Суббота, 18 августа 2018, 15:151534594549 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ошибка «народного олигарха»

«Нам, ильичевцам, предстоят тяжелые испытания» – такую фразу экс-депутат - член фракции СПУ и руководитель мариупольского меткомбината им. Ильича Владимир Бойко сказал в агентстве УНИАН 9 октября. Пресс-конференция называлась «Глава правления ММК им. Ильича Владимир Бойко о выборах, металле и их зависимости друг от друга». Правда, напрямую о зависимости металла от выборов Владимир Семенович не говорил. Но об этом и не нужно было говорить, поскольку все понимают, что бизнес в Украине, тем более, такой крупный как ММК им. Ильича, невозможен без политической крыши. И за время правления Ющенко, называвшего своим приоритетом отделение бизнеса от политики, эта истина только окрепла и, можно поиграть словами, - усугубилась.

Работать на металлургическом рынке в Украине, то есть составлять конкуренцию Ахметову, Коломойскому, Пинчуку, и не иметь мощного политического прикрытия – значит быть объектом постоянного слюновыделения тех у кого, кроме заводом и пароходов есть свои партии, фракции и даже правительства. Вся история меткомбината им. Ильича в независимой Украине подтверждает этот тезис. Ильичевцы постоянно обороняются.

Первая публичная война вспыхнула во второй половине девяностых годов, между мариупольским металлургами и мэром этого приморского города (по совместительству народным депутатом) Михаилом Поживановым. Как неоднократно заявлял Владимир Бойко, Поживанов хотел получить контроль над комбинатами им. Ильича и «Азовсталь». «Если бы Поживанову удалось в свое время приватизировать комбинат им. Ильича и «Азовсталь» так как он хотел это сделать, то сейчас он был бы богаче Ахметова», - заявил недавно В. Бойко. Однако в конце девяностых усилиями директоров обоих мариупольских метгигантов, стать приморским Ринатом Поживанову не дали – необходимая агитационная и организационная работа привела к тому, что в 1998 году он проигрывает мэрские выборы и, по сути, вытесняется из Мариуполя и Донецкой области (впоследствии он занял пост заместителя киевского городского головы).

Но передышка была не долгой. Вслед за Поживановым, ценность металлургических активов Мариуполя привлекла, работавших тогда еще в тандеме, ИСД и Ахметова. После нескольких странных автомобильных аварий и смертей двух заместителей, гендиректор «Азовстали» Анатолий Булянда уехал из страны, а его предприятие приватизировал Индустриальный союз Донбасса. Говорят, что были покушения и на Владимира Бойко, однако ему удалось уцелеть.

Чтоб не отдать предприятие уже начавшим скупать его акции «донецким» Владимир Семенович создает ЗАО «Ильич-Сталь» которое также выкупает у рабочих комбината их доли. В это время на ильичевцев насылается 18 проверок фискальных и правоохранительных органов за год. Губернатором тогда был Янукович. На всех совещаниях в обладминистрации Бойко заявлял о том, как «давят» комбинат, но Виктор Федорович только отводил глаза. Однако у «народного директора», как тогда называли Бойко, был высокий покровитель – Леонид Кучма. И не без поддержки Президента в 2000 году парламент принимает закон «Об особенностях приватизации Мариупольского металлургического комбината имени Ильича». Таким образом, большая часть акций предприятия была сконцентрирована в руках трудового коллектива, который олицетворяло ЗАО «Ильич-Сталь». Нужно отметить, что эту схему, как не рыночную, не поддержало тогда правительство Ющенко-Тимошенко.

В 2002 году Владимир Бойко был третьим номером прокучмовского блока «За ЕдУ» в который входили и донецкие депутаты. Уже тогда он понимал, что любая министерская дверь легче открывается нардепу, чем просто гендиректору. Кроме того, депутатство давало руководителю комбината политические рычаги его защиты. Однако сразу после парламентских выборов 2002 года между Донецком и Мариуполем снова вспыхнула война. Теперь уже за сырьевую базу – Комсомольское рудоуправление (монопольный производитель флюсового известняка для металлургических предприятий). Предприятие намеренно было загнано в долги с целью последующего банкротства и приобретения за бесценок. Кем? - На этот вопрос ответить сложно, поскольку борьбу за обладание им вели и комбинат Ильича и кредиторы - структуры близкие к Виктору Януковичу. В СМИ началась настоящая война, с привлечением даже российского сатирика В. Шендеровича. На самом же рудоуправлении, официально обратившемся к Бойко с просьбой забрать их под его крыло, готовились дать вооруженный отпор кредиторам, блокировали админздание и подъездные пути.

Ильичевцев снова спас Кучма. Именно по его рекомендации Кабинет министров передал акции тогда полностью государственного предприятия в управление Мариупольскому меткомбинату им. Ильича. Более того, Кабмин издал постановление, в соответствии с которым ФГИ каждый год проводил дополнительную эмиссию рудоуправления с последующим выкупом акций именно ММК им. Ильича.

А потом Янукович стал премьером, донецкие плотно занялись политикой и на время оставили мариупольцев в покое. Вернее прекратились прямые попытки посягательства на комбинат, но борьба за сырьевую базу, пожалуй, только усилилась.

По мере того, как Ахметов обрастал ГОКами и коксохимами ильичевцам все труднее было найти сырье в Украине по приемлемой цене. Сам Владимир Бойко к тому времени вместе со своим «боевым заместителем» мажоритарщиком Сергеем Матвеенковым вышел из фракции «За ЕдУ», перейдя во внефракционные. На президентских выборах 2004 года Бойко занял демонстративно нейтральную позицию. Он не ждал добра от президента-Януковича, но и президент-Ющенко ему тоже сердце не грел. Больше всего Владимира Семеновича устроил бы третий срок Кучмы, но…

Биполярная Украина, сложившаяся после гражданского противостояния Запада и Востока 2004 года принесла для ильичевцев как плюсы, так и минусы. С одной стороны они утратили поддержку Президента, но с другой - и донецким было не до новых экономических войн. Это была не долгая, но передышка.

Однако пропорциональная система выборов и их приближение поставили перед мариупольскими генералами вопрос «с кем идти». Вернее, особо он и не стоял, - между помаранчевыми и голубыми Бойко нужно было выбрать что-то третье и к тому же проходное. Поэтому, кроме социалистов и Литвина выбирать было в принципе не из чего. Выбор был сделан в пользу Социалистической партии Мороза. Сан Саныч позиционировал себя и не оранжевым, но и не про-донецким. К тому же, Владимир Семенович и раньше имел с СПУ примеры плодотворного сотрудничества. Хотя бы по тому же голосованию за специальный закон о приватизации комбината. Примером такого взаимопонимания было и назначение министром Луценко начальника УВД Донецкой области Михаила Клюева, работавшего до этого главой Мариупольского ГО.

Как утверждает Бойко, он не финансировал СПУ, но и около сотни тысяч голосов, которые социалисты получили от ильичевцев и их родственников, были не плохим вкладом в победу социалистов на выборах.

От вхождения СПУ в коалицию с Януковичем, Владимир Бойко получил двоякий эффект.

С одной стороны, социалистка Валентина Семенюк, возглавившая Фонд Госимущества стояла на защите ММК от попыток того же Михаила Поживанова пересмотреть приватизацию комбината. Она же, как считали многие эксперты, выписала условия приватизации Комсомольского рудоуправления так, что под них попадал только ММК им. Ильича. «Социалист социалисту глаз не выколет. Как и предполагалось, Валентина Петровна решила все в пользу своего сотоварища по фракции Владимира Бойко», - заявил тогда М. Поживанов.

Но, одновременно с этим, правительство Януковича, однозначно лоббировавшее структуры Ахметова, не способствовало мариупольским, да и другим, металлургам. В октябре 2006 года Мариупольский меткомбинат имени Ильича и Днепровский меткомбинат имени Дзержинского заявили, что могут остановить работу. Председатели профсоюзных комитетов этих предприятий пояснили, что работа может быть остановлена из-за высокой цены на железорудное сырье, которое продают собственники горно-обогатительных комбинатов, в частности, ИнГОКа и ЮГОКа. Владимир Бойко тогда открыто заявил, что «основной проблемой» промышленных предприятий Украины является не дорогой российский газ, как считалось в обществе, а монополия на рынке производственных ресурсов, в частности, кокса. Монополистом в этой сфере уже тогда можно было называть Рината Ахметова, который к сегодняшнему дню, слившись с российским олигархом Новинским, сконцентрировал в своих руках уже 80% украинской руды.

«То, что происходило в последний год – все молчали, а в принципе, в экономике очень сложная ситуация. Идет постоянный рост цен практически на все. И в первую очередь – на то, что непосредственно влияет на человека. Каждый месяц растут цены на транспорт, на электроэнергию. Монополисты ферросплавов в течение года подняли цену на 25%, на лом черных металлов… Разве может быть так, что в течение месяца выросли цены на 30-40%? Кокс был в августе 170 долларов, а сегодня – 290 долларов. У нас в угольной промышленности вообще непонятно, что происходит – чем больше дотаций, тем меньше добыча. Цены растут баснословно, и это все скажется на рядовом человеке», - сказал В. Бойко на пресс-конференции 9 октября.

Так что, «братья» по правящей коалиции единой счастливой семьей так и не стали. Скорее даже наоборот.

Зато, нахождение Бойко в бело-голубом парламентском большинстве создало мотив и возможности для его критики со стороны оппозиции. Сначала нашеукраинец Поживанов инициировал рассмотрение в КС дела о законности приватизации ММК им. Ильича, потом Ющенко и Тимошенко, с подачи ставшего уже бютовцем Поживанова, потребовали расследования законности приватизации ильичевцами Комсомольского рудоуправления.

Хотя, можно предположить, что это были не просто наезды, а сигналы Владимиру Бойко, чтоб он занял «правильную» позицию в политическом кризисе, после указа Президента о роспуске Верховной Рады. Но Владимир Семенович, видимо, не до конца верил в то, что выборы состоятся…

«На выборы мы пойдем с социалистической партией, иначе это будет с моей стороны предательством… Когда мы думали, с какой партией идти на выборы, то исходили из того, что разницы между «Нашей Украиной» и «Партией регионов» почти нет, коммунисты - пройденный этап, поэтому выбрали социалистов», - заявил руководитель ММК им. Ильича, когда досрочные выборы стали неизбежными. И это было ошибкой «народного олигарха». В данном случае он поступил не как политик. Вернее этот шаг показал, что, собственно, Бойко политиком никогда и не был. Он пошел в политику с единственной целью – защищать интересы своего комбината, а когда пришлось принимать действительно политическое решение – оно оказалось не верным.

Трудно сказать, что руководило Владимиром Семеновичем в момент принятия этого решения: действительно принципиальность, либо все-таки расчет (оказавшийся неправильным), что социалисты пройдут.

Летом, еще до официального объявления избирательной кампании, источники в ПР в Донецкой области утверждали, что Бойко собрал с руководителей всех своих агроцехов заявления об уходе, которые якобы будут пущены в ход, если те не обеспечат голосование за СПУ в своих селах.

Уже после выборов Бойко обвинил в проигрыше социалистов Партию регионов. Якобы из-за нее только в Донецкой области СПУ не добрала 50 тысяч. "Если бы нам не мешали в нашем регионе… Я считаю, что Соцпартия, по большому счету, прошла в парламент, зная то, что творилось в округах, даже у нас в Донецкой области", - сказал В. Бойко. Козни регионалов, по его меннию, выражались во-первых, в недружественной агитации, призывавшей не голосовать за маленькие партии; во-вторых, - в организации выборов и подсчете голосов. "Так как это называть, если мы в коалиции?", - возмущался В. Бойко.

То есть, Владимиром Семеновичем при выборе партийной корзины, куда он положил свои депутатские яйца, руководил все-таки прагматизм. Но как директор, а, значит, человек привыкший полагаться на волевые решения вопросов, он недооценил роль в выборах простых избирателей. Так, Бойко постоянно заявляет, что не понимает «кого предал Мороз». Хотя очевидно, что те, кто голосовал за Мороза весной 2006, голосовали за него именно потому, что видели в нем альтернативу Януковичу и сдерживающий фактор для оранжевых Ющенко и Тимошенко. Мороз же предал не принципы и не людей, а ОЖИДАНИЯ своего электората. И этот электорат отвернулся от партии Мороза. Жаль что и сейчас, обвиняя в поражении кого угодно, Владимир Бойко не понимает роли в нем простых людей.

Но как бы там ни было, а в результате пролета над парламентом, ильичевцы остались без политического прикрытия. Теперь их ждут тяжелые времена, поскольку независимо от того, будут регионы во власти или оппозиции, друзей в украинском политикуме у Бойко нет. Зато его комбинат по-прежнему остается лакомым куском для многих, а КС до сих пор не принял решения о законности его приватизации. Пока непонятки во власти всем не до него, но когда формат власти и оппозиции определится, каким бы он ни был, загребущих рук и глаз хватает и в лагере оранжевых и среди «штыков» Януковича-Ахметова.

Это ставит перед мариупольчанами вопрос о необходимости объединения с другими мощными структурами, которые украинским олигархам не по зубам ни в политическом, ни в экономическом плане. «Да, есть такой вопрос. И, наверное, в связи с тем, что творится в мире, он, наверное, будет воплощен», - подтвердил предположения журналистов В. Бойко. В то же время он отказался назвать своего возможного будущего партнера.

Впрочем, не сложно предположить, что это будут консорциумы под конкретные проекты со структурами, представляющими международный капитал. Например, «АрселорМиттал Кривой Рог», с которым ильичевцы в сентябре подписали протокол о создании консорциума по совместной достройке и последующей эксплуатации Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд. Два гиганта металлургии могут объединиться, чтобы противостоять диктату Ахметова на сырьевом рынке.

Однако не только экономически намерен обороняться беспартийный Владимир Бойко от его «политизированных» конкурентов. В последние годы он все больше внимания уделяет и голосу своей империи – средствам массовой информации. Кроме газеты «Ильичевец» которую читают 95 тысяч ильичевцев, Бойко взял под свое крыло газету «Донецкий кряж». Сейчас с ним ассоциируют новый интернет-портал «Донецкий Коммуникационный Ресурс", имеющий явно социалистическую направленность. А в ближайшее время Владимир Бойко хочет получить возможность выйти на столичный рынок СМИ – на днях объявлено, что Мариупольский меткомбинат им. Ильича планирует начать выпуск газеты «Ильичевец-Столица».

Это будет уже одиннадцатое издание, учредителем которого является это предприятие. Девятым и десятым стали «Ильичевец-Хозяин-Украина» и «Ильичевец-Здоровье-Украина», свидетельства о регистрации которых мариупольцы получили в октябре.

В общем, «тяжелые испытания» мариупольские металлурги намерены встретить подготовленными во всех смыслах… Хотя сама ситуация, когда промышленное предприятие зависит не от экономической эффективности своей работы, а от политической коньюктуры – дика и неестественна.

Чистый доход Мариупольский меткомбинат им. Ильича в 2006 году составил 14 392,96 млн. грн. Это четвертый показатель в рейтинге самых доходных компаний Украины 2006 года.

С. Гармаш, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: