Вверх

М. Волынец: "…Украли деньги на Донбассе, а расплачивается вся страна"

При увеличении финансирования украинского углепрома из госбюджета, объемы добычи угля неуклонно сокращаются. Несмотря на повышение цен на него, украинский уголь становится дефицитом. Правительство даже объявило о намерении закупить более трех миллионов тонн за границей. О причинах такого положения дел и перспективах угольной отрасли «Остров» беседует с лидером Независимого профсоюза горняков Украины, человеком, которого называют одним из возможных кандидатов на должность министра угольной промышленности в Кабинете Юлии Тимошенко, парламентарием Михаилом Волынцом.

- Михаил Яковлевич, как получается, что государство постоянно увеличивает господдержку угольной отрасли, а угля в Украине добывается все меньше, можно даже говорить о его дефиците?

- Да, за этот год почти на 2 млрд. грн. увеличили бюджетное финансирование углепрома, в июле на 60% повысили закупочные цены на энергетический уголь, а ситуация ухудшается. Причин этого несколько. Во-первых, одни из самых тяжелых в мире горно-геологических условий. Наши шахты работают на такой глубине, на которой нигде в мире производство не ведется, - только у нас и в Германии. И каждый год мы углубляемся еще на 70 метров. Кроме того, у нас тонкие пласты – зачастую меньше метра.

Но самая большая проблема – это коррупция. Ею пронизана буквально вся отрасль… По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, - согласно официальной статистике министерства, - падение объемов добычи составило 3,5 миллиона тонн. Но нельзя доверять статистике министерства, потому что она не учитывает факт, что зольность угля выросла на 3% . А если зольность выросла на 3%, то это означает что к объемам добычи приписано еще 2,4 миллиона тонн не добытого угля, который заменили породой с терриконов. Грузят с терриконов пустую породу…

Еще недавно, когда цены на российские угли были не такие высокие, везли качественные российские угли, добавляли туда нашу породу и отправляли на электростанции, как будто этот уголь добыт в Украине. И в то же время показывали государству затраты, будто понесенные шахтами на добычу этого угля и получали дотации из бюджета на эти объемы.

Также, сейчас около 3 миллионов тонн добывается нелегальным способом в, так называемых, копанках. Этот уголь скупается, и показывается, будто он добыт на государственных шахтах. Он очень качественный. Покупают, например, по 100 грн. за тонну, разбавляют его на две третьих породой. Таким образом, цена его реальная должна упасть до 30 грн., а показывают, что затратили на его добычу 600-700 грн., и государство дотирует эту разницу. Вот такая схема хищений. Сейчас более 6 тысяч нелегальных шахт. Потом, этот нелегальный уголь, разбавленный породой, везут на тепловую станцию. Следом везут туда чемодан денег, коррумпируют руководство ТЭС, чтоб они покупали этот некачественный уголь. Порода, естественно не горит, поэтому энергетикам приходится добавлять для подсветки импортный газ и электроэнергию, и таким образом, становится дороже киловат электроэнергии. В результате, все население, все предприятия получают более дорогую электроэнергию. То есть, украли деньги на Донбассе, а расплачивается вся страна. И расплачивается несколько раз. Один раз из бюджета страны, который идет на поддержку углепрома (сейчас это около 6 млрд.); второй, - через цену электроэнергии.

Также воруют бюджетные деньги по статье «техническое оснащение». Сейчас это 1млрд. 600 млн. гривен. Львиная часть этих денег поступает на предприятия Рината Ахметова. А потом, поставляется оборудование на шахты по очень высоким ценам.

- Вы имеете в виду машиностроительные предприятия Ахметова?

- Да. Это «Укруглемаш». Кроме того, что шахтерам предлагается оборудование по ценам в несколько раз завышенным, зачастую, по цене нового идет старое, перекрашенное, из закрытых шахт, которое фактически не работает.

- Кроме коррупции, так называемый человеческий фактор причастен к углублению кризиса в углепроме?

- Да, я считаю, что отрасли просто не везло, - не назначались министры, которые бы занимали государственную, патриотическую позицию, которые бы не стремились дограбить все до конца, и не были бы ставленниками определенных политических сил с заданием лоббировать их коммерческие интересы.

Также, кадровая политика на местах - Сергей Тулуб уже четвертый раз заходит на руководство отраслью, и он выкосил опытных руководителей уже на три порядка. Поэтому очень слабый менеджмент.

К тому же низкая зарплата, шахтерский труд стал не престижным – молодые просто не идут в шахту.

Кроме того, цена на уголь всегда была необоснованно низкой, а цены на электроэнергию и оборудование постоянно растут. Шахты остаются в госсобствености и финансируются государством, а фактически, контролируют угольную промышленность Ринат Ахметов и другие металлургические магнаты, которым выгодно забирать уголь по низким ценам у государственного предприятия. Коксующиеся угли во всем мире практически в два раза дороже, чем энергетические, а у нас, иногда, на них цена была такая же, как на энергетические. А в структуре цены металла кокс составляет до 40%. Поэтому, используя дешевый кокс, металлургические магнаты удешевляют металл и имеют возможность продавать его на экспорт, получая сверхприбыли.

- Что значит «Ахметов и другие металлургические магнаты фактически руководят углепромом»? А куда смотрит Кабмин, он то должен быть заинтересован в стабилизации отрасли?

- Янукович тоже ставленник Ахметова…

- До Януковича был другой премьер-министр, а до него Тимошенко… Был министр- нашеукраинец Тополов…

- Тополов тоже человек от бизнеса, и также имел свои бизнес-интересы. Да и во многом провести положительные изменения ему не дали донецкие ребята. А Тимошенко работала всего 7 месяцем премьер-министром. И она, как известно, не назначала ни Тополова, ни других министров. Но даже за такое короткое время она смогла погасить всю, накопившуюся за многие годы, задолженность перед шахтерами по зарплате.

- То есть, нынешний дефицит углей при увеличении госфинансирования, во многом заслуга нынешнего министра? Как вы оцениваете возможности Тулуба снова возглавить министерство, если коалиция будет не «демократическая»?

- Проблемы углепрома нарастали годами. И нельзя все свалить на Тулуба. Из года в год шло недофинансирование, ограбление отрасли, занижалась цена на угли. Если в последние полгода, перед выборами, боясь социального взрыва, подняли цену на энергетические угли на 60% и в июле были внесены изменения в бюджет, отрасль дополнительно профинансировали на 1,7 миллиарда грн., то сейчас, когда закончились выборы, все возвращается на круги своя, и задолженность по зарплате шахтерам возрастает.

Что касается шансов Тулуба, - он сам считает себя вечным министром, и он борется до конца. Он сильная личность, много работает. Но почему-то его энергия, его колоссальный опыт направляется не на благо отрасли. К сожалению, не я один к такому выводу прихожу.

- Анализируя статистику Минугля, видно, что в некоторые предприятия вкладывается гораздо больше средств, чем в другие. Можно ли говорить, что министерство, то ли лоббируя кого-то, то ли его руководство имеет собственный интерес, - готовит, таким образом, некоторые шахты к приватизации?

- Да, можно так говорить. Есть предприятия, которые перефинансируются, в то время, как другим недоплачивают. Однозначно, отрасль готовится, таким образом, к приватизации.

- Если демократическая коалиция все-таки состоится, то министерство угля отходит к БЮТу. В вашем блоке уже есть понимание того, что нужно делать с углепромом? Кто будет министром?

- Журналисты называли меня, как одного из претендентов на должность министра. На самом деле моя кандидатура не обсуждалась. И когда Тимошенко выступала на фракции, она сказала, что самый сложный вопрос – подобрать нужную кандидатуру на минугля. Многие кивали в мою сторону, что я должен взять эту ношу. У меня есть определенное видение того, как нужно менять ситуацию в угольной промышленности. Но я не пойду на эту должность. И не потому, что отрасль в глубоком кризисе, – просто я работаю не только в области энергетики, я занимаюсь социально-трудовыми отношениями, в сфере социального диалога, развития демократии, построения гражданского общества, являюсь председателем Конфедерации свободных профсоюзов, председателем НПГУ. То есть, на мне висит достаточно много ответственности и оставить все, чтоб сосредоточиться на чем-то одном, - это выбросить целый пласт моей жизни.

- То есть, если Вам предложат, Вы откажетесь от этой должности?

- Я не соглашался еще год назад. Тогда, когда планировалась первая демократическая коалиция, Тимошенко мне сказала, «Миша, подбирай кандидатуру министра, и ты будешь отвечать за его деятельность. Если украдет хоть гривну, я тебя загрызу». Но Тимошенко тогда не стала премьер-министром, случилось наоборот, - Тулуб возглавил минугля и продолжил коррупционные схемы.

- Если бы она сказала Вам это сегодня, какие кандидатуры Вы бы назвали?

- Пока рано об этом говорить. Мне сложно остановиться на какой-то кандидатуре, потому что мы ее пока не видим – ни Тимошенко, ни я… Скажем так: у меня нет никаких сомнений, что Тимошенко будет премьером. А, значит, будет совсем другой подход к отрасли. Поэтому я сильно не волнуюсь. Даже если не совсем удачной будет кандидатура на руководство отраслью, отрасль не существует отдельно от народно-хозяйственного комплекса и Тимошенко, все правительство, будут делать все возможное для стабилизации ситуации в ней.

- Вы прогнозируете рост цен на уголь?

- Растут цены на нефть и газ. Естественно это обернется повышением цен на электроэнергию, на металл для шахтеров, затраты вырастут. ГП «Уголь Украины» забирает у шахт уголь по 300 грн. Это 60 долларов за тонну. Поляки предлагают уголь по 110 долларов за тонну, – в два раза выше. Возникает вопрос – стоит ли финансировать польскую угольную промышленность, или все-таки вложить эти деньги в наши шахты и развивать свой углепром? - Я думаю, лучше свой.

- Вы за приватизацию шахт?

- Я за различные формы хозяйствования: от государственной и коллективной, до частной и арендной. Если государство не в состоянии поднять шахту, то почему под определенные условия, не отдать ее частнику, чтоб он ее поднял и платил налоги?…

- Предприятие «Уголь Украины» необходимое звено между производителями и потребителя угля?

- Это монопольная структура. Иногда она нужна для контроля над экспортом угля по заниженной цене, и в первую очередь для перераспределения средств между убыточными и рентабельными шахтами. С другой стороны, монополия не дает развиваться рынку угля внутри страны. Можно спорить о целесообразности работы этой компании. Мы не видим перспективы такого хозяйствования.

- То есть, вы считаете нецелесообразным существование такого предприятия?

- Во всяком случае, - не эффективной его работу.

- По статистике Минугля, самые большие должники за уголь, уже поставленный ГП «Уголь Украины», это четыре частные структуры, среди которых и компании Ахметова: «АРС» и «Метинвест». Почему при росте задолженностей шахтерам, государство не взыскивает долги с не бедных частников?

- Да, АРС уже не существует, но долги остались… Никто сейчас на политическом уровне не смеет поднять вопрос о возвращении этих долгов. Янукович, как премьер-министр, – ставленник Ахметова. Но Тимошенко этот вопрос поднимет.

- Мы готовы к зиме, учитывая дефицит угля? Каковы запасы на электростанциях?

- Запасов всего два миллиона. Поэтому правительство ведет подготовку к тому, чтобы закупить три с половиной миллиона тонн энергетических углей в Польше и России. Я думаю, что даже эти планы не состоятся, потому что в России, в Кузбассе, свободных запасов где-то 200 тысяч тонн, не хватает вагонов, транспортные затраты очень высокие. Как только мы начнем в больших объемах брать уголь в России, - они поднимут цены. А поляки выставляют конкретную цену – 84 евро…

- Что нас тогда ждет?

- Если зима будет теплой, то, может, как-то и переживем. Если нет - будем мерзнуть. Или будем использовать в больших объемах российский газ. А значит, Россия будет дальше диктовать нам свои условия. И не только экономические.

Беседовал Сергей Гармаш, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: