Понедельник, 17 декабря 2018, 09:421545032568 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Е. Звягильский: В лучшем случае реструктуризация углепрома не принесет желаемых результатов

Тема углепрома снова выходит на первый план общественного внимания. В связи с зимой. Вернее прогнозируемого, а некоторыми и ожидаемого, энергетического кризиса. Многие политики не скрывают, что кризис может быть спровоцирован врагами Виктора Януковича, чтоб создать основания для бесславной отставки его Кабинета и, соответственно, минимизации шансов премьера на президентство. В связи с этим проводится параллель с так называемым «хлебным кризисом». И хотя, как утверждает председатель профсоюза угольщиков, член фракции «Регионы Украины» Виктор Турманов, ситуация в отрасли постепенно выравнивается, украинский углепром накопил такой груз проблем, что эта отрасль может стать миной замедленного действия для правительства. Предпосылки этого можно увидеть даже в словах донецких депутатов, которые противоречиво, и часто не в унисон вице-премьеру Виталию Гайдуку, оценивают сегодняшнее положение в угольной отрасли страны.

Журнал “Національна безпека і оборона” (№8 (44) 2003р) провел опрос трех депутатов-энергетиков из “Регионов Украины” на тему реструктуризации углепрома. «Остров» приводит их ответы с некоторыми сокращениями.

Какие положительные результаты получила угольная промышленность Украины за семь лет реструктуризации?

Леонид Байсаров, председатель подкомитета по вопросам стратегии развития отрасли и инвестиций Комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности:

На мой взгляд, одним из положительных результатов является не столько закрытие убыточных шахт, сколько развитие и ускоренная концентрация производства на наиболее перспективных и рентабельных предприятиях.

Анализ работы угольных шахт в 2002г. показал, что 26 предприятий с годовой добычей свыше 1 млн. тонн каждое достигли результата 44,8 млн. тонн угля, или 55% общеукраинской добычи (81,8 млн. тонн). Эти 26 шахт составляют 15% всех шахт Украины, а число занятых на них достигает 33% работников отрасли.

Это означает, что, несмотря на довольно частые реорганизации структуры управления отраслью (за последние 15 лет их было семь), у нас всегда были шахты, которые формировали "точки возрастания" экономики страны. Сегодня к таким предприятиям можно отнести прежде всего шахты им. Засядько, "Комсомолец Донбасса", "Южнодонбасскую №3", "Красноармейскую-Западную № 1", "Краснолиманскую" в Донецкой области, шахты им. Фрунзе, ш. Вахрушева, им. Дзержинского в Луганской области и ряд шахт Государственной холдинговой компании "Павлоградугль".

Ефим Звягильский, народный депутат Украины, генеральный директор шахты им. Засядько:

С реформированием угольной промышленности "посчастливилось" намного большее, чем другим отраслям. За последние 60 лет создавались и ликвидировались целые структуры управления, укрупнялись и расформировывались главки, комбинаты, тресты, менялись их границы и состав, шахты объединялись в шахтные управления и разъединялись. В последние годы появились новые структуры — государственные холдинговые компании, государственные предприятия и др. Отдельные шахты получили статус самостоятельных. Но показатели работы при этом существенным образом не менялись.

Дело не только и не столько в организационной форме. Всегда были шахты, которые работали лучше других, независимо от вывески организации, в состав которой они входили.

В 1990-х годах началась реструктуризация отрасли, которая должна была заключаться в одновременном закрытии в сжатые сроки убыточных шахт и параллельной финансовой поддержке более перспективных предприятий, лишь бы укрепить их материально-техническую базу и превратить в рентабельные и конкурентоспособные. Вторая часть этой программы не выполнена, несмотря на предупреждения заграничных консультантов о ее необходимости. В результате, реструктуризация превратилась в процесс закрытия шахт. Число предприятий, которые работают рентабельно, не увеличивается. Вместе с тем, идет постепенное сползание все большего их количества к группе глубоко убыточных шахт.

Андрей Клюев, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности:

Говорить в целом о положительных результатах работы отрасли, которая находится в кризисном состоянии – это, по меньшей мере, некорректно. Тем более, что не реализованы основные положения Указа Президента Украины "О структурной перестройке угольной промышленности" и не выполняются задачи правительственной Программы "Украинский уголь".

Реструктуризация отрасли происходит без соблюдения главнейшего условия: социально-экономическое положение работников и их семей ни в коем случае не должно ухудшаться. Тем временем, для 120 тыс. работников, освобожденных в процессе реструктуризации, создано лишь около 3000 новых рабочих мест.

Почему процесс реструктуризации угольной промышленности не приобрел постоянного характера и не достиг предвиденных целей — рентабельной работы преобладающей части шахт, внедрения в отрасли института частной собственности и рыночного отношения?

Леонид Байсаров:

Я вижу несколько причин нынешнего кризисного состояния отрасли. Первая (и, по моему мнению, главная) — это отсутствие внешних инвестиций в развитие производства. Приходится констатировать, что для государства финансовая поддержка отрасли сегодня является непосильным бременем (за последние десятилетия объемы государственных капиталовложений в угольную промышленность уменьшились почти в 12 раз), а рассчитывать на собственные капиталовложения угольные предприятия не могут из-за дефицита средств.

Кроме того, угольную отрасль традиционно считают инвестиционно непривлекательной, учитывая высокий риск капиталовложений и продолжительный срок их окупаемости. Каждое правительство Украины вносило свои коррективы в программу реструктуризации угольной отрасли — но не решался такой принципиальный вопрос, как порядок и сроки приватизации шахт. В Росси этот процесс начался уже давно, и в результате традиционно убыточную и дотационную отрасль с большим количеством внутренних проблем и разногласий (прежде всего социального характера) за короткое время удалось трансформировать в прибыльную.

В Украине сегодня тоже есть положительные примеры реформирования угольной промышленности, хотя реальное правовое поле все еще отсутствует.

Ефим Звягильський:

Последняя реорганизация угольной отрасли проводилась в 1996г. Нынешняя, начавшаяся всего через шесть лет, еще раз подтверждает, что все они проводились без глубокого анализа, тщательного обоснования решений, которые принимаются, и всесторонней оценки коротко- и долгосрочных последствий. Повышение эффективности отрасли путем интеграции ресурсов, которая возможна при условии возвращения к государственным предприятиям, — привлекательное решение, но объединение шахт выглядит тупиковым направлением. Ведь подавляющее большинство угольных предприятий являются убыточными и две трети их основных фондов требуют обновления. В лучшем случае, реорганизация не принесет ожидаемых результатов, в худшем — приведет к гибели тех предприятий, которые останутся вне сферы направления сконцентрированных ресурсов.

Главная причина нынешнего кризиса угольной отрасли — постоянное крайне недостаточное финансирование ее государством — до сих пор обусловлена недооценкой значения собственного угля для экономики и экономической безопасности Украины. Самостоятельно, без серьезной финансовой поддержки, угольная промышленность не выйдет из кризиса. Наивно надеяться на инвесторов в масштабах отрасли, ведь они идут туда, где есть твердая уверенность в возвращении вложенных средств и в получении прибыли, не меньшей, чем от депозитного вклада.

Корпоратизация и приватизация предприятий по добыче угля подземным способом является намного более сложной задачей, чем любые другие. Об этом свидетельствует, в частности, то, что в некоторых угледобывающих странах, где социалистических форм хозяйствования никогда не было, шахты несколько раз национализировали и снова передавали в частные руки. Это следствие не только низкой рентабельности и даже убыточности подземной добычи, но и чрезвычайно высокой (сравнительно с другими производствами) трудоемкости, энергоемкости, капиталоёмкости, низкой и продолжительной окупаемости инвестиций, высокой степени риска.

Если исходить из того, что конечной целью приватизации есть не просто смена, а привлечение эффективного собственника, то возможности для этого в угольной промышленности минимальные. Шахты являются крайне непривлекательными для инвестирования, сравнительно с предприятиями других отраслей. Сегодня немного инвесторов рискуют вкладывать собственные средства, да и то лишь в отдельные процессы (очистная выемка, обогащение угля и т.д.), причем, как правило, на лучших предприятиях.

Признавая преимущества рыночного отношения и полной хозяйственной самостоятельности, я все-таки считаю преждевременной массовую приватизацию угольных предприятий — по меньшей мере, в ближайшие 10-15 лет. Поспешность приведет к окончательной гибели отрасли. Довольно показательным является то обстоятельство, что порядок закрытия шахт не обсуждался серьезно в контексте вопроса приватизации. Больше того, высказывались мысли, что финансироваться процесс ликвидации должен в любом случае из государственного бюджета. Никогда не поднимались вопросы о том, за счет каких средств и каким образом будут строиться новые угольные шахты и вообще будут ли они строиться. А без законодательного решения всего комплекса проблем нельзя начинать процесс приватизации.

Андрей Клюев:

В середине 1990-х годов была прекращена государственная поддержка угольной отрасли. Ситуация в угольной промышленности ухудшилась и из-за общего экономического кризиса. Недостаток собственных средств и недостаточная государственная поддержка привели к прекращению строительства и реконструкции шахт, старению шахтного фонда и уменьшению мощностей угледобывающих предприятий. Логика осуществления государственной политики предусматривает первичность концептуальных и стратегических основ: именно они разрешают составлять обоснованные программы и планы отраслевого развития. В 1996 г. была разработана Национальная энергетическая программа Украины, но высокая недостоверность среднесрочных прогнозных расчетов сделала невозможным ее использование для системного развития отраслей ТЭК. А отсутствие стратегии развития энергетики, в т.ч. угольной промышленности, привело к недостаточно системной законодательной работе. В результате, нормативная база, призванная решить фундаментальные проблемы отраслевого развития, не является эффективной. В общем, реструктуризация выглядит рядом, подготовленных на скорую руку, непоследовательных экспериментов, которые игнорируют рациональные межотраслевые отношения.

Проблема хронической задолженности в отрасли крайне отрицательно влияет как на текущее финансово-экономическое состояние угольных предприятий, так и на перспективы их развития. На сегодня кредиторская задолженность составляет 10,4 млрд. грн. и превышает дебиторскую на 6,8 млрд. грн. Понятно, что в таких условиях привлечение частных инвестиций в отрасль почти не происходит.

В Украине до сих пор не используют механизмы внедрения общих инвестиционных проектов по схеме распределения продукции. Закон принят, но механизм его реализации до сих пор не разработан.

Какие меры следует принять для активизации процесса реструктуризации угольной промышленности Украины?

Леонид Байсаров:

Поскольку угольная промышленность чрезвычайно капиталоемка, то собственных оборотных средств для развития не смогут найти даже наиболее передовые шахты. Решение проблемы финансового обеспечения развития отрасли одно — привлечение внешних инвестиций. Следует учесть, что любой инвестор, как в нашей стране, так и везде, вложит средства в развитие отрасли исключительно в обмен на право собственности. Понятно, что сама собой такая проблемная собственность, как угольное предприятие, инвестора интересует мало. Для него является важным, чтобы вложенные средства пошли на развитие предприятия с целью наращивания объемов угледобычи и повышения производительности труда.

Следует отметить, что большинство угольных предприятий сегодня инвестируются благодаря важности как коксохимического, так и энергетического сырья. Однако, при существующих условиях их предоставления, угольные предприятия, кроме долгов и временного решения своих проблем, как правило, не получают ничего. Поэтому возникает вопрос, что лучше: смириться с принятой практикой, или узаконить привлечение средств путем дополнительной эмиссии акций угольных предприятий? Наш опыт подтверждает целесообразность второго варианта. Этот вариант — не универсальный и не единый, но он имеет право на существование рядом с другими, которые есть или еще будут в нашем государстве.

Ефим Звягильский:

В первую очередь, нужен закон о порядке реализации государственной стратегии развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК) Украины, разработка которого практически завершена. Следует узаконить порядок государственной поддержки добычи угля, принципы определения стабильных нормативов государственной поддержки на отдельных шахтах, минимальный срок их действия (три-пять лет), правила предоставления поддержки для частичной компенсации затрат на себестоимость, финансирования капитального строительства и технических мероприятий, направленных на снижение убыточности и повышение уровня рентабельности. Такой порядок сделает инвестиционно привлекательными даже убыточные предприятия.

Существенным образом повысит эффективность угольной промышленности не столько приведение в порядок системы формирования цен, сколько максимальное вытеснение из сферы реализации посреднических структур, что разрешит оставить в отрасли ту часть средств, которая сегодня попадает к посредникам. Работу в этом направлении ведет Министерство топлива и энергетики Украины.

Для решения проблемы дебиторской и кредиторской задолженностей необходимо, прежде всего, провести всеобщее безбанковское зачисление взаимных задолженностей, по возможности, длинным "цепочкам". Для этого нужна политическая воля и решительные действия правительства. Темпы передачи шахт на закрытие следует приостановить и ликвидировать лишь те предприятия, которые отработали раскрытые запасы угля. Нужно усилить финансовую поддержку перспективных шахт и вместе с тем — начать строительство новых с годовой добычей угля в 2,5-3 млн. тонн и больше. Три десятка таких шахт, вместе с двумя десятками шахт, которые развиваются, и тех, которые приходят в упадок и наличие которых неминуемо, удовлетворят потребности Украины в угле.

В основе всех решений об угольной промышленности должно заключаться глубокое осознание того, что без угля экономическая безопасность Украины останется призрачной, но и без экономической поддержки государства сохранить угольную промышленность просто невозможно.

Андрей Клюев:

Ускорить принятие принципиального решения об активной реструктуризации и приватизации. Положительная динамика технико-экономических показателей негосударственных угледобывающих предприятий показывает, какие возможности мы теряем из-за промедления принятия такого решения. Кроме того, опыт сотрудничества этих предприятий с коксохимическими заводами и тепловыми электростанциями доказывает целесообразность создания вертикально интегрированных компаний.

Что касается конкретных мероприятий, то для успешной реструктуризации угольной промышленности необходимо:

  • четко определить место угольной промышленности в ТЭК в рамках долгосрочной стратегии развития энергетики;
  • обеспечить сбалансированное финансирование реструктуризации и развития отрасли из разных источников и на всех этапах;
  • просмотреть и усовершенствовать систему государственной поддержки угольных предприятий;
  • решить проблему долгов и обеспечить реальные финансовые потоки в отрасли;
  • сократить сроки корпоратизации и приватизации угледобывающих предприятий;
  • стимулировать привлечение частного капитала в развитие угольной промышленности, используя механизм распределения продукции и схему "строительство — эксплуатация — передача в собственность";
  • разработать эффективную систему ценообразования на угольную продукцию;
  • стабилизировать работу потенциально рентабельных шахт;
  • эффективно использовать трудовые ресурсы и создавать новые рабочие места как на предприятиях угольной промышленности, так и в других отраслях;
  • разработать критерии эффективности функционирования отрасли и положить их в основу постоянного мониторинга и отчетности для оптимизации управления реструктуризацией.

«Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: