Суббота, 18 августа 2018, 17:151534601736 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Апрельский кризис

Политический кризис, охвативший высшие эшелоны государственной власти Украины после Указа Президента о досрочном прекращении полномочий нынешнего созыва Верховной Рады, возник вовсе не внезапно. Более того, его нельзя выводить даже из конкретной конфигурации политических сил в нашем парламенте после выборов 26 марта 2006 г. На самом деле он является результатом раскола, который возник в украинской элите еще накануне президентских выборов 2004 г. Если выражаться метафорически, то нынешний кризис можно сравнить с одним из серии неизбежных землетрясений, которые происходят после мощного тектонического разлома.

После победы «помаранчевой» команды системно ничего не делалось для того, чтобы этот раскол уменьшить, а в перспективе и преодолеть. Наоборот, политическая риторика начала приобретать некий религиозный оттенок. Участники политического процесса делились на воплощение добра и воплощение зла, абсолютно чистых и абсолютно нечистых. Проигравших стигматизировали как грешников. Тех, кто переходил на их сторону или даже выражал им сочувствие, клеймили именем Иуды.

Собственно, подобным образом перестраивается знаковая система общества после любой революции. Но в Украине реальной революции не было. События, получившие название «помаранчевой революции», явились формой внутриэлитной борьбы. Они были спроектированы и в ходе всего процесса режиссировались. Конечно, события конца 2004 г. вышли за рамки сценария. Тогда среди значительной части населения существовал действительный порыв к освобождению от надоевшего режима Л. Кучмы. Кроме того, в ходе разворачивания кризиса 2004 г. он становился все более сложным. Хотя главную роль в нем играл внутриэлитный раскол, но он наложился на социальное недовольство и межрегиональные противоречия. К тому же, существенным было внешнее вмешательство во внутренние дела Украины.

Однако, кризис 2004 г. показал, что главные противники на политической арене обладают почти одинаковой электоральной поддержкой. Это раскалывало страну. С государственнических позиций это должно было подтолкнуть расколотую элиту к выработке нового кодекса поведения. Он был и остается необходимым для того, чтобы подобные противоречия не несли угрозы самому существованию страны.

Частично такая работа и началась. В конце 2004 г. были приняты изменения и дополнения к Конституции Украины, согласно которым она становилась парламентско-президентской республикой. В сущности, это был правильный шаг, так как в предшествующей политической модели все управленческие функции замыкались на Президенте, который, вместе с тем, за успехи и провалы исполнительной власти прямой ответственности не нес. Из-за такого положения любая президентская избирательная кампания при отсутствии согласия в элитных кругах грозила превратиться в некое подобие гражданской войны. В новой редакции Конституции была выстроена определенная система противовесов, которая должна была обеспечить возможность плюрализма в элитных кругах. Поэтому и сейчас лично я оцениваю эти изменения как движение в демократическом направлении.

Победа «помаранчевых» сделала их незаинтересованными в углублении политической реформы. Для победителей, которые стремятся к абсолютной победе, больше подходит политическая модель, архитектором которой был Л.Кучма. Любой же политический механизм нуждается не только в формальной разработанности, но в неформальном согласии политических игроков следовать одинаковым правилам. Вот это последнее и стало камнем преткновения для политического процесса в Украине.

Поскольку в политическом классе не сложилось общепринятых неформальных правил поведения, то их заменило искусство интриги. Оно тем более подходило для элитных групп, чем меньше между ними было социальных и идеологических различий. Секретариат Президента постоянно представлял процедуру контрассигнации как покушение на суверенные права Президента, хотя эта процедура была прописана в новой редакции Конституции (Ст. 106, ч.4). Секретариат Президента, не будучи конституционным органом власти, пытался выполнять функцию параллельного правительства. С другой стороны, коалиция игнорировала Ст. 82 новой редакции Конституции, которая не предусматривала/запрещала индивидуальные переходы депутатов из фракции в фракцию. Думаю, что об этом конституционном запрете знали все, но никто до поры до времени не требовал применить норму закона. С правовой точки зрения за прошедший год многие политические практики переместились в «серую зону». В ней находится и Указ Президента о роспуске Верховной Рады. Конституцией не предусмотрены те причины для досрочного прекращения ее полномочий, которые реально побудили Президента сделать этот шаг. Но в деятельности коалиции существовали нарушения Конституции, на которые Президент давно должен был отреагировать.

Стал ли роспуск Верховной Рады единственным способом реагирования на нарушения конституционных норм? Вовсе нет. Не были исчерпаны судебные способы воздействия на парламент. Однако, не правовые причины стали основными в решении Президента. Он почувствовал огромную политическую опасность, связанную с переходом А. Кинаха в стан коалиции. Последний, как известно, был №2 в списке «Нашей Украины» на выборах 2006 г. Переход такой фигуры к политическим противникам мог стать сигналом для бизнеса, который ориентируется на нашеукраинцев. И не только.

Политическая целесообразность данного момента толкнула В. Ющенко однозначно стать на сторону оппозиции. Для Украины это несомненно плохо. В условиях эскалации политического кризиса желательно, чтобы Президент был арбитром нации. Более того, это его конституционный долг. К большому сожалению, в высшем эшелоне украинского политикума сейчас вообще нет фигуры, которая может занять место над схваткой и своим авторитетом остановить опасные для страны действия противников.

Это обстоятельство еще раз заставляет задуматься о качестве украинской политической элиты. Ясно, что оно не соответствует качеству страны. Страна культурно богаче и интереснее, чем элита, управляющая нею. Собственно, наша элита очень похожа на постколониальную элиту в странах «третьего мира». Та же зависимость от бывшей метрополии и поиск новых метрополий. То же отсутствие государственнического инстинкта, который предполагает взгляд на государство как на общую ценность. Этот взгляд должен входить в ценностный консенсус даже между политическими противниками. Все фракции элиты должны признавать в качестве недопустимого то, что разрушает страну. Наша же элита действует согласно правилам «Победитель получает все» и «Добиться своего любой ценой». Только постколониальные элиты могут свою собственную страну рассматривать в качестве военного трофея, достающегося победителю.

В сущности, изменить данное положение может только смена элит, на что ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе надежды нет. Поэтому и досрочные выборы в Верховную Раду, по большому счету, ничего не дадут. Они могут даже упростить политический ландшафт и тем самым ухудшить его. Движение к двухпартийной модели в наших условиях может сделать политическую систему вообще недееспособной. Во всяком случае, если силы обоих партий будут примерно одинаковыми. Для того, чтобы страна могла выдержать двухпартийную модель необходима глубокая перестройка политической системы (усиление региональных и местных органов самоуправления, двухпалатный парламент и т.д.).

Если досрочные выборы станут неизбежными, то гражданам следует озаботиться тем, чтобы не превратиться в простое средство достижения чужих целей. Следовательно, необходимо акцентировать в публичной сфере свои общие интересы.

Вначале остановлюсь на том, чего надо не допустить.

1) Следует не дать верхушечному политическому кризису превратиться в системный социально-политический кризис. Для этого не надо поддаваться на популистские призывы и популистские обещания. Не знаю, каким это образом произошло, но для нашей политической элиты ближе не современные технологии разрешения конфликтов, а методы «Черной рады». Получается, что победителем становится тот, кто громче всех кричит, кто больше заманит людей в силки своих обещаний. Поэтому и распространились надежды, что все проблемы можно решить натиском, походами на Киев, палаточными городками и пр. Эти технологии должны остаться в прошлом. Их опасность украинской нации показал еще П.Кулиш в своем романе «Черна рада». Современные конфликты должны решаться правовым путем.

2) Надо не дать политикам в ходе нынешнего кризиса использовать существующие различия между регионами Украины. После 2004 г. Восток и Запад медленно и неуверенно, но начали сближаться. Это происходило благодаря здоровому инстинкту гражданского общества в нашей стране, а не благодаря усилиям политиков. Поэтому надо не дать последним снова столкнуть между собой Донбасс и Галичину. Следует помнить, что в результате такого столкновения наша страна может потерять некоторые более теплые регионы.

3) Надо не дать политическому кризису превратиться в экономический. Сейчас экономика Украины растет. В целом правительство В. Януковича заслуживает позитивной оценки за профессионализм. До выборов нельзя разрешать кому-либо толкать правительство под руку (блокировать Кабмин и пр.).В этом вопросе свое весомое слово всем участникам противостояния должен сказать бизнес.

Теперь о позитивных задачах. Состоятся выборы или не состоятся, но возникший кризис следует превратить в повод для разработки политической повестки дня на ближайшие годы. Она должна наметить перспективы развития нашей страны. Я не стремлюсь здесь к полноте определения приоритетов. Мои предложения – это повод для дискуссии.

1) Необходимо продолжить конституционную реформу. Она должна дойти до местного самоуправления. И регионы, и территориальные громады населенных пунктов должны получить больше самостоятельности. Будущее Украины в пространственной децентрализации власти. Однако, должны быть найдены механизмы, ставящие местные власти под контроль территориальных громад. Сейчас такого контроля нет. Поэтому местные власти сразу после выборов отрывается от своих избирателей.

2) Открыто и всесторонне должны быть обсуждены перспективы административно-территориальной реформы. Эта реформа, если будет признана ее целесообразность, должна открывать перспективы развития для территорий, а не решать сиюминутные задачи (дать возможность бизнес-структурам завладеть какими-то фондами, перекроить в чью-то пользу границы избирательных округов и т.д.). Не должно быть волюнтаризма в присоединении или расчленении тех территориальных единиц, которые уже сложились как территориальные общности.

3) Должны быть урегулированы многие моменты рутинных политических практик. Например, целесообразно закрепить правило, что Президент после выборов предлагает сформировать коалицию/правительство той политической силе, которая набрала большинство голосов на выборах. Лишь в случае неудачи он должен проводить консультации с той политической силой, которая к избирательному финишу пришла второй. Четко необходимо отрегулировать взаимодействия между высшими должностными лицами государства, принять закон о Президенте и т.д.

Только таким путем можно приблизиться к демократическому порядку. Иначе перед нами как альтернатива хаосу постоянно будет маячить порядок, устанавливаемый железной рукой.

Илья Кононов, доктор социологических наук, заведующий кафедрой философии и социологии Луганского национального педагогического университета имени Тараса Шевченко для "Острова"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: