Суббота, 20 октября 2018, 09:221540016528 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Политическая пластика. Как им реорганизовать Партию регионов

Похоже, это становится украинской политической приметой — чем больше партия или блок набирает голосов на выборах, тем меньше у неё шансов войти в состав правительства. Так было с коммунистами в 98-м и с нашеукраинцами в 2002-м. Регионалам полтора года назад, очевидно, повезло — оранжевые просто не смогли договориться между собой, и во власть Янукович вернулся, уже стоя одной ногой в оппозиции. Но в 2007-м стало ясно — от судьбы не уйти. Больше 34% голосов (рекорд за всю историю парламентских выборов в независимой Украине) — и практически гарантированное место на скамейке политических запасных.

Разумеется, везде, где это возможно, лидеры ПР заявляют о победе. Но сиротливо стоящая на Майдане пустая сцена без лишних слов демонстрирует — в триумф не верят даже сами сине-белые. И можно сколь угодно долго считать бюллетени и пересчитывать депутатские мандаты, приплюсовывая (без особых на то оснований) к 174 регионалам коммунистов, литвиновцев и абсолютно виртуальных перебежчиков из БЮТ и «НУ—НС» — ситуации это не меняет. Скорее, наоборот. В конце концов, одним из поводов для роспуска ВР пятого созыва были именно переходы из фракцию во фракцию.

«Они ничего не забыли и ничему не научились», — пытался в четверг по этому поводу сыронизировать, блеснув эрудицией, Юрий Луценко. Досадно, конечно, что при этом главный «самбист» как минимум перепутал Шарля Талейрана с Карлом Марксом, но кто на это обратил внимание? А намек получился вполне прозрачный — мол, «НУ—НС» обновился, а нынешние коалиционеры — нет, потому выборы и проиграли. Правда, 14 нашеукраинских процентов назвать победой язык тоже как-то не поворачивается...

Был ли у них план?

В штаб-квартире Партии регионов намёки на неспособность ПР к обновлению воспринимают с раздражением и даже обидой. А после некоторых колебаний — признаваться или нет — выкладывают главный контраргумент. С настойчивой просьбой не раскрывать источники. Оказывается, модернизировать партию собирались еще с зимы, разработали даже детальный план, однако... помешали выборы. После назначения голосования на 30 сентября намерения, разумеется, пришлось подкорректировать, но команды «отбой» никто не давал. И если план так и остался на бумаге, то исключительно потому, что результаты выборов оказались не такими, как рассчитывали его авторы.

Если попытаться резюмировать все намеки и отдельные свидетельства, суть таинственного плана сводилась к проведению своебразной «пластической операции» в несколько этапов: сначала — реорганизация партийной структуры с переподчинением её группе во главе с Борисом Колесниковым, затем — тщательный отбор кандидатов в нардепы от ПР, создание в парламенте фракции, без участия которой невозможна любая коалиция, формирование «широкой коалиции» и правительства, в котором регионалы должны быть представлены людьми, способными стать «новым лицом» партии, презентация новой программы партии (так называемый «план Маршалла для Украины») и, наконец, капитальная реконструкция ПР в соответствии с рекомендациями политтехнологов.

Существовал ли на самом деле такой план или это просто попытка штабистов оправдаться постфактум — сказать сложно. Как и то, в какой мере в его подготовке участвовали ключевые спонсоры партии, насколько был посвящен в эти планы сам Янукович и не смахивает ли это все на попытку «внутрипартийного переворота». Но в общем-то не секрет, что политтехнологи во главе с Полом Манафортом приглашались Ринатом Ахметовым не столько на выборы 2006 года, сколько для более системной работы — в том числе и с самим брендом Партии регионов. «План Маршалла» также был подготовлен, и избирательный штаб вместе с партийными структурами действительно был переподчинен Борису Колесникову. И именно штаб настаивал, чтобы в кампании главный акцент делался на партию, а не на лидера. На первых порах лик Януковича даже не появлялся в рекламной продукции.

Правда, уже с формированием избирательного списка возникли проблемы. С одной стороны, Янукович не хотел отдавать распределение мест на откуп однопартийцам. И в конце концов ему удалось — насколько возможно — наполнить список «своими» людьми и «специально приглашенными звездами», обязанными местом в списке исключительно нынешнему премьеру. С другой — и условная «квота Ахметова» заполнялась отнюдь не «молодыми и перспективными», способными стать «новыми лицами» ПР. При этом ответственность за проведение кампании Борис Колесников взял на себя лично. Будь кампания успешной, это только сыграло бы на руку «реформаторам». Но получилось наоборот... Говорят, на орехи досталось даже Андрею Клюеву, хотя его к процессу подключили только в последний месяц перед выборами. Что уж говорить о бывшем председателе Донецкого облсовета!

Кстати, и послевыборную активность Колесникова объясняют желанием исправить если не ситуацию в целом, то хотя бы впечатление об итогах кампании. Но пока ощутимых результатов нет. А чем меньше шансов на участие ПР в новом правительстве — тем меньше возможностей создать на базе Кабмина альтернативный центр партийного влияния из «новых лиц». Во фракции же явно доминирует «старая гвардия». Так что «пластическую операцию» волей-неволей приходится отложить. Если, конечно, такой план вообще существовал в действительности. Слишком уж стройным — по меркам украинской политики — он выглядит.

Смутный объект желания

Впрочем, при всей стройности даже этот гипотетический план имеет один, но весьма существенный изъян. Ведь, по сути, вопрос о модернизации партии сводится исключительно к технологическим и организационным задумкам. И почти ничего не известно о том, какой должна стать партия по содержанию. Надеяться на то, что его «придумают технологи», по меньшей мере наивно. Как ни крути, они — исполнители, задание которым должен дать заказчик. И у заказчика должен существовать хотя бы смутный образ будущего. Пока образ сводится к одному — быть у власти.

Говорят, когда в 1710 году к власти в Британии пришли тори, один из лидеров новоиспеченной оппозиции, лорд Галифакс, на одном из обедов поднял тост за возвращение к власти партии вигов. Галифакс был другом и покровителем Джонатана Свифта, но Свифт пить отказался, заметив, что более уместным был бы тост «за покаяние и исправление вигов». После этого, правда, с вигами автор «Гулливера» разругался навсегда.

С Манафортом, несмотря на упорные слухи, регионалы расставаться вроде не собираются. Но желание «каяться и исправляться» тоже не слишком заметно. Если, конечно, не считать заявления Раисы Богатыревой о том, что ПР не будет настаивать на проведении референдума о статусе русского языка. Впрочем, если это заявление не было экспромтом, в нем, при желании, можно увидеть первые признаки того, что бело-синие все же начинают задумываться о том, куда двигаться партии.

Безусловно, среди регионалов хватает тех, кто считает, что партии и в будущем нужно отстаивать — как призывал предвыборный ролик — «наши базовые ценности» вроде двуязычия и нейтралитета. Но если делать ставку именно на это, нужно быть готовым к превращению ПР в маргинальную и сугубо региональную партию, которая будет довольствоваться крепкими позициями в двух-трех областях и Крыму, не претендуя на что-то большее. Совсем не потому, что большинство отечественных избирателей против официального статуса русского языка или спят и видят Украину в НАТО. Просто эти вопросы их не настолько волнуют, чтобы голосовать исключительно по этому признаку. Кто не верит, может спросить у Натальи Витренко или Олега Тягнибока.

В стабильности и благосостоянии, о которых в последние месяцы регионалы говорили не менее активно, электорат заинтересован намного больше. Правда, если первый лозунг еще как-то ассоциируется у него с ПР, то в росте собственного благосостояния при правительстве Януковича украинцы изначально сомневались. Пытаться переубедить их за три месяца с помощью рекламы — занятие в общем-то бессмысленное, у БЮТ все равно получалось лучше, ярче и убедительнее. Из оппозиции критиковать и обещать социальные преференции, разумеется, легче. Но теперь сама ПР — без пяти минут оппозиция, а в парламенте нет социалистов. Можно попробовать занять их нишу. Правда, с таким внушительным списком миллионеров и миллиардеров во фракции сделать это будет очень непросто. Виктор Медведчук подтвердит.

Можно, конечно, идти от обратного. Не задвигать спонсоров в тень, а, наоборот, всячески их рекламировать. Выбрав нишу партии большого бизнеса. Только нужно просчитать, насколько привлекательным для избирателя может оказаться такой бренд. Или хотя бы бренд либерально-консервативной силы, содействующей предпринимательской инициативе. К тому же название должно соответствовать содержанию. Консерватизм и выборочный возврат НДС — это далеко не синонимы, а либерализм и жесткая налоговая политика — вообще антонимы. Бизнесменов и тех, кто хочет ими стать, убедить голосовать за партию Николая Азарова будет нелегко.

Разумеется, ни одна из названных стратегий — а их список далеко не исчерпан — не гарантирует выигрыша. Но ведь и хирург, даже если речь идет о косметической операции, стопроцентной гарантии не дает. В любом случае определенность предпочтительнее бездействия и надежды, что все «само собой рассосется». Если тянуть время — рассосаться может сама партия. Нечто подобное уже произошло со вчерашними «партиями власти» — народными демократами и эсдеками. А желающих «подсобить» хватает с головой.

Тактика против стратегии

Впрочем, сейчас все силы регионалов брошены на решение сугубо тактических задач. Бело-синие опасаются, по их собственным словам, «выпасть из раскладов». И дело даже не в портфелях — парламентских или правительственных. Руководство ПР хочет сохранить в первую очередь статус. Статус влиятельных игроков, с мнением которых вынуждены считаться и президент, и политические оппоненты. Правда, даже практика последних месяцев наглядно продемонстрировала: кулуарные договоренности мало чего стоят, если они не подкреплены институционально. Можно сколько угодно апеллировать к негласным соглашениям трехмесячной давности, но, не имея шансов сформировать собственное большинство в парламенте, бело-синие имеют заведомо слабую позицию. Можно будет договориться со всеми на пять лет вперед, но если за это время Партия регионов не станет серьезной и современной силой, никто о сегодняшних «клятвах верности» и не вспомнит.

Между тем, втягиваясь в торги и тактические союзы, регионалы с каждым днем опутывают себя обязательствами, которые завтра могут серьезно сковать свободу их маневра. Персональные договоренности делают незаменимыми людей, от услуг которых в ближайшем будущем, возможно, придется отказаться. В обмен на сегодняшний допуск к власти теряются ресурсы, необходимые для прихода к власти послезавтра. Подсознательный страх оказаться в оппозиции не позволяет сделать очевидный вывод — перестраиваться и накапливать силы лучше всего в оппозиции. Как это сделал недавно тот же БЮТ.

А ведь Партии регионов на самом деле требуется совсем не косметическая процедура. И перестраивать нужно не только внутреннюю структуру. Выборы 30 сентября наглядно продемонстрировали даже самым большим региональным оптимистам — шансов победить на президентских выборах у Виктора Януковича практически нет. Придется или менять лидера, или искать другую кандидатуру, которую ПР может поддержать в 2009 году. Последний вариант, кстати, не выглядит фантастическим. А Янукович при этом вполне может оставаться и лидером партии, и лидером оппозиции. Это в Западной Европе политики стараются уйти на пике успеха. В Украине государственные деятели «приобретают опыт» уже после того, как не попадают в парламент.

Алексей Мустафин, "Зеркало недели"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: