Воскресенье, 19 августа 2018, 21:011534701690 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

ПАСЕ — Украине: кто кризис создавал, тот его и урегулировать должен

В Страсбурге жарко. За окнами Дворца Европы — необычный для этой весенней поры летний зной. Внутри — кипение страстей и жар дебатов. Беспрецедентный по представительности, численности и активности двухмастный украинский десант не жалеет сил для того, чтобы добиться поддержки в высоких страсбургских кабинетах, в зале заседания, в комнатах для общения с прессой и особенно в кулуарах. Получается не очень убедительно.

Совет Европы, который обычно охотно откликается на любые просьбы о помощи и поддержке, в данном случае занял выжидательную позицию. Принципи­ально для Страсбурга — не дать втянуть себя во внутриукраинский конфликт и не встать на одну из противоборствующих сторон. Европарламентарии считают, что нынешний политический кризис в Украине — это кризис властной верхушки, и потому именно украинские политические лидеры должны самостоятельно совместными усилиями найти выход из созданной ими самими ситуации. Выход мирный, в рамках украинского законодательства, компромиссный. В интересах не политиков, а народа. Немаловажно также, что этот кризис, по мнению европарламентариев, является ожидаемым и даже в какой-то степени неизбежным, и о его возможности неоднократно предупреждали эксперты СЕ, мнение которых в свое время откровенно проигнорировали. Да и сейчас, несмотря на неоднократные призывы парламентской коалиции к Страсбургу о помощи, Виктор Янукович, выступая на сессии ПАСЕ, так и не смог определиться, какая именно помощь ему требуется. Хотя этот вопрос из зала ему задавали дважды.

Не спешат в Страсбурге и с проведением юридической экспертизы указа президента Ющен­ко о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады, причин, его вызвавших, и после­довавших за ним актов украинского парламента и правительства. Как подчеркнул в интервью «ЗН» президент ПАСЕ Рене ван дер Линден, в этом конфликте СЕ не собирается выступать в роли судей. Именно потому никакого решения по этому вопросу не принимал комитет по юридическим вопросам и правам человека, а президент Венецианской комиссии Антонио ля Пергола ответил прямым отказом на обращение Александра Мороза и Алек­сандра Лавриновича с просьбой высказать свою точку зрения. Любые действия, подрывающие авторитет Конститу­ционного суда, Венецианская комиссия считает недопустимыми, а именно так расцениваются комментарии по поводу дела, которое находится на его рассмотрении.

Содокладчицы мониторингового комитета по Украине Ренате Вольвенд и Ханне Северинсен также настойчиво подчеркивают, что, пока вопрос о конституционности указа президента находится на рассмотрении в КС, только данная инстанция имеет полномочия выносить решение по этому поводу. По этой причине члены мониторингового комитета считают необходимым воздерживаться принимать чью-либо сторону, что могло быть воспринято как вмешательство в судебный процесс.

Тем не менее в пояснительном меморандуме к резолюции некоторые аспекты юридической коллизии политического кризиса все же были освещены. В частности, особо подчеркивается тот факт, что принцип верховенства права требует соблюдения правовой определенности. Иными словами, до тех пор, пока нет решения КС о приостановке действия указа президента (а в Страсбурге вызвало недоумение то, что суд приступил к рассмотрению конституционности указа, не приостановив его действие) или о его неконституционности, нормативный акт считается юридически действительным. И это положение отдельным пунктом внесено специальной поправкой, за принятие которой проголосовали 79 депутатов.

Впрочем, не собираются в Страсбурге забывать и о тех критических замечаниях, сделанных Венецианской комиссией в июне 2005 года по поводу способа формирования коалиции, предусмотренного украинской Конституцией. А ведь это именно те положения, ссылка на нарушение которых и была положена во главу обоснования указа президента. Зато ситуация с императивным мандатом после пресс-конференции представителей оппозиции существенно осложнилась. По утверждению Григория Немыри, решения Венецианской комиссии, осуждающего эту норму украинского законодательства, нет. Хотя в резолюции содержится положение о том, что «императивный мандат является неприемлемым в демократическом государстве».

По поводу легитимности Верховной Рады после президентского указа о досрочном прекращении ее полномочий мониторинговый комитет в первую очередь отметил отсутствие ясности в вопросе функционирования старого парламента в период между этим указом, даже если он будет признан конституционным, и созывом нового парламента. Ситуация же, при которой после указа президента, потребовавшего, чтобы депутаты прекратили свою законодательную деятельность, Верховная Рада продолжает принимать законы, а правительство — их выполнять и президент не имеет власти заставить правящую коалицию подчиниться указу, называется в меморандуме «аннигиляцией института президента» и правовым нигилизмом.

Правовой хаос и конституционный вакуум, возникшие вследствие поспешной и непродуманной конституционной реформы 2004 года, требуют принятия радикальных и тщательно выверенных мер. Принимать эти меры, согласно европейской практике и украинскому законодательству, должен Конституционный суд. Тем не менее в условиях, когда не только украинские, но и западные СМИ пишут о вопиющей коррупции, охватившей украинскую судебную систему, возникает вопрос о доверии со стороны СЕ к украинскому Конституционному суду и о том, можно ли его решения принимать как истину в последней инстанции. Отвечая на этот вопрос «ЗН», г-н ван дер Линден сказал следующее: «Почему мы должны заранее не доверять решению КС? Конечно, я знаю о тех нарушениях, которые должны быть искоренены из практики суда. И проблемой борьбы с коррупцией, борьбы за недопустимость оказания политического давления на суд должен заниматься парламент. Причем их успешное решение отвечает интересам обеих сторон, всех политических сил в Украине». А г-жа Северинсен из четырех минут своего выступления в ходе срочных дебатов особо выделила время на то, чтобы подчеркнуть необходимость гарантировать уважение к авторитету суда.

В Страсбурге отлично осведомлены о тонкостях технологий, используемых в нашем КС, и пристально следят за самой свежей информацией как о состоянии здоровья наших судей, так и о состоянии их материального благополучия. Все случаи давления в какой бы то ни было форме на членов КС должны быть тщательно расследованы, а виновные привлечены к уголовной ответственности, подчеркивают европарламентарии. С другой стороны, по мнению мониторингового комитета, Конституционный суд сам отказался от роли третейского судьи в этом вопросе, беспричинно отложив пленарную сессию с 11-го до 17 апреля. Кроме того, ПАСЕ беспокоит тот факт, что за восемь месяцев своего существования КС не принял ни одного решения.

Какие же выходы из сложившейся в Украине ситуации будут восприняты СЕ как демократические и отвечающие основным европейским ценностям? Формулировки ответа на этот вопрос в Страсбурге звучали разные, хотя принципиально мало чем отличались.

Так, например, генеральный секретарь СЕ Терри Девис видит два пути: первый — решение КС и его выполнение, второй — принятие политического решения. Г-н ван дер Линден считает, что выход может быть только один — «действовать в рамках обязательств, взятых на себя при вступлении в СЕ. И эти обязательства оставляют единственный путь — путь мирных переговоров, путь мирного разрешения конфликта, путь неприменения силы, неиспользования улицы как средства решения конфликта».

Мониторинговый комитет считает, что решение КС, каким бы оно ни было, выполнять нужно обязательно. Тем не менее само по себе кризис оно не разрешит. В том случае, если КС признает указ президента конституционным, его имплементация вряд ли сможет быть эффективной и лишь приведет к новым осложнениям. Не разрубит украинский политический узел и решение КС о признании указа неконституционным. Поэтому в резолюции также говорится о необходимости политического решения, найти которое нужно еще до принятия решения КС. Правда, Ханне Северинсен и Ренате Вольвенд, имеющие обширный опыт личного общения с украинскими политиками, не слишком верят в возможность достижения компромисса в условиях тотального взаимного недоверия и заключения договоренностей, которые затем не выполняются.

Вопрос неизбежности и необходимости досрочных выборов в Украине также не имеет однозначного ответа. С одной стороны, в резолюции записано, что «досрочные выборы являются нормальной практикой во всех демократических государствах Совета Европы и как таковые могут быть приемлемой основой для политического компромисса». Однако проведение новых выборов по старым правилам, по мнению ПАСЕ, особого эффекта не возымеет. Тем не менее, учитывая, что Украина находится под мониторингом СЕ, наблюдатели на них обязательно приедут. А вот выводы их о том, насколько эти выборы будут честными и справедливыми, зависят уже от самой Украины.

Срочные дебаты на тему «Функционирование демократических институтов в Украине» показали, что ПАСЕ в целом не слишком драматизирует украинскую ситуацию. Там считают это не кризисом демократии, а кризисом в рамках демократии. Подчеркивается, что Украина в процессе конституционной реформы избрала ту модель парламентско-президентского правления, которая может спокойно функционировать лишь в условиях зрелой демократии. А наша страна, несмотря на ее существенный прогресс на пути демократического развития, не наработала еще критическую массу для качественного преобразования. Особенно это касается политических лидеров, о недостаточной ответственности которых перед украинским народом было сказано очень много. По словам англичанина Майкла Хэнкока, члена мониторингового комитета, украинский президент и премьер-министр вполне заслуживают друг друга, а вот украинский народ не заслуживает ни того, ни другого.

Единственным резким диссонансом на прениях прозвучало выступление председателя комитета Госдумы РФ по международным делам, вице-председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы Константина Косачева, который хотя и упомянул о необходимости воздерживаться от подобных комментариев, все же решил поделиться своим «личным» мнением о том, что президентский указ является неконституционным. Этим он с лихвой компенсировал поразительную пассивность российской делегации во вторник, после выступления Виктора Януковича, когда с ее стороны не поступило ни одного вопроса. Сами делегаты объясняли этот факт «злым умыслом компьютера», который якобы отбирает выступающих из обширного списка желающих. Российские же журналисты говорили о том, что это стало частью кулуарных страсбургских договоренностей, согласно которым на сессии не поднимается вопрос силового разгона «Марша несогласных» в Москве, а Россия наконец-то ратифицирует 14-й протокол и не нагнетает страсти по украинскому вопросу. Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», постарался привлечь общее внимание к тому факту, что Янукович и Косачев из зала заседаний выходили вместе.

Все украинские политики в Страсбурге говорили правильные слова и клялись в верности идеалам демократии и общеевропейским ценностям. Цену этим обещаниям там знают достаточно хорошо. Именно поэтому украинский перевод резолюции решили сразу вывесить на сайте СЕ. Чтобы все желающие и неравнодушные смогли сами сделать все необходимые выводы.

"Зеркало недели" Оксана Приходько (Страсбург)



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: