Суббота, 18 августа 2018, 22:511534621919 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Газовая фирташка

Вот вы говорите, коалиция. Ну, хорошо, не говорите, а думаете. О ней сейчас все думают. Точно так же, как в январе, по большому счету, единицам было дело до того, что за газовые соглашения и протоколы были подписаны в Москве и какие последствия это может иметь для Украины. «95 долларов — и в домах тепло», — рапортовали народу. И благодарный народ, а заодно и увлеченные выборами политики с радостью воспринимали эту благую весть. Тот факт, что за одну зиму заплатили проблемами, способными растянуться на десятилетия, мало кого интересовал. Вот и сейчас для многих стало откровением, что среди владельцев акций компании «РосУкрЭнерго» оказались украинские граждане — Дмитрий Фирташ и Иван Фурсин.

Напомним нашим читателям то, о чем «ЗН» писало в январе: компания «РосУкрЭнерго» зарегистрирована в швейцарском кантоне Цуг. Она выпустила 1000 акций: 500 из них были переданы зарегистрированному в Австрии холдингу «Аросгаз», а еще 500 — зарегистрированному там же холдингу «Центрагаз». Акционерами этих холдингов, а следовательно, и получателями прибыли от работу РУЭ стали усиленно скрываемые от общественных глаз компании и физические лица. Известно было лишь одно: «Аросгаз» контролируют россияне, «Центрагаз» — украинцы. Если Россия оперативно, о чем пойдет речь ниже, своих акционеров от «Аросгаза» «отбелила» и замкнула на государство, то акционеры «Центрагаза» до этой недели официально оставались неизвестными. Теперь покров таинственности… нет-нет, не снят, приподнят.

Личность господина Фурсина (которому принадлежит 10% акций в холдинге «Центрагаз») — друга и партнера экс-помощника Леонида Кучмы Сергея Левочкина действительно в контексте обсуждения акционеров РУЭ всплыла впервые. Его имя не произносилось ни в частных разговорах, отсутствует оно и в оперативных данных СБУ, собранных по поводу деятельности «РосУкрЭнерго». Даже не знаю почему, но упоминание господина Фурсина в контексте РУЭ вызывает у меня воспоминания о «бабке-божьем-одуванчике», с которой беседовал пытавшийся внедриться в банду Шарапов.

Господин Фирташ, владелец 90% акций, доставшихся от РУЭ «Центрогазу» — личность непубличная, но в узких кругах широко известная. В первую очередь именно он, как близкий знакомец разыскиваемого FBI Семена Могилевича, а по ряду компаний, включая «Хайрок», его партнер — заинтересовал западные спецслужбы. Изучалась его деятельность и в предшественнице РУЭ компании — «Еврал Транс Газ».

Безусловно, весьма любопытно было бы узнать, насколько активно на самом деле г-н Фирташ сотрудничает с Семеном Могилевичем? Каким образом он стал человеком, занявшим ключевое место в генерации газовых схем при президенте Кучме? В каких отношениях он состоит с нынешними украинскими чиновниками? Чем владеет в Украине и какое гражданство, кроме украинского, может иметь? Но, к сожалению, ни по одному из трех, доступных нам московских телефонов мы до г-на Фирташа дозвонится не смогли. Однако отмечаем, что как всегда «відкриті до дискусії».

Впрочем, наиболее любопытным нам кажется не факт оглашения газопромовской газетой «Известия» результатов аудита «РосУкрЭнерго», проведенного компанией PricewaterhouseCoopers, которая и установила имена упомянутых акционеров РУЭ, а заявление, сделанное в московской газете «Ведомости» заместителем председателя «Газпрома» Александром Рязановым: «Фирташ участвовал в переговорах «Нафтогазу України» и «Газпрома» о поставках газа в Украину в 2006 году со стороны «Нафтогаза»!

Однако, как пишут «Ведомости», источник газеты в «Нафтогазе» сказал, что «с новым руководством компании Фирташ не работает». Наверное, источник забыл рассказать московским журналистам, что 26 апреля в офисе НАК «Нафтогаз» состоялось совещание, на котором присутствовали господа Фирташ, Воронин, Лопушанский, а также некто Анатолий Попадюк — личность, уходящая своими бизнес-корнями в родные для Ивченко западно-украинские края и по некоторым данным представленная В.Ющенко действующим главой НАКа как возможный преемник Ивченко на его посту. К слову, темой совещания была ситуация с поставками туркменского газа в Украину.

Но нас в данный момент интересует не совещание и не столько его факт, сколько заявление самого господина Рязанова об участии Фирташа в декабрьско-январских переговорах по газу. В качестве кого Фирташ представлял украинскую сторону? И насколько успешно он мог ее представлять, если основные офисы имеет в Москве, если сам заявляет о том, что «скрывал факт того, что он является собственником части «РосУкрЭнерго» для того, чтобы получить возможность делать бизнес с «Газпромом», а также для того, как пишет с его же слов «Уолстрит Джорнел», чтобы «избежать политического давления в Украине».

Вот любопытно, о каком таком давлении господин Фирташ говорит, если при одной украинской власти он был по факту присутствия совладельцем рабочего кабинета Юрия Бойко (экс-председателя НАК «Нафтогазу»), частым гостем Леонида Кучмы и человеком, чутко относящимся как к потребностям экс-первой леди, так и патронируемой ею партии «Жінки за майбутнє». Действий новой власти Дмитрий Фирташ также остерегался недолго. А точнее, до того момента, пока Михаил Дорошенко не организовал встречу Фирташа с Виктором Ющенко. Именно из его рук уже казначей избирательной кампании принимал взнос, объем которого оказался в три раза меньше, чем общая цифра пожертвований на демократию Бориса Березовского, и все же составлял весьма серьезную семизначную цифру.

Отсюда вопрос: о какой украинской части «РосУкрЭнерго» может идти речь, если ее основной пайщик всеми фибрами души связан с «Газпромом»? И о какой защите украинских интересов на переговорах с Москвой можно говорить, если Ивченко и Плачков по факту выполняли не выданные директивы МИД и Минэкономики, а Фирташа и Воронина, чьи интересы крепко сплетены сотрудничеством в «РосУкрЭнерго»? Напомню, что г-н Воронин и г-н Бойко в бытность совместной работы в НАК «Нафтогаз Украина», согласно документам «РосУкрЭнерго», входили в Координационный Комитет РУЭ от так называемого украинского холдинга «Центрагаз». Следовательно именно они представляли интересы Фирташа и Фурсина в Координационном Комитете. Что давало им право находится там? Юрий Ехануров утверждает, что право находится в КК им давало решение правления НАК «Нафтогазу». Позволяю себе в связи с этим напомнить три детали: во-первых, решение о вхождении в Координационный Комитет было принято в июле 2004 г., на следующий день после создания компании «РосУкрЭнерго», а бумажка с протоколом заседания правления НАКа о делегировании в КК РУЭ Бойко и Воронина датирована октябрем 2004 г.; во-вторых, пункт о делегировании Бойко и Воронина в КК РУЭ вписан последним абазциком в октябрьский протокол, где предыдущим пунктом идет решение НАКа о финансировании футбольного клуба 58-й лиги, а два члена правления, присутствующие на этом заседании, в беседе со мной под пытками и «кавентоном» не смогли вспомнить, что этот вопрос рассматривался правлением вообще; и в-третьих, ладно Воронин — бизнесмен (хоть и от государственной компании), но господин Бойко на тот момент был чиновником — первым заместителем министра топлива и энергетики. Что госчиновник делал в Координационном Комитете компании, в которой нет украинской госсобственности и собственности НАКа? Представлял интересы Фирташа? А может наоборот? И по сей день?

Впрочем, есть еще ряд вопросов, часть которых даже не знаю кому адресовать. Просто приведу их перечень. А вдруг кто-нибудь откликнется?

1. Согласно документам, аудиторской компанией «РосУкрЭнерго» была назначена достаточно известная фирма KPMG, а не PricewaterhouseCoopers. Почему в результате аудит проводила другая компания? Проводила ли свой аудит KPMG? Если нет, то почему? Если да, то где результат?

2. Правда ли, что по состоянию на декабрь месяц среди акционеров «Центрагаза» — холдинга, на который были переведены 50% акций «РосУкрЭнерго», значились Бойко, Воронин, Туманов, Фирташ и некто «Аарон», якобы являющийся одним из адвокатов Семена Могилевича? Правда ли, что господа Фирташ и Фурсин ряду иных граждан выдали доверенности на право распоряжения акциями РУЭ, числящимися за ними? И правда ли, что эти граждане имеют право опциона по отношению к этим акциям?

3. Спецслужбы США, как известно, не остались равнодушными к деятельности «РосУкрЭнерго», во-первых, потому, что подозревали Семена Могилевича, разыскиваемого ФБР в причастности к этой компании, а во-вторых, потому, что лучше и быстрее Европы понимают стратегию России в газовой сфере, где «РосУкрЭнерго» является не только средством заработка, но и существенной деталью в «газовом автомате Калашникова». Известно, что соответствующие службы совершают мониторинг транзакций РУЭ, в том числе и идущих через Райффайзенбанк. Любопытно, в ходе данного мониторинга установлены ли факты переведения средств из РУЭ на счета политиков и чиновников постсоветского пространства?

4. Получали ли г-н Фирташ и г-н Фурсин разрешение в Нацбанке на открытие счетов и ведение бизнес-деятельности в Швейцарии и Австрии? Г-н Стельмах высказал мнение, что «они соблюли все требования закона. Не думаю, что создавая такую организацию могли допустить такой ляп: создавать международную организацию, и выводить незаконно капитал — это очень высокий риск». «Любые взаимоотношения банков с клиентами являются банковской тайной, в том числе это относится и к Национальному банку. Если будет соответствующий запрос, — тогда рассмотрим», — сказал в четверг глава НБУ. Ну, вопрос о том, почему до сих пор нет запроса, я пропускаю. «Профессиональная и активная деятельность» наших спецслужб и правоохранительных органов по нахождению акционеров «РосУкрЭнерго» не позволяет солдату обидеть ребенка. Любопытно другое: высокопоставленный источник «ЗН» в Нацбанке сообщил, что самим банком проверка факта выдачи лицензии физическим лицам г-ну Фирташу и г-ну Фурсину уже была инициативно проведена. Оказалось, что лицензия этими господами запрашивалась… на незначительную по объемам сделку в Прибалтике. Ни о Швейцарии, ни об Австрии, ни об островах речи и, соответственно, решений не было.

5. Согласно отчету «Газпрома» чистая прибыль «РосУкрЭнерго» составила более 14 млрд. руб. — около 600 млн. долл. Половина этой суммы находится в распоряжении господ Фирташа и Фурсина. Отсюда вопрос: как решит распорядиться прибылью Координационный Комитет «РосУкрЭнерго» и где будут уплачены соответствующие налоги украинскими гражданами? Вопрос не праздный. И не только потому, что в украинском бюджете идет колоссальная недоимка по фискальной части. Дело в том, что сама схема работы «РосУкрЭнерго» продумана таким образом, что ни сама компания, ни холдинги «Центрагаз» и «Аросгаз» налогов практически не платят. Другое дело, физические лица. Тут даже в кантоне Цуг, где для юридических лиц налоги являются договорными, а значит мизерными, для физических лиц предусмотрен весьма высокий уровень налогообложения. Было бы неплохо, кстати, установить, где выплачивались налоги от весьма прибыльной деятельности «Еврал Транс Газа» — предшественницы «РосУкрЭнерго», к деятельности которой г-н Фирташ имел отношение?

6. До момента, пока вокруг «РосУкрЭнерго», как непрозрачно действующей компании, не был поднят шум, российскую сторону ничуть не тревожило, что заработки РУЭ идут мимо российского бюджета. После того как внимание Запада к деятельности компании стало пристальным, Газпромбанк устранил свои кипрские компании из акционеров холдинга «Аросгаз» и зашел туда самостоятельно, как бы очистив схему. Такую возможность российская сторона получила не только потому, что владельцами акций являлись не дочки, а внучки «Газпрома», но и потому, что этот факт объяснял причину нахождения в Координационном Комитете у РУЭ от холдинга «Аросгаз» высших должностных лиц Газпромбанка и «Газпрома»: Медведева, Рязанова, Шмелева и т. д. Россия очень быстро прокрутилась с наведением порядка в собственной доле и теперь в этом вопросе делает заключительный шаг: «Газпром» намерен перекупить долю «РосУкрЭнерго» у собственного банка, возместив ему при этом «исторические затраты по созданию компании и обеспечению ее функционирования» в размере чуть больше 2,3 млн. евро. Использованная Россией возможность не означает, что головная боль по имени «РосУкрЭнерго» у Путина прекратилась. Вполне возможно, что история с транзакциями РУЭ еще даст о себе знать. Вместе с тем тот факт, что Москва смогла заложить в работу «Аросгаза» схему, позволяющую достаточно легально и оперативно перевести владения акциями РУЭ с сомнительных кипрских офшоров на материнскую компанию — «Газпром», говорит о том, что для российских идеологов «РосУкрЭнерго» было не только средством заработка, но и средством экспансии российского газа в Европу, в Украину, а также технической пробкой, затыкающей доступ посторонних к источникам туркменского голубого топлива.

Для украинской же стороны, не позаботившейся ни о вхождении в состав акционеров дочек НАКа, ни о легальном контроле со стороны НАКа над деятельностью «РосУкрЭнерго», но зато распределившей доли в получении прибыли между частными лицами, — доля в «РосУкрЭнерго» являлась не инструментом отстаивания национальных интересов, а исключительно средством обогащения либо Фирташа и Фурсина, либо тех частных лиц, которые стоят за ними. Только вследствие подобного подхода могла возникнуть ситуация при которой российскими 50% РУЭ будет владеть «Газпром» — государственная организация, а так называемой «украинской» половиной — две персоны, которые в лучшем случае, может быть уплатят налоги в украинский бюджет от своих колоссальных прибылей. Почему так вышло? А, Леонид Данилович? Ведь есть основания предполагать, что в июне 2004 г., встречаясь в Крыму, два президента весьма подробно обсуждали не только цели создания «РосУкрЭнерго», но и распределение прибыли от ее деятельности…

Это вопросы. Но есть вещи, о которых на сегодняшний день мы можем говорить достаточно уверенно. Через месяц после факта подписания январских соглашений украинское правительство узнало, что за его спиной были подписаны невыгодные соглашения о ставке транзита и ставке хранения в отечественных газохранилищах газа. Известно также, что основными действующими лицами при согласовании документов были Дмитрий Фирташ и Игорь Воронин. Это первое.

Несмотря на требования ряда членов правительства, Юрий Ехануров так и не включил в повестку дня вопрос о кадровых изменениях в руководстве НАК «Нафтогаз України». Это второе.

Несмотря на личные контакты с Дмитрием Фирташем президент заявлял, что украинских государственных структур среди учредителей «РосУкрЭнерго» нет (что абсолютная правда), и при этом обращался к СБУ с требованием ответить на вопрос: «есть ли украинские учредители в РУЭ». И сколько мы ни обращали внимание президента на тот факт, что искать нужно не учредителей, которые известны, а акционеров, которые скрыты в реестрах юристов кантона Цуг, — опытный экономист Ющенко настаивал на своем определении… Это третье.

Украинская переговорная команда разругавшись в пух с единственным альтернативным поставщиком газа — Туркменистаном — по сути подыграла России и позволила создать из «РосУкрЭнерго» монопольного поставщика газа в Украину. При этом, заметим, что Украина ни де-юре, ни де-факто не имеет никакого влияния на политику «РосУкрЭнерго», зато присутствие в этой компании двух бизнесменов с украинскими паспортами позволяет России переводить все претензии в непрозрачности действий РУЭ на украинскую сторону, имея при этом, по сути, тотальный контроль над деятельностью обеих частей «РосУкрЭнерго». Это четвертое.

И, наконец, пятое. Совместное предприятие «Укргаз-Энерго», решение о создании которого несмотря на процедурные нарушения, принял премьер Ехануров, как известно, занимается поставкой газа украинским предприятиям промышленного сектора. Соблюдение российского и украинского интереса призвано обеспечить правление «Укргаз-Энерго», в которое вошли три человека со стороны России и три представителя НАК «Нафтогазу». Но цимес данной ситуации заключается в том, что господин Воронин, входящий в украинскую тройку и получивший должность председателя правления СП, украинские интересы в спорах с Россией может представлять с тем же успехом, как Саддам Хусейн интересы Соединенных Штатов. Таким образом, де-факто соотношение выразителей интересов в правлении «Укргаз-Энерго» не 3:3, а как минимум 4:2.

Таким образом, некотролируемый Киевом посредник, поставляющий российский и туркменский газ в Украину, зашел на внутренний рынок распределения газа в нашей стране и установил контроль над компанией, призванной распределять этот газ в прибыльном промышленном секторе. Отметим, тут же, что по состоянию на 28 апреля, в деле подготовки подписания Межправпротокола на 2006 год, призванного гарантировать как объемы поставок и транзита газа, так и ценовую политику в газовой сфере украино-российских отношений — конь не валялся.

Если «РосУкрЭнерго» останется монопольным поставщиком и при этом ситуация в правлении СП, а также в НАКе не изменится, то смело можно утверждать, что Украина утратила контроль над механизмом собственного обеспечения и распределения газа. Особенно данную ситуацию усугубляет отсутствие политической воли, применение которой могло бы если бы не исправить, то серьезным образом откорректировать ситуацию. В пользу отсутствия таковой говорит как сохранение Ивченко на посту председателя НАКа, так и Воронина, по факту руководящего этой акционерной компанией. По крайней мере, теперь становится окончательно понятно, почему, подписанный 28 декабря 2005 г. президентский указ о назначении Виталия Гайдука вице-премьером по ТЭКу так и умер не будучи обнародованным. Гайдук безусловно не ангел, и имеет свои бизнес-интересы, зато о нем никто не скажет, что он дурак. Хотя бы потому, что под его руководством был подписан самый выгодный в истории двусторонних отношений Межправительственный газовый протокол с Россией. Кстати, во время правительства Ющенко.

Если же «РосУкрЭнерго» под давлением Запада, неповедшегося на защитные пиар-акции «Газпрома» типа объявления пайщиков РУЭ «с украинской стороны», вынуждено будет сойти с газовой арены, то у Украины появится небольшой шанс, начав все с начала, отстоять свои интересы и, подняв имеющиеся договоры с Узбекистаном и Казахстаном на транзит, вооружившись документами Европейской энергетической хартии, заручившись поддержкой ЕС и США, которую они готовы предоставить, и обцеловав с головы до ног Туркменбаши, — заключить прямые контракты на поставку газа. Если же нет, то возможно, памятуя об эксклюзивности украинской транзитной трубы, можно попробовать поучаствовать в создании нового посредника. Теперь уже, правда, руководствуясь не частными, а государственными интересами. При этом нужно отдавать себе отчет в том, что цена на газ в результате может подняться несколько быстрее и существеннее, чем она бы поднималась в случае работы «РосУкрЭнерго».

Впрочем, у кардинальной ревизии газовых соглашении может быть еще одно побочное действие — обнародование не только декабрьско-январских протоколов, но и видеозаписей самого хода множественных контактов и договорных процессов. О том, что российская сторона весьма предусмотрительно отнеслась к информации, способной оказаться значимой, источники «ЗН» сообщают достаточно уверенно…

В любом случае, со всеми газовыми проблемами, которые никуда не денутся, придется разбираться новому премьер-министру и правительству.

А вы говорите, коалиция…

Юлия Мостовая, "Зеркало недели"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: