Вверх

Сбой системы, или Символизм украинского политикума

“Юля точно победит, у нас вся школа за нее”, заявил 14-летний сын моей львовской знакомой. “У нас все село за Юлю”. “И у нас за Юлю”, - рассказывают две львовские студентки. Поразительно, как уроженка Днепропетровска с сомнительным прошлым, до сих пор говорящая суржиком и с сильным российским акцентом, смогла стать лидером симпатий такой цитадели национализма, какой является Львовская область. Вряд ли сегодня здесь кто-то способен вспомнить в лидере БЮТ ближайшую соратницу печально известного Павла Лазаренко. Очевидно, что сегодняшнюю Юлию Тимошенко создали кучмовская тюрьма, Майдан и лично Виктор Ющенко. Последний – после того, как согласился назначить премьер-министром Виктора Януковича, после чего западная Украина окрестила его предателем. Но, прежде всего, Тимошенко сделали хорошие имиджмейкеры, каких нет, скажем, у Наталии Витренко или Инны Богословской, да, и у обоих Викторов – тоже нет.

“Залог успеха Тимошенко именно в стабильности ее имиджа, - считает преподаватель курса “PR и имиджелогия” кафедры журналистики Донецкого национального университета Леся Орлова. - Причем эта стабильность имиджа вовсе не предполагает его негибкости и стагнации. Юлия Владимировна очень гибкий политик, - как всякая женщина, как всякая, я бы сказала, ОЧЕНЬ женщина. Да, Юлия Владимировна очень женщина, хотя в политике она – мужчина в юбке. То есть, ее имидж гибкости вовсе не исключает техничного пристраивания к изменениям ситуации. Но базовые концепции, которые заложены в ее имидже - неизменны, и это очень хорошо. Что это, например? То, что она явно взяла на вооружение модель матери-берегини украинского народа. Одновременно она играет роль Жанны д’Арк. Она пользуется и образом хрупкой женщины, которая борется в жестоком мире мужчин и для которой важны именно традиционные женские ценности, попираемые мужским миром. А это модели вечные и они абсолютно беспроигрышные…

Благодаря им, во-первых, на ее стороне автоматически оказываются женщины, особенно слабые, женщины с задушенным гендерным началом. Во-вторых, на ее стороне оказываются любые слабые люди, которые нуждаются в сильном материнском начале. С третьей стороны, обратите внимание, как о ней говорят мужчины. Мужчины о ней говорят с опасливым уважением. Как бы они к ней ни относились, как бы они ни пытались вызвать в себе чувство презрения по отношению к ней, или чувство снисходительности, - ни то, ни другое они транслировать не могут. То есть, они все признают, что эта женщина одновременно еще и очень мужчина. Я бы сказала, что с точки зрения имиджа, более законченный и более эффективный вариант просто представить себе трудно”.

Если говорить иначе, любая реклама, как коммерческая, так и политическая, направлена на то, чтобы протолкнуть, условно говоря, товар. Что сегодня предлагают политические партии для того, чтобы их купили? Глупо утверждать, что свои программы. Во-первых, их никто не читает. Во-вторых, - в принципе, никто и не пишет. Известные лозунги типа “Прочь НАТО” или “Украина для украинцев”, эксплуатируются одновременно несколькими политическими силами (не говоря уже о том, что лозунги одной политической силы могут взаимно противоречить в зависимости от того, в каком регионе страны они провозглашаются), поэтому отличать партии одну от другой по программам довольно сложно. Кроме того, партии и блоки заимствуют программные положения друг у друга, как это можно наблюдать, например, в случае с отменой депутатской неприкосновенности. Коммунисты и вовсе заявляют, что ПР списала у них весь социальный блок их программы.

Дело в раскрутке того, что называют брендом. И здесь нельзя не сказать несколько слов о бесчисленных соцопросах, рисующих рейтинги политических сил. Это нормальная работа массового сознания, когда человек присоединяется к большинству и выбирает тот “товар”, который предпочитает большинство: мол, если всем нравится, значит, это хорошо. Если же такой “товар” вдруг обнаружит свои отрицательные качества, его перестают покупать. Таким плохим товаром стала “Наша Украина”, скажем, во Львовской области после уже упоминавшегося назначения Януковича главой правительства. Нечто подобное случилось и с СПУ: социологи спрогнозировали ее низкий рейтинг и, независимо от того, каковым он был на самом деле, рейтинг этот начал катастрофически снижаться. Думаю, можно сказать без преувеличения, что Соцпартию “похоронили” социологи.

Также очень важен визуальный образ бренда. Известно, что зрительная память у человека – самая мощная. Мы должны четко представлять себе то, о чем говорим или думаем. Визуальные образы политических сил – это их лидеры и символика. У большинства политических сил Украины таких образов фактически нет. Они ни с чем не ассоциируются. У других - есть, но порой – или довольно блеклые, как у Партии регионов, или сильно дискредитированные, как у КПУ. Одна из причин успеха Юлии Тмошенко в том, что она смогла быть красивой. И, очевидно, помня о вечной потребности толпы в зрелищах и хлебе, смогла дать первое и убедительно пообещать второе.

“Мы живем в мире текстов, - поясняет доцент кафедры религиоведения Донецкого государственного института искусственного интеллекта Игорь Козловский. - Все вокруг нас – текст. Текст, который так или иначе зашифрован в определенном порядке, в определенной системе. Эти знаки мы интерпретируем, исходя из культурного текста, потому что за этими знаками стоит наработанный исторический, культурный опыт».

Как отмечает И. Козловский, сегодня политические силы демонстрируют некоторую неграмотность в выборе символики. По его мнению, это, прежде всего, связано с незнанием традиций геральдики в выборе цветов и знаков для партийных логотипов.

“Мы знаем, что вообще есть три базовых, чистых цвета, которые дают в своем соединении все остальные: красный, синий и желтый. И есть две крайности, белый и черный. Вот синий и желтый - цвета украинского флага - это самые чистые цвета, из которых можно получить при соединении практически весь спектр, все семь цветов радуги. Поэтому, и сейчас об этом говорят специалисты в рекламе, эти два цвета - синий и желтый- наиболее популярны в европейской традиции. Они наиболее комплиментарны для европейского сознания. Если сравнивать с таким цветом, как фиолетовый, то в Европе комплиментарным его считает небольшое количество. А, например, если опросить представителей региона, который относится к древнеиранской культуре, тот же современный Иран, 80 % вам скажут, что фиолетовый – самый предпочтительный. Поэтому когда мы берем тот или иной цвет, мы должны учитывать и психологию восприятия, и культурный текст. К сожалению, с этим у нас большое напряжение”, - говорит Козловский.

По его словам, “практически никто из политических лидеров почему-то не использует такие символы и знаки, которые могли бы действительно вызывать позитив. Для имиджелогии это очень важно. Но, то ли имиджмейкеры слабые… С профессионалами почти никто не работает. А если приглашают таких профессионалов, то часто из другой культуры, то есть, людей незнающих особенностей всей украинской культуры, либо региональных особенностей нашей украинской культуры…”.

“Остров”: Ну, а как насчет оранжевого цвета? Из Ваших слов я понимаю, что он “некомплиментарен”.

Козловский: Оранжевый цвет – хороший цвет. Потому что это цвет активности. Ели говорить с точки зрения чакральной символики, с точки зрения, положим, индийского сознания, это цвет сексуальности. И оранжевый цвет специалисты цветотерапии даже рекомендуют использовать для лечения многих сексуальных проблем. Другими словами, он возбуждает. И он хорош для революции. Люди, которые, стояли даже на противоположной стороне, не могли не признать, что это было ярко и красиво. Бледно-голубое в пространстве смотрелось не так возбуждающе. Поэтому для революции, - да, это хорошо. Но когда мы переходим к созидательной работе, к эволюционному, прогрессивному развитию, - вот тогда нужно думать, что делать с цветовой гаммой. Нельзя все время использовать цвет, который зовет на баррикады. Мы видели это с красным цветом, который вообще связан со всеми революционными процессами. Он всегда раздражает. Человек может привыкнуть, он будет воспринимать его комплиментарно на уровне сознания, но подсознательно он не будет одевать на себя красную одежду, либо красные обои дома клеить.

“Остров”: Раз Вы упомянули красный цвет. Сегодня он все еще остается символом Компартии.

Козловский: Она не может выйти за пределы своей символики. За этим ее история. Как только Компартия изменит свои символы и знаки, это уже будет не Компартия.

“Остров”: Как можно трактовать символику КПУ?

Козловский: Это уже символика чуть-чуть маргинальная. Она ориентирована на прошлое. Конечно, позитивные моменты в нашем прошлом были, мы не можем все выбрасывать. Это антиисторично, некорректно, потому что жили мы, наши отцы, деды. Мы не можем их в чем-то обвинять. Они жили, как умели. Они отстаивали те идеи, в которые верили. Честь им и хвала. Но мы находимся в новой исторической ситуации, мы устремлены в будущее. И все, что так или иначе останавливает этот процесс воспринимается негативно. А мы знаем, что при всех прекрасных коммунистических идеях, методы, которые использовались коммунистами в прошлом, чистоту этих идей подорвали. И человек, который сегодня слышит коммунистическую идею, даже хорошую, все равно автоматически привносит туда тот самый исторический опыт оценки тех негативных методов из прошлого. Поэтому смысловая гамма, эти символы, этот много раз осмеянный серп и молот, от частушек до эротических двустиший и т.д., все это на самом деле не работает в массовом сознании позитивно. В каком-то частном сознании, конечно, работает, но в массовом сознании уже нет.

“Остров”: Специалисты по имиджелогии в один голос хвалят имидж БЮТ. Вы тоже считаете, что он совершенен?

Козловский: Во-первых, у них есть яркий лидер. Это уже все. Не важно, как к нему относиться, главное, что он яркий. Когда у меня были представители Дании, Норвегии, Польши, глядя на портрет Юлии Тимошенко, они сказали: «она у нас – самая популярная». Сейчас в Европе она очень популярна. Фигура, которая сама по себе – символ. И поэтому она хорошо вписывается в символику, она часть символики. Во-вторых, белый цвет и сердце – это очень комплиментарные символы. Конечно, они прямолинейны, но так как наше массовое сознание очень неискушенно, подсознательно оно воспринимает их все равно комплиментарно. Конечно, это смотрится очень хорошо. Четкая черная надпись, белый и красный. Это работает. У БЮТа хорошие в этом отношении имиджмейкеры. Видна европейская подготовка, умение работать с массовым сознанием, хорошо поставлена речь лидера, и с точки зрения артикуляции, посыла, эмоций. Даже в нашем крае фан-клуб Юлии Тимошенко – это настоящий фан-клуб. Таких фан-клубов у других партий нет.

“Остров”: Мне кажется, что среди крупных политических сил Украины символика Партии регионов – наименее выразительная.

Козловский: Бело-голубой цвет сам по себе не символичен. Во-первых, он блеклый, несмотрибельный. Никаких ассоциаций позитивных он не вызывает. Голубой – это скорее цвет нижнего белья, чем политического символа. Это говорит о том, что неискушенные люди работали над имиджем партии. ПР вырастала у власти, поэтому никто об этом не заботился, думали, что будут работать административные и денежные механизмы, поэтому совершенно не учитывали массовое сознание. Учитывать массовое сознание начали только в период президентских выборов, и то, в основном, раскололи страну по региональному признаку. На самом деле именно Партия регионов расколола страну. И раскол на пустом совершенно месте - местного патриотизма. Это неправильный ход. Желание стать всеукраинской партией и работать на таком подсознательном сепаратизме… О символике и говорить нечего. Ее нет. Не с чем ассоциировать. Поэтому в основном, конечно, ассоциируется с той или иной фигурой. В данном случае, с премьер-министром. При этом историческая судьба этого персонажа в нашей современной украинской истории достаточно сложная и специфичная. Эта специфика все равно есть, во всех его выступлениях, и все напряженно следят, как же он будет говорить. Хотя, очевидно, что у него есть прогресс - нужно отдать ему должное. Ему нелегко быть на этом уровне, но он растет. Однако сама партия не работает над своим имиджем. И это, конечно, находит отражение в ее символике.

Юлия Абибок, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: