Четверг, 18 октября 2018, 13:041539857040 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Витольд Фокин: значительная часть населения - это собирательный образ бабы Параски

Витольд Фокин был последним председателем Совмина УССР и первым премьер-министром независимой Украины. При нем Украина стала делать первые шаги к обретению своего рыночного статуса: готовился переход на национальную валюту, была создана Украинская Фондовая биржа, прошла первая индексация основных фондов государства.

25 октября Витольду Фокину исполнилось 75 лет.

Накануне своего юбилея Витольд Павлович и ответил на вопросы "УНИАН"

«ДВА ГОДА СПУСТЯ ПОСЛЕ МОЕЙ ОТСТАВКИ БЫЛ ПОДПИСАН ДОГОВОР ОБ ОТКАЗЕ ОТ УКРАИНСКОЙ ДОЛИ ЗАРУБЕЖНОГО ИМУЩЕСТВА …»

Витольд Павлович, когда вспоминают Вас, то первая историческая ассоциация, которая возникает, это Беловежские соглашения. Вы были среди тех, кто их подписывал. Событие это вспоминают, анализируют и оценивают все. И у критиков претензии звучат так: нельзя было разваливать Союз быстро так, «в лесочке на троих», нельзя было верить Ельцину. Ведь Украина так и не получила ни часть золотовалютного резерва, ни алмазный фонд, никаких зданий за рубежом. Почему братская страна «кинула» нас с семнадцатью процентами от совместно нажитого имущества?

В современной истории я не знаю документа более важного, чем Беловежские соглашения. Они действительно потрясли мир. А кто из критиков или сторонников этого соглашения держал документ в руках? Кто читал его? Где и когда он был опубликован? Первоначальный вариант, под которым я поставил свою подпись, подписали шесть человек. Откуда взялся документ, под которым стоят только подписи трёх? Почему сейчас, когда всё тайное становится явным, когда предаются гласности вековые архивные секреты, не нашлось исследователей, историков, политологов, которые заинтересовались бы подлинниками, черновиками, рабочими тетрадями участников Беловежья? Увы, самый судьбоносный документ эпохи надёжно укрыт от людских глаз.

Вы спрашиваете, можно ли было верить Ельцину. Ельцину – человеку, а я его хорошо знал – да. Ельцину - политику? А что такое политика, если не искусство достижения возможного? Где вы видели политика с душою на распашку? Кто-то из известных сказал: политик говорит, чтобы скрыть свои мысли. Вы говорите, мол, братская страна «кинула» нас с семнадцатью процентами от совместно нажитого имущества. Не обижайтесь, но это обывательская чепуха, примитивное понимание сложных процессов. К слову, когда я возглавлял правительство Украины, мы категорически отказались подписывать договор о переуступке долгов и вели кропотливую работу по созданию солидарной ответственности в совершенно ином формате. В противовес московским фигурантам к нам готовы были присоединиться Узбекистан, Белоруссия, Молдова, Армения. Украина заявила о готовности взять на себя ответственность за возмещение части структурированного долга странам Запада в обмен на соответствующую долю авуаров СССР за рубежом. Мало кто помнит, что мне удалось подписать у Михаила Горбачёва соглашение на передачу Украине долговых обязательств Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау (а это нефть, бокситы, золото). Буквально накануне прекращения деятельности Внешторгбанка СССР мы «вырвали» 25 млн. так называемых валютных рублей и закупили на эти деньги необходимое количество химических средств защиты растений. Увы, два года спустя после моей отставки был подписан договор об отказе от украинской доли зарубежного имущества. Я сожалею об этом. Но, если откровенно, экономика Украины находилась, да и находится в таком состоянии, что нечего и мечтать о возвращении долгов западным странам. А Россия, с её огромными топливно-енергетическими ресурсами успешно справляется с этой задачей.

Ельцин не был ловкачем – напёрсточником. Борис Николаевич был президентом России, а не папой Римским для всех католиков. Грош ему цена, если бы он не защищал интересов России всеми доступными и законными способами. Он, кстати, никогда не скрывал своих проимперских взглядов. И я не ставлю это ему в упрёк. Сосна должна шуметь в своём бору. Меня, например, ни в малой степени не обижают откровенно злобные высказывания в мой адрес моего российского визави Егора Гайдара. В своей книжке «Дни поражений и побед» он пишет: «Если нужно было бы назвать одного человека, кто более всех других препятствовал в начале 1992 года стабилизационным усилиям в денежной политике Содружества, то это, наверное, Фокин». Это была реакция на наши стремления подготовить благоприятные условия для введения национальной валюты. Не скрываю, я делал всё, чтобы вывести из под удара гиперинфляции будущую украинскую гривну. Кто в меня бросит камень? Ведь я был украинским премьером. И поэтому интересы Украины были для меня превыше всего. Упрёки Гайдара воспринимаю как комплимент. Говорят же: если тебя хвалит соперник, задумайся, что ты делаешь не так.

Одним из самых страшных потрясений было обесценивание вкладов Сбербанка в 1992 году, инфляция в 10 000 процентов в 1993 году. Кто в этом виноват? Можно было бы этого избежать?

Очень больная для меня тема. Видите ли, самым тщательным образом подготовленная операция закончится поражением, если наступление начать задолго до задуманного срока, преждевременно. Военные историки имеют сотни тому примеров. То же произошло и в конце 1992 года. Моими сподвижниками в проведении монетарной политики были министр финансов Александр Коваленко и вице-премьер Олег Слепичев. В обстановке строгой секретности мы готовили постепенный переход вначале на купонорубль, а затем и на отечественную валюту. По нашему замыслу купон должен был принять на себя весь натиск неизбежной инфляции, а новорожденная гривня должна была стать твердой, авторитетной, а потом и конвертируемой валютой. Увы, наши планы были сорваны. Не скажу, что противниками. Среди тех, кто спровоцировал преждевременное введение национальной валюты были, к сожалению, и мои друзья – Вадим Гетьман, Александр Емельянов и находящиеся в состоянии эйфории профессионально не подготовленные Дмитро Павлычко, Игорь Юхновский, Владимир Пылыпчук и другие. Леонид Макарович Кравчук не устоял перед их натиском и с третьего захода подписал указ о переходе на гривну. Я - в состоянии аффекта – подал в отставку.

«РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВА НА КУПОН Я ПОДТВЕРЖДАЮ…»

Недавно прочитала книжку Леонида Кучмы «После Майдана». Если верить автору, очень правильно и славно мы провели приватизацию. Он пишет, что мы - молодцы, мы взрастили капитал и не стали страной мелких лавочников. Вы согласны с тем, что не было другого пути приватизации, чем тот, в результате которого за бесценок были скуплены сертификаты?

Нет, я не согласен с Леонидом Кучмой. Он радикал, а я сторонник эволюционных методов развития общества. Реформируя производственные отношения в стране, я исходил из принципа «не навреди», а ему предпочтительны решительные преобразования без учёта возможных последствий. Для проведения социально-справедливой приватизации нужно было провести постепенную, в два-три этапа индексацию основных фондов, то есть привести их стоимость в соответствие с крупными денежными массами, сосредоточенными в руках отдельных «лидеров», будущих олигархов. Затем следовало принять Закон об объектах, не подлежащих приватизации и остающихся в государственной собственности навсегда. И только после этого приступить к изменению форм собственности. Я успел провести только одну индексацию, в марте 1992 года. Стоимость основных фондов была увеличена, примерно, в три раза. В следующем году всё пошло по другому сценарию. У населения за гроши были скуплены имущественные сертификаты, и хозяевами жизни стали неотягощённые моральными принципами особы.

Что лучше - «страна мелких лавочников», или страна олигархов, не берусь судить. Поживём – увидим. Пока, во всяком случае, собственники базовых отраслей, крупные финансово-промышленные магнаты не создали ни одного крупного индустриального объекта, а рабочие места создаются преимущественно в сфере обслуживания и торговли. Основные фонды в промышленности, агропромышленном комплексе, на транспорте, в системе образования и культуры морально и физически устаревают. Мощная в советское время система геологоразведки находится практически на издыхании. Мы изощряемся в политических инсинуациях по отношению к северо-восточному соседу вместо того, чтобы строить новые шахты, искать и обустраивать месторождения нефти и газа. Москва, как известно, слезам не верит. Надеяться на благотворительность Газпрома не приходится. А раздражаться из-за этого глупо. Живёшь в стеклянном доме, - не бросай в соседа камни. И ещё замечание. Ведь определение «мелкий лавочник», какое употребляет Леонид Данилович, нельзя понимать буквально. Это не приказчик, стоящий за прилавком. Это ипостась, состояние души, манера поведения. Можно устраивать венские балы, целоваться со звёздами мирового кино, раболепствовать перед нетрадиционным Элтоном Джоном, не вылазить из смокинга и всё же оставаться «мелким лавочником». У Бернса есть стихи:
«У него герцогиня знакомая,
Отобедал он с графом на днях…
Но осталось собой насекомое,
побывав в королевских кудрях».

Вот так-то.

Леонид Данилович делает такой вывод: если бы не было олигополий и кланов, то не было бы сегодняшней Украины. Вы разделяете это мнение?

Конечно, он прав. То, что мы имеем – результат однополярной политики олигополий и кланов. Если бы их не было, если бы успешно развивался средний и малый бизнес, Украина была бы другой. Лучшей.

Кстати, Леонид Данилович очень неуважительно пишет об опыте введения купонокарбованцев, инициатором которой были Вы. Что бы Вы могли сказать в защиту этого шага?

Леонид Данилович - человек бесспорно умный и знает много. Но не всё. Финансы - не его стихия. Роль купонов, родительские права на которые я подтверждаю, он не понимает и недооценивает. Я уже говорил, что купоны стали переходным мостиком к национальной валюте. К тому же, наш опыт, но значительно позже, был использован и в других странах содружества. Помимо этого, купон надёжно защитил украинский рынок от опустошительных набегов соседей. Ведь печатный станок был в Москве, мы рублёвой массы практически не получали, а поток не обеспеченных товаром денег захлестнул бы наш рынок, цены бы вздулись и неизвестно, сохранили бы мы в этих условиях свою независимость. Кстати, знаете, как назвал введение купонов тот же Гайдар? Экспортом инфляции в Россию. Раздражаясь до неприличия, он пишет в своей книжке о введении купонов как о катастрофе: «В начале января…Украина без предупреждения ввела свою собственную налично-денежную единицу, сохранив использование общесоюзного рубля в безналичном обороте,… после чего отставка Фокина стала неизбежной».

Могли бы российско-украинские отношения сложиться по-другому, если бы Украина в начале 1990-х годов, как Прибалтика, сцепила зубы, затянула пояс и отказалась от субсидированных цен на российские энергоресурсы?

Опыт показывает, что призывает к затягиванию пояса чаще всего тот, кто носит подтяжки. Себя они при этом не ущемляют. Я против одностороннего затягивания поясов. Это только звучит мужественно, а на самом деле беда.

Западные исследователи считают, что Россия добилась очень изощренной формы влияния на Украину. Обществу втолковали, что дешевые российские энергоресурсы - это данность и, более того, это национальный интерес Украины. Вы согласны с этим? И вы считаете, что Украина все это время жертвовала частью суверенитета потому, что не сумела повторить балтийский опыт стремительного ухода от России?

Вы повторяетесь. Я уже говорил, что Россия не может национальные интересы Украины ставить выше своих собственных. С какой стати? Устанавливая цену на газ значительно ниже отпускной цены для Европы, Россия ежегодно субсидировала 3-4 млрд. долларов в наш бюджет. Пока мы шли, пусть не в русле российской политики, но всё же не встречным курсом, это было возможным. Заявляя о своей приверженности системе коллективной безопасности в Европе, мы поставили под сомнения свой же тезис о том, что Россия - наш стратегический партнёр. Россия в ответ заявила: «вольному воля, но табачок врозь». По этому поводу мудро говорят монголы: «если сосед пришёл просить у тебя огня, ты имеешь право знать, хочет он согреть себе ужин, или поджечь твою юрту».

«РОССИЯ УВЕДЁТ СВОЙ ФЛОТ В ОБОЗНАЧЕННЫЕ ДОГОВОРОМ СРОКИ»

Как Вы видите будущее российско-украинских отношений? Сможем ли мы безболезненно решить проблематику, связанную с Черноморским флотом?

Не сомневаюсь, Россия уведёт свой флот в обозначенные договором сроки. В Новороссийске для этого ведутся широкомасштабные работы .

Но только что это нам даст? В чём наш выигрыш? Политики будут довольны, а бюджет?

Я знаю, что вы были одним из тех, кто ввел в политику Виктора Пинзеныка как либерала и монетариста. Сейчас он без пяти минут снова министр финансов. Виктор Михайлович оправдал Ваши ожидания?

Да, именно я пригласил господина Пинзеника в Киев. У нас по многим вопросам не совпадают точки зрения, по многим вопросам, но тем не менее мне он нравится. Человек, который „гнёт свою линию”, имеет своё мнение и, что особенно важно, - никогда не ищет популярности, достоин уважения.

Можно ли «списать на революцию» перегибы прошлого правительства Юлии Владимировны? Способна ли помаранчевая коалиция (в случае ее создания) и ее правительство провести структурные реформы?

Ситуация в стране не даёт оснований для оптимизма. Больно сознавать, но значительная часть населения страны - это собирательный образ бабы Параски. Подумайте, как трудно надуть отдельно взятого человека, и как же просто обмануть народ. Бей себя в грудь и обещай, чего не попадя, - ты вождь. События на Майдане никогда не считал и не считаю революцией. Букварные истины: революция - это всегда борьба классов (или сословий).

Переход от одной общественно-экономической формации к другой, более прогрессивной; революция влечёт за собой изменение государственного строя; переход государственной власти в руки нового сословия или класса; наконец, есть форма национально-демократической революции. Какой из этих признаков присущ хоть в малой степени событиям на Майдане? То, что политологи назвали «оранжевой революцией» - банальный перехват власти одной политической группировкой у другой, точно такой же по своей природе, по идеологии, по программным положениям. По тем же мотивам не могу понять, почему, скажем НУ -НС называется демократической силой, а Партия регионов – не демократической. Какая между ними разница?

Что, хоть в одной из этих политических группировок есть представители народа? Есть селяне, шахтёры, металлурги, плотники? Что же в них демократического?

А теперь по существу вопроса: деятельность главы правительства объективно оценить очень трудно. Ведь он приходит не на пустое место. Он жнёт то, что посеял другой, его предшественник. Сегодняшний день закладывался вчера, а будущий рождается сегодня. Поэтому я бы не стал строго судить Юлию Тимошенко за плачевные итоги ее первого пришествия в кабинет премьер-министра. Однако, её неуёмная жажда власти и лишённые всякой реальности обязательства - настораживают. А что касается «структурных реформ» я сказал бы так: любая коалиция- нелепость, попытка укрыться за чужими спинами. Победившая на выборах партия должна формировать правительство и нести полную ответственность за свои действия, за выполнение предвыборных обещаний. У семи нянек, как известно, дитя без глаз.

Императивный мандат – нонсенс, ничего общего с демократией не имеющий. Это политическая бурса. Такая дисциплина, доведенная до абсурда, - классическая унтерпришибеевщина, попытка палками и угрозами удерживать депутатов в повиновении. Тогда не надо ходить на сессии. Достаточно, чтобы уполномоченный депутат собрал мандаты и голосовал так, как прикажет лидер. Уверен, ни один порядочный уважающий себя человек на это не согласиться. Да и призывать к стабильности нужно очень осторожно, так как за этим скрывается желание закрепить сложившуюся расстановку сил, которая одному выгодна, а другому нет. Это попытка благословить союз коня и всадника. Всадник согласен, а конь?

Беседовала Лана Самохвалова, "УНИАН"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: