Суббота, 18 августа 2018, 03:501534553402 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Очередной языковой лохотрон от ПР.  Колесников подражает Тимошенко?

Вслед за референдумом Тимошенко по Конституции, регионалы решили ударить по чувствам избирателей и психике противников референдумом по языку! Вчера, почему-то спустя целый месяц после начала избирательной кампании, Партия регионов вспомнила, что с русским языком в стране напряженка. Глава избирательного штаба ПР Борис Колесников заявил на пресс-конференции в Киеве, что с 6 сентября, то есть с сегодняшнего дня, Партия регионов начинает подготовку к всеукраинскому референдуму о предоставлении государственного статуса русскому языку. Процесс сбора подписей начнется в ближайшее время с сообщения всем местным органам власти о регистрации инициативных групп. Партия регионов планирует собрать не менее 9 млн. подписей. "У нас достаточно сил и возможностей для того, чтобы довести решения референдума до изменений в Конституцию. Что касается подписи Президента, то по результатам референдума, в которых мы не сомневаемся, я не думаю, что Президент откажет собственному народу в правовой процедуре подписей для проведения референдума и передачи документов в Конституционный Суд", – заявил Борис Викторович.

Действительно, нынешнюю гуманитарную политику трудно назвать лояльной к языку Пушкина и Достоевского. Однако, при всем уважении к юридическому блоку Партии регионов осмелюсь, утверждать, что очередной план "руссификации всей страны" в лучшем случае является плодом искреннего заблуждения, в худшем – циничным способом сорвать на предстоящих выборах лишние голоса. Аргументация этого утверждения ниже. А пока отметим, что так было уже много раз.

На протяжении 16 лет украинской независимости языковую карту разыгрывали столь часто, что подобные заявления приобрели характер народной приметы: "Если кто-то обещает сделать русский язык вторым государственным, значит кому-то очень нужны голоса избирателей юго-востока». Пионером этого "лохотрона" можно считать бывшего Президента Украины Леонида Кучму. В 1994 году он сумел одолеть своего тезку и кандидата в Президенты Кравчука во многом благодаря тому, что в своей предвыборной программе заявил, что в случае избрания президентом, он одним из первых указов придаст русскому языку статус официального. Болезненно переживающий разрыв исторических связей с Россией, электорат юго-восточной Украины поверил в эти обещания и проголосовал за «своего», русскоязычного. Тогда, например, Донецкая область принесла Леониду Кучме 79% голосов, а Крым - более 90%!

Кучма, в принципе, мог исполнить свое обещание, потому что в ту пору еще не была принята Конституция, а значит, теоретически в Основной Закон независимой Украины можно было включить статью о двуязычии. Но, видимо, Леонид Данилович уже тогда знал, что «Украина – не Россия», и желание быть Президентом независимой от Москвы, в том числе и в языковом плане, страны, возобладало над желаниями его наивных избирателей. Возможно, он не хотел углубления регионального раскола Украины по языковому принципу, которое неизбежно произошло бы в случае официального закрепления в качестве официального языка соседнего государства.

Потом грянула «конституционная ночь» и 28 июня 1996 года и Верховная Рада Украины под руководством Александра Мороза приняла Конституцию, в которой черным по белому записано: «Государственным языком в Украине является украинский язык» (Статья 10).

Иными словами, после этого, для того, чтобы удвоить, утроить, учетверить количество государственных языков необходимо внести соответствующие изменения в Основной Закон страны. А для этого нужны голоса 300 депутатов…

Определенная часть политиков пытается доказать, что добиться этого можно с помощью всенародного референдума. Дескать, народ скажет свое веское слово. Конституция, кстати, не против прямого народного волеизъявления. В частности, статья 72 гласит, что всеукраинский референдум может быть назначен по народной инициативе «по требованию не менее трех миллионов граждан Украины, имеющих право голоса, при условии, что подписи относительно назначения референдума собраны не менее чем в двух третях областей и не менее чем по сто тысяч подписей в каждой области». Но есть несколько НО…

Согласно украинскому законодательству, даже самые впечатляющие итоги референдума не могут сами по себе служить основанием для внесения изменений в Основной Закон. Более того, решение языкового вопроса через референдум невозможно в принципе.

Дело в том, что путь к изменению Конституции через референдум никоим образом не касается ее первого раздела «Общие основы», в котором четко зафиксировано моноязычие украинского государства. Этот раздел является так называемым защищенным, то есть процедура изменения в нем хотя бы одного слова подчиняется совсем другим правилам. А именно, законопроект о внесении изменений в этот раздел подается в Верховную Раду Украины Президентом Украины (о вероятности такого развития событий даже говорить не приходится) или не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины. Иными словами, сторонники двуязычия должны иметь в украинском парламенте не менее 300 сторонников. Причем, конституционное большинство должно быть устойчивым, потому, что приниматься подобный законопроект должен тоже двумя третями парламента. Только после этого решение Верховной Рады выносится на утверждение всенародным референдумом (ст. 155-156 Конституции Украины)

То есть референдум проводится не до голосования в Парламенте, а после. Только так и никак иначе. А для подачи законопроекта на рассмотрение Рады ПР необходимо будет собрать 300 мандатов. Будут ли они у Партии регионов и ее сателитов 1 октября – вопрос, судя по результатам последних соцопросов, спорный. Зато, регионалы всегда смогут оправдать нереализацию своего обещания несовершенством законодательства.

Нужно сказать, что Партия регионов уже не в первый раз забывает сообщить об этих тонкостях своим избирателям. Вспомним 2004 год. Тогдашний, кандидат в президенты Виктор Янукович далеко не сразу вытащил из предвыборной колоды карту "русского как второго государственного".

Русскоязычные политики, в том числе и многочисленные выходцы из Донбасса в период своего первого пришествия на Печерские холмы старались "не дразнить гусей", и по мере возможности говорить на государственном языке. Виктор Янукович, например, первые заговоривший на украинском лишь после своего назначения на должность премьера, в середине декабря 2003 года заявлял, что в стране не существует проблемы с русским языком: "Проблемы языка не существует. Мы привыкли в быту обмениваться мыслями на том языке, на котором думаем… Мы не будем развивать антагонистические отношения, а будем уважать Украину и говорить на украинском, а если необходимо, - на русском языке". И хотя эти слова были произнесены перед делегатами первого съезда "Союза молодежи регионов Украины", представляющего в основном русскоговорящий Донбасс, направлены они были на украиноязычную аудиторию.

Можно с большой долей уверенности утверждать, что, ввязавшись в предвыборную борьбу, Виктор Янукович продолжил эту тенденцию и начал умело позиционировать себя как объединителя и примирителя двух частей Украины: западной и восточной. Ющенко отводилась роль националиста, в лучшем случае имеющего моральное право претендовать на роль гетмана правобережной Украины. А Янукович заявлял о себе как о как лидере «всея Украины». Однако этот сценарий не дал нужного результата на западе и в центре, поэтому политтехнологи Януковича, видимо, решили, что нечего метать бисер перед теми, кто его не оценит, и сменили стратегию. Провластный кандидат посередине избирательной кампании заговорил о необходимости защиты русского языка. Немалую роль в этом сыграл и яичный инцидент в Ивано-Франковске, третья годовщина которого недавно отмечалась. То есть, личный фактор стал фактором государственной политики .

Для Януковича брошенное студентом яйцо было подобно ушату холодной воды: оказалось, что, не смотря, на повышение пенсий и стипендий, на западе Украины его по-прежнему не любят. Ивано-франковский инцидент и телевыступление премьера после него, показали что самолюбие Виктора Федоровича было серьезно уязвлено. А этот фактор в личности Януковича является чуть ли не определяющим. Осознав, что борьба за западноукраинский электорат все больше напоминает сизифов труд, Янукович решил больше не заигрывать с "умеренными" националистами, а повторить путь прежнего президента, въехавшего во власть на обещании сделать русский язык вторым официальным.

Эти метаморфозы немало удивили его немногочисленных сторонников из числа "умеренных" националистов "Я к таким заявлениям отношусь достаточно скептически как к чему-то, что говорится в предвыборный период… Угождать гостям, сказать им что-то приятное, мне кажется, что это старый пережиток, который мне лично не импонирует", - скептически отозвался Тарас Чорновил о языковой политике Партии регионов и единого кандидата от нее же.

Сегодня Тарас Вячеславович находится в гораздо более сложной ситуации, чем 3 года назад. Он занимает третью позицию в предвыборном списке Партии регионов. Ему приходится балансировать между национально-патриотическими идеями, пропагандируемыми его отцом, и партийной дисциплиной. Поэтому на сегодняшней пресс-конференции Т.Чорновил, отвечая на вопрос "Острова" вроде бы поддержал вчерашнее заявление Бориса Колесникова, но с оговорками. "Что касается идеи референдума (по статусу русского языка – авт.), я считаю, это нормально. Если есть неоднозначные вопросы, нужно спрашивать у народа", - заявил он, уточнив, что, по его мнению, такой референдум следовало бы провести позже – зимой или даже следующей весной. "Его надо провести в спокойное время, когда более-менее все успокоится в стране и это не будет связано с конъюнктурой предвыборной. Это не должно быть определенной нормой предвыборного пиара", - намекнул на несвоевременность вчерашнего заявления начальника избирательного штаба бывший руховец. Дальше - больше. В полном соответствии с демократическими принципами построения ПР, Тарас Чорновол, еще больше выступил против генерального курса партии. "Что касается моего личного мнения, знаете, я бы отдал предпочтение статусу регионального с правами второго государственного в регионах. Чтобы не делать противовеса, который возникает. Давайте просто войдем в шкуру другой стороны, тех людей, которые тоже фобии. Их запугивают тем, что придут донецкие, донецкие навяжут то-то-то, донецкие навяжут, что будет только русский язык. Ни о чем подобном речь не идет…". На этом его диссидентство закончилось, и Чорновол закончил свою речь как верный сын Партии регионов: "Это мое личное мнение, но в партии является доминирующей позиция понятия второго государственного языка, и это позиция большинства. Поэтому другого какого-то мнения я не могу высказывать, я могу только свои личные предложения говорить".

Зная за Тарасом Черноволом слабость к высказыванию собственного мнения, пусть даже регулярно оставляемого при себе, Борис Колесников, желая продемонстрировать, что в деле борьбы за придание русскому языку государственного статуса "Схід та Захід разом", сделал свое заявление в присутствии коренной львовянки Анны Герман.

В комментарии "Острову" Анна Николаевна сообщила, что считает инициативу Партии регионов совершенно уместной. "Если этот вопрос все время поднимается – значит, он существует. Проблема действительно есть и пусть народ решает. Пусть люди выскажут свою точку зрения", - сказала Анна Герман. На вопрос "Острова", как Партия регионов собирается обойти положение статьи 156 Конституции, которая указывает на то, что референдум по изменению статуса русского языка должен проводиться не до голосования по этому вопросу, а после, госпожа Герман ответила, что "возможно, этот опрос будет неофициальный… Это будет моральный ответ политикам, не желающим, замечать эту проблему…". Иными словами, вчерашнее предложение Бориса Колесникова не будет иметь никаких юридических последствий. Что и требовалось доказать.

Александр Владимиров, "Остров"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: