Вверх

В.Филенко: о "правице", Президенте и "му...ках"... В минувшую субботу пять правых партий подписали меморандум «О создании блока национально-демократических и патриотических сил». Среди них не было одной из самых мощных до последнего времени правых политсил – ПРП, которая сейчас присоединилась к Блоку Юлии Тимошенко. А накануне, в пятницу, своим мнением о перспективах «правицы» в украинской политике и других актуальных темах с «Островом» делился заместитель главы ПРП Владимир Филенко.

- Владимир Филиппович, что происходит на правом фланге?

- Правый фланг до последнего времени, если не брать самых крайних, был сосредоточен в «Нашей Украине», вокруг Ющенко. До последнего времени. Но после оранжевой революции ситуация изменилась. Национально-демократические и либерально-демократические силы победили благодаря тому, что все были вместе. А объединились потому, что судьба власти в Украине решалась на президентских выборах, когда ситуация практически стала черно-белой, то есть: кандидат от власти – Янукович, кандидат от народно-демократических сил – Ющенко. Тогда междуусобицы на правом фланге ушли на второй план, правые объединились вокруг кандидатуры Ющенко и победили. А потом произошло то, что произошло: в оранжевом лагере начались расколы. И на сегодня, правый фланг является размытым. Фактически, две партии, которые были ключевыми в формировании блока «Наша Украина» - ПРП, имевшая наибольшую партийную группу в «Нашей Украине», и, вторая по численности группа, – УНП, возглавляемая Костенко, - тем или иным способом из «Нашей Украины» были вытеснены…

- Их вытеснили, или они сами ушли?

- Их вытеснили. Фактически, окружение Ющенко, которое вошло в историю под названием «люби друзи» после победы решило приватизировать как Ющенко, так и брэнд «Наша Украина». И были созданы такие условия формирования «Нашей Украины», что места ПРП, ни УНП там фактически быть не было. Нас поблагодарили за Майдан. Так, конечно, не говорилось прямо, но смысл был такой: «спасибо за работу, вы свободны. Мы теперь сами знаем, что делать с властью». В результате, к сожалению, идеологические партии, такие как ПРП и УНП Костенко остались вне парламента. В равной степени, как и все прочие, кто представлял правый спектр в чистом понимании. Лишь не многие, вместе с НСНУ, создали блок «Наша Украина», но ни Народный рух Украины, ни Собор, ни КУН, по численности их представительства во фракции не являются доминантными в «Нашей Украине».

- Имеют ли правые партии парламентскую перспективу в случае досрочных выборов в Верховную Раду?

- При определенных условиях – да. То есть, в случае объединения усилий «правиці» она имеет теоретическую возможность пройти в парламент. Но, с точки зрения сегодняшнего дня, подчеркиваю – сегодняшнего дня, я такой перспективы не вижу. Если мы внимательно посмотрим последние социсследования, то, фактически, три политические силы, как это случилось и на выборах 2006 года, делят между собой три четверти электоральной базы. Можно прогнозировать, что при сохранении 3% барьера шанс на попадание в парламент имеют еще одна или две партии, но, к сожалению, они не с правого фланга. То есть, социология утверждает, что, теоретически, шансы остаются у коммунистов, (у социалистов их нет); при определенных раскладах, за счет голосов Партии регионов может пройти партия Витренко; и, в феврале социологи впервые отметили, что «Народная самооборона» Луценко-Стецькива преодолевает проходной барьер и имеет тенденцию к увеличению своего потенциала. Все остальные, в том числе правые, к сожалению, шансов пока не имеют. Ну, и я не могу не сказать о своей партии, - о ПРП. Партия «Реформы и Порядок», как известно, вошла в блок Юлии Тимошенко, и свои политические амбиции будет реализовывать в рамках деятельности БЮТ.

- Почему именно БЮТ? Почему не «Наша Украина»?

- Для нас, тех, кто вложил очень большие усилия в подготовку и проведение оранжевой революции, были очень болезненны откаты и предательства, произошедшие после Майдана. Шатания «Нашей Украины», разговоры о широкой коалиции и, как пик - внесение Ющенко кандидатуры Януковича на пост премьер-министра, - это сделало фактически невозможным наше движение в сторону «Нашей Украины». А поскольку выбор у нас был между «Нашей Украиной» и БЮТ, мы вошли в БЮТ - он был более последовательным в отстаивании идей Майдана. Но, несмотря на критику, которую я высказал выше, мы приветствовали подписание соглашения между БЮТ и «Нашей Украиной». Мы на этих позициях стояли еще до выборов 2006 года, когда ПРП настаивала на том, чтобы было воссоздано единство оранжевой команды.

- Как в таком случае, Вы оцениваете преодоление с помощью БЮТ президентского вето на закон о Кабмине, благодаря чему Янукович увеличил свои полномочия за счет Президента?

- Скажем так, - БЮТ здесь можно критиковать лишь в той части, где положения закона о Кабмине расходятся с Конституцией. А что касается остальных аргументов… - А что оставалось Тимошенко и ее блоку делать, когда мы опять, фактически, были накануне подписания широкой коалиции?…

- Вы хотите сказать, что в январе была возможна коалиция между ПР, СПУ, КПУ и «Нашей Украиной»?

- Да. Опять были такие разговоры, встречи и, вроде бы, БЮТ хотели сбросить вообще с политических счетов. Это с одной стороны. А с другой, – ситуация просто зависла: ни туда ни сюда. Поскольку политреформа была принята, то для ее реализации нужно было принимать несколько законов, в том числе закон о Кабмине. И поскольку шаги по отмене политреформы не делались, то БЮТ пошел на этот шаг. Я не хочу сказать, что это был шаг отчаяния, но он, как минимум, хотя бы прояснил ситуацию для Президента, на предмет того, с кем ему нужно иметь дело и как другая сторона собирается выполнять универсал, которым он так гордился. Да, шаг был неоднозначным, но с политической точки зрения, на мой взгляд, правильным.

- Тарас Стецькив, в интервью «Острову» сказал, что Президент сейчас «отступает» перед коалицией. На Ваш взгляд, у Ющенко еще есть пространство для отступления?

- Мне это напоминает период Великой Отечественной войны, когда был издан приказ наркома обороны, вошедший в историю под названием «Ни шагу назад». По этому приказу тогда за отступление расстреливали, а слово «отступление» вообще запрещалось к употреблению. Левитан, в сводках от Советского информбюро, говорил: «за последние сутки на фронте существенных перемен не произошло. На отдельных участках фронта проходило выравнивание линии фронта». То есть, слово «выравнивание» заменяло слово отступление. Конечно же, после Огрызко, если продолжать аналогию с Великой Отечественной войной, - это уже не то Можайск с Волоколамском, не то Сталинград, но, действительно, отступать уже некуда. Дальнейшее отступление - это попытка реализации сценария, внесенного регионалами, о выборах Президента в парламенте, или то, что предложили коммунисты - ликвидация поста Президента вообще. А следующая угроза, которой бряцает сейчас Антикризисная коалиция – это то, что у них скоро будет 300 голосов. Если они докупят до трехсот голосов, то это практически лишает Президента всех возможностей.

- А Вы верите в такую возможность?

- Я считаю, что она достаточно реальна. Пока вроде бы они не дотягивают человек 20, но это уже очень близко.

- Почему двадцать? Математически вроде бы сорок?

- Нет, я думаю, что еще двадцать они относительно легко наберут. А когда уже очень близко к заветной цели, тогда в ход пойдет все, и они не остановятся не перед чем. И так уже идет покупка деньгами, должностями, - тут все очевидно, - а поступок Кинаха еще и создал прецедент. Ведь сами по себе, его восемь человек проблему конституционного большинства не решают, но этим пробита брешь в составе оппозиции, создан прецедент для колеблющихся. А колеблющиеся в оппозиции – это те, кто имеет бизнес. И мы понимаем, почему они колеблются. Понимаем, но все равно осуждаем. Хотя, как говорят в таких случаях: если крысы бегут с корабля, то корабль имеет шансы выжить.

- Вы уже затронули тему Огрызко. С Огрызко все ясно, но непонятно, почему Яценюк, входивший в секретариат – команду Президента, так легко прошел через коалицию?

- Я не исключаю, что Яценюк, в некотором смысле, может устраивать и большинство. Во всяком случае, он не был активным участником оранжевой революции. Возможно, у них есть надежда, что он будет слугой двух господ. С другой стороны, - Огрызко был принципиально неприемлемым для коалиции. Они хотели показать свою силу и сделали это. Но важен еще такой фактор - Зваричем был проведен тактический шантаж большинства, когда он заявил, что если министра нет 60 дней, то Кабмин не укомплектован, (потом уже будем разбираться, насколько это соответствует юридически), а это действительно могло быть одним из аргументов к возможному роспуску Верховной Рады. И такой шантаж тоже возымел свое действие.

- Но почему тогда, этот шантаж не помог утвердить в должности Огрызко, почему Президент показал свою слабость и пошел на замену кандидатуры?

- Ну, это вопрос, скорее к Президенту. Я могу допускать, что Президент, видимо, все-таки не совсем готов к радикальным действиям. И это может стать для него фатальным.

- А если бы он был готов к этим радикальным действиям, - я так понимаю, Вы имеете в виду досрочные выборы, - действительно ли они могут изменить ситуацию?

- Социологи утверждают, что сейчас в общественном мнении происходят некие качественные изменения. Не только количественные, но и качественные. То есть, состав парламента в случае досрочных выборов изменился бы. Регионалы и коммунисты на сегодня не набирают большинства в парламенте и у них есть угроза потерять власть. Более того, - даже если бы они набрали большинство, то они оставались бы в коалиции один на один с коммунистами, (потому что социалисты пролетают), а с другого фланга была бы теперь уже объединенная оппозиция с Президентом и его возможностями. Таким образом, политическая канва парламента и политическая карта Украины в целом, может претерпеть серьезные изменения. Более того, очень вероятно, что БЮТ, «Наша Украина», а, возможно, и Луценко имеют на сегодня все шансы набрать большинство. Потому что есть тенденция роста рейтингов с этой стороны, и медленное, но уверенное падение рейтинга Партии регионов и персонально Януковича.

- То есть, Вы считаете, что если бы сейчас Президент распустил парламент, это был в конечном итоге, стабилизировало ситуацию в стране?

- С политической точки зрения да. Насчет юридической стороны – здесь есть спорные моменты.

- Если мы уже коснулись темы Луценко, то возникает дежавю – Ющенко в Донецке 2003. Почему в том же Харькове, Днепропетровске ему пытаются мешать встречаться с людьми. О чем это говорит?

- Это реализация их старого сценария, который они испугались использовать в 2004 году, - сценария запугивания, шантажа, давления и всяких надуманных судебных и прокурорско-милицейских преследований. Он имеет две задачи. Первая и основная – не допустить Майдана-2. Вторая, - у охотников и у летчиков есть такой термин – «подстрелить на взлете». Потому что на взлете, самолет, или птица очень уязвимы. Кстати, сам я не охотник, никогда им не был и в ближайшее время на охоту не собираюсь. Ну и еще одна цель – они не хотят пускать Луценко дальше на восток, потому что в восточных городах акции «Самообороны» были относительно массовыми, вышло больше людей, чем они ожидали, и они, очевидно, хотят перегнать его сюда, на правый берег Днепра. Мол, «Юра, бегай, но так, чтоб забирать голоса у БЮТ и «Нашей Украины», а тут наша земля и сюда мы тебя не пустим».

- Но тогда возникает вопрос: что дадут досрочные выборы в парламент, если регионы все равно останутся оранжевыми и голубыми, и местные власти сами будут решать, кого пущать, а кого не пущать на свою территорию.

- Если будет власть в центре, то регионы можно, в пределах закона, возвращать в конституционное поле и вводить их действия в рамки их компетенции. У них есть вопросы, которыми они должны заниматься, а есть вещи, которые не входят в их компетенцию. При наличии политической воли и власти в центре, это все можно регулировать. Это одно обстоятельство. А второе, - это то, что социологи отмечают: персональный рейтинг Януковича и рейтинг Партии регионов на сегодня более менее стабильно держится на юге Украины, а вот там, где их лучше знают, в той же Донецкой области, Луганской, Запорожской, Днепропетровской областях, - рейтинг ПР падает.

- Тем не мене, даже при падении рейтинга, понятно, что регионалы будут бороться за власть до конца, и весьма сомнительно, что в «их» регионах это падение рейтинга отразится на официальных результатах выборов.

- Это серьезный аргумент. Я тоже думаю, что возможности задействовать административную машину у них серьезные, а соблазн велик, а приз еще больше. Поэтому избирательные ристалища могут быть очень острыми. Но с другой стороны, то, что волей не избирателей, а отдельных депутатов меняется политическая карта Украины, когда люди голосовали, например, за «Нашу Украину», а потом Кинах уходит из нее и идет в коалицию, и плевать ему на избирателей, и их волеизъявление - это надо прекращать! А прекратить это можно только одним способом - Президент может обратиться к людям, и отдать ситуацию на их суд: «Вот, люди добрые, видите, кого вы избрали. Мы все допустили ошибку, - давайте ее вместе исправлять. Или не исправлять. Но в любом случае – это ваше право. Изберете вы этих, извините, му…ков еще раз, - ну, избирайте! А, может, вы захотите других…»…

- Но других то нет.

- Это слишком категорическое утверждение. Я с ним не согласен…

Беседовал Сергей Гармаш, «Остров»

PS: Отвечая на вопросы журналистов лидер Руха Б.Тарасюк и глава УНП Юрий Костенко не исключили, что меморандум "О создании блока национально-демократических и патриотических сил"станет основанием для создания единой правой партии Украины.

Меморандум подписали Украинская народная партия, Народный Рух Украины, УРП "Собор", Республиканская христианская партия и Партия возрождения села.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: