Вверх

Игра на выживание — авария в Краснодоне может оказаться не последней

Авария на шахте в Краснодоне снова заставила чиновников и владельцев шахт задуматься над проблемой безопасности шахтерского труда. Пятеро шахтеров погибли, двое умерли в больнице, еще пятеро пока балансируют на грани между жизнью и смертью.

За годы независимости из забоя не вернулись более 4,5 тысяч горняков. Самая страшная авария произошла на шахте имени Баракова в 2000 году — тогда подземный взрыв метана унес жизни 80 человек. Уголь, добываемый сегодня на донбасских шахтах, с полной уверенностью можно назвать «кровавым»: каждый миллион тонн «стоит» четыре шахтерских жизни. По данным, которыми на сегодня располагают статистические службы Госдепартамента промышленной безопасности, охраны труда и горного надзора, число горняков, погибших с начала года в результате подземных аварий на угледобывающих предприятиях Украины, уже превысило 150 человек, и в Госпромнадзоре прогнозируют, что «это — не предел».

Во времена Советского Союза статистика смертности в угольной промышленности по сравнению с нынешней была ниже в 4-5 раз, и за каждый миллион тонн выданного «на-гора» угля гибнул в среднем один шахтер. Как поясняют специалисты, это связано с тем, что оборудование шахт системами безопасности производилось централизованно, под жестким контролем государства. Руководитель угольного предприятия не мог позволить себе закупать и устанавливать шахтные вентиляторы как получится, потому что за срыв планового обновления оборудования ему грозило снятие с должности, а то и тюремный срок. С другой стороны, государственные дотации на техническое перевооружение шахт также поступали бесперебойно. Хотя проблема начала зарождаться именно тогда. Начиная уже с 1975 года темпы обновления шахтного фонда постоянно замедлялись, снижались объемы инвестиций в развитие отрасли. Из-за такой политики с 1981года начала обнаруживаться отрицательная тенденция. С 1991 года произошло обвальное падение производственных мощностей, которое привело к резкому уменьшению добычи угля и увеличению смертоносности шахт.

Однако, в советское время распространенные сейчас случаи покупки шахтами неисправных самоспасателей у «левых» фирм, было все-таки невероятным. Тогда в случае аварии на производстве директору шахты светила «отсидка», что заставляло «угольных генералов» серьезно относиться к безопасности труда. Чаще всего причиной аварии становится взрыв метана. В наших шахтах добываются коксующиеся угли, залегающие на глубине до 800 метров, и неизменным спутником высококачественного угля является этот смертоносный газ. Под ногами жителей Донбасса, по оценкам геологов, залегает до 13 триллионов кубометров метана. Взрывы происходят чаще всего там, где устаревшие системы вентиляции не успевают откачивать газ, и взрывоопасная концентрация держится под землей до первой случайной искры.

Как заявил в ходе своей чат-конференции руководитель ДонУГИ профессор Борис Грядущий, «Донецкий бассейн, один из первых в мировой практике добычи угля столкнулся с опасностями вредного производства, связанными с углублением горных работ, увеличением метаноностности угольных пластов и окружающих пород, выбросоопасностью, самовозгораниями угля, повышением горного давления. Учёные Донбасса все годы, даже в последние, когда снизилось финансирование науки, решали эти проблемы, накопили большой опыт, который используется во всём мире. Крупные аварии прошедшие на шахтах в последние годы, побудили правительство разработать специальные постановления по финансированию работ, обеспечивающих повышение безопасности работ шахтёров, за счёт бюджета». И аварий на шахтах в последние годы действительно стало меньше. Однако и острота вопроса, внимание к этой проблеме заметно снизилось. Сработал ментальный славянский принцип – «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И он грянул. В Суходольской…

«Достаточно сказать, что от валового обьема угольной отрасли только две тысячных процента выделяются на финансирование науки. В то время как в мировой практике 5-7%», - подчеркнул Б. Грядущий.

Вселяет надежду лишь то, что мы пережили период безвластия и бесхозности в экономике страны. Украина постепенно выходит на цивилизованный путь ведения бизнеса, многие угольные предприятия обрели частных собственников. И владельцы шахт, исходя, в первую очередь, из экономической целесообразности, а может и из боязни «прославиться», начинают переоборудовать их, повышая уровень безопасности работ. Топ-менеджеры угольных гигантов, находящихся в частной собственности, неоднократно жаловались на придирки Госпромнадзора, но выполняли все требования к безопасности труда.

По словам заместителя директора по производству Красноармейского машиностроительного завода, специализирующегося на выпуске газоотсасывающих вентиляторов, вентиляторов местного проветривания и агрегатов пылеподавленияВадима Колпакова спрос на новейшие средства безопасности в последнее время усилился.

«Прежде всего, позитивную тенденцию подтверждает спрос на новейшие средства безопасности. Речь идет о системе контроля над концентрацией газа метана и, конечно же, о средствах вентиляции, дегазации, пылеподавления и пожаротушения, для горнодобывающих предприятий. Важнейшей мерой по предотвращению и ликвидации взрывоопасных концентраций метана является эффективная вентиляция горных выработок и примыкающих к ним территорий. В выработках, тоннелях, где установлены вентиляторы (ВМЦГ 7М, ВМЭ 2-10 и др.), как правило, удается предотвратить трагедии», — уверяет Вадим Колпаков.

В целом, констатируют эксперты, прибыльные шахты достаточно интенсивно проводят техническое перевооружение, направленное на предотвращение взрывов метана. Многие из этих шахт (в том числе и печально известная шахта им. Засядько) начали пользоваться современными средствами для предотвращения взрывов газа метана. В то же время убыточные шахты и шахты с высокой долей госсобственности не могут позволить себе даже стабильную выплату зарплаты, не говоря уже о переоснащении и системах безопасности. На требования контролирующих органов государственные угольные предприятия пишут письма в Минуглепром о недостаточном бюджетном финансировании. Общегосударственные программы безопасности труда на угледобывающих и шахтостроительных предприятиях принимались несколько раз: вице-премьерами Тимошенко и Дубиной, премьерами Кинахом, Януковичем, опять-таки Тимошенко и Ехануровым. Последняя программа предполагала вложение в системы безопасности шахт полмиллиарда гривен ежегодно. Правда, подобные намерения правительства из-за своей непрозрачности, всегда вызывали определенное недоверие в обществе, особенно критиковались народными депутатами. Например, социалист Иосиф Винский неоднократно обвинял все украинские правительства в том, что «миллионы бюджетных средств, которые ежегодно выделяются на угольную отрасль, не попадают по назначению, и поэтому в значительной степени не решаются проблемы безопасности шахт». «Когда свыше 10% государственного бюджета ежегодно выделяется на угольную отрасль, и при этом сотни людей погибают - это ненормально», — заявлял Винский.

Решение проблемы безопасности труда горняков затруднено не только нехваткой необходимых средств на шахтах, но и дефицитом предложения на этом специфическом рынке. В бытность главой НАК «Уголь Украины» нынешний замгубернатора Донецкой области Александр Хохотва столкнулся с этой проблемой. Внедряемые тогда системы безопасности, по смогли предотвратить потенциальные аварии на шахтах «Трудовская» и «Щегловская-Глубокая». Если бы эти системы начали устанавливать чуть раньше, - заявил тогда Хохотва, - удалось бы избежать аварий на шахтах «Краснолиманская», «Октябрьская» и имени Засядько.

В Украине единственный производитель специализированного оборудования для угольных шахт — Красноармейский машиностроительный завод, среди местных жителей известный как «завод систем пылеподавления». Да и ему пришлось во время экономического кризиса сократить штат с полутора тысяч работников до 80 человек, и пройти те же «круги ада», что и большинству донбасских предприятий в начале 90-х: нерегулярная зарплата, отсутствие заказов, неопределенность правового статуса и отсутствие всякой уверенности в завтрашнем дне. Позднее, когда предприятие стало на ноги, ему пришлось отбиваться от рейдерских атак, о чем наше издание уже сообщало в материале «Боевые» 90-е возрождают донецкие госслужащие» . Единственный в Украине завод, продукция которого может сохранить жизнь многим горнякам, едва не прекратил свое существование.

Заводчанам удалось отбиться от попыток силового захвата предприятия , но сам факт нападения на стратегическое для Донбасса предприятие уже заставляет задуматься. Неужели кто-то заинтересован в том, чтобы системы безопасности для шахт вообще не производились в Украине? Маловероятно конечно, что это вселенский заговор, но факт остается фактом — шахтеры, спускаясь в лаву, могут рассчитывать лишь на себя и на удачу. Оборудование, производимое на КМЗ сегодня, в основном вывозится за рубеж, но производители искреннее надеются на то, что отечественные системы безопасности найдут спрос на родине.

«Мировые институты считают, что альтернативы углю сегодня нет. После 2030 года начнется резкое падение добычи нефти и газа и поэтому темпы роста добычи угля должны возрастать», - сказал директор ДонУГИ. Вопрос сейчас в том, будет ли вместе с добычей расти и смертоносность угля.

В Донецкой области к категории сверхглубоких, а соответственно — наиболее опасных — отнесены 30 предприятий. Без срочных вложений в их техническое перевооружение новых сообщений об авариях можно ждать в любую минуту…

Анна Польская, специально для "Острова"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: