Вверх

В. Волга: «Мы могли отстранить Ющенко от власти, признав его недееспособным»

На его сайте написано «Народ должен контролировать власть!». Он родился 5 марта 1968 года в Северодонецке, но не был замечен среди участников «исторического» съезда на его малой родине. Он критикует Партию регионов, но на последних выборах отказался отбирать у нее электорат для, тогда еще родной, СПУ. Вместо этого он начал критиковать Мороза и даже сделал неудачную попытку сместить его. А потом создал собственную партию и теперь заявляет о серьезных планах на президентские выборы. Он – это Василий Волга, лидер новосозданного Союза левых сил.

- Вы родились в Северодонецке, защищаете этнокультурные ценности русскоязычного населения, но не приехали на съезд в субботу. Это позиция, или Вас не пригласили?

- Я получил приглашение на съезд, но приглашение без права голоса. Ехать на миротворческую миссию, которую фактически осуществила Партия регионов, я не видел смысла. Поэтому сейчас, используя возможность и специфику «Острова», как сайта, особенно популярного на юго-востоке, я хочу сказать, что если бы мне дали слово в Северодонецке, то мое выступление было бы достаточно жестким. Обращаясь к депутатам разных уровней, в основном от Партии регионов, я бы сказал о том, что их соглашательская и примиренческая позиция привела к тому, что сейчас власть в стране перешла в руки радикальных националистов, которые плевать хотели на закон и Конституцию. И дальнейшая сдача позиций приведет к тому, что страна постепенно и плавно, при участии в том числе и тех, кто очень активно выступает против НАТО, вплывет в НАТО, и будет построен жесткий кордон между Россией и Украиной. Я бы предложил всем кто присутствует в Северодонецке принять серьезные, радикальные решения. Нужно понять, что с террористами переговоры не уместны. Я имею в виду террористов по отношению к Конституции и законам Украины. Люди, которые сейчас находятся у власти, совершили государственное преступление и борьба с ними должна быть бескомпромиссная и до победного конца.

- Борьба в какой форме?

- В политической. Тем более, что когда собираются депутаты всех уровней, особенно представляющих центр и юго-восток страны, у них достаточно сил и полномочий, для того, чтобы реализовывать в соответствии с Конституцией, все права и свободы граждан. В том числе право иметь свою культуру. Ведь Конституция наделяет территориальную общину высшей властью на конкретной территории. Поэтому депутаты, собравшиеся в Северодонецке, вполне могли реализовать все конституционные и законные нормы. В частности, ратифицированную Верховной Радой Европейскую Хартию региональных языков, права и свободы, скрепленные Конституцией, по тому же языку. В их силах было объявить районы и области территориями без НАТО и начать вести контрагитацию, а не ждать референдума. Ничего этого не сделано. Хотя органы местного самоуправления могут принимать решения и жестко их выполнять.

- Когда вы говорите, что переговоры с террористами не уместны и называете террористами практически всю государственную власть, - подразумевается неподчинение местных органов самоуправления государственной власти?

- Нет, ни в коем случае. Но 19 статья Конституции дает нам право не выполнять антиконституционные указы и распоряжения. Если действовать в соответствии с природными правами и свободами, которыми наделен каждый человек, то единственная форма защиты - проведение широких акций гражданского неповиновения. И в свое время мы готовили гражданский арест президента, растоптавшего конституцию и превратившего Конституционный суд в свою карманную структуру. Оранжевые показали, как это делается, в 2004 году, когда они блокировали Администрацию Кучмы. Все уже было готово. Но вместо этого Партия регионов согласилась на досрочные выборы.

- В одном из Ваших интервью прозвучала фраза, что перед последними выборами Вы получили задание от социалистов ехать в Донбасс и критиковать Партию регионов. Тогда Вы отказались это делать и стали, наоборот, критиковать Мороза. А ПР попала под постоянный огонь Вашей критики только сейчас. Это потому что Вы в Раду не попали?

-Я сознательно не пошел в парламент, и не принял ни одного предложения, которые мне делались. Ни от Партии регионов, ни от Коммунистической партии Украины…

- Они действительно предлагали?

- Да. Не пошел по той причине, что я не вижу сейчас в парламенте ни одной политической силы в которую я мог бы прийти по убеждению. Понятно, почему это не Компартия, - я верующий человек. А что касается Партии регионов, то наши позиции во многом совпадают в области защиты этнокультурных ценностей юго-востока страны, в области борьбы с нацизмом, и тут наши отношения конструктивны. Именно поэтому мы отправили своих представителей в Северодонецк. А что касается экономической и социальной политики, мы будем жесткими оппонентами. На протяжении полутора лет я очень активно работал с «регионами» в парламенте, и очень много приложил усилий для того, чтобы развалилась помаранчевая коалиция и создалась коалиция Национального единства. Поэтому видел их в действии. И я вам скажу: это партия крупного капитала. Точно такая же, как и блок Тимошенко, как НУНС. Эта партия, точно также как и они ничего не делает для защиты интересов человека труда. Мало того, постоянно голосуя в парламенте совместно с БЮТ, они привели к тому, что усилилось налоговое давление на простого человека и, наоборот, были созданы максимально льготные условия для крупного капитала. Я за этим не пойду никогда. И потом, «регионалы», так же как коммунисты и социалисты, это чиновники, которые привыкли действовать в соответствии с инструкциями и нормами. Когда им говоришь, что нужно провести гражданский арест президента потому, что он осуществляет государственный переворот, то они спрашивают: а в какой инструкции это написано? А вот радикальные националисты действуют иначе и на компромиссы не идут.

- Если бы весной прошлого года Вы были на месте Януковича, Вы согласились бы на досрочные выборы?

- Никогда!

- И как развивались бы события в этом случае?

- У меня тогда было два предложения. Первое: в соответствии с Конституцией мы могли отстранить Ющенко от власти, признав его недееспособным. 226 голосов достаточно, чтобы проголосовать, создать медкомиссию, провести медицинское обследование и принять решение о его недееспособности. Если он отравлен, тем более диоксином, то как говорят все специалисты у него должна была быть поражена центральная нервная система. А второй вариант мог быть более радикальным, но достаточно было просто до конца стоять на Майдане и ждать решения Конституционного суда. На месте Януковича я бы никогда не согласился на досрочные выборы.

- Но, тем не менее, они состоялись, и этнокультурные ценности Востока – «конек» Партии регионов. Как Вы считаете, может она их реально защитить?

- Я считаю, что она поднимает это вопросы только тогда, когда приближаются выборы. Мы вместе с Кушнаревым подали базовый законопроект о языках, который во многом как раз решал этнокультурные проблемы. На протяжении полутора лет сначала Евгений Петрович стучался во все двери своей собственной партии, чтобы это было проголосовано. Потом, после его смерти, я пытался это делать. Но ничего не получалось. И я прихожу к выводу, что когда приходит избирательная компания, националисты, то есть НУНС, популисты, то есть БЮТ, начинают раскручивать карту статуса УПА, украинизации - с одной стороны. С другой стороны – Партия регионов начинает точно так же очень активно бороться с этим. Это очень выгодно капиталистам из помаранчевого и бело-голубого лагерей, поскольку отвлекает избирателей от самого главного вопроса – а сколько человек зарабатывает? Какова доля заработной платы в тонне добытого угля, сколько шахтер получает денег за свой труд? Один пример – по данным Института макроэкономики НАНУ академика Пахомова доля зарплаты в добытой тонне угля у нас составляет 10%. В Великобритании всегда было 37-38%. Вот когда мы сделаем эти вопросы первоочередными, тогда можно будет сказать, что действительно появилась политическая сила, которую поддержит основная часть страны. И я рассчитываю, что мы действительно строим такую силу. А пока, все эти страсти в парламенте - это искусственно. «Острые проблемы» очень мало их интересуют, их интересует, чтоб их бизнес был защищен, а прибыли были сверхприбылями.

Действительно ли у нас существуют противоречия между востоком и западом?

– Да, конечно, они есть и все равно остаются одним из ключевых вопросов в жизни страны. Иначе не было бы основы для столкновения. Но суть, повторюсь, та же: людей накручивают, отвлекают их внимание от самого главного. Люди голосуют за политические силы, представляющие крупный капитал, которые приходят в парламент и там находят общий язык. Сейчас, несмотря на кажущиеся противоречия, борьбу Януковича против Тимошенко и Ющенко и толкание животами у парламентской трибуны их команды очень системно работают друг с другом. Поверьте, в парламентском буфете решаются очень серьезные вопросы. И если сейчас будут досрочные выборы, то это будет борьба одних воров с другими за контроль над тем, что они еще не успели украсть. А украсть еще есть что: земля, энергетика, Одесский припортовый завод.

- Стоит ли понимать Ваши слова так, что борьба с НАТО в парламенте, это тоже театр?

- Конечно, это один из элементов этой нечестной игры.

- Как понять Ваш тезис, что «НАТО усилит международную изоляцию Украины»? Ведь в этом случае Украина наоборот интегрируется в евро-атлантический союз.

- Да куда ж она интегрируется?! Смотрите, Украина заявляет о готовности вступить в НАТО, а Европа все сильнее закрывает перед нами кордоны, на пропускных пунктах огромные очереди, вокруг консульских отделов в Киеве очереди километровые. Не надо путать НАТО и Евросоюз. Евросоюз прекрасно понимает, что для него Украина с ее транзитными возможностями – это большая угроза со стороны радикального исламского терроризма, угроза нелегальной миграции и т.д. Поэтому кордон с Украиной становится жестче и жестче. А если мы еще примем решение о вступлении в НАТО, то у нас появится кордон с Белоруссией и Россией, который будет очень жестким, с контрольно-следовой полосой и концентрацией вооружений на границе. И Украина вообще попадет в жесточайшую изоляцию.

- Оправдались ли надежды на то, что Ваша партия будет пополняться членами и первичными организациями СПУ?

- Да, конечно. И не только СПУ. В Донецкой области такой процесс идет. Из ПСПУ народ переходит, из Компартии. В Днепропетровской области в СЛС вступил целый обком прогрессивных социалистов. Но точных цифр пока нет. Мы только месяц как легитимны, - 28 января получили документы. К тому же здесь есть интересная арифметика: 40 тысяч членов «Громадського контроля» в свое время стали членами СПУ. Соответственно, недавнее заявление Александра Александровича о том, что 40 тысяч человек ушли из партии следует понимать так, что это наши люди, которые возвращаются в Союз левых сил. Не все, конечно, но процентов 90 возвращаются. То есть, мы можем говорить, что сейчас идет процесс оформления членства в партии. На данный момент оформились около четырех тысяч человек. Но заявок уже подано больше 30 тысяч и тут, наверное, более интересен момент перехода к нам депутатов разных уровней. Такие процессы идут в Донецком облсовете, в Кировограде, Харькове, в Чернигове. Негативные процессы, которые, к сожалению, происходят в Соцпартии только ускоряют процесс оттока людей к нам. Но я не на этом хотел бы акцентировать внимание. Мы создали союз – Союз левых сил. И мы очень сильно рассчитываем, что сейчас поднятая пена сойдет, лидеры традиционных левых партий признают свои ошибки и в конечном итоге мы придем к объединению левых сил в стране. Но с реально левыми партиями.

- А какие у нас «реально левые» партии?

- По нашему глубочайшему убеждению вся проблема состоит в том, что левую идею серьезно дискредитировали именно лидеры традиционных левых партий, а не их члены. Я считаю, что очень много сделала для страны Наталья Михайловна Витренко. Ее заслуги по борьбе с продвижением НАТО на восток очень значительны. Но она очень уж увлеклась радикальными вещами, которые привели к тому, что она потеряла электоральную поддержку. Просто, по моему мнению, Наталья Михайловна сильно увлекшись призывами идти на баррикады чуть-чуть подзабросила самые главные вопросы: что у рабочего человека в холодильнике? А есть ли человеку во что одеть детей к 1 сентября? Витренко сейчас понимает свободу как свободу от НАТО, как свободу от американского влияния. А мы понимаем свободу, в первую очередь, как свободу от нужды, от нищеты, а потом уже все остальное. Тот же Александр Александрович Мороз внес огромный вклад в историю независимой Украины, развитие левого движения, был одним из творцов Конституции. Но в силу целого ряда причин, возможно из-за того, что он уже очень давно в политике, в некоторых вещах он запутался. И сделал несколько не совсем верных шагов, которые запутали его избирателя. Вообще, безотносительно к Сан Санычу, которого я все равно глубоко уважаю, замечу, что у каждого политика есть свой срок годности. Как у колбасы. И когда он заканчивается, колбасу нужно выбрасывать.

- Но вы говорите про объединение, а СПУ уже заявила о намерении объединиться с СДПУ (о)…

- Давайте посмотрим, что из этого получится перед тем, как давать данной инициативе оценки. Но по логике… Что может получиться хорошего для человека труда, для тех людей, которые хотят видеть в парламенте своих представителей, из объединения партий Мороза и Медведчука? Я не совсем могу себе это представить. Человек труда как-то не вписывается в этот дуплет. Да и потом, реальный рейтинг СДПУ (о) – 0,8%. У социалистов еще меньше. Если объединить два холодных тела живой человек не получится.

- На чей электорат Вы рассчитываете в Донбассе? У кого будете забирать голоса?

-Да ни у кого мы ничего не будем забирать. Это очень неправильный подход. Мы пришли не для того, чтобы забирать у кого-то электорат. Я например почти все время провожу сейчас в поездках по регионам потому, что не делать этого не могу. У меня есть убеждения. Я не могу больше ждать, что кто-то другой придет и сделает что-то хорошее. И никто не может, ждать дальше – значит потерять страну. Потому что я верю в то, что моя работа - это правильно. В первую очередь, мы работаем ради человека наемного труда. Мы работаем ради малого и среднего бизнеса, который испытывает притеснения со стороны крупного капитала. До какой степени мы сможем быть убедительными, сколько людей нас поддержат – это мы увидим.

- На какие выборы Вы ориентируетесь, когда говорите о получении реальных результатов: президентские, парламентские, досрочные парламентские?

- Конечно, досрочных парламентских выборов нам не нужно. На то есть и чисто внутренние причины: нам нужно время и возможности для развития партийных структур. Но и как любому гражданину мне было бы просто чудесно, если бы сейчас на политическом Олимпе поутихли страсти, все остановились бы и начали хотя бы чуть-чуть системно работать. С одной стороны Ющенко перестал нагнетать свой радикальный национализм и вопросы вступления в НАТО. С другой стороны, перестали бы дестабилизировать ситуацию партии из нынешней оппозиции. Кстати с политической точки зрения это тоже хорошо. Если хотя бы год стабильно проработает парламент и правительство, мы увидим реальные плоды популистской политики Тимошенко. Люди бы тогда отрезвели и перестали поклоняться «женщине с косой». И, скорее всего, наши выборы –президентские. Мы должны прийти в январь-февраль следующего года к 8-15% электоральной поддержки. И тогда, соответственно, можно говорить о серьезном участии в кампании 2009-2010 года. Если же достойной поддержки мы не увидим, то и людей смешить не будем.

- В последний Ваш визит в Донецкую область возникла непонятная ситуация, когда «Остров» и ряд СМИ сообщили о встрече Волги с Владимиром Бойко и руководством комбината им. Ильича, а пресс-служба комбината потом опровергла эту информацию…

- Мы знаем кто эту провокацию раскрутил. Я действительно был на комбинате им. Ильича и действительно имел встречу с главным инженером Сергеем Матвиенковым. С Бойко я не встречался. Он был на территории завода, но был занят, а у меня не было времени дождаться его. После этого, на пресс-конференции я сделал заявление, что у нас была встреча с руководством комбината. Я имел в виду Матвиенкова и нигде не заявлял о том, что мы встречались с Бойко. Но тут кто-то решил использовать это, и появляется информация, что Бойко отодвинул Мороза, а с Волгой встретился. А для Бойко это вопрос чести. Он из тех людей если уж решат разорвать с кем-то отношения, то сами прямо об этом скажут. А эту информацию он расценил как кулуарную игру… Знаете, Бойко и Матвиенков, по моему глубочайшему убеждению, одни из лучших людей страны. Владимиру Семеновичу удалось реализовать модель истинно народного предприятия. Сейчас там есть ряд неприятных моментов, связанных с повышением цен на газ, с необходимостью широкого внедрения энергосберегающих технологий и т.д. Это приводит к тому, что немного сужается социальная база. Но то, что сделал Бойко (и в чем ему активно помогал Матвиенков) - для нас эталон крупного предприятия народного типа. С Матвиенковым мы договорились, что консультативно он будет помогать в написании экономического блока программы Союза левых сил. И меткомбинат им. Ильича мы будем брать как эталонное предприятие, когда прибыли, получаемые предприятием, пропорционально распределяются между теми кто производит продукцию завода.

- И кто же заинтересован поссорить вас?

- По нашему глубокому убеждению, от того, что будет забит клин между СЛС и руководством комбината им. Ильича выигрывает та партия, которая в свое время спекулировала на том, что Бойко ее поддерживает. Ведь ни для кого не секрет, что СПУ из тех 2,9%, которые она получила на последних выборах, больше полутора процентов получила благодаря поддержке «ильичевцев».

Кроме левой ниши вы занимаете еще и пророссийскую нишу, на которой уже пасутся и Витренко и коммунисты и та же Партия регионов. На кого, на Ваш взгляд, поставит Москва?

- Мы проукраинская партия.

- С пророссийской риторикой?

- Я считаю, что сейчас самая главная задача патриотов Украины – это налаживание мощных, постоянных отношений с Российской Федерацией и Беларусью. Это задача номер один. И не потому что мы защищаем интересы Москвы. Это выгодно и жизненно важно для Украины. Это проукраинская позиция. Хотя у меня очень хорошие контакты с российскими политиками. И мне кажется, эти контакты будут очень важны для будущей работы.

- В одном из интервью Вы сказали, что большинство политиков – психи. Конкретнее можно?

- Я воздержусь от конкретики. Приведу только один пример. Те, кто интересуется политикой, могли, где-то полтора года назад, прочесть в газете «Факты» интервью одного из учредителей «Нашей Украины». Он рассказывает, что проснулся среди ночи и увидел как темные силы сконцентрировались на потолке, а потом они сгустились вокруг люстры, большой черной каплей капнули ему в грудь, он провел невероятную борьбу, эти силы из себя выплюнул в окно, и понял, что призван бороться со всеми черными силами. И таких товарищей у нас, увы, предостаточно…

Беседовал Иван Зыбин, для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: