Пятница, 19 октября 2018, 11:551539939359 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Война на Донбассе перекроила бизнес-интересы в металлургии – одной из главных отраслей украинской промышленности. Главным итогом стал уход российского капитала.

На смену ему появился новый игрок. Хотя кого он представляет на самом деле – не до конца понятно. На этот счет есть лишь предположения.

Конец ожиданий

Президент РФ Владимир Путин еще 24 марта 2016 г. на закрытой встрече с представителями российского крупного бизнеса посоветовал им не спешить с уходом из Украины.

Но ждать долго смогли не все. Первыми не выдержали Роман Абрамович и его партнеры по горно-металлургическому холдингу "Евраз".

В мае 2017 г. они продали горно-обогатительный комбинат "Сухая балка" (г.Кривой Рог, Днепропетровская обл.) группе DCH харьковского олигарха Александра Ярославского.

Решение об уходе было вынужденным: ему предшествовали несколько мес. простоя предприятия, связанного с приостановкой лицензии на добычу железой руды, выданную Госгеонедр Украины.

Вероятность, что в условиях "жизни по-новому" А.Ярославский обладает таким влиянием на это ведомство, представляется близкой к нулю.

Есть основания полагать, что в целом Госгеонедр контролируется президентским бизнес-окружением. На указывает в т.ч. назначение главой ведомства близкого к БПП Олега Кирилюка.

Также стоит вспомнить, что ранее, весной 2016 г., все тот же А.Ярославский купил Харьковский тракторный завод у российского олигарха Олега Дерипаски.

Перед этим против руководства ХТЗ были открыты уголовные производства из-за задержек зарплаты, а также по обвинению в хищениях и попытке вывоза оборудования в Россию.

Генеральную прокуратуру Украины (ГПУ), как известно, возглавляет близкий соратник президента Юрий Луценко. И сложно представить, что решения по этим делам принимались без его ведома.

Тогда, в марте 2016 г., Петр Порошенко лично побывал на ХТЗ, пообещав помочь в поиске новых рынков сбыта, реструктуризации и погашении долгов перед бюджетом.

За 4 года его президентства не удается припомнить такого публичного внимания еще хотя бы к одному предприятию в Украине.

Между тем тот же А.Ярославский еще через год, в марте 2018 г., выкупил у "Евраза" и Днепровский металлургический завод (ДМЗП, ранее - Днепропетровский метзавод им. Петровского).

В данном случае прямого давления на россиян не было. Просто без доступа к местной сырьевой базе в виде "Сухой балки" дальнейшее присутствие на ДМЗП потеряло для них экономический смысл.

Что же касается А.Ярославского, то он получил вертикально-интегрированную металлургическую компанию, имеющую собственную добычу железной руды, производство кокса, а также выплавку стали, чугуна, выпуск готового проката.

Причем получил за небольшие деньги: согласно официальным сообщениям, ДМЗП куплен за $106 млн, "Сухая балка" – за $110 млн. При этом годовой доход одного только ДМЗП за 2017 г. - $586 млн. Т.е. вложенные деньги покупатель уже "отбил".

Еще более невыгодную сделку пришлось заключить владельцу российской группы "Северсталь" Алексею Мордашову. Он в октябре 2017 г. избавился от завода "Днепрометиз" (г. Днепр) за $500 тыс.

Покупателем стал владелец группы ТАС, экс-регионал Сергей Тигипко. Любопытно, что в 2006 г. именно он и продал А.Мордашову "Днепрометиз", но за $50 млн.

Т.е. через 10 лет предприятие вернулось к прежнему владельцу… в 100 раз дешевле. Понятно, что здесь не приходится говорить ни о какой рыночной цене, как и в случае с "Евразом". Это просто выходное пособие.

Что же касается О.Дерипаски, то кроме ХТЗ в Украине он лишился и Запорожского алюминиевого комбината (ЗАлК). Впрочем, в данном случае ГПУ и Фонд госимущества Украины подыграли российскому олигарху.

Поскольку ЗАлК полностью прекратил работу еще в 2011 г., а процесс его возврата в госсобственность начался в 2012 г. и завершился в июле 2016 г. – когда Киевский апелляционный хозсуд отказал представителям компании "Русский алюминий" в направлении дела ЗАлКА на пересмотр в первую инстанцию.

Таким образом, ГПУ и ФГИУ любезно освободили О.Дерипаску от инвестобязательств на $150 млн и погашения долга перед государственным Укрэксимбанком на $75 млн.

До октября 2017 г. "Русский алюминий" продолжал владеть благополучно владеть Николаевским глиноземным заводом, имеющим стратегическое значение для работы сибирских алюминиевых заводов.

Продолжал владеть – несмотря на санкции, введенные против как самой компании, так и персонально против О.Дерипаски еще в октябре 2016 г. решением Совета национальной безопасности и обороны Украины.

Затем "РусАл" все же продал НГЗ швейцарской корпорации Glencore – своему основному торговому партнеру и миноритарному акционеру (у швейцарцев доля в 8,75% в "РусАле").

Таким образом, О.Дерипаска по сути сохранил контроль над НГЗ, прикрыв его швейцарской вывеской.

Ситуация могла бы измениться после вступления в силу новых санкций США, в результате которых Glencore пришлось отказаться от партнерства с "РусАлом".

Однако О.Дерипаска в мае согласился на условия Минфина США – уменьшить свою долю в материнской компании En+, через которую контролируется в т.ч. и "РусАл". Поэтому вероятность применения новых американских санкций в отношении российской алюминиевой компании снизилась до почти нулевой.

В итоге на данный момент среди украинских металлургических активов только краматорская "Энергомашспецсталь" (ЭМСС) осталась в собственности у россиян.

Они в лице объединения "Атомэнергомаш" (входит в госконцерн "Росатом") прописались в Краматорске при В.Януковиче в 2010 г.

Предприятие им продал совладелец группы "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД) Сергей Тарута.

ЭМСС имеет лицензии на поставки поковок для всех ведущих мировых компаний в сфере атомного машиностроения, не только российских.

При этом, как отмечали ранее источники в "Росатоме" металлургические заготовки были "самой уязвимой точкой при расширении программы строительства АЭС".

Отмечалось, что в мире есть лишь несколько производителей таких заготовок, и "ко всем стоят очереди" на заказ заготовок под оборудование для АЭС.

Поэтому само собой, что просто так россияне из Краматорска не уйдут. Ну а просить их об этом никто не собирается.

Это следует хотя бы из того, что даже российские госбанки как ни в чем не бывало продолжают работать в Украине – при этом президент П.Порошенко просит западных лидеров ужесточить экономические санкции против РФ.

Кроме того, полностью отказаться от сотрудничества с "Росатомом" не получится в силу тесных кооперационных связей украинской и российской атомной энергетики.

Они сложились исторически и основаны на общей технологической базе. Украинская НАЭК "Энергоатом" в последние годы много делает для уменьшения этой зависимости, развивая сотрудничество с американской корпорацией Westinghouse Electric.

Например, в конце мая объявлено о планах в 2019-2021 гг. перевести 4 из 6 энергоблоков Запорожской АЭС с российского ядерного топлива на продукцию Westinghouse.

Но атомная энергетика – не та сфера, где можно рубить с плеча. Поэтому также в мае стало известно о планах "Энергоатома" подписать контракт на поставки из России обогащенного урана – который затем идет на производство ядерного топлива.

Очевидно, что в связи с этим ЭМСС надолго останется "последним плацдармом" былой российской экспансии в украинскую металлургию.

Ахметов снова в плюсе

Прекращение экономических связей с отдельными районами Донецкой и Луганской обл. с января 2017 г. не прошло бесследно для компании "Метинвест", объединяющей металлургические предприятия владельца группы SCM Рината Ахметова.

Был утрачен контроль над рядом активов: Енакиевский и Макеевский метзаводы, Донецкий и Енакиевский коксохимзаводы, объединение "Краснодонуголь".Все они в рамках т.н. "национализации", объявленной самопровозглашенными властями "ДНР" и "ЛНР", перешли в управление зарегистрированного в Южной Осетии ЗАО "Внешторгсервис", которое связывают с беглым харьковским зиц-олигархом Сергеем Курченко.

Однако все та же война на Донбассе, из-за которой Р.Ахметов потерял перечисленные предприятия, помогла ему компенсировать эти "минусы" новыми "плюсами".

Как уже отмечалось, резкое ухудшение украинско-российских отношений с весны 2014 г. подтолкнуло на выход российскую горно-металлургическую группу "Евраз". Она в 2007 г. кроме "Сухой балки" и ДМЗП купила у ФПГ "Приват" Игоря Коломойского еще Днепропетровский, Днепродзержинский и Баглейский коксохимзаводы (КХЗ). Позднее "Днепрококс" был присоединен к ДМЗП, а оставшиеся КХЗ в Днепродзержинске (сейчас – г.Каменское) реорганизовали в объединение "Южкокс".

К нему "Метинвест" начал присматриваться еще до войны. Так, в декабре 2011 г. глава днепропетровского облпрофсоюза металлургов и горняков Василий Шевченко сообщил, что компания Р.Ахметова купила заводы "Южкокса" у "Евраза".Но тогда обе стороны воздержались от комментариев. Очевидно, что на том этапе сделка просто не была завершена. Поскольку официальное разрешение Комиссии по защите конкуренции Республики Сербия на покупку Днепродзержинского КХЗ "Метинвест" получил только в середине декабря 2014 г.

Также очевидно, что события "русской весны" на Донбассе ускорили процесс – т.к. ранее, до начала боевых действий, руководство "Евраза" неоднократно подчеркивало, что не собирается продавать украинские активы.

Блокада ОРДЛО ударила и по ИСД С.Таруты. У него на захваченной боевиками "ЛНР" территории остались Алчевский меткомбинат (АМК) и Алчевский КХЗ.

Они избежали "национализации" благодаря присутствию в ИСД российского капитала в лице государственного Внешэкономбанка (ВЭБ). Тем не менее, они остановились из-за прекращения поставок железной руды из Криворожья, а также коксующегося угля. В свою очередь, это ударило по Днепровскому меткомбинату (г. Каменское) ИСД.

ДМК лишился поставок кокса и стальной заготовки из Алчевска. И с 1 апреля 2017 г. полностью остановил производство. Это еще больше осложнило положение компании С.Таруты.

Ранее она накопила долг перед горно-обогатительными комбинатами "Метинвеста" за поставленный на АМК и ДМК, но не оплаченный железорудный концентрат.

Еще в апреле 2016 г. Хозяйственный суд Киева по иску "Метинвеста" постановил взыскать с ДМК 5,192 млрд грн. задолженности. Затем это решение подтвердили Киевский апелляционный хозсуд и Высший хозсуд Украины.

Кроме того, Хозсуд Киева обязал ИСД выплатить "Метинвесту" 2,701 млрд грн. пени и процентов по кредитной задолженности. Таким образом, С.Тарута оказался должен Р.Ахметову 7,9 млрд грн.

Если бы АМК с ДМК, а также "Алчевсккокс" продолжали работать, то за счет их доходов ИСД могла бы потихоньку гасить долг. Но когда они остановились – встал вопрос, что делать дальше.

Вот тогда (вероятно, с подачи "Метинвеста") и появилось предложение передать ДМК под операционное управление компании Р.Ахметова.

Т.е. формально комбинат остается в собственности ИСД, но контроль над ним перешел к "Метинвесту", который поставил там своих топ-менеджеров.

Их привел бывший генеральный директор ЕМЗ Александр Подкорытов, назначенный руководить ДМК. По все видимости, полномочия "варягов" действительны до того момента, как будет погашен долг перед "Метинвестом".

Но, во-первых, такую сумму быстро вернуть не получится в любом случае. Тем более, что общий долг ИСД перед "Метинвестом" превышает 12 млрд грн. Эту сумму долга ИСД ДМК выкупил в августе 2017 г., после своего перехода в орбиту компании Р.Ахметова.

А уже 25 мая т.г. стало известно о новом решении Хозсуда Киева, обязавшего ДМК выплатить "Метинвесту" 1,024 млрд грн. Видимо, это новая сумма, в дополнение к тем, по которым ранее вопрос уже был урегулирован.

Во-вторых, самостоятельно организовать работу комбината в Каменском ИСД больше не в состоянии.

Возобновление экономических связей с ОРДЛО не прогнозируется – как минимум, в среднесрочной перспективе. А это значит, что обеспечить поставки кокса железорудного сырья и стальных слябов в Каменское может только "Метинвест".

Поэтому ДМК останется под его управлением и далее. Других вариантов у С.Таруты просто нет. В то же время документально оформить продажу предприятия Р.Ахметову нет возможности.Причиной тому являются судебные разбирательства на Кипре между С.Тарутой и российскими совладельцами, представленными ВЭБом. Но это процесс не быстрый.И даже если завершится в пользу россиян, едва ли они смогут взять ДМК под свой контроль при нынешнем состоянии украинско-российских отношений.

Итак, получаем: утратив мощности по выпуску 2 млн т. стали и 460 тыс. т. проката в Енакиево и 1 млн т. проката в Макеевке, Р.Ахметов получил взамен 3,8 млн т. проката и 3,85 млн т. стали в Каменском.

Таким образом, несмотря на потери в ОРДЛО, Р.Ахметов увеличил суммарную производительность своих активов в металлургии. И произошло это во многом из-за блокады, ускорившей развязку вокруг ДМК.

Валерий Байкалов, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: