Воскресенье, 23 сентября 2018, 19:171537719460 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Воскресение премьера

Воскресный визит в Донецк премьер-министра Украины Юлии Тимошенко оставил больше вопросов, нежели принес ответов. Главное, чего так и не поняли в шахтерской столице, зачем приезжала Юлия Владимировна. Кроме того, вызывает, мягко говоря, недоумение та секретность, с которой готовилась первая рабочая поездка нового главы правительства. Информацию «Острова» о том, что к нам едет первая леди Кабинета Министров до самого вечера пятницы никто - ни в пресс-службе правительства, ни киевском офисе БЮТ, ни в Донецкой областной государственной администрации – не подтверждал и не опровергал. Лишь поздно вечером в пятницу стало официально известно, что Юле в Донецке быть. Затем долго согласовывали программу ее пребывания в регионе, который когда-то, согласно местному фольклору, революционерка с Майдана грозилась обнести колючей проволокой.

Между тем по городу поползли слухи, что неутомимая Тимошенко «приезжает для того, чтобы отобрать у Звягильского шахту имени Засядько или вообще закрыть ее». Масла в огонь этой интриги подлила официально розданная журналистам программа визита Премьера. Согласно этой брошюре, Ефиму Звягильскому ни на одном из мероприятий при премьер-министре слова давать не планировалось. Председатель совета арендаторов Арендного предприятия «Шахта имени Засядько» и его генеральный директор для встречи Тимошенко с работниками предприятия был включен в состав президиума, но «для выступлений» записан не был, а на совещании в облгосадминистрации в программе имя Звягильского не упоминалось вовсе.

Похоже, что в то, что Юлия Тимошенко привезла в Донецк решение либо о закрытии шахты, либо о прекращении Кабинетом министров договора аренды поверили не только жители Донецка и рядовые работники многострадальной шахты, но и ее руководители. Не исключено, что подобный вариант развития событий допускал и мэр Донецка. Во всяком случае, выступления на встрече премьера с трудовым коллективом директора шахты Игоря Ефремова и донецкого городского головы Александра Лукьянченко сводились к заявлениям о том, что шахту закрывать ни в коем случае нельзя. Ее остановка нанесет непоправимый вред бюджету города и экономике Украины, оставит без работы тысячи шахтеров и коксохимиков, что газ из остановленных выработок будет скапливаться в подвалах многоэтажных домов и постоянно угрожать взрывом всему центру шахтерской столицы.

Впрочем, обо все по порядку.

Свой визит глава правительства начала со встречи с родственниками шахтеров, погибших на шахте им. Засядько. Встреча с родственниками проходила во Дворце культуры им. Горького. Люди приходили с маленькими детьми, которых, очевидно, просто не с кем было оставить, а садики в воскресенье не работают. Зал был полон, в первых трех рядах места в основном заняли чиновники, а многим родственникам пришлось сесть подальше. Премьера ждали долго. «Долго нас мариновать будут? Мало горя было за эти 40 дней?», - возмутился кто-то из родственников.

Донецким журналистам вообще дали понять, что в их услугах не нуждаются. На входе в зал объяснили, что «сюда приехало достаточно своих, киевских журналистов, которые прекрасно осветят это мероприятие». Представляться автор фразы не пожелал… Но это был не последний «реверанс» в сторону донецких СМИ, среди которых были и региональные корреспонденты международных информагентств. После того, как с журналистам провели ликбез, как работать в зале, где находится премьер-министр, их просто попросили … удалиться, чем, кстати, вызвали негодование родственников. «Зачем журналистов убирают? Опять нам глаза замыливать будут? Что происходит?», - возмущался зал.

Но появление Юлии Тимошенко поставило все на свои места: «Я хочу вас спросить, вы хотите, чтобы здесь присутствовали журналисты?». «Да!», - хором ответил зал. И представителей СМИ вернули… После такого вопроса вряд ли кто сможет обвинить Леди Ю, что она приехала в Донецк пиариться. Хотя возникает вопрос – зачем тогда вообще на это мероприятие приглашали журналистов?

Тимошенко была в черном строгом гольфе и такой же юбке, что подчеркивало траурность мероприятия. Она сказала все, что хотел услышать этот зал. «Я знаю, что ни один чиновник, ни один министр не сможет сейчас ни вернуть ваших родных людей, ни облегчить ваши страдания. Но, я точно знаю, чего вы хотите. Вы хотите, чтобы ни один чиновник, причастный к этой трагедии, тот, который не сделал то, что должен был сделать, не ушел от ответственности», - заявила она. Премьер обещала детально разобраться в произошедшем. «Я буду заниматься этим до того момента, пока не пойму, что происходит. И сделаем так, как это должно быть в нормальной стране», – сказала Тимошенко. А еще премьер выслушала людей, которые хотели выговориться и рассказать о своем горе и своих проблемах.

Ей рассказывали о том, как к родственникам относились на опознании в морге, как привозили на заседание правительственной комиссии сразу с похорон. Рассказывали, как воюют невестки со свекровями за деньги – компенсацию по утрате кормильца, как остаются без крыши над головой дети погибших, как «помогла» шахта им. Засядько. «Что мне дала шахта? Жаль, что вас не было на поминках моего мужа! Разваливающаяся, вонючая колбаса, гнилая рыба, картошка, разведенная водой. Это та продукция, которую производят в наших агроцехах?», – взахлеб, волнуясь рассказывала вдова Наталья Пискун.

И еще одна история, которую услышала Тимошенко – о том, как похоронили «не своего горняка». Отец горняка Анатолий Шемберко рассказал, как несколько раз ходил на опознание, но своего сына в морге так и не нашел. «Тогда нам сказали правду: «Мы знаем, кто похоронил вашего сына, но родственники не разрешают нам вскрытие могилы», - рассказывал отец. Премьер слушала стоя, кивая, что-то записывая. Просила оставить контакты и обещала, что теперь их не бросят, их услышали и теперь все будет хорошо. «Никто вас не оставит в такой ситуации. Вы будете иметь связь и ответы на все свои вопросы. Мы только начинаем с вами работать», – обратилась Ю. Тимошенко к родственникам горняков. При этом премьер назвала контакты, на которые родственники погибших шахтеров могут звонить, задавая вопросы: 8 (044) 256 72 04, 8 (044) 256 72 11, 8 (044) 256 72 10. И пообещала – встретится с ними скоро, может, уже через месяц. Из зала люди выходили с надеждой.

Если на встрече с родственниками погибших, вдовы и матери, не поднявшихся на-гора шахтеров, жаловались премьер-министру на то, что в погоне за выполнением плана и заработком горняки вынуждены грубо нарушать технику безопасности и платить за это своими жизнями, то разговор с живыми шахтерами развивался совсем в другом русле. Шахтеры просили Тимошенко как можно скорее возобновить угледобычу и, стараясь не вспоминать о гибели своих товарищей, рассказывали о том, как здорово налажена на предприятии техника безопасности.

Тон попытался задать председатель совета арендаторов шахты Ефим Звягильский. Он сделал замечание шахтерам, которые не посчитали нужным встать при появлении в актовом зале шахтоуправления Юлии Владимировны. Дескать, вы мужчины, вы должны вставать перед женщиной, а тем более перед Премьер-министром…

Госпожа Тимошенко прервала этот урок хорошего тона весьма бесцеремонно. «Позвольте реплику?! Власть так мало сделала для людей, что люди имеют полное право не вставать перед властью». Зал взорвался аплодисментами. «Один ноль в пользу Юли», - сказал сидящий рядом со мной коллега.

Открыв счет, Юлия Владимировна призвала присутствующих к серьезному разговору. «Я хотела бы послушать не подготовленные вещи, а проблемы, которые десятилетиями замалчивались», - сказала она и тут же пропустила несколько мячей в свои ворота: выступающие подготовили и озвучили речи в стиле партийных собраний середины 70-х годов. «Уважаемая Юлия Владимировна, уважаемые члены кабинета министров, уважаемые присутствующие. Многотысячный коллектив арендного предприятия «Шахта им. Засядько» рад приветствовать Вас, уважаемая Юлия Владимировна, на донецкой земле. Мы благодарны Вам за то, что Вы, несмотря на непростую обстановку в стране, на массу первоочередных дел государственного масштаба первую поездку после избрания Премьер-министром совершаете у к нам. Это убедительное подтверждение тому, что новое правительство и премьер-министр придают важное значение нашему индустриальному региону в реализации планов правительства. Одновременно это и показатель лично Вашей заботы о дальнейшей судьбе независимого трудового коллектива шахты, о судьбе 20 тысяч арендаторов, судьбе многих из 150 тысяч жителей районов города Донецка, для которых шахта является своеобразным градообразующим предприятием», - так начал свое выступление директор шахты Игорь Ефремов.

После этого он коротко пересказал историю предприятия и проинформировал премьера о трудовых достижениях шахты Засядько. Он подчеркнул, что накануне аварии вся аппаратура оповещения работала нормально и до последней перед взрывом секунды не показывала наличие в выработке метана.

Затем директор шахты от просьб не закрывать шахту перешел к тонкому шантажу. «Если шахта им. Засядько будет закрыта, это может привести к взрыву жилых домов, кроме того, около 50 тысяч человек лишатся работы, - предупредил он. - Если закрыть шахту и прекратить все работы, через год – два метан по песчаникам поднимется на поверхность и в подвалах домов возможна угроза взрыва». Упомянул он и финансовых потрясениях, ожидающих Украину, лишенную шахты Засядько: «Государство лишится 3 миллионов тонн в год высококачественного коксующего угля, а 10 тысяч работников этого предприятия и около 40 тысяч человек, занятых в других сферах производства, так или иначе связанных с шахтой им. Засядько, останутся без работы… Кроме того, пострадают социальные фонды, в которые шахта им. Засядько отчисляет средства».

Эту мысль развил Донецкий городской голова Александр Лукьянченко, в своем выступлении сообщивший, что в случае закрытия шахты бюджет города недосчитается 50 миллионов гривен, которые это предприятие ежегодно отчисляет. Лукьянченко также напомнил присутствующим на встрече с Тимошенко, что после того, как шахту им. Горького «необдуманно закрыли», «она превратилась в городскую водокачку и откачивает ежесуточно 1,5 тысяч кубометров воды, чтобы не затопило горизонты в других шахтах».

«К определению перспектив шахты нужно подходить осторожно и взвешенно, с учетом выводов ученых, с учетом всех социальных последствий», – строгим голосом предупредил он премьер-министра.

Не смотря на просьбу госпожи Тимошенко честно говорить о своих проблемах, все последующие выступающие бодро рассказывали о достижениях шахты, о том, что на производстве неукоснительно соблюдается техника безопасности, а руководство нежно заботится о своих подчиненных. Практически каждая речь заканчивалось просьбой к правительству и лично «Юлии Владимировне» помочь пережившей аварию шахте материально, не закрывать ее и не разрывать договор аренды.

«Ходят слухи, что разрывается договор аренды. Надо прекратить раз и навсегда эти глупые разговоры», - предложил один из выступавших горняков. «С Вашей, Юлия Владимировна, помощью мы сможем возобновить работу шахты», - добавил он. Надо отметить, что и рабочие, которым дали слово, и профсоюзные лидеры в один голос заверяли высокую гостью в том, что «техника безопасности у нас на первом месте», поэтому надо поскорее возобновить горные работы.

«Мы скорбим по погибшим товарищам, но нам надо жить и работать», - выразил общее мнение еще один бригадир проходческой бригады. В разгар этих челобитий, премьер была вынуждена взять слово и официально заявить, что шахту Засядько закрывать никто не собирается. «Ее нужно наоборот развивать, но с использованием серьезных систем безопасности. Мы обязаны построить такую систему контроля качества поддержания системы безопасности, которая больше никогда не допустит подобных трагедий», сказала она. Позже уже во время общения с журналистами, премьер сообщила, что Кабинет министров не намерен инициировать пересмотр договора аренды. Она напомнила, что до аварии шахта имени Засядько была одним из лучших предприятий угледобывающей отрасли.

«Я думаю, что государство и без того закрыло большое количество шахт. Поэтому нам рубить с плеча нельзя. Нам необходимо посмотреть арендное соглашение, изучить его… Даже при том, что действительно были допущены нарушения арендного соглашения - и в интенсивности угледобычи и в других требованиях техники безопасности - мы не имеем права разрушать шахту», - сказала госпожа Тимошенко.

На том и разошлись…

Александр Владимиров, Анна Иванова, "Остров"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: