Воскресенье, 27 мая 2018, 11:161527409015 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Майор Мельниченко: Разоблачение Кучмы зависит от одного лишь свидетельства "Премьер-министр Ющенко зашел к Кучме тогда, когда диктофон писал уже три часа. С Кучмой разговаривал 35 минут... Они говорили о росте ВВП, каких-то там поставках"... "Советую Сацюку в Украину не возвращаться..."

Бывший охранник экс-Президента Украины Леонида Кучмы, майор запаса Николай Мельниченко, известный тем, что вел записи в кабинете Кучмы, ответил на вопросы УНИАН. Разговор с господином Мельниченко происходил в его офисе, в центральной части Киева, расположенном неподалеку от президентского фонда Леонида Кучмы «Украина».

Николай Иванович, Вы недавно написали заявление на имя вр.и.о. председателя СБУ Валентина Наливайченко, в которой заявили, что отказываетесь от охраны сотрудников спецподразделения СБУ “Альфа”. Так СБУ больше Вас не охраняет?

Я официально написал заявление Наливайченко, где аргументировал: что пока не будут выполнены определенные условия, я не могу находиться под охраной «Альфы».

Пока Генпрокуратура Украины не сделает ряд определенных шагов, я не вижу смысла моим оппонентам идти на физическое уничтожение меня. Они могут прибегнуть к этому только тогда, когда Президента не будет в адвокатах Леонида Кучмы.

Не боитесь ли выступать с такими заявлениями – сразу против бывшей власти и нынешней?

Я ничего не боюсь, потому что я офицер, я давал присягу. Невзирая на то, какие это будут фамилии, я буду называть вещи своими именами.

Это еще раз подтверждает, что я не боялся ни Кучмы и не боюсь Ющенко, потому что правда на моей стороне. Если бы это была какая-то завуалированная игра, если бы те факты, которые я предоставил, были недостоверны или собраны незаконным путем, я мог бы бояться. Также вел бы себя намного толерантнее по отношению к нынешней власти, но поскольку она покрывает бывшую преступную власть, по-другому я не могу.

Я оперирую только фактами, потому мне ничего бояться.

Следовательно, охраны у Вас нет?

Физической охраны у меня сейчас нет...

СБУ проводит относительно меня комплекс оперативно-разыскных действий. Я не могу подтвердить или опровергнуть то, что за мной шляется негласное наблюдение. Оно осуществляется, я убежден, что информация, откуда я вышел или куда зашел, фиксируется.

Генпрокуратура сейчас должна принять решение: двигаемся ли мы дальше по делу об убийстве Георгия Гонгадзе, останавливаем ли следственные действия.

Если поставленные мной условия будут выполняться, то я буду настаивать, чтобы охрана была. А если не будут ускорены следственные действия, то мне охрана не нужна.

Вопрос об ускорении следственных действий – принципиальный вопрос, потому что их можно было завершить давным-давно.

Вы говорите, что Президент должен дать показания. А что собственно Ющенко должен рассказать следствию?

Свидетельства Ющенко очень ценны. Чтобы стопроцентно убедиться, является ли Ющенко адвокатом Кучмы, или нет, он должен дать свидетельство... (Вынимает из портфеля записную книжку и просит его не фотографировать. – Авт.). Есть один файл записи разговора Кучмы со многими людьми от 10 мая 2000 года. Это непрерывный файл – длительностью 3 часа 35 минут.

Ющенко зашел к Кучме тогда, когда диктофон писал уже три часа. С Кучмой разговаривал 35 минут. Он может дать свидетельства относительно этих 35 минут... Отчего это важно? Потому что на 46-й минуте этого файла Кучма, общаясь из Литвиным, говорили о судьбе Гонгадзе.

Следовательно, задание экспертов заключается в том, чтобы сопоставить фразу Кучмы, которая сказана на 46-й минуте в разговоре с Литвиным, с разговором после третьего часа, когда он встречался с Ющенко. (Очевидно, чтобы доказать, что записи – не подделка. – Авт.).

10 мая с Кучмой разговаривали Литвин, который был главой Администрации Президента, Сергей Осыка, который сейчас нардеп от БЮТ. Он разговаривал с 51-й минуты до одного часа 10 минут. Потом к Кучме приходили Волков, а также один пиар-технолог. Ему от Кучмы была дана команда, что по Донецку депутатом должна пройти Раиса Богатырева. Кучма назначал мэров разных городов... На этом же файле Кучма общался с начальником своей охраны Владимиром Ляшко – 5 минут, с Владимиром Горбулиным – 10 минут.

Эти все люди могут дать показания, но больше всего я надеюсь на Виктора Ющенко.

Работа экспертов заключается только в том, чтобы сверить голос Кучмы во время разговора с Литвиным и во время разговора с Ющенко. Тогда эксперты дадут стопроцентную гарантию. Делается распечатка файла, сверяется фактаж...

О чем разговаривали Леонид Кучма и тогдашний премьер-министр Виктор Ющенко?

О росте ВВП, каких-то там поставках...

Ющенко должен был бы прослушать свой разговор и подтвердить: да, этот разговор действительно имел место.

Потому и важно, чтобы он дал свидетельство. Тогда это будет сигнал для сообщества, сигнал для меня, что он не является адвокатом Кучмы.

Нынешняя власть, похоже, делает все для того, чтобы Кучма не был привлечен к уголовной ответственности. Чтобы в казну Украины не были возвращены украденные миллиарды долларов.

Все ли записи предоставили Вы следствию?

У нас с генпрокуратурой была договоренность, что я буду предоставлять столько доказательной базы, сколько будет нужно. Но я не буду выдавать все сразу. Да, я предоставил запись от 10 мая 2000 года, а Генпрокуратура должна отработать полностью все следственные действия по этой записи. Если они будут отработаны, я предоставлю другие. Все поэтапно...

Чтобы не было такого, что работники Генпрокуратуры потом откажутся от своих слов.

Такая ситуация была, например, 2 ноября 2006 года. Виктор Шокин (экс-заместитель генпрокурора) и Роман Шубин (экс-руководитель главного следственного управления Генпрокуратуры) говорили, что майор Мельниченко, то есть я, не дал им ни одной записи.

Я делаю таким образом, чтобы сделать невозможным манипулирование моими свидетельствами и доказательствами.

Я также предоставил копии записей от 3 июля 2000 года, где Кучма обсуждает с Литвиным, Кравченко, Дергачом (бывшими министром внутренних дел и главой СБУ) судьбу Гонгадзе. Также предоставил запись общения Кучмы с Ющенко, где они обсуждают статью Юлии Мостовой (в “Зеркале недели”? – Авт.) – кто в какой степени влияет на СМИ. Кучма выражает свое раздражение...

А Вы не пробовали сейчас встретиться с Виктором Ющенко или с Юлией Тимошенко?

Для чего?! Под ковром я их не переиграю, я могу сделать это только публично. Кулуарно они могут что-то пообещать, но так ничего и не сделают.

Не кажется ли Вам, что время, когда Вы могли что-то сделать уже прошло? Никто сейчас не реагирует на Ваши заявления, никого не удивляют факты, которые Вы открываете. И вообще, разве это реально, чтобы Виктор Ющенко давал какие-то свидетельства?

Ющенко на Площади сам выкрикивал: «Кучму прочь, Кучму за решетку!» Говорил, что Украина 14 лет была под режимом Кучмы.

(Задумался. – Авт.) Я делал и раньше все, что только мог, но все мои шаги блокировались.

Дело в том, что люди, которые пришли к власти, – им чихать на все. Они не боятся не выполнять те обещания, какие они давали людям, потому что знают, что об этом из них никто не спросит.

Если они Кучме предоставили гарантии, то пусть выйдут и скажут, за что их предоставили, почему. Тогда это будет честно и правильно.

Сейчас они хотят показать мировому сообществу, что расследование по делу убийства Гонагадзе продолжается, а в действительности все делается для того, чтобы Кучма не был привлечен к уголовной ответственности.

И кто же должен прийти к власти, чтобы довести это дело до конца?

Честные люди, для которых существует понятие честь.

Как по мне, то Вы - не реалист.

Раньше я надеялся, что к власти придет Владимир Радченко – когда велась дискуссия относительно его кандидатуры на должность в Президенты в 2004 году...

Убежден в том, что следующим президентом должен быть человек, у которого есть понятие офицерская честь.

Даже Георгий Омельченко сказал, что при сегодняшней власти реальный убийца Гонгадзе с его сообщниками не будут привлечены к уголовной ответственности.

Это так гадко осознавать!

Дело Гонгадзе тянется восемь лет, три из них – при нынешней власти.

Если бы это была неправда, они бы давно все опровергли. Так почему они не соглашаются на международную экспертизу? Я отмечаю, что пусть проводится международная экспертиза при участии Совета Европы, при участии тех людей, на которых согласятся потерпевшие. И только туда я предоставлю записи.

Я настаивал и настаиваю на том, чтобы следственные действия, по тем доказательствам, которые я предоставил, были подтверждены или опровергнуты, а это может произойти только тогда, когда Ющенко даст свидетельства.

Мы должны двигаться шаг за шагом: я предоставил записи – пожалуйста, отработайте их. И мы будем двигаться дальше. Чтобы не было такого, что я предоставил массив информации, а затем какой-то «карманный» прокурор, который зависит от чьих-то капризов, будет проводить следственные действия или не проводить.

Вам сейчас не угрожают?

В данную секунду, нет. Сейчас у меня нет такой информации, что мне угрожают. Раньше была информация относительно покушений на меня и что меня хотели похитить.

Этот офис принадлежит Вам?

Скажем так: это офис, где я работаю. Я его арендую.

Сколько за него платите?

Коммерческая тайна.

На днях в отделении милиции умер свидетель по делу об отравлении Ющенко. Сказали, что от сердечного приступа. В Украине диагноз «сердечная недостаточность» стал самым действенным методом устранения свидетелей. С таким диагнозом умер водитель Камаза, который врезался в машину Вячеслава Чорновола... У спецслужб есть устройства, с помощью которых происходит убийство людей с таким диагнозом. В связи с этим я рекомендую Сацюку (еще один свидетель по делу отравления Ющенко. – Авт.) в Украину не возвращаться.

Оксана Климончук, "УНИАН"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: