Пятница, 19 октября 2018, 21:191539973180 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Горе победителям

Несколько лет назад один политтехнологичный журналист сказал замечательную фразу: «Представим самый худший вариант: мы победили». Действительно, украинские политики и украинские политические проекты переживают победы едва ли не тяжелее, чем поражения. Если проиграли — они все-таки иногда могут найти в себе силы собраться и добиваться реванша. Если выиграли — зачастую просто не знают, что с этой победой делать. Через это прошли народные демократы — после того как «свалили» Лазаренко и сколотили самую крупную фракцию в парламенте, зеленые — когда неожиданно для самих себя прорвались в парламент, СДПУ(о) — в одночасье превратившись в «партию администрации президента». «Наша Украина» подобный синдром умудрилась пережить дважды — после сокрушительной победы на парламентских выборах-2002 и оранжевой революции. Теперь похоже, настал черед Партии регионов.

Занимательная партология

Чтобы понять причины специфической «болезни» отечественных партий, нужно вспомнить, чем они отличаются от своих «тезок» — партий западноевропейских. К западу от Буга (или Одера — польскую политическую систему пока не будем брать за образец) партии создаются, как правило, с одной целью — добиться выполнения определенной программы. Социалисты, скажем, не просто обещают избирателям бороться с безработицей, повышать пенсии или сделать образование бесплатным, они действительно к этому стремятся — даже если для этой цели нужно пойти на какие-то не очень популярные меры, к примеру, повысить налоги. А либералы требуют снижения налогов не только для того, чтобы за них проголосовал «средний класс». Они действительно этого хотят. И искренне верят, что интересами малоимущих для осуществления такой благородной цели можно и поступиться. Конечно, на практике все выглядит не так грубо. Естественно, каждая партия пытается преподнести свои взгляды в более привлекательной упаковке и обязательно дает, так сказать, «в нагрузку» предвыборные обещания. Но в случае победы на выборах и формирования «своего» правительства она прежде всего пытается выполнить собственную программу.

Проблема украинских партий состоит в том, что такого рода программ они, как правило, не имеют. И цель своего существования могли бы вполне описать формулой Бенито Муссолини: «Наша программа очень короткая. Прийти к власти». Когда эта — главная и единственная — цель достигнута, делать партийцам… попросту нечего. Если, конечно, не считать тех из них, которые становятся после победы чиновниками и реализуют свою «индивидуальную программу личного обогащения».

Партия регионов, впрочем, на фоне других политических образований выглядит не так уж и плохо. Конечно, о внутренних мотивах «отцов-основателей» ПР мы можем только догадываться. Но те, кто к ним присоединился или просто поддерживал регионалов на выборах, имеют вполне оформленные политические взгляды. Если не государственный статус русского языка, то сворачивание курса на «украинизацию», если не союз с Россией, то хотя бы «нормализация» отношений с Москвой, признание за южными и восточными областями статуса «кормильцев всей Украины», «забота об отечественном производителе», возвращение к ценам 2004 года и щедрой социальной политике Януковича-кандидата в президенты, чеканная формула «улучшение вашей жизни уже сегодня». В общем, если не программа, то хотя бы её контуры у Партии регионов есть. Другое дело — можно ли её осуществить на практике? Есть ли желание? И, наконец, люди, способные воплотить её в жизнь?

И пусто, и густо

С последним у регионалов особенно сложно. Во-первых, несмотря на заверения, что на каждую должность у «бело-синих» есть по нескольку кандидатов-профессионалов, скамейка запасных у ПР оказалась на удивление короткой. Можно, конечно, объяснить массовый призыв во власть эсдеков, народных демократов, народников и беспартийных широтой души премьера, его благодарностью тем, кто не бросил в трудную минуту, или попыткой создать «личную гвардию» из людей, обязанных Януковичу лично. Но факт остается фактом — многие властные вакансии до сих пор не заполнены только потому, что у регионалов нет подходящих людей.

С другой стороны, во фракции ПР в Верховной Раде, не говоря уже о местных советах, оказалось огромное количество просто случайных людей. Ведь перед выборами регионалы рассчитывали получить в парламенте 130—140 мест. Вышло — 186. Часть ушла в исполнительную власть. И теперь в бой вступают люди уже из третьей сотни списка, куда, по признанию самих штабистов, записывали едва ли не всех желающих. На местах, говорят, кое-где списки вообще закончились и места в советах попросту пустуют. И для руководства партии это, между прочим, далеко не худший вариант. Ведь даже удерживать под своим контролем такую огромную разношерстную депутатскую армию непросто. А уж требовать от неё выполнения неких программных установок — тем более.

Виктор Тихонов во вторник в открытую пожаловался: руководство регионалов практически не имеет рычагов влияния на тех, кого избрали по спискам или при поддержке ПР. Максимум — «разговор по душам» или удар кулаком по столу. Но такая педагогика помогает мало. Тем более что многие региональные элиты просто обижены на регионалов за их кадровую политику. Ведь голосовали за ПР не только Донбасс, но и Харьков, и Днепропетровск, и Крым с Причерноморьем. А после победы большинство портфелей почему-то досталось именно выходцам из Донецка. Евгений Кушнарев, к примеру, возглавлял избирательный штаб, но подходящей должности даже для него не нашлось.

И это при том, что именно Кушнарев долгое время сдерживал недовольство «недонецких» регионалов, выступая своеобразным связным между элитами других областей и «донецкими». После его гибели это место осталось вакантным. Не Герман же с Чорновилом его занимать!

Нельзя сказать, что Янукович и «отцы-основатели» не понимают опасности такого вакуума. Но достойной фигуры на место Кушнарева у них просто нет. Говорят, от отчаяния даже попытались привлечь человека со стороны. Но ни один из кандидатов, специалистов по «теневой коммуникации», не подошел. Руководству ПР нужен человек, который был бы для местных элит своим, желательно — хозяйственником с солидным опытом руководства на региональном уровне, но не связанный напрямую с родиной премьера. Ни Александр Волков, ни уж тем более Виктор Медведчук этим критериям не соответствуют.

Правда, общий язык не всегда находят даже первые лица партии. Часть регионалов — и в парламенте, и в исполнительной власти — ориентирована на Януковича, большая часть фракции — на Ахметова. И если были такие времена, когда лидер партии и самый богатый человек Украины поддерживали друг друга во всем, то они давно позади. В последний раз для того, чтобы прийти к консенсусу, им пришлось лететь в Давос. Почти как палестинцам с израильтянами, которые тоже выбрали Швейцарию в качестве «нейтральной территории» для переговоров.

Навстречу съезду

Помочь регионалам выйти из сложившейся ситуации мог бы съезд партии, назначенный еще на осень, но затем перенесенный на полгода. Удивительно, но журналисты узнали о переносе едва ли не случайно — просто поинтересовались, когда же Калашникова будут исключать из партии. Оказалось — не раньше весны. Разумеется, история с «кулачным бойцом» — не единственный пункт повестки дня. Возможно, что до него вообще руки не дойдут. Ведь регионалам нужно решить, что делать с партийной структурой и чем её занять, пока не началась предвыборная кампания.

Смерть Кушнарева уже откорректировала эти планы. Ведь именно его считали если не главным идеологом партии, то по крайней мере человеком, способным внятно сформулировать программные установки ПР — те самые, о которых активисты партии догадываются скорее интуитивно. Конечно, и без бывшего харьковского губернатора у регионалов есть кому поговорить о федерализме и правах русского языка, но достаточно сравнить речи Кушнарева с выступлениями того же Тихонова, чтобы понять — потеря для партии очень серьезная. Конечно, в запасе есть еще Дмитрий Табачник, но он пока не стал для «сине-белых» полностью своим, и не имеет той харизмы трибуна, которая была у Кушнарева.

Все остальные «партийные генералы» — ярко выраженные прагматики, и даже бравируют этим. Но прагматизм не может заменить идеологию, скорее, наоборот, — чем прагматичнее и эгоистичнее ведут себя политики, тем менее идеологичными они становятся. А значит — отдаляются от избирателей, с которыми они связаны не интересами (какие общие интересы могут быть у крупных собственников и депутатов с миллионами «рядовых» сторонников ПР?), а общими ценностями и идейными установками.

Этим в общем-то можно объяснить и снижение рейтингов регионалов. Чем больше они становятся властью, тем меньше рвения в выполнении предвыборных обещаний (значительная часть которых, к тому же, вообще невыполнима). А раз так — все больше становится разочарованных в партии и ее способностях.

Выхода из такой ситуации может быть два — или партия возвращается к своим изначальным установкам, оставляя прагматиков во власти и одновременно дистанцируясь от них, или партия переформатируется, создавая по сути новый бренд и рассчитывает на совсем других избирателей. В первом случае, разумеется, существует риск потерять контроль над партией, зато во втором есть опасность уступить привычную электоральную нишу более агрессивным «левым» и «русофильским» партиям вроде ПСПУ и не получить ничего взамен.

Лидер партии или премьер Украины?

Впрочем, если у партии хотя бы теоретически есть выбор между двумя вариантами, Янукович просто вынужден менять идеологическую окраску. Если, конечно, он хочет быть премьер-министром Украины, а не только её южных и восточных областей, и уж тем более — если задумывается о президентской должности. В конце концов, такую эволюцию пережили и Кравчук, и Кучма. И «не пережил», к сожалению для многих своих сторонников, Ющенко.

В определенной степени в этом заинтересовано и украинское общество в целом. Как бы ни относились к Януковичу его сторонники и противники, если он не будет меняться — это значит, что на ближайших выборах нас снова будет ждать противостояние «двух берегов Днепра». Даже если это не будет сознательной технологией. Даже если авторы идеи роликов про «три сорта» на этот раз будут работать (если уже не работают) в штабе Ющенко. Правда, пока все идет к тому, что самому Ющенко в будущих баталиях уготована в лучшем случае роль союзника одной из сторон, а главный разлом будет происходить по линии Янукович—Тимошенко.

Заинтересован ли в этом премьер? Вряд ли. Даже подыгрывание БЮТ в вопросе об оппозиции и императивном мандате отнюдь не означает, что Янукович хочет столкновения с Тимошенко лицом к лицу, без «третьих лишних». Слишком рискованная это игра. Да и соратники премьера недаром так дорожат политреформой — в украинской политике игры, в которых «победитель забирает все», становятся все менее популярными.

А раз так — Януковичу придется стать другим. Причем очень быстро — по большому счету, до выборов 2009 года не так уж много времени. Сделать это будет очень непросто. У всех перед глазами пример Ющенко, который и на президентском посту остался вождем оранжевой революции и лидером «Нашей Украины». А ведь Януковичу психологически меняться еще сложнее. И сложнее дистанцироваться от Партии регионов, которая, в общем-то, и обеспечила ему возвращение в большую политику. Но делать это придётся, поскольку ПР пока не стала и вряд ли до 2009 года станет действительно общенациональной партией.

Разумеется, премьер — еще и лидер антикризисной коалиции. Но коммунисты и сами сильны разве что в тылу у регионалов. А позиции социалистов в центре Украины серьезно подорваны наступлением БЮТ. Так что рано или поздно придется искать новых, может быть, даже неожиданных союзников. И, кстати, Януковичу сейчас совсем не с руки конфликтовать с президентом. Наоборот. Ющенко ему нужен. И не только как полномочный представитель Украины за рубежом. В общем-то премьер это понимает. Люди сведущие знают, как трудно Януковичу сдерживать свои эмоции. Тем не менее за последние месяцы он ни разу не задел словом персонально президента. Учитывая, что именно на эти месяцы пришлась и бюджетная эпопея, и истории с Луценко, Тарасюком и Гриценко, не говоря уже о законе о Кабмине, невольно вспоминаются слова известного киногероя: «я не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть». В принципе тактика борьбы за власть, избранная Януковичем, реализовывается по принципу Ющенко: «Не словом, а делом»... А в украинской политике двери в переговорные комнаты вернее закрывают слова, нежели дела.

Конечно, «перепозиционирование» Януковича, сотрудничество премьера с президентом и попытка найти общий язык с местными элитами «по эту сторону Днепра» многим в Партии регионов может не понравиться. Но это не повод подозревать премьера в предательстве. Скорее, наоборот, — стимул для поиска самостоятельной роли регионалов в украинской политике. Если поиски будут успешными — это будет первый пример, когда «партия власти» станет просто партией. В европейском понимании этого слова. Будет забавно, если на этом пути регионалы опередят национал-демократов, так активно использующих слово «Европа» в партийных названиях и программах.

Алексей Мустафин, "Зеркало недели", №4(633), 3-9 февраля 2007 г.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: