Вверх

Петр Олийнык: «Мне не нравится то, что происходит в «Нашей Украине»

19 февраля, в тот же день, когда Роман Бессмертный, Игорь Криль, Василий Петевка и др. заявили о своем выходе из «Нашей Украины», глава Львовской областной организации НУ Петр Олийнык подал прошение об отставке с поста главы Львовской ОГА. На следующий день Президент Виктор Ющенко принял отставку Олийныка, а 21 февраля назначил его советником главы государства.

Увольнение Петра Олийныка оказалось тем более неожиданным, что о нем говорили и его требовали едва ли не с тех самых пор, как в 2005 году нынешний советник Ющенко стал губернатором Львовщины. Отрицательная реакция некоторых политических сил области на Олийныка аргументировалась его руховским прошлым и нашеукраинским настоящим, а также достаточно лояльным, как для Львовщины, отношением к политическим оппонентам – Партии регионов.

Его биографию можно бы было взять на вооружение для партийной пропаганды на Донбассе. Сын политических ссыльных, которые, по возвращении из Сибири в Украину, работали: отец – простым шахтером, мать – уборщицей в средней школе. Выпускник Днепропетровского горного института. Бывший мэр шахтерского Червонограда, бывший бизнесмен, бывший народный депутат, теперь еще и бывший губернатор. Можно ожидать, что скоро Олийнык станет также и бывшим советником Президента, получив более соответствующий его навыкам и заслугам пост…

- Петр Михайлович, Вы довольно долго занимали пост губернатора Львовской области, и Ваша отставка оказалась весьма неожиданной. Чем она была вызвана?

- Я был главой Львовской областной государственной администрации дольше всех львовян в независимой Украине, более трех лет. К сожалению, один из сдерживающих факторов развития Львовщины – то, что тут часто менялись главы администраций. Я – человек достаточно опытный. Работал руководителем крупных государственных предприятий угольной отрасли, был мэром крупного города, был народным депутатом, руководил частными структурами, где работали тысячи людей. И тем не менее, мне только через год стало понятно, чем тут нужно заниматься и в каком направлении нужно работать. Я убежден, что человек не может менее, чем за год, изучить такую большую область, как Львовская.

И вот я подал в отставку, потому что считаю, что человек, который не способен исполнять обещания, которые он дал людям, Президенту, должен уйти. Я понимал первое «оранжевое» правительство, я понимал второе «оранжевое» правительство, я даже понимал правительство Януковича. И сегодня, когда, казалось бы, создано демократическое большинство, – что начало происходить вокруг моей политической партии, вокруг моей должности… Тут остановили контрабанду – полторы тысячи тонн мяса, 32 вагона. На следующий день – ликвидируют таможню. И никаких фактов! Без моего представления снимают глав райадминистраций, другие вещи… И я почувствовал, что сегодня я не могу реально с этим справляться, а делать вид, что ничего не происходит, я никогда не буду. Я себя уважаю, уважаю своего Президента и свое государство.

И мне не нравится то, что происходит в «Нашей Украине». Я уверен, что отдельные поклонники Президента могут запустить проект в его поддержку. Но это не означает, что нужно глумиться над «Нашей Украиной». То «люби друзи», то «нелюби друзи», то другие скандалы. И мне кажется, что это системная дискредитация, компрометация окружения Виктора Андреевича Ющенко, направленная на то, чтобы фактически оттеснить от него тех, кто честно служит ему и Украине. Нас начали обвинять в том, что мы не с Президентом. Но давайте вспомним, например, Луганск, где я был руководителем избирательной кампании в третьем туре президентских выборов. Я приехал туда в бронежилете. И давайте вспомним выборы 2006 года. Мы их просто выиграли - львовская, ивано-франковская и закарпатская «Наша Украина». Поэтому то, что происходит вокруг «Нашей Украины» – это очень тревожный сигнал для общества.

- Вы сказали, что не в состоянии влиять на некоторые процессы, происходящие в области. Кто же тогда, по Вашему мнению, на них влияет?

- А очень много групп влияет. Появилось целое войско решал. И мне, например, не понятно, почему член фракции «Наша Украина» в областном совете, известный ученый, кандидат наук, глава районной государственной администрации с начала 90-х годов снимается с поста, а на его место присылается никому не известный депутат Киевского областного совета. И я могу назвать десятки таких вещей. И глава администрации выставляется просто ничтожеством. Мне не нужны мои полномочия для реализации моих амбиций. Мне нужны мои полномочия для реализации того, о чем я говорил людям. Сегодня должность главы администрации практически нивелируется. Идет фактическое разрушение системы управления государством.

- Вернемся к событиям вокруг «Нашей Украины». Вам не представляется ненормальным, что две группы в окружении Президента громко заявляют о своей преданности ему, а между тем не могут обойтись без взаимных обвинений? То есть, какая-то из этих групп явно диверсионна?

- Я думаю, что группы влияния есть возле каждого Президента каждой страны, их по две и более. Президент должен создать вокруг себя конкурентную среду, и политическую, и экономическую. И эти группы влияния должны генерировать идеи. Есть законы, по которым эти группы действуют. Идет системное соревнование на позитиве. Но недопустимо, чтобы между этими группами была взаимная вражда. Этим мы унижаем Президента. К сожалению, украинская политика – это деструктивная машина, она настроена на разрушение, а не на созидание чего-то хорошего.

- Выходит так, что самому Ющенко во всех этих событиях отведено место своеобразного фетиша, то есть его роль изначально пассивна. Вам не кажется, что это не делает ему чести?

- Я уверен, что Президент правильно делает, не вмешиваясь в политические игрища вокруг «Нашей Украины». Потому что любое вмешательство будет восприниматься одной из групп негативно. А свой ответ Президент дал – избранием Ярослава Петровича Ющенко заместителем главы совета партии.

- Сегодня много рассуждают о влиянии Виктора Балоги на украинскую политику. Как Вы считаете, его роль действительно так велика, или она сильно преувеличена?

- Безусловно, его роль огромна, как и любого главы Секретариата Президента. Виктор Иванович – очень информированный человек, через него проходят тысячи секретных документов, он руководит аппаратом, базовым для Президента. Но не следует думать, что глава Секретариата может руководить Президентом.

- Выход из «Нашей Украины», например, Криля и Петевки вполне прогнозирован, они изначально занимали там какое-то обособленное положение. Но Бессмертный представлялся мне вроде как «совестью» партии. Как бы Вы объяснили его выход из партии?

- Выход Романа Петровича Бессмертного можно объяснить тем, что он фактически согласился с ролью заместителя Виктора Ивановича Балоги. Вот и все.

- В свете этих событий, какая судьба ждет «Нашу Украину»?

- Не нужно забывать, что это партия, которая родилась на Майдане. Если говорить о Львовской областной организации «Нашей Украины», которую я имею честь возглавлять, то процентов сорок ее членов никогда не были ни в какой партии. Я согласен, что есть много разочарований вокруг событий октября 2004 года. Но, с другой стороны, я уверен, что на этом подъеме пришло много людей, который были истинными украинцами. В вышитых сорочках, с хорошо поставленным украинским языком, в таких соломенных «брылях», они сидели на печи, ели вареники со сметаной и говорили: «Моя хата – скраю». И эти люди слезли с печей, и пошли в реальную политику. На Львовщине, как нигде, произошла тотальная смена элит. Для чего это нужно было сделать? Нужно было разорвать коррупционные связи, которые были в системе организации власти времен «кучмизма». Что такое «кучмизм»? Это когда у власти не могло быть человека, на которого не было компромата. Человека втягивают в коррупционные схемы, на него заводят досье, а потом его выдвигают в народные депутаты и т.д. И все эти люди лично зависят от одного человека. Это гениальная система, которую придумал Леонид Данилович. И для нас было главным ее сломать, привести к власти на всех уровнях чистых политиков. Это не удалось. Очень много папок пропало, и сегодня наши политики напоминают марионеток. Они де-юре в одной политической партии, а де-факто на них есть папочки у других – и дерг-дерг…

- Вы похвастались тотальной сменой элит. А у нас любили шутить, что на смену профессионалам пришли «люби друзи»…

- Этот тезис приватизировали «регионы». Хочу искренне отметить, что у меня были абсолютно нормальные рабочие отношения с Виктором Федоровичем Януковичем. Мы договорились, что полностью разделяем политику и занимаемся только экономикой. Когда он впервые приехал во Львов, я сделал все, чтобы никто не посмел дискредитировать украинского премьера. Он был для меня олицетворением государства, как Президент, как глава Верховной Рады. И я вполне толерантно отношусь к Партии регионов. Кстати, последнее заявление Львовского областного совета с требованием о запрете КПУ и Партии регионов я считаю таким, которое дискредитирует Львовский областной совет…

- Но ведь оно не было принято.

- Оно было проголосовано, а потом начали отзывать подписи… Я во многом могу не согласиться с Колесниковым, но я согласился с ним, когда он сказал, что запретить Партию регионов – это все равно, что скомандовать Земле прекратить вращаться вокруг Солнца. И когда мы говорим о профессионалах… Вообще – кем должен быть глава областной администрации? Врачом, шахтером, музыкантом? Прежде всего, он должен быть честным человеком, трудолюбивым, и он должен уметь общаться с людьми. Потому что управление на таких высоких должностях происходит не как управление процессами, а как управление людьми, которые управляют процессами. И ты можешь быть дважды профессионалом, но если на тебя есть компромат, весь твой профессионализм будет использован во зло.

- В свете того, что Вы сказали, я попросила бы Вас прокомментировать назначение на пост главы Львовской ОГА Николая Кмитя. Все были уверены, что эту должность получит Валерий Пятак (заместитель главы Львовской ОГА, один из наиболее авторитетных на Львовщине чиновников. – «Остров»). И тут – человек, о котором раньше никто даже не слышал…

- Поиск нового человека, оторванного от всей этой политической тусовки, – это основной мотив, который двигал Секретариатом Президента. У Николая Кмитя есть все данные, чтобы быть успешным главой администрации.

- Можно ли предположить, что Вы, покидая губернаторский пост, стали «первой ласточкой», и в будущем последуют другие отставки?

- Я, наверное, уже «последняя ласточка». Посмотрите, сколько до меня было отставлено глав администраций. Там целый выводок ласточек полетел. С первого «призыва», с февраля 2005 года, остались только Харьков, Винница, Херсон и Черкассы. Я был «первой ласточкой» в том смысле, что я понял, что началась системная дискредитация, которой не противодействовали отдельные должностные лица во Львовской области, обязанные ее прекратить. Я ощутил опасность и набрался мужества подать в отставку.

- У нас часто бывает так, что чиновника снимают с должности, отзывают в Киев, назначают на какой-то незначительный пост, а в скором времени он получает высокую должность, например, в правительстве. В Вашем случае – есть такая возможность?

- А я не знаю. Я показал, что я могу. Если я буду нужен Президенту Украины, и мне будет предложена должность – это можно будет обсудить. Если этого не будет – я не расстроюсь. Говорю вам откровенно – перед вами самодостаточный человек. Я родился в Сибири, где мои родители отбывали ссылку. За Украину, но не за такую Украину. И учитывая то, что с психикой у меня все нормально, и мне не нужно десятков миллионов долларов, я думаю об Украине, я думаю о Львовской области. Мне есть, чем заняться. Я останусь советником Президента, я буду себя реализовывать как лидер партийной организации. Кстати, каждый шестой голос за «Нашу Украину» на выборах 2006 года дала Львовская область… А то, что происходит сейчас в Киеве – мягко говоря, не для меня.

- Чем конкретно Вы намерены заниматься на посту советника Президента?

- Я думаю, что я один из лучших специалистов в украинско-польских отношениях. Я их знаю не с чужих слов, я все это своими ножками протопал, и Павлокому (где в 1945 году почти четыреста украинцев были убиты солдатами польской Армии Краевой. – «Остров»), и Млыны (село в Польше, где похоронен автор стихов «Ще не вмерла Україна» Михаил Вербицкий. – «Остров»), и «Народный дом» в Перемышле (построен до выселения украинцев из города, один из центров украинской культуры в Польше. – «Остров») и Лычаковское кладбище (где расположено Кладбище Орлят – мемориальный комплекс в честь более, чем двух тысяч польских солдат, погибших во время украинско-польского конфликта в 1918-1919 гг. – «Остров»), и отношения между греко-католической и римо-католической церквями, и транспортные коридоры. Второй блок, где я считаю себя специалистом – это энергетика и угольная отрасль. Третий блок – региональная политика.

Сегодня я готовлю серьезную аналитическую записку по украинско-польским отношениям. Я вижу, что в настоящее время очень плохая динамика украинско-польских отношений. А учитывая то, что поляки сегодня главные лоббисты Украины в ЕС, – это очень грустно.

- Вы не могли бы тезисно описать главные положения Вашей записки?

- Во-первых, я предлагаю создать группу при Секретариате Президента, и начать заниматься таможенными переходами. Мы заболтали эту тему. Если у нас в области не будет четырех-шести таможенных переходов, то разговоры о европейской интеграции останутся только разговорами. Во-вторых, нужно унифицировать таможенную систему, и касательно тарифной политики, и касательно таможенного обеспечения, потому что мы в лаптях стоим на границе, и в таких онучах, намотанных… У нас нет специальной аппаратуры, и одна бедная собачка бегает там, хвостиком виляет, ищет наркотики, а все остальное не работает. В третьих, сегодня у нас не действует закон Украины о концессии. Это сдерживает развитие транспортных коридоров. И, наконец, нам нужно уладить моральную сторону украинско-польских отношений. Мы уже прошли Павлокому, когда Президент Польши признал, что были репрессии по отношению к украинцам, и извинился перед украинским народом. Мы прошли операцию «Висла», которую также признал Президент Польши… И если мы говорим о моральности, об унификации таможенных систем и о транспортных коридорах – мы выходим на качественно новый уровень отношений.

- Ну, если уж мы говорим о моральности… Сегодня в Украине настойчиво героизируются деятели ОУН и УПА. Кажется, поляки не в восторге от этого…

- Итоги Второй мировой войны подвел Нюрнберг. Украинская повстанческая армия не была субъектом рассмотрения на Нюрнбергском процессе. И точка. Организация украинских националистов не была субъектом рассмотрения Нюрнберга. И «Нахтигаль», о котором сейчас много говорят, – тоже не был. Да, были тяжелые события на Волыни. Были поляки, которые убивали украинцев, и были украинцы, которые убивали поляков. Но Роман Шухевич не воевал против поляков. Он считал врагами всех захватчиков, оккупантов – и фашистов и НКВД. Надо принимать историю такой, какова она есть. И определять нашу внутреннюю политику не имеют права ни Россия, ни Польша, ни Соединенные Штаты Америки. Это эксклюзивное право украинского народа. Кто какие преступления совершал… Скажите пожалуйста, а не знаем ли мы примеров, когда советские солдаты убивали мирных жителей в Германии? Но ведь это ни в коем случае не ставит под сомнение выдающуюся роль Красной Армии в победе над фашизмом, самым страшным в мире режимом. И когда говорят, вот, украинцы, «бандеровцы», воевали… Ребята, а в армии Власова воевали разве украинцы? Давайте откроем архивы: из кого состояли заградительные отряды, специальные провокационные отряды? Россия готова? И давайте дискуссию между политиками переведем в дискуссию между учеными-специалистами.

- Как Вы оцениваете отношения между «Нашей Украиной» и Блоком Юлии Тимошенко?

- Должен признать, что эти отношения – не самые лучшие. И если окружение Юлии Тимошенко и базовая среда «Нашей Украины» не одумаются… Я не понимаю таких отношений, когда, с одной стороны, Секретариат Президента постоянно критикует правительство, а с другой стороны правительством не согласовываются кандидатуры глав райадминистраций. И есть еще много «почему». Поэтому я говорю, что нам нужно собраться, отработать все правила игры, и действовать согласно им. Сегодня отношения между «Нашей Украиной» и БЮТ носят двойные стандарты: декларируется одно, а «подковерно» делается совсем другое. Но самое главное, что для тех, кто голосовал за «Нашу Украину» и БЮТ, альтернативы демократической коалиции нет. Мы на всех майданах кричали, что будем вместе.

- Если компромисс между участниками коалиции найден не будет, допускаете ли Вы возможность объединения «Нашей Украины» с Партией регионов?

- Знаете, что бы ни сделал в Донецке Виктор Федорович Янукович, все равно в Донецке проголосовали бы за Партию регионов. И аналогично что бы ни сделал Виктор Андреевич во Львове, все равно проголосовали бы за него. Потому что на самом деле выборы – это не борьба политических программ. Это борьба ментальностей. Безусловно, говорить о коалиции «Нашей Украины» и Партии регионов можно. Но лет через двадцать. А если сегодня депутат от «Нашей Украины» приедет сюда, и будет агитировать за коалицию с Партией регионов, народ просто не будет его слушать. Давайте сегодня дадим оппозиции широкие права. Давайте будем знакомиться с традициями, которые есть в наших регионах, с культурой, с ценностями. Я восхищаюсь трудоспособностью людей, которые живут на Донетчине, их героикой. Ну, не каждый здоровый дядя пойдет в шахту. И эти люди живут фактически в скотских условиях, во всех этих Стахановых, Крынках… Но они построили это государство, построили эту экономику. Ну, не говорят они по-украински, так их никто и не обучал. Давайте поймем нашу историю…

Итак, сегодня такая коалиция невозможна. Я могу долго об этом рассуждать, но я лучше приведу один пример. Тарас Вячеславович Чорновил по уровню доверия был политиком номер один во Львовской области. У него было девяносто пять процентов доверия, я с моими сорока пятью процентами был против него просто смешным. Когда он перешел к «регионам», доверие к нему упало до двух-трех процентов. Это даже меньше, чем у Виктора Федоровича Януковича на Львовщине, потому что Виктор Федорович последователен, и он последовательно имел свои пять процентов. И даже среди этих пяти процентов людей Тарас был отступником.

Беседовала Юлия Абибок, "Остров"

Материал подготовлен в рамках медиапроекта Центра информационных исследований "Меридиан" при поддержке МФ "Возрождение" и Агентства международного развития США



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: