кикавец направлял в информационный центр УМВД Украины в Донецкой области материалы специальной проверки в отношении Лисицкого, Петренко и Рыбака. Такие проверки обязательны перед заведением дела оперативной разработки. Источники в правоохранительных органах утверждают, что майор Кикавец действительно начинал разработку Рыбака. Которая, не исключено, была прекращена по указанию сверху. Поскольку УБОП не проводил расследования по убийству Собко, то для его сотрудников было интересно раскрыть заказное, а не примитивное бытовое (по мнению прокуратуры) убийство. Но это было абсолютно не нужно кому-то в прокуратуре Донецкой области. И этот кто-то был настолько влиятельным, что не просто имел доступ к оперативной информации спецподразделений УБОП, но и был способен добиться от руководителей УМВД области прекращения разработки Рыбака.

Волею судьбы этот высокий прокурорский чин в ходе расследования убийства Игоря Александрова оказался в одной лодке с теми, кто имел основания для ареста Рыбака, планировал и добивался этого ареста. У прокурорской «крыши» Рыбака не было возможности для маневра, не было времени на раздумья и выработку других версий - слишком велика была опасность обнаружить себя в качестве «крыши» Рыбака и накликать персональный гнев Президента Кучмы.

Поэтому Лисицкого и Петренко «отдали» операм. Результаты не заставили себя ждать. Отбывающий наказание в ИТК-27 Горловки гражданин К. (фамилии некоторых лиц не указываются в целях их безопасности) дал показания майору Кикавцу: в июле 2000 года он находился в камере № 11 Славянского ИВС вместе с Лисицким, который рассказал, что арестован за совершение заказного убийства коммерсанта, которое совершил совместно с Петренко. Убитый ими коммерсант сильно мешал фирме «УКР-лига». Также Лисицкий поддерживал дружеские отношения с Дмитрием Рыбаком, родным братом директора «УКР-лиги». По показаниям гражданина К., Лисицкий признался ему, что состоит в организованной преступной группе (ОПГ) «17 участок» Краматорска, хорошо знаком со «Шкроком» и что его, мол, уже ждут «на тюрьме», а «Шкрок» с «Калмыком» ему помогут.

11 июля 2001 года начальник Ждановской исправительной колонии подполковник В. Михайлов принимает явку с повинной у отбывающего наказание в колонии гражданина Ш.: «6 июля 2000 года ко мне в камеру посадили задержанного Лисицкого Сергея. В разговоре с Сергеем я узнал, что в недавнем прошлом Сергей со своим подельщиком порезали двоих парней, за что их задержали. Через своих знакомых они связались с начальником фирмы «УКР-лига», который заплатил за них более 10 тысяч долларов США. (Описываемый факт имел место 8 марта 2000 года в Славянске. Потерпевшие - Тищенко Николай Владимирович и его брат Владимир. Вопрос о закрытии уголовного дела в отношении Лисицкого и его подельщика «решал» сотрудник милиции, которого называли «Львович», исполнявший параллельно со службой в ОВД обязанности начальника охраны «УКР-лиги» и имевший радиопозывной «122». «Львович» уволен из ОВД сразу после убийства Александрова по указанию заместителя министра МВД Мельникова – авт.). После освобождения хозяин «УКР-лиги» потребовал вернуть долг, но у Лисицкого не было такой суммы. На второй встрече хозяин (Рыбак –авт.) предложил Лисицкому и его подельщику отработать долг, убив коммерсанта, которого он и указал. Рыбак сказал, что если у них все получится, он им доплатит. Лисицкому хозяин дал точный адрес и объяснил им примерно, в какое время возвращается домой коммерсант».

13 июля 2001 года оперуполномоченный по ОВД УБОП майор милиции А. Морозов доложил начальнику УБОП И. Белозубу: «13 июля 2001 года в ИК-33 была проведена беседа с осужденным Шпортюком И.И. по кличке «Шкрок», в ходе которой он рассказал, что Петренко и Лисицкого знал до своего ареста и осуждения. В СИЗО Артемовска, пользуясь своими связями среди администрации, встретился с ними и побеседовал. Они сообщили ему, что убили Собко в интересах фирмы «УКР-лига»».

Надо полагать, что и сам Лисицкий рассказывал оперативникам немало. Чего стоят его собственноручные показания о том, как следователь прокуратуры Донецкой области фальсифицировал уголовное дело в интересах братьев Рыбаков: «Это было примерно зимой 2000 года. Я находился в офисе фирмы «УКР-лига». В кабинет зашел Рыбак Дмитрий Николаевич, родной брат генерального директора Рыбака Александра Николаевича. До этого я был в курсе, что его избили неизвестные в подъезде дома, где живет его девушка. Он сказал, что приехал следователь и мне надо пойти к нему и ответить на некоторые вопросы по поводу его избиения. Кто его избивал, я не знал, и там не был. Следователь находился в одном из кабинетов фирмы. Я зашел к следователю. Он показал мне фото Чеснокова и Северова. Сказал, чтобы я не волновался. Затем он написал что-то, и я все подписал. Текст я не читал. Все, что написал следователь в протоколах очных ставок с Северовым и Чесноковым, я подписал. Я действительно не знаю, кто избил Рыбака Дмитрия».

Дмитрий Северов и Игорь Чесноков осуждены и отбывают наказание за нанесение телесных повреждений Дмитрию Рыбаку. Так что технологии «вередюкизации» уголовных дел прокуратурой Донецкой области начали отшлифовываться достаточно давно.

Накануне убийства Андрей Собко неоднократно звонил и разыскивал Рыбака - это зафиксировано в книге учета посетителей и звонков «УКР-лиги». В бухгалтерских документах при проверке обнаружен долг «УКР-лиги» в сумме 100 тысяч гривень предприятию, владельцем которого был сам Собко. Но этого никто из правоохранителей в ходе расследования убийства Андрея Собко даже не пытался зафиксировать. А оригиналы книг учета посетителей «УКР-лиги», как доказательство обширности коррупционных связей Рыбака с сотрудниками правоохранительной системы Донецкой области, хранившиеся в сейфе прокуратуры, уже навсегда исчезли.

Подведем промежуточный итог. В июле 2001 года, через несколько дней после убийства Игоря Александрова, правоохранительные органы Донецкой области располагали объективной информацией о том, что Александр Николаевич Рыбак заказал убийство предпринимателя Собко. Это обязывало их провести комплекс оперативно-следственных мероприятий (что позднее и сделала Генпрокуратура) для привлечения Рыбака к уголовной ответственности и его ареста. Арест Рыбака давал возможность проверить его на причастность к другим резонансным убийствам, перечисленным в передаче «Без ретуши». Несомненно, что арестованный Рыбак сразу лишился бы возможности влиять на ход следствия. Арест Рыбака наверняка бы вызвал моральный паралич исполнителей убийств и других его подельщиков, что многократно увеличивало возможность раскрытия убийства Александрова еще летом 2001 года, а не в 2004 году.

Почему этого не произошло? Естественно, что этого очень не хотел сам Рыбак. Еще более не заинтересован был уже упоминавшийся высокопоставленный чин прокуратуры Донецкой области, осознающий последствия привлечения Рыбака к уголовной ответственности и его возможную словоохотливость в связи с этим. Значит, они оба были заинтересованы в фальсификации обвинения против Юрия Вередюка, как убийцы Александрова, что в итоге отвело подозрение от Рыбака на продолжительное время.

Арестованный в настоящее время за фальсификацию материалов расследования в отношении Вередюка подполковник Игорь Криволапов о существовании Рыбака знал лишь в силу своих обязанностей и личных отношений с ним не поддерживал. Поэтому он не был заинтересован в нужных для Рыбака результатах. Тогда получается, что Криволапов очень хорошо знал (например, по совместной продолжительной работе в Краматорске) высокого прокурорского покровителя Рыбака. И этот покровитель имел возможность попросить или даже заставить Криволапова «подыскать» Вередюка, мог гарантировать надежную «крышу» и повышение по службе. Покровитель до определенного момента выполнял свои обязательства: следователи Генпрокуратуры «скушали» Вередюка и передали дело в суд, Криволапова «за успехи в расследовании» назначили начальником горотдела милиции в Красный Лиман. Пока новым Генеральным прокурором Украины не был назначен Святослав Пискун, который дал команду начать новое расследование по делу Александрова втайне от прокуратуры Донецкой области. Я достоверно знаю, что большую часть следственных действий киевляне проводили в Донецком регионе инкогнито. Тем не менее, с самого начала они находились под постоянным контролем. Уже в феврале 2003 года от одного из сотрудников прокуратуры Донецкой области Константин Яворовский (один из лидеров ОПГ «17 участок», правая рука Александра Рыбака, обвиняется в исполнении заказных убийств) знал, что два следователя Генпрпокуратуры проживают в гостинице «Шахтер», и планировал покушение на них. Здесь можно предположить утечку информации от прокурорского чина, покровительствовавшего Рыбаку, Криволапову и иже с ними. Покровитель мог также гарантировать «нужное направление» расследования уголовного дела в случае убийства киевлян.

Этот покровитель из числа высших чинов прокуратуры Донецкой области прямо и косвенно, воочию и незримо присутствует во всех событиях, связанных с расследованием убийства Игоря Александрова.

Только покровитель мог дать команду одновременно милиции и прокуратуре не допрашивать меня и Сербина после убийства Александрова, выводя тем самым из расследования двух ключевых свидетелей. Допросы начались только в августе, спустя месяц после покушения, и только после моих и Сербина публичных заявлений об этом на пресс-конференции в Донецке.

В процессе первых допросов, проведенных начальником отдела прокуратуры Донецкой области М.Сакуном, я и Сербин дали показания, что считаем организаторами убийства Александрова граждан Рыбака и Яворовского. Более того, допрошенный 1 августа 2001 года тем же Сакуном экстрадированный из Германии лидер ОПГ «17 участок» Дмитрий Герман дал показания, что лично Рыбак еще весной 1998 года визуально показал Александрова Герману и представил как противника. И после этого на Александрова «наезжали» главари «17 участка» - Ермаков и Яворовский. В совокупности с уже приведенными фактами прокуратура Донецкой области имела колоссальный свидетельский багаж для обвинения Рыбака. И покровитель Рыбака должен был обладать большими должностными полномочиями для того, чтобы дезавуировать такую массу свидетельских показаний.

31 июля 2001 года прокурор отдела прокуратуры Донецкой области О.Медведев протоколом выемки изъял у Сербина так называемую «Дюссельдорфскую кассету» и результаты ее фоноскопического исследования. Согласно моих и Сербина показаний эта кассета несла большой объем необходимой для следствия информации и являлась ключом к разгадке нескольких резонансных преступлений. Кассета была приобщена к материалам дела. И все… Не была назначена экспертиза. Не были проведены следственные действия для оценки информации, звучащей на кассете. Потому, что это не нужно было покровителю.

Переданные мною Александрову для подготовки заключительной передачи «Без ретуши» фотографии, документы и компьютерная дискета в ходе следствия не были обнаружены. При обыске в офисе ИРТК «ТОР» в служебном сейфе Александрова почему-то не был обнаружен и рукописный список будущих жертв Александра Рыбака. А ведь такой список был составлен 7 октября 2000 года, сразу после второй передачи, и помещен Игорем Александровым в свой сейф. Так ставился эксперимент: что произойдет раньше – придут ли за списком правоохранители или убьют очередную жертву. Я не верю в случайности и совпадения. Поэтому считаю, что документы и список исчезли при прямом участии тех, кто проводил осмотры и обыски. Потому что так было нужно покровителю.

Ведь четвертая, заключительная передача «Без ретуши» была задумана так, что главными «героями» в ней должны были стать не Рыбак, не Яворовский и не «братва» из «17-го участка». О них и о милицейской шпане, «шестерящей» перед Рыбаком, все уже было сказано в трех предыдущих передачах. На сцене должны были появиться высокие чины правоохранительных органов Донецкой области, описаны применяемые ими «методы» по нераскрытию резонансных преступлений, названы суммы уплаченных им за это «гонораров». То есть, четвертую передачу планировалось посвятить теме коррупции, которая почему-то так неуловима в Украине. Не исключаю, что в прямом эфире неоднократно могла прозвучать фамилия высокого прокурорского покровителя преступных группировок Донетчины. Он мог знать об этом, поскольку планами о четвертой передаче Александров делился со многими знакомыми и сотрудниками телерадиокомпании. Покровитель точно знал о содержании «Дюссельдорфской кассеты», фонограмма которой 23 мая 2001 года была передана мною и Сербиным в МВД Украины.

Поэтому покровитель доподлинно знал, о чем будут говорить в последней передаче «Без ретуши» Игорь Александров, Олег Солодун и Михаил Сербин. Последняя передача представляла реальную угрозу исключительно для прокурорского покровителя Рыбака, вследствие чего он мог дать указание Рыбаку «наказать» Александрова…

Я задаю себе вопрос: почему Александр Рыбак и Игорь Криволапов даже под давлением казалось бы неопровержимых улик отказываются давать показания о том, кто на самом деле стоит за ними? Может быть потому, что покровитель уже в Киеве, в высоком кресле, и они это хорошо знают. И этот покровитель является той соломинкой, которая вытянет их на свободу? Или его присутствие на вершине прокурорской иерархии является немым предупреждением о том, что нужно молчать и хранить тайну?

Р.S. Прошу Генерального прокурора Украины Геннадия Васильева считать эту статью официальным заявлением в соответствии с пунктом 5 статьи 94 УПК Украины о совершении должностных преступлений некоторыми бывшими высокопоставленными сотрудниками правоохранительных органов Донецкой области.

Олег Солодун, «Народная воля», 24 июня 2004 г.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: