Вверх

«Партия регионов не является партией единомышленников. Но пока еще ее единство сохраняется благ

С легкой руки депутатов Донецкого городского совета в обществе опять всплыла наболевшая языковая проблема. При этом фигурантами очередной словесной потасовки, как ни парадоксально, стали, в частности, члены одной партии, и притом – Партии регионов. Все происшедшее «отображает те тенденции, которые существуют в Партии регионов, пророссийскую и умеренную, готовую на компромисс» и свидетельствует о мировозренческой неоднородности «регионалов». Так считает доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник Института социальной и политической психологии Академии педагогических наук Украины (Киев), специалист по вопросам массовой психологии Вадим Васютинский, с которым беседовал корреспондент «Острова».

В настоящее время Партия регионов достаточно дискредитировала себя своими действиями в правительстве. При этом, однако, как показывают результаты соцопросов, она до сих пор остается лидером симпатий среди населения. Чем это можно объяснить?

Сегодня массовое сознание украинцев упорно неизменно. Я имею ввиду, что в настоящее время навряд ли произойдет такое событие, которое сможет принципиально и существенно изменить массовое сознание, массовые симпатии. Из всех возможных изменений, которые можно бы было ожидать, в случае досрочных выборов, к примеру, реально падение рейтинга «Нашей Украины». Что касается БЮТ и «регионов», то у них рейтинг несколько возрастет. Незначительно изменится также рейтинг коммунистов, так что неизвестно, пройдут ли они в парламент. Ситуация такова, что широкие массы, не зная, на кого ориентироваться, останавливают свой выбор на том, что им хорошо известно. То есть, я сказал бы, из пяти зол выбирают наименьшее.

То есть, надо понимать - что бы не творили на своих постах «регионалы», никакой «остракизм» им не угрожает?

Для того, чтобы они окончательно утратили свою популярность, нужно больше времени. Кроме того, нужно, чтобы они терпели значительные неудачи. Ведь на самом деле, когда голосовали за Януковича, и за Партию регионов, только четвертая или пятая часть их электората была действительно в восторге от них. Основная же масса, как это хорошо можно было проследить на президентских выборах, голосовала не за Януковича, а против Ющенко. Против националиста Ющенко, и так далее. Например, в середине 2004 года, когда рейтинг Ющенко достигал 20 %, у Януковича он не превышал 6 %. До выборов рейтинг Януковича медленно возрастал, именно как реакция на популярность Ющенко. Где-то перед первым туром президентских выборов разница между ними была наименьшей: приблизительно 3 % в пользу Ющенко. Но сегодня невозможно надеяться на приход какого-то нового политика или политической силы. В значительной мере этому также способствуют разочарования всех предыдущих выборов. С одной стороны, это неминуемо, потому что значительная часть избирателей закономерно разочаровывается в своих избранниках. А с другой стороны, особенность современного этапа развития страны составляет то, что ни одна политическая сила и не способна оправдать возложенных на нее надежд. Поэтому граждане голосуют, прежде всего, для того, чтобы не допустить победы совсем уже несимпатичного им кандидата.

Кроме того, мы наблюдаем ситуацию, когда люди идут на выборы, не имея никаких определенных симпатий, хотя, в нормальной ситуации, он могли бы в таком случае не голосовать вообще. Этому способствует региональное разделение Украины по идеологическим признакам. И по этой причине тут действует эффект регионального единения: когда в группе существует склонность к определенной тенденции, в случае обсуждения соответствующей проблемы эта тенденция распространяется и становится более экстремальной. Если бы сторонники различных политических сил были равномерно распределены по всем регионам страны, то не было бы такого упорства в голосованиях, да и регионального противостояния, понятно, не было бы.

Сегодня в прессе снова разгорелись дискуссии касательно русского и украинского языков. Примечательно, что участниками этих дискуссий стали представители одной политической силы – Партии регионов. Нужно ли понимать, что на этой основе внутри нее произошел своего рода раскол?

Ситуация в Украине сложилась так, что партии, которые педалируют только языковой вопрос, не имеют никаких шансов на победу в выборах. И это, в принципе нормально, поскольку значит, что граждане не зацикливаются на языковых вопросах. Однако партии, которые не касаются этой проблемы, тоже теряют голоса избирателей. Суть в том, что вопрос языка является в некотором понимании чисто поверхностным, а в основе его лежит проблема идентичности, в частности, русскоязычных граждан. В советскую эпоху россияне считались как бы немного лучшими, чем другие народы. Поэтому многим украинцам казалось, что, если перестать быть украинцем, а стать хотя бы русскоязычным, а еще лучше – русским, то станешь как бы несколько лучшим человеком, несколько более достойным. Сейчас ситуация изменилась, и оказывается, что престижно быть украинцем, а русским в Украине – уже менее престижно. Однако идентичность, то есть глубинное восприятие себя как представителя определенной группы, осталась. Рядовой человек не догадывается об этой идентичности, но при этом очень ее лелеет. Потому что один из наибольших наших страхов – это страх утраты идентичности. Когда же возникает такая угроза, идентичность, которая сама по себе сложно поддается обсуждению, воплощается на таком более очевидном уровне, как язык. То есть русский язык становится выразителем тех глубинных переживаний своей идентичности, и поэтому угроза ей воспринимается как угроза языку.

Так вот, для Партии регионов защита русского языка, то ли из принципиальных, то ли из тактических соображений, является одним из наиболее важных вопросов. Но Партия регионов пытается стать всеукраинской партией, и в ней понимают, что обойтись без определенных реверансов, определенных уступок в адрес украинского языка нельзя, и большинство ее лидеров это понимание демонстрирует. Они неплохо овладели украинским языком, и публично перешли на него. То, что в Партии регионов пребывают Герман и Черновол, правильно со стороны руководства партии. Однако это также показывает, что «регионы» в определенной мере неоднородны, по мировозренческим позициям ее членов. Конечно же, она не является партией единомышленников. И в этом отношении Партия регионов не хуже, чем БЮТ или «Наша Украина». Пока еще ее единство сохраняется благодаря другим факторам: стремлению оставаться при власти, материальным интересам ее членов и т.д. Поэтому языковой вопрос не составляет главной угрозы ее расколу.

Как тогда нужно понимать последнее обращение депутатов Донецкого горсовета в адрес львовских и тернопольских коллег и последовавшие после него заявления автора этого обращения?

Никто никогда не слышал об этом Левченко. Я думаю, что это был способ просто прославиться. Для определенной части русскоязычных граждан вопрос языка очень раздражающ. Если им кажется, что проблема русского языка решается очень медленно, или пользуется успехом украинизация, это вызывает разочарование. Эти самые проблемы характерны и для сторонников украинского языка. Поэтому с одной или с другой стороны могут прибегать к неадекватным действиям. Это заявление было таким вот эмоциональным всплеском. Я не думаю, что тут был тонкий расчет на что-либо. Собственно, заявлений такого типа с разных сторон было так много, что последнее уже не играет никакой роли. Меня немного удивляет то, что нет реакции со стороны галичан. Дело в том, что их тоже легко спровоцировать на определенные акции по поводу языка. Вообще же такие заявления могут взволновать разве что прессу, и слегка зацепить политиков, а основную массу населения они вряд ли затронут. В такой ситуации дебаты двух политиков на одном из каналов центрального телевидения были бы значительно более резонансными. Поэтому я бы не переоценивал значения таких заявлений. Если только они не являются одним из пунктов какого-то грандиозного наступления на языковом фронте, и за ними не последуют другие такого типа акции из Донецка, из Крыма. Поскольку массовое сознание уже столько раз возмущалось этой проблемой, и в определенной мере устало, это не означает, что оно совсем перестало на них реагировать, оно и далее реагирует, но уже не так существенно. Это пройдет так, как еще одно событие среди многих.

В последнее время руководство Донецкой области приложило много усилий, чтобы наладить отношения Донетчины с западными регионами страны. И получается так, что в один день депутаты горсовета перечеркнули все, что длительное время нарабатывалось ранее…

Я бы так не переоценивал этого события. Однако оно отображает те тенденции, которые существуют в Партии регионов, пророссийскую и умеренную, готовую на компромисс. Поскольку Партия регионов, ее руководство, явно демонстрируют готовность идти на компромисс и брататься с Западной Украиной, с украиноязычной Украиной, это вызывает разочарования, страхи, неудовольствие, амбиции у пророссийски настроенных ее членов.

Возвращаясь к партиям. В настоящее время «Наша Украина» и БЮТ демонстрируют желание объединиться. С другой стороны, резко падает рейтинг СПУ. Можно ли на основе этих процессов сделать вывод, что в Украине активно идет формирование двухпартийной системы? И, если так, что это значит для Украины?

Во-первых, касательно объединения БЮТ и «Нашей Украины». Я думаю, что это – одно из многих их «объединений». Оно несколько ситуативно, кроме того, у них разные тенденции. Во-вторых, положение Соцпартии не настолько катастрофично. Дело в том, что СПУ – это, прежде всего, партия Александра Мороза. После его так называемого предательства его рейтинг упал незначительно. Мороз – человек не глупый, он смог объяснить все, что сказал или сделал, и этого было достаточно, чтобы его сторонники поверили ему и далее продолжали за него голосовать.

Говоря о двухпартийной системе: я думаю, это было бы очень хорошо. Другое дело, насколько мы далеки по своей структуре, состоянию, статусу, помыслам и так далее до среднестатистической европейской страны. Нам бы нужно было постепенно дозреть до такой системы. А она складывается у нас как-то стихийно и неупорядоченно. Это означает, что она будет недостаточно устойчивой. Главным условием, чтобы у нас состоялась более или менее цивилизованная двухпартийная система, я считаю поражение коммунистов. Другое дело, на основе каких массовых настроений должна состояться эта двухпартийная система. На сегодня достаточно четких предпосылок для этого нет. Из года в год массовые политические настроения дифференцируют два основных вектора: экономический (по линии капитализм – социализм) и мировозренческий, национальный (по линии Украина – Россия). Первый – более мощный, он отображает отношение граждан к реформам, приватизации, и, главным образом, к колхозам и т.д. Во втором случае центральный вопрос – это вопрос языка. Тут такой парадокс: когда в социологических опросах гражданам предлагается перечень проблем, которые их беспокоят, доминируют цены, зарплата, безработица и др. А проблема украинского или русского языка набирают 7-10 %, максимум – 12 %, с обеих сторон. И в перечне этом занимает она место десятое. А в реальности получается, что вопрос языка значительно более раздражающий, фактически центральный. Этот второй фактор, украинско-российский, для массового сознания более очевиден, поскольку разбираться в различных экономических вопросах людям сложновато. Перед выборами проблема языка обостряется, поскольку политики эксплуатируют это качество массового сознания.

По названным двум факторам распределяются основные политические силы: Партия регионов (капитализм, Россия), БЮТ (социализм, Украина), «Наша Украина» (капитализм, Украина), Компартия (социализм, Россия). СПУ находится где-то ближе к центру. На каких основаниях могут объединиться эти силы? «Наша Украина» и БЮТ – на основе проукраинских настроений, «Наша Украина» и «регионы» – на основе либерального капитализма, «регионы» и коммунисты – на основе пророссийских настроений. Что может объединить коммунистов и БЮТ? Это неприятие капитализма, приватизации и т.д. Социалисты находятся между этими четырьмя силами, и могут примкнуть к любой из них. Массовое сознание также наибольшей мерой сосредоточено вокруг центра. Массовое сознание украинского общества наибольшей мерой является социально-демократическим. Если спросите, почему граждане Украины не голосуют за социал-демократические партии, ответ очень прост. Во-первых, эти партии только называются социал-демократическими, и необязательно, что они таковыми являются. А, во-вторых, массовое сознание пока еще само не догадывается, что оно – социал-демократическое. А фактически носителями социал-демократической идеологии в Украине являются Александр Мороз и БЮТ.

Классическая двухпартийная модель состоит в том, что две партии конкурируют по линии социализм-капитализм. Одна партия – более социалистична, другая – более капиталистична, или либерально-демократична. У нас становление двухпартийной системы усложняется еще и наличием второго фактора – национального. Если бы у нас все политические силы были в одинаковой мере или проукраинскими, или пророссийскими, такая система должна была бы сложиться быстрее. У нас же этот фактор – второй по значимости, а перед выборами – первый, поэтому сложнее найти две силы, которые могут нормально конкурировать. И хотя массовое сознание тяготеет преимущественно к центру, есть еще две позиции, к которым оно приближается: это позиция коммунистов и позиция «Нашей Украины», как ни парадоксально. И только влиянием посторонних факторов, лидеров, и т.д., обусловлено то, что большую популярность в Украине имеют «регионы» и БЮТ. Все это приводит к тому, что «регионы» начинают постепенно сдвигаться в сторону «Нашей Украины», то есть становятся менее пророссийскими. БЮТ балансирует между социал-демократической и национал-коммунистической идеологией.

На основе всего этого можно сделать дальнейшие прогнозы касательно будущих союзов. Для того, чтобы в Украине сложилась двухпартийная система, нужно, чтобы Партия регионов еще более приблизилась к «Нашей Украине», а БЮТ – к КПУ. В таком случае коммунисты и «Наша Украина» перестают быть нужными. «Нашей Украине» остается приблизиться либо к Партии регионов, либо к БЮТ. Коммунисты, они будут всегда, но, я надеюсь, на обочине, и общественной мысли, и общественной жизни. Главное – преодолеть языковую проблему.

По Вашему мнению, возможно ли ее преодолеть? Каким образом?

Формула достаточно простая. Компромиссный вариант – это государственный статус украинского языка по всей территории Украины, плюс официальный статус соответствующего языка в регионах, где более 20 % жителей составляют представители других национальностей. Это правило ничем не угрожает украинскому языку. Регионов, где, к примеру, россияне составляют более 20 %, в Украине совсем немного. То, что «оранжевая» власть не брала на себя такой инициативы – это ее большой просчет. Перед украинским государством также есть обязанность политическая и моральная – это защита татарского языка в Крыму. А далее должна быть разработана специальная схема употребления языков в различных регионах, и ей надо будет следовать неизменною. Это потребует значительных средств, но зато снимет социальное напряжение.

Другой вопрос, в продолжение темы о двухпартийности. Сегодня все ключевые должности в государстве заняты представителями Партии регионов. Попытки других политических сил получить, или даже сохранить, власть всячески блокируются. Не несет ли это угрозы узурпации власти так называемым «донецким» кланом?

Я очень сомневаюсь, что Партия регионов может узурпировать власть. Дело в том, что в такой ситуации, когда общество не является единодушным в отношении той или иной политической силы, взять на себя абсолютную власть можно разве что путем мощных репрессий. При открытых границах это невозможно. Все попросту сбегут. Нужно закрывать границы, изолироваться от внешнего мира. При этом порвутся все экономические связи. Такого не может быть. Тоталитарные режимы типа сталинского или гитлеровского свойственны только двадцатому столетию. Дело в том, что в начале прошлого века сформировалась система информации с центральным вещанием и с государственной монополией на нее. С одной стороны, государственная информация распространялась по всей стране, а с другой – ей не было никакой альтернативы. В наше время такие режимы просто невозможны, по простой причине: нет монополии на информацию. Украинское общество, возможно, и готово в определенной мере воспринять тоталитарный режим. Но на западе тоталитарный режим – один, а на востоке – другой. Двух тоталитарных режимов быть не может.

В настоящее время много говорится о новых общественно-политических проектах, Луценко и Катерничука. В частности, весной ожидается так называемый «марш протеста», организованный «Народной самообороной». Есть ли у них какие-либо серьезные перспективы?

Сегодня в Украине не может произойти успешное развертывание массовых процессов. Майдан может повториться только лет через десять – пятнадцать, если для этого будут основания. В обществе не бывает так, чтобы такие возмущения массового сознания происходили чаще. Поэтому я посоветовал бы этим политикам не делать таких громких заявлений. Кроме того, ни Катеринчук, ни Луценко не представляются мне достаточно сильными политиками, которые смогли бы создать достаточно серьезную альтернативу существующим политическим лидерам. Луценко уже в значительной мере себя скомпрометировал, пребывая на посту министра внутренних дел. Он тоже был одним из винтиков механизма разочарования в «оранжевой» власти, поскольку был одним из ее обликов. Он ездит, собирает людей. Но так же точно собирала людей и Витренко. К нему готова присоединиться часть «оранжевого» электората, готовая протестовать. Возникает опасение, что Луценко возьмет на себя роль «оранжевой» Витренко. Сегодня его рейтинг, к тому же, не очень высок: не выше 2 – 3 %. Катеринчук также не представляется мне сильной личностью или достаточно самостоятельным лидером. Он не создает впечатление решительного политика.

Главный фактор, который будет определяющим в этом вопросе, это успехи Партии регионов в экономике. А эти успехи прослеживаются. Экономическая политика Януковича более эффективна, чем, например, была политика Тимошенко. Все остальное зависит от того, как много в «регионах» будут красть. Янукович явно хочет угодить украинскому народу, хочет стать прогрессивным политиком и явно старается, вопрос только в том, согласятся ли поддержать его те ребята, которые привели его к власти. И согласятся ли они сдержать свои аппетиты и работать на рейтинг Януковича. И важно, как на все это отреагирует массовое сознание. Массовое сознание сейчас более склонно реагировать вяло. Все уже очень устали. Но в такой ситуации усилилась опасность экстремистских выступление небольших групп населения. Небольших, но отчаянных. Тут определенный простор для Луценко есть. Как и для Витренко.

Беседовала Ю. Абибок, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: