Вверх

Чечетов: Вопрос о смене лидера не стоял и не стоит…
Нарушенное обещание Януковича Президенту по Огрызко, психоз вокруг угрозы досрочных парламентских выборов, заявление Виктора Тихонова о возможных ротациях в руководстве Партии регионов – эти, актуальные на минувшей неделе вопросы, легли в основу нашей беседы с заместителем руководителя фракции Партии регионов Михаилом Чечетовым.

Михаил Васильевич, сегодня коалиция так часто говорит о досрочных выборах, что создается впечатление, что она уже сама поверила в то, что они неизбежны. Это так?

- Мы не хотим выборов. Это не значит, что мы их боимся, потому что на сегодняшний день при рейтинге партии в 38%, когда у БЮТ – 15%, а у «Нашей Украины» – 6%, мы, естественно, выиграем выборы, и ядром коалиции все равно будет Партия регионов, даже численно коалиция будет больше чем сейчас. Мы не боимся и досрочных президентских выборов, потому мы и выступили с инициативой о проведении одновременных президентских и парламентских досрочных выборов. То есть, мы против досрочных выборов вообще, потому что это откат на год: мы теряем темпы экономического роста, тормозятся социальные программы и т.д. Но если все же нас попытаются втянуть в эти выборы, то мы понимаем, что сейчас выборы пройдут – опять кому то не понравятся их итоги, опять кто-то захочет новых выборов и это развалит страну. Поэтому, если уж проводить досрочные выборы, то давайте их уже окончательно проведем: и выборы Президента и выборы парламента. И мы выступили с таким предложением. Мы уверены, что с рейтингом Януковича, который в полтора раза выше чем у Тимошенко и кого бы то ни было, мы выиграем выборы и те и те.

- То есть, вы допускаете возможность досрочных выборов?

- Мы не хотим! Но, в то же время, мы готовы. Как говорится: «мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути». Мы не хотим, но если такой самоубийственный шаг Президент все же сделает… Ведь здесь же еще вопрос в чем: выборы углубят раскол страны по оси Восток-Запад. Сейчас кровоточащая рана еще осталась после двух выборов. И сейчас снова выборы, и опять будут ставиться вопросы, которые будут поляризовать не общество, а регионы страны. Это может кончиться просто тем, что не будет Украины. Поэтому мы надеемся, что все-таки, как бы группировка войны в окружении Президента не подталкивала Ющенко к такому сценарию событий, он на это не пойдет. Это самоубийственный шаг. Это может привести и к расколу страны и, в любом случае, плохо кончится для него, потому что в любой ситуации он проиграет.

- Но, если вы понимаете, что выборы могут привести к расколу страны, то почему Партия регионов, а я так понимаю, что это была инициатива не лично Киселева, предлагает одновременные досрочные выборы и президента и парламента?

- Мы не предлагаем, мы против. Но в тоже время мы сказали, что если вдруг группировка войны вокруг Президента победит… Виктор Андреевич – очень тактичный, обаятельный, вежливый человек, но он не всегда может устоять против хамья. Вот хамьё иногда пользуются его интеллигентностью и его тактом. Так вот, если эта группировка войны все таки возобладает, то тогда уже будут одновременно и выборы Президента. Мы этого не хотим, но предупреждаем.

- Скажите, а в Партии регионов есть партия войны, подобная той, что есть возле Президента?

- Дело в том, что «Наша Украина» - это уже никакая и не партия. Трудно сказать, кто там остался. Там осколки. Кириленко? – где-то плавает. Катеринчук – тоже в автономном плавании. Где-то плавает Бессмертный; где-то плавает Кинах; где-то Порошенко… То есть, там уже настолько все рыхло и аморфно, что там, как таковой, партии уже нет. У нас же сильная организация была и сильная остается. У нас нет группировок, которые работают на раскол партии, противопоставляют себя официальной линии. Понятно, что у нас публика очень серьезная, очень авторитетные люди, поэтому разные точки зрения есть по разным вопросам. Но когда решение принято, оно железно выполняется. Поэтому у нас нет группировок войны или не войны. Мы всегда придерживаемся принципа, что плохой мир, лучше хорошей войны.

- А разве можно назвать стремлением к стабильности, когда Президента лишают полномочий, когда идет кадровая война…

- Отвечу. Я уже приводил где-то этот пример. О чем мечтали украинские демократы-романтики во главе с Черновилом, стоявшие у истоков украинской государственности, в начале девяностых годов? – Они мечтали о том времени в Украине, когда на политическом ландшафте страны появятся мощные политические партии, которые в результате свободной конкуренции на выборах образуют правительство, и эти партии возьмут на себя ответственность за страну и будут выполнять свою программу. Вот! – это время наступило! То, о чем мечтал покойный Черновил – наступило! У нас сегодня действительно появились мощные политические партии, прошлой весной были проведены самые свободные и честные выборы, в результате свободной политической конкуренции то, о чем мечтал Черновил свершилось – народ отдал пальму первенства в руки Партии регионов, которая стала ядром коалиции, сформировала правительство и теперь мы взяли на себя ответственность и двигаем страну вперед. А самое главное, - мы ж изменили Конституцию под это. Тогда у нас была президентско-парламентская республика, но нам она не нравилась. Хорошо! Поменяли Конституцию - из президентско-парламентской перешли к парламентско-президентской. Но теперь получается, что страна перешла, Кабинет министров перешел, общество перешло в парламентско-президентскую республику, а Администрация Президента еще живет в президентско-парламентской. Так не может быть, чтоб часть власти жила при одной Конституции, а часть при другой. Мы все на это согласились в свое время, пересели в парламентско-президентский поезд в высших эшелонах власти, а нижние эшелоны все еще остались в президентско-парламентской республике, - реформа ж до конца не доведена. И вот за это цепляется Администрация Президента. Поэтому здесь нужно просто довести до конца эту реформу, чтоб страна действительно развивалась уже в формате парламентско-президентской республики.

- Михаил Васильевич, но когда делали эту реформу, то целью было не перевести страну из одной формы правления в другую, а создать как раз баланс ветвей власти. А получается, что тогда у Президента было много власти, а сейчас у Кабмина много власти…

- Нет, нет, цель была одна – персонифицировать ответственность за происходящее в стране. И партия, которая выигрывает выборы, берет на себя ответственность.

- А Вам не кажется, что в условиях, когда Украина, как Вы сами сказали, разделена, доминирование одной политической силы, представляющей одну из сторон этого раздела, только усиливает этот раскол?

- А почему Вы думаете, что мы представляем одну сторону? Например, Соцпартия представляет центральные регионы…

- Хорошо, давайте перейдем к более практичному вопросу: в парламентско-президентской республике Партия регионов будет выдвигать своего кандидата в Президенты, если у Президента остаются только представительские функции?

- Конечно.

- Это будет Янукович?

- Это будет решать съезд. Еще до этого далеко, еще три года.… В идеале, конечно, в условиях парламентско-президентской республики, нужно чтоб Президента избирал парламент.

- А Вам не кажется, что такой вопрос как избрание Президента в парламенте нужно решать вместе с народом, путем референдума, - все-таки у него забирают возможность делать свой выбор. -

Я подчеркиваю - это вопрос перспективы. Пройдет эта каденция, мы доработаем свои четыре года, и потом уже, следующий парламент, может быть, внесет изменения в Конституцию, чтоб Президент избирался парламентом.

- То есть, очередные выборы Президента, 2010 года, пройдут по действующей схеме?

- Конечно. Ведь это эволюционный вопрос. Мы говорим стратегически. Это не сегодня. Потому что сегодня общество не готово, политикум не готов. Мы просто внесем очередной раздрай. Нужно время.

- Как вы прокомментируете опубликованное в пятницу заявление Виктора Тихонова о возможной смене лидера партии?

- Я думаю, что это его неправильно интерпретировали СМИ. У нас вопрос о смене лидера не стоял и не стоит, и, я думаю, в ближайшее время стоять не будет, поскольку партия очень сильна и в этом как раз очень весомый вклад Виктора Януковича.

- А кроме лидера, изменения в руководстве партии ожидаются?

- Что касается изменений, допустим, в политсовете, то это чисто эволюционный вопрос, как и в любой партии. Кто-то допустим, уже в возрасте, захочет остаться просто членом партии; кто-то, уйдя в Кабинет министров, понимает, что, имея большую нагрузку, нужно пока разгрузиться и дать возможность чистым политикам заниматься партией; молодежь надо подтягивать. Это рабочие моменты, которые не связаны с радикальной кадровой рокировкой.

- Вы говорили о дисциплине в партии, и в то же время случай с Огрызко, когда Янукович пообещал Президенту одно, а партия проголосовала иначе, свидетельствует о том, что не все так хорошо? Или как Вы объясняете этот случай?

- Дело в том, что коалиция все-таки решения принимает в жестком законодательном поле и в пределах регламентных норм работы парламента. Поэтому, для того, чтобы министра назначить, должно быть решение профильного комитета. Так уж получилось, что накануне, когда договорились и Президент и Премьер и глава Верховной Рады, оказалось, что правая рука в секретариате Президента не знает, что делает левая. Господин Балога, который больше занят партийными делами и организацией поездок Луценко по регионам, направил письмо в Верховную раду, где четко было написано, что просим перенести рассмотрение назначения Огрызко на неделю. И когда Тихонов вел комитет, то практически все уже хотели проголосовать «за». Но когда пришло письмо, то тогда даже БЮТ и «Наша Украина» сказали, что нужно перенести. И по просьбе оппозиции, комитет принял решение перенести рассмотрение вопроса на неделю. А то, что потом оказалось, что уже и не надо переносить, то это ж уже не наша беда. Это еще раз говорит о безалаберной работе Секретариата Президента во главе с Балогой.

- Михаил Васильевич, Янукович давал обещание не Балоге, а Президенту. Почему тогда коалиция прислушалась к бумаге, подписанной Балогой?

- Даже если есть какие-то договоренности, эти договоренности реализуются четко в соответствии с Конституцией, законами и регламентом работы Верховной Рады. Верховная Рада не имеет права рассматривать кадровые назначения, если нет решения комитета. А решения комитета не было.

- А как Вы видите сейчас решение этого вопроса, будет Огрызко министром?

- Я думаю, во вторник кандидатура министра иностранных дел будет внесена в зал. Во вторник или в четверг мы ее утвердим…. В понедельник назначена встреча Президента, премьера, главы Верховной Рады, там будет окончательное решение принято.

- Для чего эта встреча, если Партия регионов не отказывается от обязательства своего лидера утвердить Огрызко?

- Прошло время. Время динамично, ряд вопросов в сессионном зале рассматривался, рассматривались изменения в бюджет, это надо все обсуждать и учитывать…

- На этой встрече Партия регионов будет ставить вопрос о том, чтобы Президент поменял кандидатуру Огрызко на кого-то другого?

- Мы бы хотели, конечно. Дело в том, что не воспринимается Огрызко частью парламента… Я всегда такой пример привожу – мы хотим жить как в Америке. Но тогда нужно и оценку действиям политиков делать по американским стандартам. Ну, мог бы президент в Америке навязывать кандидатуру госсекретаря, которого абсолютно не воспринимает парламент? - Да такого быть не может! Хотя в Америке президентско-парламентская республика… Поэтому я в большей степени уверен, что это не Президент хочет Огрызко, а, опять таки, группировка войны в его окружении. Они пытаются нагнетать таким образом ситуацию, загонять ее в тупик, предлагают только Огрызко, зная, что он не проходит в парламенте. Им до лампочки – Огрызко или не Огрызко. Для них это возможность нагнетать ситуацию и подталкивать страну к досрочным выборам.

- Кого может предложить Президент, чтоб эта кандидатура устроила и его и коалицию?

- Я не исключаю возможности, что мы и за Огрызко можем проголосовать. Есть цена компромисса, а цена компромисса – это спокойствие в стране. Поэтому я не исключаю то, что мы можем проголосовать и за Огрызко. Но, по большому счету, Президенту наверное надо было бы отмахнуться от этой банды войны и выдвинуть… У нас как раз в области внешнеполитической деятельности есть много талантливых дипломатов. Номер один, если брать по рейтингу, это господин Грищенко, - это бывший министр иностранных дел, бывший посол в США. Второй – господин Чалый. Это бывший первый заместитель министра иностранных дел, был послом, сейчас первый зам главы Секретариата Президента. Это господин Ельченко, который был послом в Австрии. Это тот же Роман Шпек. Есть у нас целая плеяда украинских дипломатов, которые не так одиозны, которые нормально воспринимаются в парламенте. Ведь как Тарасюка так и Огрызко, - их даже в среде «Нашей Украины» не все поддерживают. Поэтому хотелось бы, чтоб если идти на встречу, то найти кандидатуру менее одиозную и снять напряжение с этого вопроса.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: