Вторник, 18 декабря 2018, 17:001545145218 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ю. Макогон: Дело не в экономике - нужен лидер уровня де Голля

7 июня в Москве началось заседание украино-российского межправительственного комитета по экономическому сотрудничеству. Премьер-министр России Владимир Путин настаивает на более активном участии Украины в деятельности таможенного союза между Россией, Беларусью и Казахстаном. В то же время на днях премьер Николай Азаров заявил о скором завершении переговоров Украины с ЕС о создании зоны свободной торговли. Куда же все-таки выгоднее двигаться Украине – в Россию или Европу? Об этом «Остров» спросил у доктора экономических наук, профессора кафедры «Международная экономика» ДонНУ, директора Донецкого филиала Национального института стратегических исследований Украины Юрия Макогона.

- Юрий Владимирович, в последнем обращении к ВР, говоря о возможном участии Украины в Таможенном союзе с РФ, Беларусью и Казахстаном, Виктор Янукович озадачил евроориентированных экспертов формулой «3+1». Что это за формула?

- Если вспомнить нашу историю, например, 1918-1919 годы, и даже более отдаленную – периода Богдана Хмельницкого – Украина всегда хотела оговорить для себя нечто особенное в отношениях с соседями. Эта особость проявляется во всём, поскольку объективно обусловлена ­- геополитически, исторически, культурно.

Украина находится на стыке двух крупных группировок – ЕС и РФ – и на протяжении всей нашей истории вынуждены искать баланс влияющих на них политсил, чтобы сохранить свою историческую субъе6ктность. Мы и так разделены на правобережную и левобережную части. А есть ещё со времен Оттоманской империи и Крымского ханства, казачьей вольницы и завоеваний Екатерины Великой чрезвычайно для нас важное   Южное направление, Черноморское экономическое сотрудничество: это Турция и прилегающие к ней страны, влияние которых на нашу политику и экономику с каждым годом становится всё более весомым.

Поэтому мы не вхожи в Организацию договора о коллективной безопасности, так как по Конституции являемся внеблоковым государством, не входим в Таможенный союз (ТС), не входим в ЕвроЗЭС. Поэтому в формуле «3+1» нет ничего неожиданного: президент, как и все его предшественники, вплоть до Богдана Хмельницкого, обречён на баланс отношений. Украина в этом смысле подобна двуликому Янусу, но если у него с одной стороны – улыбка, а с другой – скорбь, то мы должны и на Восток и на Запад смотреть с улыбкой.

- И все-таки в чем суть формулы «3+1»?

- Формула эта расшифровывается так: два вектора должны дополнять друг друга. Поскольку президент Янукович хочет выглядеть президентом всей Украины, то вынужден поддерживать данный баланс. Если изучить товарную структуру экспорта-импорта на Европу и на СНГ или только Россию, отчетливо видно: это непересекающиеся сегменты товаров и услуг, и было бы оптимальным наше участие и в ТС и шире – в Едином экономическом пространстве СНГ периода Кучма-Путин-Лукашенко – и в ЗСТ с Евросоюзом. Потому что наша западная граница, кроме кусочка с Молдовой – это граница с ЕС.

Кроме того, упомянутое мной Черноморское экономическое сотрудничество, где мы фактически являемся государством-соорганизатором вместе с Турцией и Россией, будучи самым мощным игроком по протяженности береговой линии, количеству портов. При этом три из пяти стран-участников ЧЭС –Греция, Румыния, Болгария - члены ЕС, а Турция официально ассоциированный член и давнишний участник НАТО. И этот третий вектор дополняет два рассмотренных вектора и в принципе неверно их друг другу противопоставлять.

И в то же время постоянная торговля в узкоэкономической сфере – вне стратегического геополитического контекста приносит сиюминутные выгоды, оборачиваясь поражением в стратегическом аспекте. События в современном мире развиваются стремительно, у нашей страны нет больше времени тянуть с выбором, метаясь в неопределенности между тремя векторами развития, пора определиться со стратегическим партнером. Богдан Хмельницкий в конце концов принял решение на чьей нам быть стороне, подписав Переяславскую раду…

- После Хмельницкого были другие гетманы и другие решения…

- Были. Но мы, в любом случае  - с Европой или с Россией - будем что-то терять, будем согласовывать свои военно-политические, пограничные, таможенные, торговые отношения со всеми странами обозначенного треугольника, но определяющими будут отношения с тем, кого мы выберем реальным стратегическим партнером. Не может быть двух стратегических партнеров. Как бы тем или иным политическим силам внутри Украины не были притягательны ЕС или СНГ, эта неопределенность наносит стране огромный урон, поскольку в этом случае ни ЕС, ни СНГ не заключают с нами долгосрочных соглашений.

- Что конкретно мы получим от Зоны свободной торговли с Евросоюзом, а что от Таможенного союза с Россией?

- Что касается ЕС, то выиграет только потребитель, он получает ассортимент товаров, услуг, более свободное пересечение границ. Именно это мотивировало 12 последних членов ЕС. Но сразу их производители, по многим направлениям, которые не нужны Европе были попросту задавлены. В Болгарии, Румынии, странах Балтии я все это видел воочию. Мы слишком многое можем потерять. В первую очередь многие культуры в сельском хозяйстве и значительную часть машиностроения. Понятно, как это скажется на количестве рабочих мест. Производства будут – в лучшем случае – включены в вертикально интегрированные кампании европейского уровня, в худшем – будут ликвидированы. То есть товары у нас будут, а рабочие места мы потеряем. Есть такое понятие как человеческая специализация, занятость в традиционных для нашего региона отраслях, под которые выстроено наше образование – среднее, специальное, высшее. Неоиндустрализм, внедрение новых, экологичных, ресурсосберегающих технологий в традиционные для нас отрасли будет невозможен. Мы должны продолжать добывать уголь, делать металл, совершенствовать машиностроение, особенно сложное. ЗСТ затормозит эти процессы, а евроинтеграция, как свидетельствует опыт восточноевропейских стран, приведет к деиндустриализации. И что тогда? Мы будет изобильно отоварены, но где и на чем заработаем деньги для их приобретения?

- А что будет с человеческими ресурсами?

- Тот же опыт восточноевропейских стран показал: вся молодежь уходит в страны западные, не останавливают ее даже колоссальные гранты ЕС. И когда у нас было свободное общение до введения Шенгенского барьера, то наши молодые специалисты активно уезжали. Если уже сейчас 7 млн. наших граждан – заробитчане, и многие уже осели там окончательно. Причем большая часть из них именно в ЕС. Некоторые виды производств, сегменты образования и науки перетекут в ЕС, ведь у них с демографией тоже проблемы. Это значит, что мы будем подпитывать Европу за счет украинцев, мы устраним тамошний дефицит белого населения и образованных работников, усугубив дефицит у нас. Кто же останется жить и работать в свободной Украине?

Членство в ЕС имеет последствия и военно-политические. Чехия, Румыния, Польша разместили на своих территориях системы ПРО. Страна, на территории которой размещены военные объекты, неизбежно будет переводиться в разряд враждебных соседям, то есть России. А ведь мы энергетически зависимое государство. Самостоятельно мы обеспечиваем себя нефтью на 10%, газом – на 20%. Мы столкнемся с жестким отношением к нам на восточной границе. Я в свое время служил в Тирасполе, в суворовских казармах, где поколениями оседали русские военные. Как они могли воспринять намерение Молдавии перевести все образование на румынский язык, а их сделать гражданами второго сорта? Понятно, началась война. Об этом не стоит забывать, учитывая настроения в Крыму и на востоке нашей страны. Нельзя, принимая стратегические решения исходить из расчетов только сегодняшнего дня, необходим исторический анализ, предвидение всех долговременных последствий.

- А что же мы получим от Таможенного союза с Россией?

- Научно обоснованной программы экономической евроинтеграции и её последствий нет - именно потому, что все расчеты показывают её невыгодность для Украины в долговременной перспективе. А вот расчеты позитивного эффекта для нашей экономики при вступлении в ТС есть. Установление общих правил поведения, и увеличение рынка даст странам членам союза возможность зарабатывать более $400 млрд за счёт прироста ВВП на 1-2%.

Мы как представители Национального института стратегических исследований, и как ученые кафедры ДонНУ проводили  исследования, посвященных последствиям интеграции Украины и России. Мы посчитали, что в сельхозпроизводстве наши страны друг друга дополняют, и во взаимодействии с Росагропромом мы можем обеспечить себе лидерство по целому ряду сельхозкультур в мире. А приток российских денег в нашу агросферу поможет воссоздать ныне заброшенное поливное земледелие и еще на порядок повысить нашу конкурентоспособность в сельхозсфере, создать дополнительные рабочие места и обеспечить продуктовую безопасность державы.

Мы сможем восстановить целые производства и создать авиалинии со своими самолетам, а не летать на Боингах и Аэробусах. Только в Азовском пароходстве на момент краха СССР насчитывалось более 100 судов со средним возрастом 15 лет. Сегодня у нас остается 33% судостроения бывшего Советского Союза, когда он был мировой морской державой. Все это открывает колоссальные возможности. Мы сможем не гнать металл-полуфабрикат по $300 за тонну, а развивать экспортное судостроение. 100 тыс. наших моряков работают под чужими флагами, и в случае евроинтеграции так и будут работать…

Представьте себе, что мы возродили наш, украинский флот окенаского действия - и рыболовецкий, и научный, и круизный, и танкерный, и сухогрузный, -  все эти моряки работают на наших судах, загружены наши порты, множатся сопутствующие производства, загружены наши заводы, КБ, НИИ, Вузы…

А ведь европейцам в этом смысле мы конкуренты, они заинтересованы в поэтапной ликвидации наших высокотехнологичных производств. Мы же, самостоятельно, без кооперации с РФ, возродить их и развивать  не можем. Производственные и технологические цепочки советских времен обеспечивают взаимовыгодное сотрудничество с Россией. Или вот знаменитый «Стирол», который скоро отметит свое 80-летие, зависимый от российского газа. Как же он в 30-е выпускал минеральные удобрения? За счет коксового газа и на новых технологиях мы можем построить коксовый завод, уменьшить энергозависмость, но опять-таки в кооперации с Россией.

А ЕС от нас нужен лишь металл первичной переработки и некоторые агрокультуры – кукуруза, подсолнечник, рапс. Все. Вот вам и ответ, кто наш стратегический партнер – тот, у кого плюсов больше.

- Согласно исследованию компании Research & Branding Group в декабре 2010 года Россию называли братской страной 30% украинцев, в феврале 2011 года - 27% опрошенных. Отношение к России изменилось к худшему даже на востоке нашей страны – люди не видят для себя отдачи от сближения с Россией…

- Есть такая проблема, но и она вполне разрешима. Чтобы простые граждане почувствовали положительный эффект от сближения с Россией нужно взять два-три приоритетных направления. В каждом сделать проект и реализовать его с демонстрацией эффекта прямой, ощутимой выгоды этих проектов для рядовых граждан. Возьмем экологию. У нас одно Азовское море  на двоих. Спасите это море, возродите рыбные запасы, очистите для курортно-санаторного лечения, сделайте реальной рекреационной зоной – и всесторонний позитивный эффект ощутит каждый украинец. Соответственно, изменится и его отношение к соседней стране. Нужен совместный проект. Это же касается Крыма, из которого совместно можно сделать игрушку. Более благодатного края даже с учетом Черноморского побережья Кавказа не существует. Основа инфраструктуры есть, её только надо модернизировать. Еще проект – авиационный. Эффект его реализации также сразу почувствую простые люди: это и свои самолеты не только над Украиной, и более низкие цены на авиаперевозки, и расширение сферы услуг в авиасекторе, то есть новые рабочие места. Третье направление – судостроение. Все эти проекты реализуемы и упираются только в политическую волю элит. 

- Но не все жители страны видят Россию стратегическим партнером….

- Жители западных регионов с молоком матери впитали представление о России как о чем-то однозначно враждебном. Но все это относится к сфере психологии, влияние которой на политику и экономику, для блага же Украины, необходимо минимизировать. Мы живем в эпоху жесткого прагматизма, и если для экономического подъема нашей страны необходимо сотрудничество с Россией, эмоции, стереотипы, психология не должны заслонять главного – экономической составляющей. Сотрудничать с соседом и жить по его правилам – не одно и то же. У нас достаточно возможностей отстаивать нашу культурно-историческую идентичность в отношениях с северным соседом, как ни странно, этих возможностей гораздо больше, чем в случае с ЕС. Напомню, французы с немцами веками враждовали и они же – основатели Евросоюза. Во Второй Мировой войне в процентном отношении наибольшие потери понесли поляки, югославы, беларусы. Казалось у поляков на генетическом уровне должно быть отторжение от Германии, тем не менее наибольший приток белых иммигрантов в Германию из Польши. Даже страны Балтии, несмотря на политиками раздуваемые моменты в прошлой истории, перешли на нормальные прагматические отношения в экономике. Идет колоссальный транзит через эти страны, построенные в советское время порты совместно используются.

- И какой главный вывод – кто должен быть нашим стратегическим партнером?

 - С моей точки зрения, как экономиста, в перспективе наш стратегический партнер – Россия. Но на очень прагматичной основе. Для этого есть экономические предпосылки. Но есть еще психологические ожидания людей, - многим интересна Европа. Поэтому власти необходимо сделать комплексный выбор стратегического партнера, в том числе на ожиданиях психологических, с главной целью – улучшить качество жизни народа.  Стране нужен лидер уровня Аденауэра, Рузвельта, де Голля, который внутриполитические противоречия сумеет синтезировать в энергию развития, переплавляющую предрассудки и стереотипы как запада так и востока страны, объединить нацию … Когда названные мною политики начинали преобразование своих стран, они не могли  математически просчитать все последствия и гарантировать согражданам обещанный позитивный результат. Но у них была политическая воля и вера в правильность своего выбора, что их народы им поверили.

Мне думается, нынешнее «болтание» между Европой и Россией может затянуться – оно выгодно нынешней украинской власти, точнее бизнесу во власти, который «ловит рыбку в мутной воде». Ну а  текущее политическое задание украинской власти на 2011 год – хотя бы довести до логического завершения переговорные процесс по ЗСТ с Евросоюзом и одновременно обеспечить политико-экономический формат взаимодействия по линиям Украина – ЕС и Украина-ТС-РФ. Если будет найдено грамотное политическое решение, даже в таком виде треугольник будет выгоден всем.

Интервьюировал Геннадий Дубовой, специально для «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: