Воскресенье, 16 декабря 2018, 07:441544939043 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Мы живем в благословенное время, его надо использовать…» СМИ о Донбассе и «донецких»

Украина неизбежно будет развиваться как демократическое государство, а украинцы найдут в себе много общего и преодолеют раскол. Об этом писали на прошедшей неделе отечественные СМИ.

«Просто идите и общайтесь»

Президент Виктор Янукович оказался в ловушке между выстроенной им властной вертикалью и обществом. Об этом, а также о неизбежности демократического развития Украины, говорится в статье «Украинской правды».

По мнению ее автора, политолога Вадима Карасева, Янукович стремится стать «доминантным игроком» во власти и в политике, однако «условием такого режима является опора на социальное большинство, на рейтинг президента на уровне 60-70 %. Формула стабильности – социальный контракт с обществом. Если у президента есть социальный контракт, как у Путина или Лукашенко, тогда ему не нужно искать контракта с элитами, а элиты уже интегрированы в социальный контракт и подчиняются президенту». Под элитами подразумеваются, в частности, чиновники и олигархи.

Первым шагом на пути к цели для украинского Президента стало возвращение Конституции 1996 года, позволившее исключить заложенный в ранее действовавшую Конституцию конфликт между Президентом и премьером, продолжается статья. Также, выстроив вертикаль власти, Янукович смог консолидировать элиты и изменить логику политической борьбы с парламентской на административную. Но этого мало, уверен Карасев, поскольку поддержкой общества глава государства до сих пор не заручился. Более того, став Президентом, Виктор Янукович утратил символический статус лидера востока и юга Украины. Утратила его и Партия регионов, которая стала пропрезидентской, провластной партией.  

Таким образом, «первый год Януковича продемонстрировал, что президент оказался в своеобразной ловушке между вертикалью и обществом. Достигнув административной стабильности в рамках властной вертикали, получив манипуляциями законодательное большинство, он столкнулся с тем, что общество стало еще больше отчужденным от элит и политиков». Чтобы добиться лояльности общества, Януковичу необходимо избавиться от Юлии Тимошенко как от своего главного конкурента, считает Карасев. Однако в отстранении ее от политической деятельности не заинтересованы олигархи, поскольку в ее отсутствие именно они должны будут стать «врагами режима». 

Но помимо Тимошенко, угрозу политическому и властному доминированию Януковича представляют социально активные группы общества, заметно проявляющие себя в последнее время, говорится в статье. «Появление новых социальных и гражданских движений, а тем более создание на их базе новых политических партий, несет определенные риски для власти, поскольку новые партии смогут претендовать на роль провайдеров нового типа социального контракта, который предложит общество, а не элиты», - пишет Карасев. 

Таким образом, подытоживает он, «без социального контракта не будет ни вытеснения политического конфликта на периферию, ни ограничения опасной оппозиции, ни лояльности гражданского общества, ни управляемых выборов, ни стабильного режима доминантного игрока. Варианты того, куда может качнуться режим нестабильной стабильности, могут быть разными, но ключевое последствие одно – противостояние между политической системой и обществом, государством и обществом. Поэтому у Украины нет другого выхода, кроме возвращения к конкурентной демократии».

О демократии и свободах говорится в другой статье на «Украинской правде», автор которой замечает, что сегодня «противодействие Януковичу становится синонимом битвы за свободу».

Однако, отмечает он, «понятие свободы несовместимо с любыми коллективистскими концепциями. «Свободная нация» или «свободный народ» – такой же нонсенс, как свободный улей или муравейник. Свобода доступна лишь отдельно взятому человеку. Это индивидуальная ценность, тесно связанная с нашими личными вкусами и приоритетами. И признаком свободного государства является не усердное размахивание цветной тряпкой, а стремление обеспечить личные свободы всех граждан – разумеется постольку, поскольку они не противоречат друг другу».

«Свобода – это возможность выбора», - пишет корреспондент УП, но что и из чего выбирать – определяет каждый из выбирающих. И политический выбор стоит на первом месте далеко не для всех людей, а большинству важна возможность выбора разной еды или разной одежды. И ради этой возможности те, кто их ищут, готовы легко отказаться от любых политических свобод. Другое дело, что нынешняя украинская власть, похоже, неспособна обеспечить гражданам вообще никаких свобод, и поэтому на данном историческом этапе все украинцы, так или иначе урезанные в возможностях и правах, становятся ситуативными единомышленниками. 

«Недовольство украинцев нынешней властью стремительно растет, - замечает автор статьи. - Но лишь немногих пугает намерение Януковича стать вторым Лукашенко. Основную массу граждан печалит другое: неспособность Виктора Федоровича превратиться в щедрого бацьку, дарующего народу материальное раскрепощение взамен гражданских свобод. Янукович теряет поддержку не из-за диктаторского гнета, а из-за гнета бедности. В последнее время украинская интеллигенция озаботилась социальными проблемами украинского плебса. Кое-кто уже вытащил на белый свет запыленные мантры о базисе и надстройке. Раньше эти приземленные материи не слишком интересовали демократическую общественность, но сегодня социальное недовольство масс воспринимается как таран против авторитарного Януковича. Налицо обнадеживающий пример арабских диктаторов, спасовавших перед обездоленной толпой. Словом, те, кого еще вчера именовали «рабами» и «быдлом», превращаются в ценных союзников».

Но, подчеркивает он, «демократия может утвердиться лишь в том обществе, где она реально востребована. Однако политическая свобода, объявленная ключом к потребительской свободе, – это конфета-пустышка. Демократический строй (как, впрочем, и авторитарный) не гарантирует экономического роста и материального достатка. Обнаружив, что фантик пуст, разочарованный обыватель тут же выбросит его на помойку. Можно делать вид, будто голодный бунт против авторитарного режима – это битва за гражданские свободы. Но не стоит удивляться, что демократия, завоеванная таким путем, окажется нежизнеспособной и вскоре рухнет, словно карточный домик».

И все же в том, что время, в которое мы сейчас живем, важно и благоприятно для объединения простых граждан, уверен кардинал Любомир Гузар, недавно сложивший с себя полномочия предстоятеля Украинской Греко-Католической Церкви.

«У нас есть небольшая группа людей, оказывающая большое влияние. Они сознательно живут в закрытых анклавах. Мы их называем «олигархами». Это люди, у которых нет духовного пристанища. Но разве они — народ? Нет, они не составляют народ — они маленькая часть. Напряженность, которую все мы ощущаем в обществе, кажется мне Божьей благодатью, которая нас вынуждает думать о целом. Это вызов — Господь нас побуждает. Мы больше не можем «каждый за себя», мы не можем не быть в контакте друг с другом. Это, может, еще не всем ясно, кто-то очень борется с тем, чтобы не дать нам соприкоснуться. Не обязательно в вопросах финансовых, экономических — в общих вопросах, от которых зависит дальнейшее развитие жизни. Мы живем в благословенное время, его надо использовать — даже против желания некоторых людей», - сказал он в интервью «Зеркалу недели».

«Просто идите и общайтесь, - советует кардинал Гузар. - Сознательно общайтесь с людьми, с которыми вы живете, работаете, отдыхаете. Это наподобие внутреннего туризма. Духовный туризм. Смотрите на Украину в разных обстоятельствах: на Волыни, на Сумщине, на Донетчине, на Кировоградщине — те же люди, с теми же проблемами. У наших олигархов нет таких же проблем — и они пытаются держать нас от себя подальше, чтобы не заразиться. Они живут в своем мире, куда путь нам закрыт, между нами передвигаются в закрытых авто с охраной, детей посылают учиться в Англию — подальше от наших детей, чтобы не испортились украинским духом. Это очень близорукая политика, которая еще отомстит».

Позаботились об имидже?                                                       

На прошедшей неделе в Киеве побывал глава Проекта переходных демократий и известный американский лоббист Брюс Джексон. В украинской столице он встретился с Президентом Виктором Януковичем и главой СБУ Валерием Хорошковским, а также дал интервью газете «День».

По мнению Джексона, «если рассмотреть объективные факты, то для Президента Януковича и нового правительства 2010 год был очень удачным. Правительству удалось достичь договоренности с МВФ, начать интенсивные переговоры относительно принятия зоны свободной торговли с ЕС, подписать в ноябре План действий по либерализации визового режима. Возобновился рост экономики, и страна не стала банкротом подобно Греции. В общем мы можем рассматривать Украину как «новую Польшу», а не новую Беларусь. И все это хорошо воспринимается. Но никто не отдает должное Януковичу за эти достижения. Все ненавидят правительство».

Эксперт из США высказал мнение, что причиной тому являются проблемы с правосудием в Украине и недостаточно профессиональная СБУ. Кроме того, заявил он, «когда политическая буря стихла и нет политической борьбы, мы можем открыто посмотреть на украинскую экономику. И видим, что существуют серьезные проблемы с коррупцией. Многие утверждают, что ситуация все ухудшается и ухудшается. Я думаю, что это не так. Она не ухудшается, Это, скорее, лишь впервые на эту проблему обратили внимание. Если раньше здесь не было больших компаний, то теперь те, которые пришли сюда, кричат все громче. Коррупция, скорее, является предпосылкой ведения бизнеса. Я не думаю, что все правительство коррумпировано, но коррупцией пронизана милиция, здравоохранение, образование — вообще вся структура государственной экономики».

Много и подробно рассказал американец о своих впечатлениях от беседы с Виктором Януковичем. По словам Джексона, «он действительно очень страдает из-за того, что коррупция убивает его страну, препятствует восстановлению, тормозит реформы. Он говорил со мной больше часа и был очень откровенным. Идея закрыть все эти дела (против членов Кабмина Тимошенко. – «ОстроВ») из-за того, что правосудие потерпело поражение, по его мнению, будет означать, что он отказывается от своей ответственности. Люди будут его критиковать за то, что он испугался. Это большая дилемма. Но настоящая проблема заключается в том, что вся стратегия защиты, особенно Тимошенко, диаспоры в Америке, Тараса Кузьо — всех их, заключается в уничтожении Украины. Они везде и всем говорят, что Украина, украинское правительство полностью коррумпированы, люди коррумпированы, и в целом все охвачено коррупцией. Тимошенко не защищает себя и не пытается доказать, что она ничего не делала, но она фактически судится против Украины. Я думаю, через два-три года правительство добьется вынесения обвинительного приговора, но к этому времени ничего не останется от этой страны».

«Трогательно было то, как он говорил о коррупции, что это сложная проблема, с которой не справляется СБУ, - рассказал также эксперт. - При этом он выглядел очень грустным. «Я не могу объяснить, почему страна, которой я хочу помочь, продолжает наносить себе удары в грудь», — сказал он. И это очень странно слышать от Президента, что «я не могу понять свою страну, почему так происходит». Это типично для главы государства, который первый год занимает должность. Он сталкивается с бюрократией, частными интересами и тому подобным. Но он выглядит хорошим и сильным. Он находится в положении лидера, обдумывающего свои решения, издающего указы и понимающего, что не все так просто, не все бросаются их выполнять, а делают, что хотят».

«Я провел много времени с Януковичем и его окружением. Как разведчик и контрразведчик я имел дело с бандитами, военными преступниками. Действительно, я видел много плохих людей. Люди в администрации Януковича неплохие, - уверен он. - Возможно, они не чувствуют себя уверено, возможно, им недостает какого-то образования и они несколько провинциальны и, возможно, не знают всех законов или Конституции. Но они не хладнокровные убийцы, это не те люди, которые пытаются установить авторитарное государство. Когда я говорил с ними, то большинство из этой политической элиты недовольны ситуацией, как и простые украинцы».

«У вас было два неудачных президента. Кучма стал неудачником, а Ющенко еще большим неудачником. Поэтому Янукович переживает, чтобы не повторить судьбу предшественников. Ведь все забудут об Украине, если и третий президент окажется неудачником. Проблема не в том, что государство станет очень сильным, а в том, чтобы третий президент не потерпел фиаско», - подчеркнул также Джексон.

«Рекламный слоган «Имидж — ничто, жажда — все» особенно актуален, когда речь идет о жажде мести. Но когда эта жажда хотя бы немного утолена, то вспоминают и об имидже», - ответили на это в «Зеркале недели». - Поток критических замечаний со стороны Запада — начиная от неправительственных организаций и заканчивая официальными лицами в Брюсселе и Вашингтоне — по поводу избирательности применения правосудия в Украине, наконец, возымел действие на команду Януковича, хотя пока отнюдь не такое, на которое был рассчитан. Но и в развернувшейся на этой неделе информационной кампании по отбеливанию нынешней украинской власти и осрамлению Ю.Тимошенко можно найти положительный момент, правда, всего один — для Виктора Януковича все еще важно, что о нем думают на Западе. И пока он хочет иметь имидж реформатора и евроинтегратора, и предпочитает, чтобы его сравнивали с де Голлем, а не с Лукашенко, у нас все еще остается надежда, что нынешняя украинская власть не уподобится белорусскому режиму».

«Однако все остальное в этой кампании вызывает сожаление и уныние, - продолжает ЗН. - И то, как власть в Киеве трактует сигналы Запада, и то, как неуклюже-линейно она реагирует на них, и то рвение, которое проявили исполнители (особо «порадовала», например, мидовская интернет-рассылка под удивительно «изящным» как для дипломатического ведомства заголовком «Из Тимошенко такой премьер-министр, как из Че Гевары сантехник»). Наверняка нам на глаза попалось не все, но и прочитанного достаточно для общего понимания «концепции». И в смешном и нелепом пресс-релизе нашего посольства во Франции, разосланном по тамошним СМИ, и в сдержанном письме депутатов-регионалов на имя главы Европарламента Ежи Бузека, и в ярком интервью газете «День» американского лоббиста Брюса Джексона, давно водящего дружбу с украинскими власть и деньги имущими, и в залихватской статье известного текстами подобного толка Марка Чапмена (The Kremlin Stooge, Канада), и в пафосных публикациях руководителя информационного департамента украинского МИД Олега Волошина (Euobserver.com, Брюссель) и главы внешнеполитического ведомства Константина Грищенко (Moscow Times) лейтмотив примерно одинаков: хорошая команда во главе с В.Януковичем ведет Украину в европейское будущее дорогой стабильности и реформ, а скверная разрушительница революционерка-коррупционерка Ю.Тимошенко тянет страну в прошлое и хаос, на каждом шагу пороча доброе имя страны. И поскольку она погрязла в коррупции, а Запад давно призывает Украину бороться с этим злом, то вот новая власть и начала борьбу с коррупцией, а вовсе не с политическими оппонентами».

«Неужели окружение Януковича действительно верит, что если они заткнут рот журналистам, оппозиции и лично Ю.Тимошенко, то на Западе никто ничего не заметит, и все будут черпать информацию о положении в Украине исключительно из выступлений президента Януковича, статей министра Грищенко и пресс-релизов украинских посольств?» - Недоумевают в ЗН, отмечая попутно, что никакими реальными достижениями украинская власть похвастаться пока что не может.

Оптимизация

О «достижениях» написал журнал «Власть денег», заметивший, что усилия власти по преодолению коррупции дали плоды: «Благодаря слаженному голосованию пропрезидентского большинства накануне новогодних праздников, правоохранители и судьи уже больше месяца живут в парадоксальной ситуации. Закон «О борьбе с коррупцией», действовавший без малого 15 лет, утратил силу 1 января. Пакет антикоррупционных законов, поданный еще Виктором Ющенко, действовал аж четыре дня — до 5 января. А законопроект Виктора Януковича, подготовленный взамен, Администрация президента направила в парламент лишь в середине декабря. В январе у парламентариев не нашлось времени, чтобы принять его во втором чтении и закрыть образовавшуюся «коррупционную дыру». «У нас в стране коррупции нет. Раз президент отменил закон, значит, преступлений в этой сфере уже не существует», — шутит в разговоре с «ВД» Виктор Чевгуз, бывший адвокат одного из самых известных в стране коррупционеров Павла Лазаренко».

Как поясняет ВД, «теперь нельзя привлечь чиновника к ответственности за то, что он отказался предоставить информацию, входящую в сферу его компетенции, помогал кому-то победить на тендере, вмешивался в деятельность других должностных лиц или занимался предпринимательством. Это неполный перечень нарушений, ответственность за которые устанавливалась только антикоррупционным законодательством». Издание приводит несколько случаев, когда суды вынуждены были закрывать производства по делам о коррупции из-за отсутствия закона о борьбе с ней.

Похоже, что нет в стране и антимонопольного законодательства. Так, сообщает «Коммерсант», близкий к власти бизнесмен Дмитрий Фирташ сосредоточил у себя в руках химические предприятия, занимающие более половины рынка аммиака и более семидесяти процентов рынка аммиачной селитры, и в дальнейшем намерен получить фактически полный контроль над этими рынками. 

Вслед за горловским «Стиролом» владелец «Ровноазота» Фирташ купил недавно северодонецкий «Азот». По информации «Коммерсанта», «сделка заключалась в покупке структурами Group DF дочерней компании IBE Trade Corp. – Worldwide Chemical Llc, которая в свою очередь владеет 100% акций «Азота»… Сумма сделки составила $400 млн, тогда как рыночная цена предприятия, по данным аналитика ИК Dragon Capital Тамары Левченко, достигала $500-550 млн… В ноябре прошлого года Фонд госимущества продал оставшиеся 40% акций «Азота» Worldwide Chemical Llc за 276,5 млн грн (на тот момент около $35 млн). Назвать сделку удачной для государства сложно – цена продажи его доли оказалась на 34,4% ниже номинальной стоимости госпакета и втрое меньше, чем оценивали отраслевые аналитики».

«По данным Госагентства по инвестициям и управлению национальными проектами (ранее – Минпромполитики), после покупки cеверодонецкого «Азота» доля предприятий Дмитрия Фирташа на рынке аммиака составит 52%, аммиачной селитры – 74%. «Это монопольная доля, и Антимонопольный комитет не должен был давать согласие на сделку», – говорит партнер юридической фирмы «Правовые партнеры» Андрей Доманский. Несмотря на это, Дмитрий Фирташ в пятницу заявил, что намерен участвовать в приватизации Одесского припортового завода и ведет переговоры о приобретении черкасского «Азота». Если их покупка состоится, на долю активов бизнесмена на рынке аммиака будет приходиться 90%, аммиачной селитры – 100%», - пишет «Коммерсант». В издании допускают, что в дальнейшем эти предприятия могут перейти в собственность российскому «Газпрому».

А некоторые донецкие школы могут закрыться и стать собственностью частных структур. Об этом говорится в статье «Зеркала недели»  посвященной оптимизации в Донецкой области сети учебных заведений и других бюджетных учреждений. ЗН выяснило, что четкого плана оптимизации не существует, а решения о том, какие школы закрывать, принимаются втайне от местных жителей, которых впоследствии просто ставят перед фактом. 

Свидетельством бессистемности этого процесса в издании называют тот факт, что, например, в одной из школ, которую намеревались закрыть (но отступили под натиском учителей, школьников и их родителей), 136-й, «недавно сделан солидный ремонт, произведенный в складчину донецким муниципалитетом и родителями. Какой смысл закрывать учебное заведение, в которое годом ранее «ухнули» 400 тыс. грн. бюджетных денег? Это не считая «аттракциона невиданной щедрости» от самого знаменитого выпускника этой школы — глава украинских коммунистов Петр Симоненко пожертвовал 40 тыс. грн. на ремонт спортзала. Кроме того, педагоги, которым посчастливилось одним глазком взглянуть на приказы районных отделов образования на тему «оптимизации», утверждают, что никаких ссылок на конкретные документы вышестоящих инстанций эти приказы не содержат. Что, естественно, рождает подозрения, что все это затеяно только для того, чтобы отдать в частные руки приглянувшиеся бизнесменам земли и здания. Многие вспоминают прецеденты с детскими садами: закрытые в период демографического спада дошкольные заведения стали пристанищем коммерческих структур, и теперь многие испытывают трудности с устройством ребенка в садик».

«Чего ждать — неясно. Через третьи руки стало известно, что, оказывается, существует некая «Региональная дорожная карта относительно оптимизации сети бюджетных учреждений и расходов местных бюджетов на их содержание», утвержденная областными властями еще в октябре прошлого года. Однако публиковать этот документ и устраивать общественное обсуждение своих планов облгосадминистрация, похоже, не намерена. Настолько не намерена, что даже смежным ведомствам эту информацию не дают. Редакция ZN.UA направила соответствующий запрос в Донецкую ОГА, но ответа пока также не дождалась».

«Если углубиться в недавнюю историю, то «оптимизация» на самом деле идет давно, - рассказывает корреспондент ЗН. - Из центральной части Донецка уже выселили шахматную школу и приказали готовиться «на выход» областному художественному музею. И нынешняя оптимизация объявлена неминуемой как восход солнца. «Оптимизация — будет!» — кратко и емко ответил на претензии жителей губернатор Анатолий Близнюк. «Самым важным аргументом оптимизации являются демографические изменения. В Донецке в 90-х годах мы имели 127 тыс. школьников, а в 2010 — уже 65 тыс., то есть количество школьников сократилось в два раза. Хотим мы этого или не хотим, но это объективность, которую мы должны признать», — вторил ему заместитель донецкого градоначальника Валентин Лактионов».

Обзор подготовила Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: