Суббота, 18 августа 2018, 19:461534610802 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Донецкие» и Донецк. Часть 3. К вопросу о толерантности

Самая популярная легенда Донбасса – о Шубине, подземном духе и покровителе шахтеров. Представляют его чаще всего здесь в виде старого горняка в рваной шубе, с горящими глазами и на копытах, покрытых длинной густой шерстью. По одной из версий, это рабочий, некогда из-за подлости товарищей погибший от взрыва метана. По другой – имя Шубина связывают с фамилией одного горного мастера, имевшего талант предугадывать опасные ситуации под землей. На Урале, согласно аналогичной версии, горный мастер Шубин прославился своей жестокостью – он до смерти забивал шахтеров прямо в забое, за что и был однажды убит сам. Но и после смерти изувера дух его не дает покоя трудягам, гласит легенда: тот, кто его встретит, пусть прощается с жизнью. В России иногда так и говорят: «ему пришел шубин» (по нашему – «гаплык»).

Согласно еще одной версии, шубин (иногда – именно как имя нарицательное) – это специальный рабочий – газожег, – то есть выжигавший скопления метана на шахте. Ходили такие рабочие обязательно в тулупах овчиной наверх. Так как миссия их была довольно опасной, случаи гибели «шубинов» не были редкими.

Но примечательно, что только в Донецке этот демонический образ был прозван «Добрым» и стал восприниматься как один из символов шахтерского труда… То есть для дончан как таковых, а не только для представителей шахтерской профессии, оказалась важной не столько реальная степень доброты этого черта (поскольку уж под землей и на копытах), сколько география его, если можно так сказать, места жительства. Ну, а степень опасности, ассоциируемой с ним, стала как бы еще одной составляющей имиджа шахтерской Донетчины.

А шахтеры западной Украины (кстати сказать, и такие тоже есть) традиционно считают своей заступницей святую Варвару, в согласии с местной религиозной традицией. И в противовес всякой нечисти…

Национальный проект по-донецки

Принципиальные различия символов и их толкований в различных регионах Украины вполне естественны и нормальны, если учесть как историю этих регионов, так и, что не менее важно, размеры страны и разнообразие ее ландшафтов. Население такой территории априори не может быть ментально и культурно однородным.

«Любая современная нация существует через региональную систему, – говорит по этому поводу доктор социологических наук, заведующий кафедрой философии и социологии Луганского национального педагогического университета имени Тараса Шевченко Илья Кононов. – На уровне регионов проходит интерпретация национальной культуры, и вообще любая национальная культура существует через ее интерпретацию на уровне регионов. Но в таких разделенных обществах, как украинское, наряду с общими чертами национальной культуры существуют также различия. И в силу этого на уровне регионов усиливаются различные черты, которые характерны для целостной культуры страны».

В этом смысле Львов и Донецк географически и культурно выступают как полярные регионы Украины, что вполне нормально.

«Если говорить о региональной системе Украины, Донбасс и Галичина, будучи, с одной стороны, регионами пограничными, вместе с тем являются регионами наиболее очерченными, с наиболее ярко выраженными культурными чертами, кроме того – регионами достаточно активными, и эти регионы фактически сформулировали в своем историческом развитии различные проекты формирования модерной украинской нации», – отмечает Кононов.

По его словам, главной чертой донецкого проекта является согражданство, то есть акцентирование внимания не на этнической принадлежности жителей региона или страны в целом, а на, скажем, профессиональной или социальной их принадлежности. Проект же Галичины – прямо противоположен. Основой всех лояльностей здесь является именно политическая лояльность, утверждает социолог.

«И тот, и другой проекты вполне жизнеспособны, – убежден Кононов, – вопрос в том, что они плохо совмещаются в рамках одного государства. В процессе каких-либо массовых движений, скажем, в период выборов, такие процессы актуализируются, и к Донбассу и Галичине начинают присоединяться регионы, близкие им по культуре. Скажем, Донбасс в этом случае становится генератором идей, которые распространяются на всю юго-восточную часть страны, Галичина, в свою очередь, становится генератором идей, которые распространяются на всю западную Украину, и, как видим, в значительной мере и на центральную Украину».

На сегодня одним из главных вопросов, которые призвано решить украинское общество, является создание единого общенационального проекта, считает он. При этом ни проект Донбасса, каковым он является сегодня, ни проект Галичины, не могут быть реализованы, а по большому счету – неприемлемы для всей Украины, в чистом виде. В первом случае могут быть, к примеру, неоправданно проигнорированы права национальных меньшинств. Во втором – насильная украинизация вызовет мощный протест со стороны этнических россиян, который может вылиться в политическое движение и породить новый виток общественного противостояния. Необходим компромисс, считает Кононов.

«Какие-то черты здесь будут заимствованы из проекта Донбасса, скажем, модель современной нации как согражданства, – предполагает он. – С другой стороны, скажем, из проекта Галичины, – лояльное отношение к предпринимательству, забота о своем культурном образе. Я думаю, что в этом направлении необходимо двигаться Украине. Не может победить ни восток запад, ни запад – восток».

Такой же точки зрения придерживается и директор социологической компании Research&Branding Group дончанин Евгений Копатько. Однако, по его мнению, налаживание диалога между регионами и, как следствие, – установление согласия между ними, должны базироваться, прежде всего, на определении в Украине единой исконной религии – канонического православия, – и на придании отечественной истории «позитивного объединяющего характера». В этом смысле Копатько, в частности, настаивает на необходимости отказаться от попыток признания в качестве героев-освободителей воинов Украинской повстанческой армии. Также, по его мнению, не нужно пытаться окрашивать советское прошлое Украины исключительно в черные тона.

«Это большое упущение, когда часть нашей истории, культуры просто выписывается, вычеркивается в угоду каким-то очень ограниченным, на мой взгляд, людям, то есть переписывается вообще все, что было, – говорит Копатько. – Я считаю, что так мы ничего хорошего не построим, потому что маятник имеет амплитуду. Он качнулся в одну сторону – качнется в другую. Почему-то люди об этом забывают. Наблюдая насильственную украинизацию, которая происходит сейчас, я с тревогой представляю, что будет, когда маятник качнется обратно. А он качнется обязательно, и люди вообще не учитывают вариантов, какие могут быть. Посмотрим пример Югославии, там все начиналось с веры, с языка, с особенностей культурных…»

На трех китах

Залог успешного развития украинского общества – это единство разнообразия, считает ассистент кафедры истории и теории социологии Львовского национального университета им. Ивана Франко Виктор Сусак.

«Как мне кажется, национальная идея, все-таки, должна базироваться и на политическом аргументе, и на экономическом, и на культурном, – говорит он. – На трех китах. Нужно искать что-то общее и в экономике, и в политике…».

«Ну, в экономике все понятно: благосостояние людей, – поясняет он. – В политике – это, на мой взгляд, более родительское отношение к региональным сообществам со стороны центра. В культуре – я думаю, что это – самое сложное место. В культурном плане Украина, на мой взгляд, имеет колоссальный потенциал существовать в режиме «единство разнообразия». Это для Украины достаточно естественно. У нас нет имперских синдромов. У нас, слава Богу, не случилось ни одного кровавого конфликта, и это – колоссальное преимущество, что мы осознали, что мы – разные, а все-таки можем быть вместе. Даже если брать языковой вопрос, он в значительной мере должен быть компетенцией региональных элит. По-моему, идея унитарной, единой для всех во всех своих ценностях, очень централизованной страны уже не отвечает современным реалиям. Нужно дать региональным сообществам возможность самим решать большинство своих проблем. И тогда, я думаю, есть шанс, что это все само собой установится и гармонизируется».

При этом, как убежден Сусак, на сегодня Донецку для его дальнейшего развития не хватает того, что принято называть политической культурой.

«Как по мне, Донецк, имея колоссальный потенциал для формирования себя как регионального сообщества, обладает еще пока недостаточно развитым уровнем цивилизованной политической культуры, – подчеркивает он. – И это в значительной мере связано с тем, что в Донецке – очень жесткая вертикаль власти. И она очень сильно мешает развитию горизонтальных линий. Скажем, там очень сильно прослеживается ориентированность людей на то, что все самое важное должно идти сверху, а не снизу».

А в начале должно быть слово…

Главная же проблема как Донбасса, так и регионов Украины вообще, состоит в настоящее время в отсутствии постоянных связей между ними и в негативном информационном пространстве, сформированном украинскими СМИ.

«То, что мы знаем о своих коллегах, в большинстве случае - это то, что мы где-то увидели или прочитали, – рассуждает ассистент кафедры истории и теории социологии Львовского национального университета им. Ивана Франко и научный сотрудник Института социологии Национальной академии наук в Киеве Виктория Середа. – Когда мои коллеги едут из Донецка во Львов, им говорят: «ах, куда вы едете, будьте осторожны, всякие бывают случаи…». Когда мы едем туда, мне говорят то же самое».

По мнению Середы, для преодоления таких тенденций очень важно, чтобы жители западной и восточной Украины могли каким-либо образом пересекаться и устанавливать личные контакты между собой.

«Львов в этом отношении на лучших позициях: он – важный туристический центр, – добавляет она. – Тут можно увидеть много разных групп из восточной Украины, которые приезжают его посмотреть. Но очень мало людей ездят в Донецк. И это проблема, потому что все, что мы знаем о Донецке, поступает от медиа. А их информация – довольно односторонняя», – замечает Середа.

«У нас очень негативное информационное пространство, – констатирует в связи с этим Копатько. – У нас все замешено на конфликтах, новости состоят, в основном, на негативных сюжетах».

«Мы не сможем ничего сделать, если не будем позитивно настроены, если мы не будем формировать позитивное информационное пространство, – убежден он. – Оно у нас полностью отсутствует. Деградация начинается именно с того, что каждый день у нас с экранов идет чернуха, что все мы, начиная от политиков, и на бытовом уровне, не проявляем уважения друг к другу, не проявляем толерантности».

«Есть один такой основополагающий принцип в отношениях между людьми: никто из нас не обязан любить другого, – резюмирует политолог Тарас Возняк. – Но терпеть друг друга – мы обязаны. Если мы найдем формулу взаимной толерантности и согласованности интересов, то тогда все будет ОК. Государство – это не самоцель. Государство – это инструмент, это тот дом, в котором мы все живем. Если мы в этом доме общем под названием Украина найдем формы толерантности, терпимости, то это, я думаю, будут вполне нормальные отношения на данном этапе».

Юлия Абибок, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: